Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Апрель 2017


Барбарис Апрель 2017

Сообщений 1 страница 30 из 327

1

На правах победителя прошлого конкурса, с удовольствием запускаю апрельский Барбарис!
 
НА КРАЮ МИРА

http://sf.uploads.ru/t/veI0K.jpg
Картинка: Чародey

Куратор: Олег
Тема: На краю мира
Задание: написать в прозе историю на заданную тему. Трактовка темы вольная - любой масштаб и смысл за ваши деньги вашу фантазию.
Дополнительное задание: "На краю мира" не должно быть статичной сценой, но движением от привычного, изученного, комфортного к новому, непознанному, неудобному.
Жанр: любой.
Сроки: написание с 24.04. по 30.04. (до 23:00 по Мск) От одного автора - одна работа.
Работы присылаем в ЛС куратору.
Объём: от 1500 до 10.000 символов с пробелами (допускается незначительное превышение на усмотрение куратора).
Авторство не раскрываем.
Сроки голосования: трое суток после выставление работ (до 23:00 по Мск)
Условия голосования: Открытое, в комментариях.  Для сохранения анонимности необходимо "оценить" и свою работу, но голос не будет учтён. Голоса в ЛС принимаются по усмотрению куратора. Каждую работу оцениваем по 10-ти балльной системе с обоснованием выбора той или иной оценки. Ставим баллы от 1 до 10. Дробные оценки запрещены.
Участники оценивают работы соперников в обязательном порядке. Не проголосовавший автор снимается с конкурса.
Внеконкурсы принимаю и в прозе, и в стихах.
По традиции, победитель получит кучу аплодисментов, право провести следующий Барбарис.

ВСКРЫВАЕМ МАСКИ
http://s0.uploads.ru/t/5vKGc.jpg

Отредактировано Олег (03.05.2017 23:00:00)

+7

2

Работа №1

                                                                      Ноева гавань.

