Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Март 2017


Барбарис Март 2017

Сообщений 1 страница 30 из 589

1

На правах победителя прошлого конкурса, с удовольствием запускаю мартовский Барбарис! 

Роковая ошибка

http://se.uploads.ru/u1hGW.jpg

Куратор: Энни
Тема: Роковая ошибка

Задание: Написать историю на заданную тему. Какова эта ошибка и какие последствия за собой повлечёт? Решать авторам.
Жанр: Проза.
Сроки: написание с 20.03. по 26.03. (до 23:00 по Мск) От одного автора - одна работа.
Работы присылаем в ЛС куратору.
Объём: от 1500 до 10.000 символов с пробелами (допускается незначительное превышение на усмотрение куратора).
Авторство не раскрываем.
Сроки голосования: с 27.03. по 31.03. (до 23:00 по Мск)

Условия голосования: Открытое, в комментариях. Голоса в ЛС не принимаются.  Для сохранения анонимности необходимо "оценить" и свою работу, но голос не будет учтён. Каждую работу оцениваем по 10-ти балльной системе с обоснованием выбора той или иной оценки. Ставим баллы от 1 до 10. Дробные оценки запрещены.

Участники оценивают работы соперников в обязательном порядке. Не проголосовавший автор снимается с конкурса.
Внеконкурсы принимаю и в прозе, и в стихах.

По традиции, победитель получит кучу аплодисментов, право провести следующий Барбарис, а также бонусный рисунок-иллюстрацию к своей работе от куратора конкурса, т.е меня :-). Так что осторожнее там с ошибочками )))

Результаты:
http://se.uploads.ru/t/0DuWC.jpg

Отредактировано Энни (01.04.2017 11:45:28)

+5

2

Работа №1:

Ошибки разные бывают...

Осень невидимой кистью позолотила кроны деревьев, превращая еще недавно царствующую зелень листвы в красно-желтое кружево, сквозь которое пробивалось еще довольно голубое небо бабьего лета. Город окутывала легкая дымка, приносимая ветром с окрестных полей, уже убранных и пустынных. Горели торфяники, поэтому все силы МЧС были подняты по тревоге и брошены на борьбу с огненной стихией.
Два молодых бойца, Игорь Чипицкий и Вадим Далидович, недавно сменивших солдатскую форму на форму МЧС, вяло гладили вениками забетонированную площадку перед зданием пожарной части.
- Неделю уже служим, а кроме веника и швабры еще ничего не видели, - горько сокрушался Вадим.
- Точно, дружище! Мы ведь не салаги какие-нибудь, все-таки прошли срочную в армейском спецназе. Подготовка у нас была серьезная, наверное, не оплошали, если бы нас взяли на тушение торфяников, - поддержал беседу Игорь.
- Помнишь, Игорюха, какие у нас были позывные в спецназе? - с ностальгией в голосе спросил Вадим.
- Такое разве забудешь! У тебя «Зверь», а у меня «Вепрь». Командир их нам дал, когда мы «порвали»  всех соперников на соревнованиях по рукопашному бою, - сделав свирепое лицо, ответил Игорь.
Заметив подходящего к ним офицера, ребята энергично задвигали уже порядочно истерзанными вениками.
- Интересно, а в МЧС дают позывные? - спросил друга Вадим после того, как офицер, коротко козырнув, прошел мимо.
- Конечно, дают, - стал убеждать товарища Игорь, - Ведь здесь все, как в армии: оперативные машины, спецсвязь, опасная служба.
Беседа друзей продолжалась бы еще довольно долго, если бы по громкой связи не прозвучало: «Чипицкий и Далидович, срочно к диспетчеру!»
- Наконец-то и для нас дело нашлось, - восторженно закричал Вадим, убирая опостылевшие веники в подсобку.
- Вадим, давай быстрее, может там что-то серьезное, а то так и закиснем здесь, - быстро затараторил Игорь, торопя друга.
В диспетчерской дежурный офицер кратко изложил задачу:
- Поступил вызов. Сейчас вы выезжаете по адресу Садовая семнадцать. Обращаю ваше внимание, что вызов делал ребенок. Действуйте по обстоятельствам.
- Есть! – ответили друзья, и тяжелые берцы быстро застучали по ступеням лестницы к выходу.
Дежурный проводил ребят добрым взглядом, скрывая в пшеничных усах лукавую улыбку. Уж он- то знал истинную причину вызова.
Поплутав по извилистому лабиринту частного сектора города, дежурная машина остановилась у нужного дома. Одетые в спец костюмы, обвешанные всевозможным инструментом, готовые к любой опасности, друзья позвонили в двери частного дома.  Открыла девочка десяти лет отроду и сразу быстро заговорила:
- Дяденьки, проходите быстрее, иначе скоро вернутся наши родители с работы. Ой, что будет!
- Да, что случилось то? – прервал, торопливый лепет Вадим.
- Скорее! Я вас провожу, - вместо объяснения, жалобно глядя на спасателей, со слезами на глазах попросила девочка.
- Веди! – коротко бросил в ответ Вадим.
Пройдя через весь дом, цепляясь за предметы мебели инструментом, вслед за девочкой Вадим и Игорь прошли в детскую комнату. Вся комната была усеяна разбросанными игрушками. В углу комнаты стояли трое малышей (два мальчика и одна девочка) пяти-шести лет. Осмотрев комнату Вадим произнес:
- Ну, что тут у вас? Гарью не пахнет, вода не хлещет, потолок не рухнул. Вы, детишки, убраться в комнате нас вызвали?
- Нет, дяденьки, - быстро заговорила девочка, - встречавшая их, - это он, Борька, попал в беду, помогите ему.
Сгрудившиеся в углу дети расступились, и перед взором спасателей предстала картина, от вида которой у друзей, глаза приняли удивленно-растерянный вид. В углу комнаты, у перевернутого детского горшка, сидел годовалый карапуз, на шее которого красовалась пластмассовая крышка с отверстием. Из голубых глазенок малыша ручьем катились прозрачные слезинки, оставляя мокрые дорожки на перепачканных щеках.
- Мы играли, а Борька засунул голову в крышку. Туда голова пролезла, а назад не хочет, - сквозь слезы объяснила старшая девочка. – Скоро вернутся родители, - вконец  разревевшись, сказала, она.
Ребята готовы были сражаться с любой стихией, а тут…
- Что будем делать? – спросил Вадим, немного придя в себя.
- И такое бывает, - философски заключил Игорь. – Давай, малышня, расступись, - деловито приказал он.
Осмотрев шею мальчика, ребята поняли всю серьезность положения: оцарапанная об острые края крышки шея стремительно опухала. Малыш мог скоро задохнуться.
- Что будем делать? – повторил свой вопрос Вадим.
- Спасать! – коротко ответил Игорь…
Покидать дом друзьям было еще сложнее,  потому что помимо инструмента им пришлось волочь на себе обнимавших их ребятишек. Когда они садились в машину, один из мальчишек спросил:
- Дяденьки, а как вас зовут?
Озорно переглянувшись с другом, вспомнив уже забытые со школьных лет прозвища, Игорь ответил:
- Меня – Чип, а его – Дейл.
- Ух, ты! Так вы бурундучки-спасатели? – удивился малыш.
- Так точно! – козырнув, ответили друзья.
На следующий день, ближе к вечеру, стали возвращаться пожарные расчеты, участвовавшие в тушении торфяников. Усталые бойцы мылись в душе, чистили пропахшую гарью спецодежду, готовились встретиться с семьями.
Выбрав удобный момент, Игорь и Вадим подошли к командиру и задали ему мучавший их вопрос:
- Товарищ командир, скажите, а в МЧС позывные дают? Если дают, то мы хотели бы оставить свои армейские позывные «Зверь» и «Вепрь».
Командир удивленно посмотрел на молодых людей и хотел уже ответить, как неожиданно ожила громкая связь:
- Внимание! Личному составу! На проходную пришли дети с коробкой шоколадных конфет с орехами. Разыскивают Чипа и Дейла, которые -  бурундучки-спасатели. Если такие есть, то на выход.
Все, находящиеся в раздевалке, удивленно посмотрели друг на друга. Чипицкий и Далидович, после минутного замешательства, внезапно ринулись из раздевалки. После не продолжительной паузы вслед им раздался громовой хохот уставших, но не потерявших чувства юмора людей.
- Вопрос с позывными для Чипицкого и Долидовича решен, - улыбнувшись произнес командир.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №2:

      Зоя Федоровна слыла в своём посёлке потомственной колдуньей, ворота её дома почти не закрывались перед бесконечным потоком людей, идущих к ней за помощью со всей округи. Кому-то надо было погадать, кому-то сделать приворот, или отворот… жены приходили, чтобы отвадить своих мужей от алкоголя – проблемы у всех разные.
      Мария, женщина лет двадцати пяти с шикарной русой косой, дождавшись своей очереди, вошла в комнату к колдунье и поздоровалась. В комнате царил полумрак, горящие свечи создавали таинственную атмосферу. Дама средних лет с пышными черными, как смоль волосами встретила гостью пронизывающим насквозь  взглядом больших карих глаз.
- Присаживайся, милочка… рассказывай, что тебя привело?
Мария села напротив колдуньи за стол, на котором поблёскивал хрустальный шар, и тяжело вздохнув, произнесла:
- Спасибо вам, Зоя Фёдоровна, что отвадили моего мужа от водки, теперь он, правда, и на рыбалку не ходит… ну, да ладно, без рыбы как-нибудь проживём, лишь бы не пил. Теперь он целыми днями в гараже с мужиками ошивается, всё машину свою разбирает да собирает, и еще они там пиво пьют… от пива-то его не заговорили.
- Ну, и что ты хочешь?
- Нельзя ли его от гаража и от пива заговорить?
- Это можно… - колдунья положила ладони на хустальный шар, - будь по-твоему, а расценки ты знаешь…