       - Линдгрен слишком далеко, - Ник оторвался от замочной скважины и развернулся к остальным, - Может, черт с ней?
Фрэд сидел на корточках, прислонившись к стене. Он судорожно сжимал винтовку, и то и дело теребил закатанную на затылке балаклаву. Найджел расположился напротив него, уткнувшись подбородком в дуло дробовика. К его щекастой прыщавой физиономии прилипла деланная ухмылка, предназначенная, видимо, для самоуспокоения. Только Тэо казался самым невозмутимым из всех. Он выверенными движениями загонял последние патроны в барабан револьвера.
- Не дрейфь, - пробурчал он, - делаем, как решили.
Из-за двери слышался уверенный, чуть насмешливый голос профессора Дэйла. Харизматичный преподаватель во всю распалялся перед аудиторией. Студенты, то и дело, тянули с мест руки, задавали уместные и шутливые вопросы. Профессор же, в свою очередь, виртуозно от них отбрыкивался.
- Дай-ка, - отодвинув Ника, прошипел Найджел. Он прильнул к замочной скважине и оскалился нечищеным щербатым ртом, - Тяните, тяните ручонки. Придурки дохлые.
- Хорош залипать, - одернул их Тэо, - Дэйла валим. Без вариантов.
Ник послушно кивнул, стиснув губы в бледную линию. В конце концов, кто он такой, чтобы перечить плану. Профессора нужно вывести из строя сразу же, как они ворвутся. Тогда студенты превратятся в послушное испуганное стадо.
Он повернулся к Тэо:
- Ну неужели семерых мало? По мне, даже шестеро за глаза.
- Хватит ныть, - зло буркнул тот, и развернул балаклаву на лицо. Примеру Тэо тут же последовали остальные, - Им же лучше.
- Всё. Погнали.
Они резво вскочили на ноги, и, подхватив оружие на перевес, рванули дверь.
Дробовик Найджела Пимпкинса грохнул первым. Успевшего выставить руку, профессора снесло к кафедре. Аудитория тут же разразилась визгом. Студенты полезли под столы.
- Лежать! Всем лежать! - Встав у доски, орал Тэо.
Найджел и Ник тут же рванули между рядами. Они отшвыривали стулья, шарили под столами и остервенело работали кулаками, прикладами и ботинками. Парни, одну за другой, выволакивали за волосы визжащих студенток и подтягивали их к выходу.
Фрэд остался караулить у двери.
- Че, овца, туго всасываешь? – Пимпкинс с удовольствием раздавал футбольные удары налево и направо, - Лежать, суки! Перестреляю на хрен!
Швырнув очередную смазливую девицу в объятия Фрэда, он развернулся и ринулся за последней жертвой. Ее место было в самом дальнем углу аудитории.
Он приблизился к Линдгрен, поднял дробовик и гаркнул:
- Встать!
Девушка не реагировала. Ее испуганный взгляд завис на балаклаве Найджела. Линдгрен сморщила носик, и тут же поменялась в лице.
- Пимпкинс? Ты, что ли? – ее испуг словно отвалился от физиономии, - Да ладно, тыквенная башка, какого хрена…
И тут Найджел выстрелил. Алые брызги и желтые волосы взметнулись вверх. Стул отлетел в сторону, а тело Линдгрен впечаталось в стену, и кулем рухнуло на пол.
- Кто-нибудь еще меня узнал? – Оглядевшись, заорал он.
Аудитория зашлась испуганным воем и зацикленными мольбами.
Смачно выругавшись, Тэо сорвался с места. Он приблизился к Пимпкинсу, схватил его за грудки и встряхнул:
- Ты урод конченный, - злобно процедил он сквозь зубы, - какого хрена ты делаешь?
- Мы все равно эту суку не планировали, - тщетно пытаясь вырваться, запыхтел Найджел.
- Планировали. Мы их всех планировали!
- Да пошел ты, извращенец хренов, - Найджел, наконец, освободился от захвата и, отскочив назад, обиженно запричитал:
- У меня бы на нее даже не встал.
Зарычав, Тэо снова рванулся вперед, но Фрэд вовремя схватил его за руку и притянул к себе:
- И правда, Тэо. Черт с ней. Давай лучше выбираться отсюда.
       ***
       В половину шестого вечера старенький грузовичок, словно кусок мыла из кулака, выскочил из шумного города. Проехав пару миль вдоль скалистого побережья, автомобиль свернул на неприметную заросшую колею и принялся усердно карабкаться по заброшенному серпантину. Наверху скала венчалась широким, усеянным кипарисами, утесом, который словно краешек мира неказистым резцом вгрызался в гладкую прибрежную линию.
- Если б не антидот, я бы тебе башку отстрелил, козел, - с отвращением выплюнул Тэо.
- Без меня вы бы все сдохли, - в ответ зашипел Найджел, - так что сиди, не отсвечивай.
Парни тряслись в просторной кабине, угрюмо пялясь сквозь лобовое стекло на чахлую извилистую тропу.
Ник развернулся, отдернул шторку смотрового окна и, сощурившись, уставился в пространство пассажирской будки.
- Как там девчонки? - Осведомился Фрэд.
- Нормально. Без истерик.
Дорога становилась круче. Вскоре, слева от колеи показался перекошенный самодельный указатель. Найджел со вздохом облегчения откинулся на спинку кресла, а Фрэд опустил стекло и, высунув голову, посмотрел назад. Унылый ветер гонял пыль по пустынной тропе.
- Хвоста нет. Мы никому не интересны, - он озабоченно повернулся к, вцепившемуся в руль, Тэо.
Тот пожал плечами и принялся нервно елозить по водительскому креслу:
- Значит, завертелось, - пробормотал он и сильнее вдавил гашетку акселератора.
       ***
       Ник стоял на краю утеса. Океанский бриз трепал капюшон ветровки. У него за спиной, за путанкой кипариса пряталась небольшая полянка с тремя заботливо расставленными палатками. Это место им посоветовал отец Найджела. Уютный краешек мира, где можно переждать невзгоды, откуда можно начать все заново. Ноева гавань – так нарекли утес мистер Пимпкинс с супругой, совсем не подозревая о злой иронии судьбы.
Отец Найджела работал на правительство. Нюансы службы он ото всех держал в строжайшем секрете. Специальное образование мужа, конечно, наводило миссис Пимпкинс на определенные мысли, но в сумбуре ее повседневных домохозяйских проблем и катастрофической нехватки времени эти мысли оставались всего лишь мыслями. До тех пор, пока пару дней назад супруг не принес домой странного вида кейс. Вспотевшая взволнованная физиономия мистера Пимпкинса повергла домочадцев в состояние страшной растерянности. Он поставил кейс на журнальный стол, открыл его, и взяв жену и взрослого сына за руки, выложил все свои служебные тайны вкупе с планами ближайшего будущего, которые сейчас с сомнительным успехом воплощали в жизнь Найджел и компания.
В кейсе находились двенадцать порций антидота. И вчера мистер Пимпкинс подробно проинструктировал всех четверых парней на предмет их рационального использования.
- Ну как они? – Наконец, разобравшись с рюкзаком, Тэо приблизился к Нику.
- Боятся, - тот пожал плечами, - мы с Фрэдом сделали им уколы и раздали пайки. Сейчас, наверное, ко сну готовятся.
Парень кивнул в сторону палаток.
- Ты им ничего не рассказывал?
Ник покачал головой:
- Подумал, пусть выспятся.
- Хорошо.
- Ни хрена хорошего! - Полог одной из палаток распахнулся и в проеме показался Найджел, держащий за локоть связанную брюнетку, - хочешь, чтобы они всё пропустили?
Ник отмахнулся и молча отошел в сторону. Тэо остался стоять с вызовом пялясь на Пимпкинса. Девушка упиралась, и то и дело пыталась вырваться.
- Знакомьтесь, ребята. Это Рэйчел, - Найджел состроил клоунский реверанс, - между прочим, предмет тайных воздыханий нашего непробиваемого Тэо.
Тэо сжал кулаки, скулы его заиграли желваками. Он держался из последних сил, пялясь исподлобья на Пимпкинса.
- Располагайся, - небрежно кивнув на траву, предложил Найджел, - потом хоть будет, что подружкам рассказать.
Хрупкая длинноногая брюнетка медленно, не сводя с парней взгляда, опустилась на землю.
- Что вам нужно? - Остановив взор на Тэо, зло процедила она.
Тэо потупил взгляд, а Пимпкинс, улыбнувшись, начал:
- Ты слышала что-нибудь о жизнеспособной популяции вида? Чтобы заселить планету, например, нужно хотя бы пятьдесят, способных к размножению, особей, - ухмыльнувшись еще шире, Найджел оценивающе, с ног до головы оглядел девушку, - Но на крайний случай сойдет и одиннадцать. Семь самок и четыре самца, например.
Брюнетка занервничала:
- Я… я не понимаю. Кто вы такие?
- Отвечу по порядку, - принялся кривляться Пимпкинс, - это армагеддон, детка. А мы, - он театральным жестом развел руки в стороны, - спасители человечества.
Договорив, Найджел обернулся на Фрэда. Тот на краю утеса разворачивал старую габаритную радиостанцию. Парень вытянул антенну, уселся на корточки и прижав к уху наушник, замер.
- Вот, - негромко сообщил он, - Началось.
Наушники затрещали нечеткими обрывками речи.
Началось. Сердце Ника готово было вот-вот выпрыгнуть из груди. Он посмотрел на равнодушное небо, на закатную гладь океана. Стало еще страшнее. Как будто природе было наплевать. А ведь какое ей дело до суетливого человечества? Скоро оно просто отвалится, как засохшая грязь с ботинок.
Он развернулся к Тэо, не в силах более любоваться закатом.
- Ну что там?
- Прощаются, - не поднимая глаз, пробормотал он.
Губы Рэйчел растянулись в глупой улыбке.
- Это какой-то розыгрыш? Да?
Все молчали, старательно пряча взгляды. Только трескотня радиостанции то и дело взрывалась иностранными языками.
Она прислушалась к радиосообщениям. Ото всюду лишь только крики о помощи. Где-то вдалеке пару раз громыхнуло, со стороны города в воздух поднялись несколько черных грибков, серебряная галочка самолета в небе стремительно неслась к океану, оставляя за собой жирный след дыма. А угрюмые лица парней, словно последним мазком, завершили картину.
Тэо подошёл к ней, развязал узлы на запястьях и, присев рядом, обнял за плечи. Рэйчел не стала отстраняться.
- Не думала, что спасители человечества окажутся такими ублюдками, - процедила она сквозь зубы.
- А чего ты ждала? – усмехнувшись, пробормотал Найджел, не в силах оторвать взгляд от пикирующего самолета, - даже супермен, и тот был ублюдком. Не удивлюсь, если всякие Иисусы, Нои и Моисеи в свое время не отличались добродетелью.
Ник передернул плечами. Внутри что-то отчаянно заскоблило железом по стеклу:
- Нельзя так о Боге.
- Очнись, Ник, - весело улыбнувшись, развернулся Найджел. В свете алого заходящего солнца его улыбка походила на кровожадный оскал, - больше нет богов, - рот его растянулся еще шире, дико и неестественно:
- Кроме нас.
_____________________________________________1_____________________________________________