  Через неделю Мария вновь была у колдуньи.
- Зоя Фёдоровна, спасибо вам за гараж, правда, машина теперь не на ходу – приходится пешком, да на автобусе, но ничего, зато теперь он дома. Только отвадьте пожалуйста мужа от футбола, ведь это невозможно - заберет пульт от телевизора и вперится в свой футбол, не дает сериалы смотреть.
- Ладно, как скажешь, Мария,- вздохнула колдунья…

        Прошла еще неделя и Мария вновь стучалась в дверь колдуньи.
- Вот спасибо, Зоя Фёдоровна, от футбола мужа, как отрезало, но теперь он всё на диване лежит, в потолок смотрит, по хозяйству ничего не делает.
- Ну, и что хочешь от меня, Мария? - поинтересовалась колдунья.
- Как бы его от дивана заговорить…
- Это можно…

  Неделя еще не прошла, а Мария уже поспешила к колдунье.
- Ну, и что на этот раз? - с тяжелым вздохом спросила та.
- Ох, Зоя Федоровна, - тоже тяжело вздохнув и потупившись, ответила Мария, - беда! Муж теперь всё время сидит на стуле, сериалы со мной смотрит, а глаза такие грустные-грустные, а как десять часов вечера, так он уляжется на кровать, отвернется к стеночке и спит, и супружеского долга от него теперь не дождешься.
- Так что же ты хочешь?
- Снимите с него все эти заговоры, пусть всё будет, как было.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №3:

«Загружаем», - произнес Андрей Васильевич.

Дмитрий ходил взад и вперед по спальне. Правую руку отяжелял кольт, подаренный дедом на совершеннолетие. Не так старик хотел, чтобы им воспользовались, но был ли у Дмитрия выход? По крайней мере, сам он его не видел. Напротив обстоятельства сужались, в какой-то момент он даже чувствовал, как будто его сажают в гроб, запирают в душной комнатушке. Мир не давал ему дышать. Дмитрий подошел к окну, - Питер, ничего не меняется, тучи с редкими проблесками солнца. Серое небо – неба цвета отчаяния. Не тот город он выбрал, нужно было уезжать в Ростов или еще южнее в Сочи. Снова начинался дождь, он лил последние два дня. Дмитрий не вылезал из постели все это время. Он ничего не ел и почти не пил, двухлитровая бутылка рядом с безобразно-убранной кроватью была наполовину пуста. Наполовину пуста. Дмитрий встал напротив зеркала и приложил дуло к горлу. Как лучше выстрелить? Снизу вверх? В горло? В висок? Раньше ему никогда не приходилось об этом думать. Он столько раз прокручивал момент своей смерти, но никогда не останавливался на этом важном аспекте. Единственное, что Дмитрий знал, умрет он от выстрела. Куда выстрелить, в конечном счете? Он опустил дуло, прошелся к двери, обратно. Тучи сгущались. Вот он опять чувствовал, как давит все вокруг. Сбившийся и одинокий. Слабый и неуверенный. По сути, выстрел должен служить чем-то законченным, точкой, которая бы доказывала, что он не слабый и уверенный. В тоже время освобождающий его от кандалов жизни. Вот так просто. Дмитрий открыл барабан – все шесть патронов, который будет первым и единственным? Дмитрий прокрутил барабан. Прижал к горлу дуло и нажал спусковой курок. Выстрел. Через черепную коробку в потолок вместе с пулей пробились куски механизмов, проводов и машинное масло.

- Снова, - обреченно вздохнул Андрей Васильевич и опустился на стул.

- Вот она, ошибка! – указал на монитор Дмитрий Анатольевич. – Вот же она. Две взаимосвязанные величины ссылаются друг на друга. Зацикливание.

Ученые через стекло посмотрели в комнату, где на полу валялся, истекая машинным маслом, испытуемый робот.

Андрей Васильевич внес данные об эксперименте в отчет на компьютере. Вбил краткий комментарий: «Загрузка в нейронную сеть сознания Дмитрия Анискина прошла стабильно. Эксперимент 1231 не принес успехов, Дмитрий 1231 выстрелил в себя. Ошибка зацикливания».

- Завтра привезут новых роботов, - сказал он коллеге. – Необходимо попробовать найти другое решение и еще раз скорректировать код.

Они уже несколько лет работали над природой самоубийств, никаких результатов. Чтобы спасти людей, всего лишь нужно было понять, как исправить постоянно возникающие ошибки. Природа человека словно противилась, подкидывая все новые не состыковки.

Андрей Васильевич посмотрел на табло, где шел счет самоубийствам, снял очки и протер лицо ладонями. Число сделало новый скачок. Чипы, встроенные в головы людей, фиксировали новые и новые смерти. Почти три с половиной года они загружали в нейронную сеть сознание самоубийцы Дмитрия Анискина, а потом смотрели, как самоуничтожается очередной робот. Каждый раз, совершая ошибку в просчетах, они видели, как увеличивается число ими не спасенных людей.

- Ладно, - произнес устало Дмитрий Анатольевич. – В следующий раз обязательно… Андрей Васильевич.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №4:

Человек лежал лицом вниз, поджав руки под живот. Лена замёрзла, промокла и устала. Ей не хотелось останавливаться, но пройти мимо лежащего на земле человека было сложно.
- Вам нужна помощь? - спросила она, но никакого ответа не получила. - Мужчина, вам нужна помощь? - Лена тронула человека за плечо. Он всхрапнул, почмокал губами и что-то буркнул.
- Пьянь, - заключила Лена и собралась уже уходить, но человек жалобно застонал.

Он сидел у неё в кухне и щурился от яркого света. Он оказался довольно симпатичным - крепкий, на вид не больше двадцати пяти лет, светлоглазый, рыжий.
- Я серьёзно перебрал, - сознался незнакомец, потирая лоб.
- А я так и подумала, - иронично усмехнулась Лена, заваривая крепкий чай.
- Вы всех незнакомых людей домой тащите?
- Нет, не всех - только бездомных, - Лене не понравился его тон, но чего ещё ожидать от подобранного на улице человека.
- Я как раз бездомный, - он широко улыбнулся.
Она напоила его чаем с пирогом и предложила переночевать. Он согласился.
Лена уже засыпала, когда дверь в спальню тихонько открылась.
- Ну ладно, чёрт с тобой, - сказала она, приподнимая край одеяла.

Через месяц она уже не представляла своей жизни без него. Вместе завтракать, знать, что он ждёт её дома с работы и засыпать, чувствуя его тепло... Всё шло хорошо, пока она не нашла за диваном трусики. Красные женские трусики.
- Сволочь! - кричала Лена, размахивая трусиками. - Скотина!
Андрей понуро сидел в кресле и даже не пытался ничего отрицать.
- В мой дом притащил какую-то *** и развлекался здесь с ней! Когда? Когда это было?!
- Пока ты была на работе, - хрипло ответил он.
- Убью, - пообещала Лена.
- Лен, ну пожалуйста...
- Заткнись!

Врач сказал, что всё будет хорошо. Лена доверяла этому специалисту, и внешне была совершенно спокойна. Но всё-таки очень долго не выходила из палаты - то и дело хватала Андрея за руку, целовала его в лоб и обещала, что всё будет хорошо. Операция прошла успешно. Андрей быстро восстановился физически, но вот психологически отходил долго - вечно был не в духе, огрызался, но вскоре кажется смирился и повеселел. Лена снова была счастлива.

- Ну вот и пришлось ехать к врачу, - сказал Андрей, отхлёбывая пиво из бутылки.
- А отбрехаться никак нельзя было?  - на лавочке рядом с Андреем сидел его друг Михаил - убеждённый бомж и свободный уличный человек.
- Да какое там... Орала, шипела, когти выпускала, лапами махала слушать ничего не хотела.
- Эх мужик, мужик... Хотя не знаю, можно ли теперь тебя так называть, - хохотнул Михаил и тут же примирительно поднял руки, - ну не злись, парень, не злись!
- Да иди ты, - вяло огрызнулся Андрей, - всё равно ведь в итоге на улицу выставила.
- Мы для них просто игрушки. Я тебя предупреждал.
- Да, Миш, я помню.  Всё это было ошибкой. Роковой ошибкой.