Работа №2

Я стояла на любимом месте на самом краю обрыва и смотрела на бескрайнее море.
Где-то там, вдали, за горизонтом, есть другая жизнь. Где люди друг друга понимают, где прислушиваются к чужим просьбам и не заставляют идти против воли. Там, за сливающимся в тонкую линию краем. Но я этого никогда не увижу, а жаль. 
- Ми-и-ра! Ми-и-ра!
Я поморщилась и оглянулась. На тропинке между кустами стояла няня и грозила кулаком.
- Что?
Ветер унёс слова вместе со старыми листьями, тонкими ветками и пучками прошлогодней травы. Весна. Снег полностью сошёл с южных склонов, открывая зыбкую красоту Межгорья. То тут, то там вспыхивали яркие пятна первоцветов, зеленели робкие пучки трав. Зима уходила до следующего года, а вместе с ней обрывалась моя жизнь. Мне исполнилось восемнадцать, самое для этого время. Я отвернулась и посмотрела вниз, где бушующие волны разбивались об острые камни. Всего шаг, и Мира уйдёт за край этого мира.
- …а-а-ю… - донеслось.
- Что-о-о?
- Перевожу: не стой на краю!
Ойкнула от близко раздавшегося голоса, отпрянула назад и вжалась спиной в огромный камень, испуганно оглядываясь по сторонам.
- Не туда смотришь!
Пришлось поднять голову. Яркие лучи ударили в ещё не привыкшие к свету глаза, но сквозь выступившие слёзы успела разглядеть мужской силуэт на самой вершине приютившего меня камня. Мужчина легко спрыгнул вниз, я вжалась ещё сильнее, разглядывая незнакомца. Определённо, не из местных. Светлая кожа, белые короткие волосы, одежда красивая, явно дорогая. Лицо правильное, глаза необычайно голубого цвета. Молодой, примерно моего возраста, и весьма симпатичный парень, в свою очередь, рассматривал меня. Стало немного страшно, я никогда ещё не оставалась наедине с мужчиной, тем более на краю крутого обрыва.
- Добрый день, - вежливо поклонился он. – Я Фенигор.
- Мира, - кивнула я, отступая. – Можно я пойду?
- Иди, - флегматично отозвался он. - Я тебя не держу.
- Так я пошла?
Он окинули меня очередным заинтересованным взглядом и отвернулся. Отчего-то уйти не могла, выглянула из-за камня, махнула рукой няне и осталась стоять на месте. Было в этом Фенигоре что-то такое, что упорно держало на месте.
- Почему не уходишь? – насмешливо поинтересовался он.
- Не знаю. Откуда ты тут взялся?
- Оттуда.
Рука махнула в сторону высоких гор. Ответил, да. В той стороне поселений больше, чем блох у нашей Жучки.
- А конкретно?
- Не твоё дело! – фыркнул он.
- Сбежал? – ахнула я. В глаза бросилось то, на что сразу не обратила внимания: на пыльные сапоги и уставший вид Фенигора.
- Ну сбежал, - протянул он. – Тебе то какая разница?   
- Да я тоже хотела… сбежать. Ты не дал.
- Ты что, прыгать в море собралась? – возмутился он. – Вот дура!
- Да что бы ты понимал! Может, мне жить незачем!
- Всегда есть, зачем.
- Да ты философ, - ехидно прокомментировала я. – Что ж убежал то?
- На то были причины! Тебе не понять!
- А ты попробуй, объясни, - я уселась на нагревшийся от солнечных лучей камень, поджав под себя ноги.
- Не знаю, почему, но… слушай. Я всегда грезил морем, меня манили дальние страны, но отец решил, что будет больше пользы, если я продолжу семейное дело в городе. Он заключил выгодный брачный контракт, использовав меня как приманку для вливания капитала. И тогда я решил сбежать на самый край мира, чтобы продолжить идти к своей мечте.
- Что, даже не поинтересовался будущей невестой?
- Зачем? Она богата, а значит, манерна и спесива, мне такое не подходит. Теперь ты рассказывай, почему прыгнуть хотела?
- У меня схожая история, - тяжело вздохнула я. – Меня выдали замуж помимо воли. За какого-то лорда Траниша.
Вновь перед глазами пробежали события последних дней. Ругань, громкие заявления, злые крики и пропавшее желание жить. Услышав тихие сдавленные звуки, похожие на смех, удивилась и возмущённо уставилась на Фенигора. Я ему, можно сказать, душу излила, а он веселится.
- Стоило попасть на самый край мира, чтобы понять, что от судьбы не убежишь, - улыбнулся он, осторожно вытирая слёзы с моих щёк. – Позволь представиться ещё раз: лорд Фенигор Траниш. Так вот ты какая, невеста.
- Так вот ты какой, жених, - я покатала на языке новое для себя слово. В применении к блондину выглядело вполне органично.
- Мира! Где тебя носит, паршивка! – раздался совсем близко голос няньки.
Фенигор выглянул из-за камня и тут же спрятался обратно.
- Сбежим? – хитро прищурился он.
Я покосилась на протянутую руку и вложила свою.
- Сбежим, - улыбнулась я.
***
Корабль покачивался на волнах, я сидела на палубе в обнимку с мужем и жмурилась от яркого летнего солнца. Жалела только об одном, что там, за краем мира оказалось всё то же самое, что и у нас.
_____________________________________________2_____________________________________________

Работа №3

На дне

Вопль жадных чаек смешался с криками носящихся по пляжу ребятишек. Обжигающее солнце иногда скрывалось за плотными плывущими облаками и накрывало пляж мистической тенью лишь для того, чтобы вновь явить себя во всей красе, пока очередное облако не выйдет на передний план. Ты стоишь возле воды и щуришься. Прохладные робкие волны касаются кончиков пальцев ног и тут же убегают, еле слышно шепча: «Тебе водить». Они манят, как коварные русалки, сулят освежающее приключение. Ты не боишься воды и отлично плаваешь, если голова высится над помятой поверхностью моря. Но стоит тебе опустить голову вглубь, как паника накрывает волной сильнее любого цунами.

Ты не можешь разжать веки, словно опасаешься, что стиснутые губы тоже раскроются и выпустят весь воздух, что скопился в легких и натянутых щеках. Даже ощущая плотно каменистое дно ногами, ты не можешь побороть страх. Сидишь, слегка согнув колени, так, чтобы макушка была над водой, несколько секунд и выныриваешь. Сердце бешено колотится. Кажется, что ты пережил нечто большее, чем смог бы вытерпеть. Вода такая плотная, хоть и прозрачная. Она тут же захватывает тебя в крепкие объятия, и ты не уверен, что сможешь из них выбраться. Малышня плескается возле берега. Они то и дело ныряют, проплывают под водой пару метров и выпрыгивают из воды, как резвящиеся дельфины. Ты не спрашиваешь, почему они могут, а ты нет. У них нет страха. Тебя сковывает не море, а он, предательский и холодный, как огромный куб льда.

Ты идешь вдоль берега к деревянному пирсу, у которого от соли и воды потемнели опорки. Под его тенью безропотно дожидается небольшая голубая лодка с веслами. Ты тащишь ее к воде по плотному песку, сквозь который пробивается хилая зелень. Делаешь это рывками, поэтому быстро устаешь, выпрямляешься и глубоко дышишь носом. Затем снова складываешься пополам и тянешь лодку. Вода коснулась ног, значит, остался последний рывок. Ты обходишь лодку и теперь толкаешь ее. Так намного легче. Она уже скользит по ряби, ты ловко вскакиваешь внутрь, берешь весла и сначала отталкиваешься ими от дна. Люди на пляже становятся все меньше. Ты видишь их, но не смотришь куда плывешь, ты и так это знаешь. За последние несколько дней ты совершил уже три таких путешествия. Первое было случайный, ты греб без особой цели, остановился далеко от берега, потому что здесь наконец-то стало тихо.