Они оба замолчали, глядя на оживлённую, заполненную кошками улицу.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №5:

Джемпер

Была пятница 13-го. Георгий вернулся с работы. Он намеревался посидеть перед телевизором, посмотреть бокс по каналу Спорт с кружкой пива и пакетом чипсов. Но только он поужинал, раздался звонок телефона. Звонил его друг Генка.
-Жорик, поздравь, я машину купил! – послышался веселый голос Гены из трубки. – Приходи завтра к трем в кафе, отметим! Девчонки будут!
-Угу. Поздравляю. Приду, – согласился парень.
Девчонки – это Таня, девушка Гены, Станислава, его девушка и Катя, подружка Стаси.
Обе подружки работали в крупном банке. Они были именно теми противоположностями, которые притягиваются друг к другу. Катя была всегда неприметной. Полненькая, низенькая, круглолицая шатенка. Ничего особенного, кроме огромных голубых глаз. Скромная и молчаливая, она вечно таскалась за своей подругой, как оруженосец Санчо Панса за Доном Кихотом. Простенькое прямое платье, неприметные бусики и туфли на низком каблуке-вот и вся Катя. Похоже, что к Георгию она была не равнодушна, но у нее и мысли не возникало, что бы отбить парня у своей подруги. Она молчала и вздыхала в стороне.  Стася же была другой - яркой стройной и кудрявой брюнеткой, с тонкими чертами лица. Георгий называл ее не иначе как «моя королевишна». Она и правда казалась какой-то принцессой, одевалась модно и красиво. Молодой человек всегда чувствовал, что она держит его на невидимой дистанции, позволяя за собой ухаживать. Их отношения пока что были букетно-конфетными, без особого сближения. Он водил ее в кино и в театр, покупал сладости и цветы. Без сомнений ей было это очень приятно, она всегда добивалась того, чего хотела. И вот теперь, Георгий желал поразить ее еще больше. Он решил модно одеться, сменив вытянутый свитер и мешковатые джинсы с кроссовками на стильный джемпер, костюм и ботинки. Костюм и ботинки у него имелись: в них он обычно приходил на совещания и деловые встречи. А вот джемпера не было.
-Пропал бокс. Пойду в Торговый Центр, – вздохнул Георгий. Он быстро оделся и направился  в ближайший ТРЦ.
В ТРЦ вечером в пятницу было довольно многолюдно. Он побродил по этажам, заглянул в павильоны, где продавалась модная одежда, но так ничего не нашел подходящего для себя. Завернув в один из бутиков на втором этаже, не надеясь что-либо найти, он неожиданно увидел джемпер, висящий около примерочной, вкусного василькового цвета с бежевым орнаментом и небольшим воротником-стойкой. Георгий спешно взглянул на размер и ценник джемпера и убедился, что размер был как раз его, а цена вполне устраивала.
-Желаете приобрести? – спросила продавщица бутика, подходя к Георгию. - У Вашей девушки хороший вкус.
-Конечно, желаю. И размер мой, и цвет нравится. Отнесите его на кассу, пожалуйста, я его сейчас возьму.
Женщина взяла вещь из его рук, и он увидел, как на ее лице появилась какая-то странная ухмылка. Через несколько минут кассирша отдала ему пакет с джемпером, сунув туда чек.

На следующий день, ближе ко времени встречи  Георгий привел себя в порядок и начал одеваться. Вытащив из пакета джемпер, он хотел уже отрезать бирку, но рука с ножницами зависла в воздухе. На бирке было написано «джемпер женский».
Он ругнулся и печально уселся на диван: «Ну, не одевать же в самом деле женскую одежду! Еще не так поймут. Вот если бы я не торопился вчера… Жаль, красивый джемпер, дорогой».
Подумав немного, Георгий рассудил, что переживать не стоит: «Пусть джемпер будет подарком для Стаси, тем более она всегда хорошо одевается. Правда он будет ей немного великоват, ну, ничего. Придумает что-нибудь. А под костюм можно рубашку одеть и галстук». С этим он аккуратно свернул вещь и положил в пакет.
Собравшись, он быстро вышел из дома, зашел в цветочный павильон, что бы купить букет, и направился в кафе.

Геннадий, Татьяна и Катя уже сидели за столиком и ждали Георгия. Стаси не было.
-Эй, Жорка, привет! Тебя уже полчаса ждем! – крикнул Гена.
Георгий сел за стол, оглядываясь по сторонам.
-А где Стася? Она прийдет? – спросил он.
Он не ожидал, что придется провести этот день без нее. Правда на неделе она звонила ему и сказала, что у нее много работы, но неужели она решила поработать еще и в субботу?
-Директор банка неделю назад повысил Стасю в должности. – сообщила ему Катя вполголоса.
-Ну, тогда это еще больший повод прийти и отметить. – улыбнулся Гена, услышав ее слова.
-Повод, да, – согласилась Катя. – Только два дня назад Стасю и еще пару наших сотрудников отослали повышать квалификацию в Лондон. Теперь ее полгода не будет.
-Почему же она мне не позвонила? – с досадой спросил Георгий.
-Спешила, наверное, – предположила Таня.
Георгий взглянул на торчащий из пакета букет. Делать нечего: раз принес надо дарить. Он протянул пакет с цветами Кате и еле слышно буркнул:
-Возьми. Это тебе. Подарок.
Катя забирая пакет потупилась, ее щеки запылали, а потом она взглянула на Георгия своими большими голубыми глазами так, что у него перехватило дыхание. «Вот так серая мышка!» - подумал он. И в эту минуту она показалась ему невероятно красивой.
А когда, наконец, пришла пора расходится по домам, он пошел ее провожать. Всю дорогу до ее дома они молчали…

Прошло полгода. Стася приехала из Лондона. У нее теперь была новая ответственная работа в качестве замдиректора банка, в которую она погрузилась с головой. Ее уже не интересовали собственные амурные дела, так как времени на них у нее уже не было, как не было времени на то, что бы позвонить Георгию.
А Георгий был вполне счастлив с Катей, ставшей его женой. Он считал, что лучшей жены на свете для него нет и быть не может.
Что ж, ошибки меняют нашу жизнь. Но к лучшему ли, к худшему, смотря с какой точки зрения взглянуть.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №6:

У вас бывали моменты, когда время будто бы останавливалось? У меня этот феномен проявляется довольно часто. Кто-то назовет это заторможенностью, а кто-то будет впечатлен и скажет что-то вроде «Круто! Хотел бы я так же!».
  Меня зовут Кай, мне двадцать лет. Я живу один и на деньги не жалуюсь. Денег с подработки вполне достаточно, ведь потребности у меня небольшие. Также я учусь на журналиста. Люблю описывать то, что вокруг меня и неосознанно примечаю любую малейшую деталь. Потому и решил так.
  Но вернемся к основной теме – к «остановке времени». Эта «суперспособность» частенько срабатывает в действительно важные для меня моменты, позволяя принять важное решение, хотя, бывает, может сработать и при условиях, когда ничего не изменится, как бы я ни поступил. Возможно, что это так только для меня… Так или иначе, повернуть время вспять все равно не выйдет, ведь это разрушит все законы бытия.
  Как обычно, утром я проснулся от ужасного звука старого будильника. Хлопнув по нему рукой, я полежал еще пару минут, отходя от этого жуткого звона, что стоял у меня в ушах. Окончательно проснувшись, я поднялся на ноги, накинул на себя халат, умылся, сделал завтрак…Все, что делает большинство молодых людей утром.
  Я бросил взгляд на часы. Они показывали 07:59.
  «Рано еще…Чем бы заняться…» - в такие моменты телевизор или книга спасали меня. Но слушать унылые новости не было никакого желания, а все имеющиеся у меня книги уже прочитаны.
  - Надо бы прогуляться за чем-нибудь новым… - вслух сказал я.
  Надо было скоротать время, но заняться оказалось совершенно нечем. В конце концов, мне пришла в голову только одна мысль – прогуляться. Прогулка с утра…Ничто не взбодрит лучше.
  Выйдя на улицу, я глубоко вдохнул свежий воздух. Усталость сразу же исчезла, и я, отворив калитку своего участка, направился в сторону своей остановки.
  Теплое майское утро и аромат сырости после дождя придавали легкости телу и бодрили. По дорогам ездили многочисленные машины, под их колесами разбрызгивались лужи, а из выхлопных труб шел черный дым. Неправильно это, как по мне. Вроде бы и двадцать первый век, а распри и войны все еще существуют. Направить бы эту энергию на развитие, и машины бы уже не загрязняли воздух вот так.
  С такими мыслями я добрался до остановки. Часы на руке показывали 08:20. Будто специально для меня, к остановке подъехал нужный автобус с красивым номером «111». Я зашел в него и устроился на одно из множества свободных мест, сзади у окна. Не знаю, почему, но это место нравится мне больше других. Возможно, потому что нет этого странного чувства, что на меня кто-то в этот момент смотрит. Несмотря на время, автобус пустовал. Кроме меня, в нем находилось лишь три человека. Мой взгляд остановился на девушке, что стояла у центрального окна автобуса и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Пока я глядел на нее, автобус тронулся и отправился в путь.
  Сегодня день экзаменов у первых курсов нашего университета, возможно, она тоже учится там. Хотя я из тех людей, кому тяжело дается общение с другими… Поэтому то я в такой ситуации могу не узнать даже своих одногруппников, при том, что не пропускаю занятий без уважительной причины. Единственный мой хороший знакомый, с которым мы учимся вместе – Джейк. С ним мы были знакомы еще с детства, ведь наши семьи дружат. Вышло так, что мы даже пошли в один университет, не спрашивая друг друга об этом.
  Вот автобус подъехал к нужной мне остановке. Часы показывали уже 08:40. Как же быстро летит время… А мы порой и не замечаем этого. Перед тем, как автобус окончательно остановился, я бросил взгляд на девушку. Она также подошла к двери, только к той, что в центре. Я же вышел через заднюю и, очистив голову от посторонних мыслей, направился к массивному зданию университета.
  Огромное десятиэтажное здание, полностью застекленное, напоминало офис какой-нибудь крупной корпорации. Так как куртку я одевать не стал, то сразу же направился к своей аудитории, что располагалась на третьем этаже. Там уже стояли несколько моих одногруппников, но Джейка не было видно.
  «Ах да, он же сдает в другом месте» - вспомнил я. Всего было две группы первокурсников нашего факультета.  Нас в случайном порядке поделили для сдачи экзамена.
  Я мысленно повторил материал по нужному мне предмету и, ровно в 09:00 нам разрешили войти в аудиторию. Класс представлял собой несколько рядов из длинных парт выстроенных по принципу лестницы, а внизу в центре находилось учительское место с большой интерактивной доской. Я взял свой листок и выбрал место позади, чтобы сильно не выделяться. Профессор хотел было начать экзамен, но внезапно дверь отворилась, и в класс вошла девушка. Та самая, которую я видел в автобусе.
  «И как ты умудрилась опоздать?» - я мысленно отчитал ее, усмехнувшись.
  Девушка извинилась перед учителем, схватила листок и села прямо передо мной.
  «Почему ты выбрала это место из всех возможных? Судьба?» - мысли начали появляться в голове сами собой, но я тут же и х отогнал. – «Надо сосредоточиться на экзамене!».
  Но не успел я наклониться к бланку, как вновь обратил на девушку свое внимание. Она копошилась в сумке и пыталась что-то найти. В этот момент снова сработала «Остановка времени».
  «Растяпа…» - подумал я и протянул ей ручку, достав ее из сумки. Студентка быстро схватила ее, прошептав :
  - Спасибо.
  Три часа теста пролетели быстро, и вот я уже стоял на своей привычной автобусной остановке.
  - Эмм… - раздался голос сзади. Я повернулся и обнаружил ту девушку, которой одолжил ручку. Она стояла, опустив голову. – Вот. – С этой короткой «фразой» она протянул ко мне руки, на которых лежала ручка. – Спасибо, что выручил. – Я взял ручку и ответил :
  - Что бы ты делала, если бы у меня ее не было?
  - Но она же была. Глупо задумываться об этом. – несколько недоумевающим взглядом она посмотрела на меня.
  - И правда.
  В этот момент подъехал автобус, и как только его двери начали отворяться, время вновь приостановилось.
  «Неужели из-за этого?» - подумал я, глядя на девушку перед собой. Она была чертовски привлекательна, настолько, что у меня не было шансов. Изящные черты лица, стройное тело, длинные черные волосы, блеск ярко-зеленых глаз… Как ни посмотри, а это идеал, который мне, по идее, не светит. Но раз вновь сработала «Остановка», значит стоит попробовать. – «Все равно дома меня никто не ждет, да и заняться нечем.»
  - Не хочешь прогуляться? – спросил я ее, когда  мы зашли в автобус. Остановка времени уже закончилась. Автобус был полупустой, и мы устроились на свободные места сзади.
  - Почему бы и нет? – ответила она и улыбнулась. – Ой, я же не представилась. Я Кэтрин, но можешь звать меня Кэт.
  - Приятно познакомиться. Я Кай. – представился я, и в шутку спросил, - Можно звать тебя Рин? Мне так больше нравится.
  Моя собеседница посмеялась и ответила :
  - Конечно, если хочешь!
  Мы приехали в родной район и решили прогуляться в парк. В центре парка находилось небольшое озеро, и мы расположились там.
  Лежа на зеленой, слегка влажной траве мы болтали о всяких глупостях, как внезапно сзади раздался звук мотора. Я повернулся и время вновь остановилось.
  Я в ужасе смотрел на микроавтобус, который слетел с дороги и летел прямо на меня.
  «Что же делать? Как поступить? Если бы я не заговорил с ней, если бы не пригласил на прогулку…» - В этот момент время вновь начало свой ход. Я почуствовал сильный толчок в спину и услышал секундный крик и грохот от разбившейся машины позади.
  Я повернулся и застыл в ужасе. Микроавтобус перевернулся, водитель внутри без сознания, а неподалеку, у самого края озера, в луже крови лежит Рин. Я подбежал к ней, девушка еще дышала.
  - Прости…Прости меня! – я уткнулся в ее плечо и зарыдал.
  - Хорошо…Что ты…в порядке… - раздался хриплый голос Рин. Она попыталась вытянуть руку вперед, но потеряла сознание.
  Скорая приехала быстро. Оказалось, что водитель умер от сердечного приступа прямо в дороге. Кэтрин быстро увезли. Я отправился с ними, и сидел в ожидании вердикта у операционной. Слезы безостановочно лились из моих глаз.
  «Все…Все моя вина!» - невозможно было избавиться от этих мыслей.
  Через два часа вышел доктор и, сняв маску, произнес страшные слова, которые я не хотел слышать :
  - Простите, но девушка мертва. Нам не удалось ее спасти.
  В этот момент мир для меня потерял всякий смысл. Я рухнул на колени. Слезы полились с новой силой. Я не мог просить самого себя за это.
***
   Прошло несколько лет. Прошли похороны, закончилась учеба, началась работа… Но теперь я сторонился близких отношений с людьми еще сильнее. Даже не так… Я боялся. Боялся вновь причинить кому-то вред. И неизвестно, сколько времени еще пройдет до того, как я окончательно излечусь от последствий этой ошибки…

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №7:
Снята с конкурса.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №8:
Снята с конкурса.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №9:

В кабинет зашёл начальник.
- Так, кто у нас хочет много денег?
- Я! – тут же отозвался я, пока меня никто не опередил.
- Молодец! Сегодня работаешь до семи часов – получишь премию. Главное – напомни об этом бухгалтерам вовремя.
Когда наступит это "вовремя", он не уточнил.
Отработав, пришёл домой.
Хочу много денег. Как добыть деньги? Надо продать что-нибудь ненужное! А что у меня вообще есть? Продам-ка я квартиру. Написал объявление в газету.
Спустился в гараж. Вокруг расставлены бутылки с водкой – приторговываю по ночам, ведь после 23-х алкоголь не продают. Но денег на жизнь всё равно не хватает.
Пришёл я сюда не за этим – надо заправить свой "Мерин" и поехать на вечеринку. Так, что это у нас? Дизельное топливо, что ли? А, ладно – сойдёт. "Мерин" - он всеядный жеж.
А вот и наша вечеринка. Много дам, но я здесь только ради одной. Мышка, ты где? А, вот же она, сидит за столиком, ждёт меня. Съев специально заготовленную головку чеснока, подсел к ней.
- Смотри, новый смартфон в противоударном водонепроницаемом корпусе! – сказала она мне вместо приветствия.
- Давай проверим? – предложил я ей.
Мышка, задорно улыбнувшись, швырнула его в дальнюю стенку. Отскочив от неё, смартфон плюхнулся в небольшой фонтанчик, бивший на уровне пола.
- Как будем уходить, надо глянуть, так ли он хорош, как говорили…
Я заказал обоим шампанское.
- Знаешь, Мышка, я обычно никогда не писал стихов, но, глядя на тебя, строки сплетаются сами…
- Ну-ка, интересно…
Похоже, зря я начал про стихи – теперь придётся что-то сочинить. В первый раз.
- Твои глаза светлей лазури,
Твой взор – луч солнца золотой,
И я, мятежный, прошу бури,
Как будто в бурях есть покой, - беззастенчиво украл я строфу у какого-то классика.
После нескольких бокалов шампанского пригласил её на танец.
Играет медленная музыка, парочки обнялись в полутьме…
- А почему все называют тебя Мышкой?
- Я скажу тебе, но только на ушко, - улыбнулась она.
- Ну давай.
Это было роковой ошибкой.
- Ай! Ты укусила меня за ухо!
- Извини – оно пахло сыром… - начала оправдываться она, стирая кровь с губ.
Ей-богу, она же улыбается!

Стоп, чего это я? Чувствую, написать всё это – было роковой ошибкой…

____________________________________________________________________________________________________________

Работа № 10:

Серый пол, светло-бирюзовые стены коридора, синие и белые халаты. Кое-где стояли зелёные растения в горшках.
Все эти цвета неподвижные или блуждающие находятся в какой-то гармонии, будто каждый на своём месте, месте, проверенном годами.
То же самое касается и звуков. Тихие голоса, шлепки тапочек медсестёр о линолеум и гул колёс каталок.
Больница жила своей немного суетливой, но размеренной жизнью.
Порой, напряжение операционных выходило за двери и окутывало ожидающих там людей нервозностью. И это в том числе было частью рутины лечебного заведения. Врачебные ошибки тоже рутина для больницы… но не рутина для конкретного молодого врача, чей опыт всего полгода после медицинского университета.
Анестезиолог сидел в коридоре на скамейке для ожидания. На опущенной голове полупрозрачный синий чепчик, за ним виднеются короткие тёмные волосы, на руках, сложенных на коленях, белые перчатки из латекса. Халат, бахилы, брюки, маска на гладком подбородке. Не редко встречаешь таких у операционной.
– Ты не обязан это делать.
Рядом стояла медсестра Ольга. В однотипных нарядах девушек особое внимание обращаешь на лица и на руки. У Ольги они были красивые даже без косметики и маникюра. Выразительные глаза и губы, ямочки на щеках, прямой носик и всегда добрый к Виктору взгляд.
В данный момент она смотрела на него с жалостью, с сочувствием, с пониманием. Но была в ней и злость оттого, что он принимал всё слишком близко к сердцу. Хотя, возможно, эта черта в Викторе ей нравилась больше всего.
– Оль, меня всегда восхищало, как ты чётко выполняешь свои обязанности, – он вздохнул тяжело и устало. – Без обид, но именно поэтому ты сейчас не поймёшь меня. Из-за моей ошибки умер человек. Я не заметил сразу признаки… и вот. Теперь я сам должен им сообщить.
– Глупость! Ты не можешь этого знать наверняка. Тысяча других причин…
– …не имеют никакого значения. Он умер не от них.
– Жди меня здесь, Витя. Я найду кого-нибудь. Только будь здесь, хорошо?
– Хорошо.
Она умчалась куда-то, а Виктор лишь грустно улыбнулся ей в след и пошёл в приёмную. Это его ошибка, и ему за неё расплачиваться.
Они с подозрением следили за его приближением. К ним ли идёт? Да, к ним.
– Вы близкие Игнатьева Романа Александровича?
– Да.
– Кем он вам приходится?
– Я его брат, она – девушка. Что с ним?
– Вам сообщили, в каком состоянии его доставили?
Он тянул время и сам это понимал.
– Только что он жив, – ответила девушка. – Как он?
Парень лет двадцати пяти, она ещё младше. Подростки.
Они смотрели на него с надеждой и тревогой, искали в его лице любой намёк, который бы дал ответ на их вопрос. И найдут, если он сию же секунду не заговорит.
– Он поступил к нам с множественными травмами грудной клетки…
И Виктор рассказал им о том, о чём ни в коем случае рассказывать не нужно, и в таких подробностях, что лишь незнакомые медицинские термины уберегли их от шока.
Говорил, говорил, говорил… Словно диктор из автоответчика. Сухо и формально. С самого начала он ведь хотел совсем по-другому строить разговор. Именно разговор. А начал и уже не смог остановиться. Спрятался за привычными словарём, заученными фразами, как за плотной ширмой, пыльной завесой.
– …вследствие чего наступил анафилактический шок, остановка дыхания и… смерть.
Они смотрели на него с непониманием. Затем девушка покачала головой.
– Нет-нет-нет, мне сказали он живой. Если скорая забрала его, и довезла к больнице… – она решительно направилась к операционному отделению. – Где он?
– Вам туда нельзя.
Юноша взял её за руку, за плечи, но она вырывалась, билась как в клетке. Виктор отступил на шаг назад.
– Отпусти меня! Я хочу его увидеть!
Посетители и персонал оборачивались на крики. Некоторые просто глазели, некоторые прятались в коридорах, чтобы не видеть её истерику, а были и те, кто, отворачиваясь, спешно покидали больницу.
Какой же бардак он развёл. Сколько глупостей сказал. Дурак! Хотел, как лучше. Думал, знает, как лучше. Зря. Зря он не послушался Олю…
Девушка вырывалась всё слабее, из глаз полились слёзы. Парень усадил её в кресло, обнял, давая свою поддержку или в поиске поддержки для себя.
Секунды складывались в минуты, а они просто сидели вместе. Вокруг них пустое пространство, все старались держаться подальше.
Взгляд её начал блуждать по залу, по отступившим людям в отдалении, словно пытаясь найти в толпе того, кого уже нет. Сквозь её стиснутые зубы шумное глубокое дыхание.
И вдруг она посмотрела на Виктора, который сам того не замечая, уже упёрся в стену спиной.
Выражение её стало жёстче.
Виктор догадался, что именно в этот самый момент она поняла его слова до конца, поняла, кто виновен в смерти дорогого ей человека.
И Виктор испугался её, как никогда и никого не пугался в своей жизни.
– Простите, простите…
Он убежал. И время как-то рывками. Может, причиной тому переутомление на операции, может, ошибка, может, та девушка. Или всё вместе.
Виктор заметил, что кто-то стоит перед ним, а сам он опять на скамейке у той же самой проклятой операционной.
Это Оля перед ним.
Вот уж чья поддержка ему не помешает, ведь она нужна ему сейчас больше, чем когда-либо.
Но она не утешала его. Молчала, опустив в пол застывший взгляд. К груди прижимала папку с документами, и так крепко, будто её мог кто-то выхватить.
– Я ошибся, Оль. Снова. А ты снова оказалась права. Не нужно было самому им сообщать. Это… это…
Он развёл руками.
– Ох и натворил я глупостей. Наверное, рассказали уже.
Виктор хотел услышать от неё, что всё глупости, что всё ерунда и всё проходит.
А Оля вся будто ужалась, обхватив папку с такой силой, что согнула её. Затем расслабила руки и протянула документы Виктору.
Он взял и осмотрел их – медицинская карта Ковалева Михаила Юревича. В графе «Непереносимость лекарственных средств» указано: пенициллин, новокаин, димедрол – информация, которая могла бы спасти пациента Виктора, но в карте Игнатьева ни слова об аллергических реакциях, и поэтому он умер.
– Что это? Кто это?
– Я перепутала карты, – говорила она тихо и быстро. – Я торопилась и взяла не ту карту. Не ту карту… И они уже приехали. Со стороны Ковалева. Они утешают тех, кому ты сказал…
Ольга запнулась.
То есть, он сказал не то и не тем? И теперь нужно…
– Этот Ковалев, – голова Виктора кружилась, – он выживет?
Он хотел, чтобы тот погиб, ведь тогда бы Виктору пришлось намного проще. Ненавидел себя за такие мысли, но они сидели в нём, как ржавые гвозди.
– Его перевели из реанимации в интенсивную терапию, – её голос слабый, бесцветный.
Скорее всего, выживет.
– Ну, не молчи же, Вить, – её губы дрожали. – Скажи, какая я дура. Накричи на меня. Ударь!
Его дыхание участилось, стало прерывистым, но в какой-то момент напряжение достигло своего пика, и все чувства будто отсекло лезвием. Нет, не так. Лезвие лишь коснулось натянутых как струна нервов и они тут же разорвались. И в душе противное эхо сорванной ноты.
– Не переживай, – сказал он вдруг спокойно, – я придумаю, чем тебя прикрыть.
Ольга вздрогнула, и на лице её возник испуг.
– Прикрыть?
Он встал и пошёл к близким двух людей, ехавших в одной машине. Один из них погиб, второй будет жить. И анестезиологу предстоит сказать, что была допущена ошибка, что он сообщил им неверную новость, и заставил их испытывать горе зря. А потом, когда все, не веря ещё в чудо, возрадуются, ощутив блеск надежды, он убьёт эту надежду, как убил Ковалева Михаила Юревича.
И он скроет от них, почему это случилось. Им ведь не поднимался вопрос о записях в медицинской карточке, а они, будучи в шоке, вряд ли запомнили его узкоспециальные объяснения.
Для внутреннего расследования, если до него дойдёт, можно аргументировать ошибку обезображенными лицами, перетасовкой паспортов бригадой скорой помощи, срочностью операции. Да чем угодно. Он разберётся, он изучит вопрос и не допустит, чтобы вина легла на неё, ведь она никогда не ошибается. Никогда. Никогда. В такт своим лёгким шагам. Никогда. Никогда. Никогда.
Ему на себя уже было плевать, и в ней одной он ещё усматривал какой-то стимул. Слабый, как эхо в лесу, не надёжный.
Ольга с ужасом смотрела ему в след.

«Ошибки являются только ошибками, когда у тебя есть мужество их обнародовать, но они становятся преступлением, когда гордыня тебя побуждает их скрыть» © Жан Луис Пти.

____________________________________________________________________________________________________________

Работа №11:

Вопрос о том, какое именно пиво пить, значил для Вадима больше, чем основной вопрос философии.

Вечером пятницы он остался совсем один — Колян уехал к новой пассии, Серый лежал с гриппом. Только и оставалось, что менять заведения, пытаясь набраться в одиночку.

— Ирландского стаута, пожалуйста!

Нет зрелища более захватывающего, чем мир сквозь бокал пива с лавинным эффектом. Крохотные пузырьки плотнейшей пены слипаются, превращаются в жидкость почти без потери объёма. Сама пена непрозрачна, и глазом сквозь бокал мало что увидишь. Но насколько ярче становится мироздание, когда пивная линза уже внутри смотрящего!

Так рассуждал наш герой, чью профессию и характер мы не будет уточнять (из одной только темы ясно, что жить ему всё равно недолго), и уже поэтому читатель может заключить, сколь велико было количество выпитого Вадимом. Поклонники стаута могут даже позавидовать ему.

Одиночество раскрепостило мысли нашего единственного персонажа, а карамельная горчинка настроила на философский лад. Вадим взялся размышлять о том, что жизнь его — одна большая ошибка. В тридцать три нет постоянной девушки, нет машины, живёт с мамой. На хорошем счету у начальства — но похлопывание по плечу не заменит премии. Неплохое подкачанное тело — но девчонки любят незакомплексованных.

Когда, где, в чём совершил он эту ошибку, направившую жизнь не туда? Во третьем ли классе, отказавшись нести портфель Светке Минаковой? В выпускном ли, выбрав для поступления не тот институт? Возможно, стоило заниматься не футболом, а самбо — ведь это добавило бы уверенности в себе? Или ему просто давно пора было набраться сил, сходить к психотерапевту и обсудить материнскую гиперопеку?

Одиннадцать минут, которые Вадим посвятил обдумыванию этих вопросов,  пролетели как одна.

А потом в окно влетел огненный шар, случился взрыв, наступил переполох, а когда всё улеглось — от Вадима осталось только несколько ошмётков дымящегося мяса. Удивительный случай — в центре густонаселённого города подающего надежды молодого специалиста убил метеорит. Газеты потом так и писали.

Истинной роковой ошибкой Вадима оказалось то, что он выбрал место у окна.

Отредактировано Энни (28.03.2017 22:58:25)

0

3

Внеконкурс от Ижени

Она не любила просыпаться рывком. Тесная и темная спальня, похожая на узкий пенал для ожерелья, была уютной и теплой. Нежные изгибы ее точеного тела, с темной, гладкой, отполированной кожей лелеяла бархатистая ткань постели. Ей нравились глубокие, пурпурные тона, бархатная мягкость, дарящая телу глубокую негу и легкую ласковую истому.

Точеная талия, переходящая в крутые бедра была достойна самого изысканного прикосновения, шея, тонкая, слегка изломанная по лебединому, была отмечена редкими, странной формы, родинками, маленькая, почти геометрически четкая головка, кокетливо и точно завершала совершенный рисунок тела.

Судорожная, томная дрожь прошла и угасла, когда яркий острый луч, проник в бархатную темноту и обжег, почти ощутимо. Влажная испарина выступила везде, оросив самые заветные уголки.

Она ждала. Она жаждала его касания. Она знала, что его струна, грубая и острая ворвется, раздвинет, сожмет, завибрирует, ударит по оголенным нервам натянутым до отказа, до звона.. И ее, уже готовое к любви тело, рванется навстречу, раскроется, отдастся, зазвучит тугим, полновесным аккордом.

И он взял ее. Взял грубо, резкими пунктирными толчками он терзал и сладко мучал ее нежное тело. Все нервы-струны зазвучали в ответ. Она была готова сорваться на крик, почти на визг, но сдержалась. И с последней сладкой и невыносимой судорогой в зал, затаившийся от нетерпения, полилась музыка...

...Она была скрипкой, он смычком

***
Под ярким, уже почти летним солнцем, Она чувствовала, что наступает ее время. С каждым новым утром все больше и больше нарастало напряжение. Тугая плоть наливалась и белела под натиском весны и любви.

Он был шальным малым. Плотное, даже немного грузное тело, было тяжелым, но очень живым. Аромат желания, обволакивающий и доводящий до исступления, плыл теплым облаком, пронизывая, обволакивая, кружа. Он пробирался сквозь тугие сплетения белой зовущей плоти и толстый, слегка шершавый конец его орудия, набухал и подрагивал от нетерпения.

И вдруг.... Толстенькие и нежные, гладкие и атласные они медленно и призывно раскрылись. Казалось, что-то лопнуло, появилась розовая, чуть морщинистая изнутри щель, из которой медленно показалась, прозрачная, как слеза капля. Щель становилась все шире, влага все больше и больше орошала ее, и в розовых, блестящих и одновременно бархатных, влажных глубинах что то появилось... Оно увеличивалось, содрогалось и раздвигало свою тюрьму все сильнее и сильнее. Он больше не мог выдержать, и ринулся всем телом вниз. Его шершавое оружие очень медленно и нежно соприкоснулось с появившимся изнутри нее нежным кончиком, скользнуло внутрь и оторвавшись отпрянуло. Раз за разом, соприкасаясь все теснее он всасывал всей шершавой поверхностью сочившуюся влагу, дразнил, трепеща и вонзая и снова всасывал. И только, полностью насытившись ее нектаром и отяжелев, он улетел, унося на лапках желтую драгоценную пыльцу....

...Она была розой...он шмелем...

Теплая и влажная, душная тяжесть навалилась и почти задушила. Она была и притягивающей и отталкивающей одновременно. Его холеная белизна с почти прозрачной, слегка пористой округлостью одновременно тянулась внутрь нее, внутрь этой странно пахнущей темноты, которая затягивала и доводила до нутрянных, пробивающих привычную броню судорог, и в тоже время, стремилась вырваться на свободу. Влажная духота победила, он вслед за очередной судорогой рванулся вперед, открылся рот, похожий на трещину или трещина, похожая на влажный и жадный рот. Что-то острое высунулось и впилось в мягкую влажность. Оно раздвигало, вбуравливалось, впивалось, всасывалось. И когда она совсем изнемогла от болезненного и сладкого ощущения, то вскочила на когтистые треугольные лапы и отбежала в сторону.

Под ней лежали треснувшие скорлупки и торчал клювик,..

Она была курицей! Он яйцом!

Внеконкурс от Пинокио

- Папа, мы с однокурсниками в Турцию собрались. Тридцать тысяч нужно, - Дима  хлопал своими большими ресницами, глядя на отца.
-Турция, Турция. На дачу бы лучше съездили. И дешевле. И климат полезней, - пробурчал в ответ глава семейства Максим Сергеевич.
Последние время к нему опять начали возвращаться мрачные мысли о том дне, когда он отказался от боя с действующим чемпионом. Ведь согласись, все могло сейчас быть иначе. И деньги хорошие предлагали,  да и  был бы вписан в историю смешанных единоборств. Но испугался. Испугался  этого знаменитого страшного удара слева. И что теперь? Так и остался бойцом регионального уровня. Бывшем бойцом, а ныне  простым охранником в офисном здании. Выдал ключи, принял ключи.  Тьфу. 
- Ладно,  мать придет, поговорим, - ответил Максим Сергеевич сыну и включил телевизор, уставившись в рекламу. Но через минуту телевизор отключился. Да и не только телевизор, но и все электронные прибор. Да и свет выключился. « Долбанный случай, опять автомат вышибло. Давно менять пора», - подумал глава и семейства, направляясь на лестничную площадку.  Включив рубильник и вернувшись в квартиру, он начал восстанавливать сброшенное время на электронных часах. И  вновь погрузившись в свои думы, он не заметил, что   скручивает кнопкой минус время назад. Один круг, второй, третий…. Пока телефонный звонок не вывел его из оцепенения.
- Алло!
- Здравствуй Максим! Это говорит Владимир  Варштейн. Менеджер. Узнал?
-Да, Владимир Иосифович, - ответил Максим вслух, а про себя подумал: «что это? Какого фига?».
- Максим, Волошин травмировался. У нас  главный бой турнира «горит». Вот тебя предложили, как перспективного бойца, против Джексона выставить. Что скажешь?
-  Не понял? Что за шутки?  По-моему, время не подходящее, Владимир Иосифович, - Максим начал проявлять недовольства.
- Какие шутки, Максим! Говорю же главный бой вечера «горит». Для тебя отличная возможность спасти турнир, себя показать. Да и деньгами не обижу.
Только сейчас Максим обратил внимание, что в руках он держит телефонную трубку от аппарата, который уж лет 10 назад выбросили на помойку. Да и  сама квартира старая,   в которой еще  до свадьбы жил. Да и в зеркале отражался он двадцатилетней давности, без усов и начинающих  седеть волос. Что это? Дежавю? Сон? А может это шанс исправить свою ошибку?  А может розыгрыш? А хоть и розыгрыш? Все равно попробуем использовать шанс, хотя бы понарошку.
-  Конечно, согласен, Владимир Иосифович. Такой шанс я не могу упустить, - проорал в трубку Максим.
-  В красном углу  претендент на чемпионский титул Максим Кириллов 10 боев, 9 побед, одна ничья. Россия!
- В синем углу непобежденная звезда смешанных единоборств 26 боев, 26 побед, все бои закончены досрочно! Дээээвид Джеееексон! США!
Максиму четко поставили задачу: только не идти в обмен ударами. Больше бороться. Можно  попробовать и отбегаться, хоть зрители этого и не любят.  Российский боец старался следовать установкам тренера.   Была пара попыток выйти на болевой, но обе безуспешно. Американский спортсмен вырывался из объятий нашего бойца, вырывался из партера, пытался навязать обмен ударами. Но Максим снова валил его на настил ринга.   Вот и закончился первый раунд.  В углу сказали, что раунд за Максимом. Но это только начало. Гонг! Второй раунд. И тут же черной рукой был нанесен мощнейший удар прямо в висок русского бойца. Темнота.
Максим открыл глаза. В руках была телефонная трубка. Он швырнул её. В голове шумели какие-то слова:  урция, пурция. Откуда он это взял? Вроде, сон.   К нему приходил сын. Сын. Смешно. У инвалида сын.  Он сам  как ребенок. Так говорили врачи 20 лет назад. Так говорят и сейчас.   Но он почему-то знал, что исправил главную ошибку в своей жизни. Исправил? Или Допустил?  Уж очень сложно. Да ну его!

Из банка, один за другим, выбежали четыре человека в балаклавах с мешками на плечах и оружием в руках.
- Ох ты ж, [цензура], а где наш водитель? – они оглядывались по сторонам, как будто кого-то ища.
- Эй, ты! – один из них навёл на меня ствол. Может быть, потому что моя машина была припаркована ближе всех, а может, потому что я засмотрелся на них и смутил этим грабителей банка. – Живо полезай из машины, она нам очень нужна!
На меня смотрело уже не одно, а три дула.
- Ладно-ладно, только потом верните, - предупредил я их, выходя из машины.
- Ещё чего, обойдёшься – она больше не твоя, - хохотнул разговорчивый грабитель. Они сели в мою машину и поехали. А я поймал такси и указал, за кем надо ехать, не особо светясь при этом.
От моей машины они избавились на берегу реки и дальше двинулись пешком. Я расплатился с таксистом и проводил их до дома, отставая на полсотни шагов. Бандиты, похоже, поймали эйфорию – кто-то прыгал от радости, кто-то хохотал, балаклавы они к этому времени уже давно сняли.
А вот и хата, где они будут делить деньги. Знатно обустроились! Ограждение из сетчатого забора, сам дом двухэтажный, целый особняк… Из дома на всю играет «I wanna rock» - может, потому они и не слышали предупредительное звяканье сетчатой ограды, когда я через неё перелезал. Вошёл через чёрный ход. Отлично – первый, увиденный мною, сидит на диване перед телевизором, ко мне затылком. Отдыхает после удачного ограбления. Я помог ему отдохнуть от жизни, сломав шею. Зря они утопили мою машину. Оружия при себе нет. Куда они его попрятали? У двери прислушался к звуку шагов – один человек, идёт в эту сторону, достаточно подождать. Зашёл амбал с аккуратно подстриженной бородкой, я вырубил его ударом в висок. У этого хотя бы нож есть – вот им-то я тебя и упокою с миром.
Двое в зале, играют в карты. Увлечены, склонились над столом, спорят о чём-то. Зажав одному рот, перерезал другому горло, а затем наступила очередь и первого, хотя он сопротивлялся – хорошо, я сделал всё быстро. У одного из них небольшой револьвер. На первом этаже больше никого. Второй состоит только из коридора и большой комнаты с балконом. В комнате на столе лежит куча денег, в остальном – пусто. Странно, я ожидал встретить тут их босса.
- Стой и не двигайся! – за столом прятался бандит, который, выскочив, направил на меня автомат. Стоило мне поверить, что в комнате никого, как меня застали врасплох. Хорошо, что я ещё в проёме двери, и у меня остались варианты, хоть и рисковые. Автоматчик высокий, такого не было среди грабителей банка – явно их лидер. Куча денег рядом с ним говорила о том же.
- Почему ты убил моих парней? Я вижу, что ты не коп, чего тогда тебе надо?
- Они отобрали и утопили мою машину.
- А если ты возьмёшь часть этих денег и купишь на них себе новую?
Да он же меня боится! Автомат у него, нацелен на меня, но босс бандитов явно не уверен в своих шансах. И правильно.
- Ты меня видел и можешь кому-нибудь разболтать. О том, каков я, как я перебил всю твою банду. Мне придётся тебя устранить.
- Обещанию молчать ты, конечно, не поверишь? – его гримаса красноречиво сказала мне, что он сейчас пальнёт, и я прыгнул в сторону. Автоматная очередь, топот ног на балкон – убегает! Во дворе припарковано несколько тачек, он явно стремится к одной из них. Я рванулся за ним, оседлал байк и кинулся вслед уезжающей машине. Стрельнул, второй раз – что за косой пистолет? Похоже, надо целиться чуть выше и правее. Пара крутых поворотов. Босс бандитов даже не отстреливается – полностью сконцентрировался на дороге. Прицелился – есть! Его голова, простреленная, откинулась на грудь. Даже с косого пистолета можно попасть, если знать, как. Больше мне здесь ничего не нужно, пора покинуть место перестрелки, а то ещё полиция нагрянет…

Внеконкурс №3 Анонимный

Из банка, один за другим, выбежали четыре человека в балаклавах с мешками на плечах и оружием в руках.
- Ох ты ж, [цензура], а где наш водитель? – они оглядывались по сторонам, как будто кого-то ища.
- Эй, ты! – один из них навёл на меня ствол. Может быть, потому что моя машина была припаркована ближе всех, а может, потому что я засмотрелся на них и смутил этим грабителей банка. – Живо полезай из машины, она нам очень нужна!
На меня смотрело уже не одно, а три дула.
- Ладно-ладно, только потом верните, - предупредил я их, выходя из машины.
- Ещё чего, обойдёшься – она больше не твоя, - хохотнул разговорчивый грабитель. Они сели в мою машину и поехали. А я поймал такси и указал, за кем надо ехать, не особо светясь при этом.
От моей машины они избавились на берегу реки и дальше двинулись пешком. Я расплатился с таксистом и проводил их до дома, отставая на полсотни шагов. Бандиты, похоже, поймали эйфорию – кто-то прыгал от радости, кто-то хохотал, балаклавы они к этому времени уже давно сняли.
А вот и хата, где они будут делить деньги. Знатно обустроились! Ограждение из сетчатого забора, сам дом двухэтажный, целый особняк… Из дома на всю играет «I wanna rock» - может, потому они и не слышали предупредительное звяканье сетчатой ограды, когда я через неё перелезал. Вошёл через чёрный ход. Отлично – первый, увиденный мною, сидит на диване перед телевизором, ко мне затылком. Отдыхает после удачного ограбления. Я помог ему отдохнуть от жизни, сломав шею. Зря они утопили мою машину. Оружия при себе нет. Куда они его попрятали? У двери прислушался к звуку шагов – один человек, идёт в эту сторону, достаточно подождать. Зашёл амбал с аккуратно подстриженной бородкой, я вырубил его ударом в висок. У этого хотя бы нож есть – вот им-то я тебя и упокою с миром.
Двое в зале, играют в карты. Увлечены, склонились над столом, спорят о чём-то. Зажав одному рот, перерезал другому горло, а затем наступила очередь и первого, хотя он сопротивлялся – хорошо, я сделал всё быстро. У одного из них небольшой револьвер. На первом этаже больше никого. Второй состоит только из коридора и большой комнаты с балконом. В комнате на столе лежит куча денег, в остальном – пусто. Странно, я ожидал встретить тут их босса.
- Стой и не двигайся! – за столом прятался бандит, который, выскочив, направил на меня автомат. Стоило мне поверить, что в комнате никого, как меня застали врасплох. Хорошо, что я ещё в проёме двери, и у меня остались варианты, хоть и рисковые. Автоматчик высокий, такого не было среди грабителей банка – явно их лидер. Куча денег рядом с ним говорила о том же.
- Почему ты убил моих парней? Я вижу, что ты не коп, чего тогда тебе надо?
- Они отобрали и утопили мою машину.
- А если ты возьмёшь часть этих денег и купишь на них себе новую?
Да он же меня боится! Автомат у него, нацелен на меня, но босс бандитов явно не уверен в своих шансах. И правильно.
- Ты меня видел и можешь кому-нибудь разболтать. О том, каков я, как я перебил всю твою банду. Мне придётся тебя устранить.
- Обещанию молчать ты, конечно, не поверишь? – его гримаса красноречиво сказала мне, что он сейчас пальнёт, и я прыгнул в сторону. Автоматная очередь, топот ног на балкон – убегает! Во дворе припарковано несколько тачек, он явно стремится к одной из них. Я рванулся за ним, оседлал байк и кинулся вслед уезжающей машине. Стрельнул, второй раз – что за косой пистолет? Похоже, надо целиться чуть выше и правее. Пара крутых поворотов. Босс бандитов даже не отстреливается – полностью сконцентрировался на дороге. Прицелился – есть! Его голова, простреленная, откинулась на грудь. Даже с косого пистолета можно попасть, если знать, как. Больше мне здесь ничего не нужно, пора покинуть место перестрелки, а то ещё полиция нагрянет…

Внеконкурс 2 от Пинокио. (Работа №7)
Андрей, как и большинство его коллег ждали выходных, отбывая в офисе рабочие часы с перерывом на обед. Ну почему пенсию дают в шестьдесят лет? В эти годы, как раз, самое время сидеть на работе. А двадцатипятилетнему парню хочется кутить до двух ночи, а потом до двенадцати часов валяться в постели. Каждый день, а не только в уик - энд. И хотел Андрей, чтобы быстрее настала пятница, чтобы в пятницу скорее закончился рабочий день. Чтобы можно было вечерком пивка попить. А может и чего покрепче, не боясь, что завтра придется до вечера мучиться похмельем. Потому что похмелиться можно и утром. И так день за днем, неделя, за неделей. Ждал выходных. И выходные наступали. И, наконец, наступила пенсия. И задумался Андрей Андреевич: а может зря так радовался наступлению выходных?

Внеконкурс от Билли Кинга (Работа №8)

Натан Кейли прибыл в Рио-Гранде от безысходности.  Во Фриско ему уже наступали на пятки кредиторы и местные громилы, как вдруг в игру вступил мистер Случай - Натан получил письмо от своего приятеля, с которым когда-то успешно провернул пару дел. В письме ничего не сообщалось, было только выведено печатными буквами "Рио-гранде, почтовый дилижанс" и стояла цифра десять тысяч.
Натан еще раз пересчитал нули после единицы и задумался: грамотность никогда не была коньком Уэбба, поэтому эти десять тысяч могли с легкостью превратиться в тысячу... или в сто. От этой мысли Натан внезапно вспотел и пошел собирать саквояж. Сделав ручкой кредиторам, в тот же день Кейли исчез из Фриско.
   Спустя неделю, он, изрядно пропыленный, вышел из почтового дилижанса на площади Рио-гранде и тут же попал в объятия Уэбба.
- Натан! - вопил Уэбб, выбивая из приятеля дорожную пыль. - Старина! Ты не представляешь, я каждый день встречал дилижансы, едва отправил тебе письмо. Идём, дело верное и скорое. Тебе понравиться!
И он поволок ошеломленного друга в сторону полицейского управления.
  Рио-гранде имел вид города только в своем центре, где на площади сошлись филиал Восточного банка, гостиница и полицейский участок. Чуть дальше над крышами домов торчала колокольня церкви. А потом улицы и строения мельчали, и к окраине дома сменялись сараями, а те и вовсе лачугами и землянками.
  Шериф выглядел именно так, как по представлению Натана должен выглядеть шериф провинциального городка: пожилой, с щеткой седых усов под носом и поблёскивающей хитринкой в глазах, зорко глядящих на мир из-под косматых бровей.  Он не был многословен, положив перед Натаном свежий постер "разыскивается", шериф присел на край стола и ткнул в пальцем в сумму вознаграждения:
- Восточный банк увеличил награду вдвое, - сообщил он. - Ваш приятель предложил партнерство, половина вам, половина моим ребятам...
Натан покосился на сумму - она была вдвое больше той, что была в письме.
- Все честно, напарник, - подал голос Уэбб, - общий куш - десять тысяч, каждому по пять. Я бы и сам взялся, но знаешь... - он прищелкнул языком и опустил взгляд на постер.
Натан тоже взглянул на картинку. С изображения смотрело задорное личико молодой девицы. Эль Дьяболико - было выведено под портретом.
- Стареешь, Уэбб? - усмехнулся он.
***
Громыхнули выстрелы, и пара пуль сорок пятого калибра с треском пробили оконную раму. Эль Дьяболико отпрянула вовремя, секундой позже и диалог вести было бы не с кем.
- Эй, вы! - крикнула она. - У меня здесь два лос реенес! Добрых людей! Вам их совсем не жаль?
В ответ раздались еще выстрелы, но их пули застряли где-то снаружи.
- Амиго, - обратилась разбойница к двум сидящим на полу связанным мужчинам. - гуиндиллос сойтить с ума  и желать вашей смерти. Что делайть?
- У меня жена и трое детишек во Фриско, - заныл Натан, пуская настоящую крокодилью слезу.
- Э буэно, - кивнула Эль и перевела вгляд на второго. - И ту?
Уэбб, игравший богатого владельца приисков, был одет в дорогой костюм и лакированные туфли.
- Убей их всех и отпусти нас, -  рыкнул он. - Или полицейские тебе не по зубам?
Эль изобразила улыбку, хотя взгляд её, направленный на кровожадного пленника, оставался холодным и пронзительным.
- Матар ун полисия?  Но проблема, -  процедила она и отвернулась.  Крадущимися движениями Эль стала пробираться вдоль стены, замирая у широких щелей между досками. Вдруг она вскинула руку с револьвером, и тут же на весь сарай грохнул выстрел.
- Один есть, - сообщила Эль,  - осталось... - снова вспышка и грохот выстрела. - ...всего трое.
В ответ раздалась беспорядочная пальба, но она скоро стихла.
- Сдавайся! - донеслось снаружи. -  Выходи или сдохни!
- Ке ассасина перспектива, - ухмыльнулась Эль и, прицелившись, через мгновение отправила на тот свет еще одного копа. - Двое!
- Проклятье, - буркнул Уэбб. - Чертовы болваны.
- Ты нервничать? - разбойница вопросительно подняла бровь. - Пор ки?
- Да он сам из полиции, - выпалил вдруг Натан. - Дураку ясно!
- Заткнись! - рявкнул Уэбб, но было поздно. Эль Дьяболико уже переместилась к нему и, убрав револьверы, ухватила за шиворот.
- Ну-ка, - выдохнула она, с натугой приподнимая упирающегося заложника, - вамос, пройти-ись...
Дав пинка, Эль отправила его к выходу.
- Не стреляйте, идиоты! -  заорал Уэбб, оказавшись перед дверью.  - Я выхожу!
- Точно, коп, - бросил ему в спину Натан.
Снаружи молчали. Дверь сарая распахнулась, и на пороге появился связанный Уэбб. Он сделал пару неуверенных шагов и упал на колени.
- Помогите... - прохрипел он и повалился ничком, лицом в землю.  Из его спины торчала рукоять навахи.
- Ради всего святого... - голос Уэбба стих до шёпота.
С крыши дома напротив раздались выстрелы, пули кровожадно впивались в дощатые стены сарая, выбивая из них пыль и щепки. Тут же из-за угла, вжимаясь в землю, к умирающему пополз полицейский. Его напарник прикрывал с крыши и палил без остановки, пока не закончились патроны.
- Нет патрон, нет и жизни -  в распахнутой двери возник черный силуэт разбойницы, с револьверами в обеих руках.
Два выстрела слились в один, и души обоих полицейских перенеслись в лучший мир. Эль подошла к умирающему Уэббу и выдернула нож:
- Убивать полицейских - не сложная работа, - сообщила она, тщательно вытирая лезвие о дорогой пиджак. - Хуже, когда убивать простых людей.
Послышался шорох - Натан, не смотря на связанные за спиной руки, смог подняться и теперь пытался выскользнуть из сарая. Эль обернулась, ощерившись револьверами.
- У, у, у, меня жена и двое... - срывающимся голосом пролепетал он. - Трое детей во Фриско!
- Си, какая жаль, - Эль скорбно покачала головой. -  А знать, ки фаталь йерро ты совершить?
- Н-нет, - прошептал Натан, внезапно бледнея. - То, что уехал из Фриско?
- Но! - Эль Дьяболико спустила оба курка.
Сраженный Натан повалился на спину, обращая взгляд к небу. Вдруг черная тень закрыла небосвод:
- Ту, что женился,- услышал он голос Эль.

Отредактировано Энни (28.03.2017 12:43:32)

+1

4

Красотеееень

0

5

aequans, это вместо плюсика, да?  :D

0

6

Энни, это за комментарий)

Тема-ситуация
Богатая
И картинка вдохновляет

0

7

По-моему, сапёр принёс коллеге курочку-гриль :D

0

8

Тема кайф

0

9

Ой спасибо всем  :flirt:
Ласка старалась

0

10

Олег написал(а):

По-моему, сапёр принёс коллеге курочку-гриль

А я думаю, что там наггетсы с сырным соусом  :D

0

11

Энни написал(а):

А я думаю, что там наггетсы с сырным соусом 

Это будет роковая ошибка сапёра - коллега ненавидит сыры :yep:

0

12

aequans написал(а):

это за комментарий

За какой именно?

Олег написал(а):

коллега ненавидит сыры

И теперь коллегу ещё

0

13

За мой комментарий - надеюсь, что сошло

0

14

aequans написал(а):

надеюсь, что сошло

Не сразу дошло, о чём ты, но сошло  8-)

0

15

Энни, много уже работ?  http://www.kolobok.us/smiles/personal/to_keep_order.gif

0

16

aequans, целых ноль штук!  :glasses:
И вообще, кто не напишет на Барбарис - тот какашка!  :crazy:

0

17

Роковые  ошибки:

1. Продам квартиру, куплю "силуановки".На все!
2. А что у вас подешевле? Диз.топливо? Полный бак, пожалуйста. "Мерин" - он всеядный жеж.
3. Какой чудный подвальчик! Водки много и торгую после одиннадцати!
4. Смотри, новый смартфон в противоударном водонепооницаемлм корпусе! Разбежавшись, кину со скалы!
5. Пригласил Пинки выпить и потанцевать.

0

18

Билли Кинг, отметаешь самые очевидные решения?  :D

0

19

Билли Кинг написал(а):

5. Пригласил Пинки выпить и потанцевать.

угу

0

20

aequans написал(а):

угу

Гыгыгы!
А шо ты такой серьезный?

Энни написал(а):

отметаешь самые очевидные решения?  :D

Ага. :)

0

21

Я прекрасно танцую! И пью тоже. *оскорбилась*
Но так-то да. В целом, идея довольно глупая.

0

22

pinky написал(а):

Я прекрасно танцую! И пью тоже.

подтверждаю.

pinky написал(а):

В целом, идея довольно глупая.

подтверждаю.

0

23

Билли Кинг, продолжу:
6. съела чеснок перед первым свиданием
7. да нет, вы что, начальник, я обожаю работать до поздна
8. а не напсиать ли мне свой первый стих? :D

0

24

pinky, не сомневаюсь!
А сколько надо выпить, чтобы идея из глупой превратилась в неплохую?

0

25

Charlie_Gelner,  супер!

0

26

Билли Кинг написал(а):

А сколько надо выпить, чтобы идея из глупой превратилась в неплохую?

Не помню. *хмуро*
Но Экванс точно знает.

0

27

pinky написал(а):

Но Экванс точно знает.

Билли Кинг написал(а):

А сколько надо выпить, чтобы идея из глупой превратилась в неплохую?


Зависит от индивидуального болевого порога.
Но это только если целью ставится безболезненное самоубийство.

Потанцевать всё равно не доведётся.

0

28

aequans:hobo:  :D

0

29

Тут сейчас все темы засветят))

0

30

Олег, в том и цимес
обсуждали же - очевидное надо выбивать сразу

(или рассчитывать на читателя, который не осилил камменты)))

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Март 2017