Зеленоватая воды была еще чище, чем у берега. Сквозь нее можно было видеть водоросли, которые тянулись вверх, неустойчиво колыхаясь в воде. Растение, похожее на земной мох, только больше и пышнее, было словно мотки сахарной ваты, небрежно разбросанной везде, куда мог дотянуться твой пытливый взгляд. Лодку слегка качало из стороны в сторону, но это было частью безмятежности, а вовсе не вредило ей. Ты смотрел вниз, пытаясь представить, что могло бы заставить тебя прыгнуть, нырнуть. Словно отвечая на этот вопрос, в глубине сверкнул ярко-красный камень. Ты наклонился ближе к краю лодки, чтобы убедиться. Нет, тебе не показалось. Он лежал в окружении белых и темных камней, выделялся на фоне морских зарослей.

Скорей всего, он не представлял никакой ценности, кусочек стекла, который обточили вода и время, но тебе захотелось иметь его, держать в руках, поглаживать гладкую поверхность. В тот день ты так и остался в лодке, просто сидел и смотрел. Камешек был ближе, чем пляж, но до него было слишком сложно добраться, поэтому ты просто развернул лодку и отправился обратно к пирсу, стараясь забыть свое ребяческое желание. Но оно осталось. Оно было первым, что посетило тебя следующим утром. В надежде вновь увидеть его, ты кинулся на пляж, потащил лодку и вновь очутился в безмятежности. Ты вглядывался в даль, пытаясь понять, на том ли ты месте, что был вчера, затем нагибался через край лодки, чтобы отыскать то красное сокровище. Часть тебя хотела отыскать его, другая была бы рада, если бы оно исчезло, осталось в воображении. Но камень вновь смотрел на тебя, а ты на него. Сегодня он казался еще более притягательным, но столь же далеким.

В третий раз ты даже встал, балансируя в лодке. У тебя закружилась голова, но ты не упал. Осмелев от прилива адреналины, ты очутился в воде, оплыл лодку пару раз, но так и не смог заставить себя нырнуть. Ты набирал воздух и толчками выталкивал его из себя через рот, как в приступе паники. Наконец, ты опустил вниз лицо, в бешенном ритме посчитал про себя до десяти и открыл глаза. Ощущение было похоже на опьянение. Ты видел лишь очертания, голова кружилась, и ты быстро задергал руками, пытаясь сбежать на волю из этого мокрого плена. Ты долго лежал на дне лодки, пытаясь объяснить себе, что бояться нечего.

Сегодня красный камешек вновь смотрит со дна. Тебе кажется, что он взывает к помощи. Но это он тебя спасет, а не ты его. То, что на берегу казалось глупым страхом, здесь вдруг приобрело почти телесную оболочку, настолько реальным стало это ощущение. Любые другие проблемы ничтожны, по сравнению с желанием побороть этот страх. Ты закрываешь лицо руками, как будто прячась от солнца. Здесь тебя никто не видит, зачем тогда воображать? Ты закрываешь лицо руками, что собрать всю волю в кулак. И ты прыгаешь в воду. Ты больше не боишься.
_____________________________________________3_____________________________________________

Работа №4

На краю мира

Глава 1.

Благородный шевалье теряет тень вследствие случайного знакомства с таинственной дамой. — Куда делось отражение из зеркала? — Рассуждения автора о пользе и опасности пребывания без тени.

Глава 2.

На запад или на восток пускаться в погоню? — Герой получает задание Королевского географического общества. — Таинственный незнакомец предлагает шевалье его вес в золоте за тело, не отбрасывающее тени. — Несколько слов о мироустройстве.

Глава 3.

Шевалье отправляется в путешествие. — Снова незнакомка! — Злой учёный принимает решение заполучить тело героя наименее экстравагантным способом. — Мистическое спасение.

Глава 4.

Герой впервые встречает потустороннюю сущность, называющую себя Барбарис. — Читатель получает объяснения, почему приключения шевалье могут быть преподнесены ему лишь в виде сжатого синопсиса. - Старый друг снова приходит на помощь.

Глава 5.

Рассуждения героя о том, что имя он, по всей видимости потерял вместе с тенью и теперь будет известен как «герой» или «шевалье». — Вздохи прекрасной дамы о том, что будь у них дети — остаться бы им без отца в имени и титуле, при живом-то отце. — Матримониальный спор приводит к неожиданным последствиям. — Юго-восток или северо-запад?

Глава 6

Отсутствие тени впервые прямо угрожает жизни героя и его спутников. — И почти сразу же герой избегает верной гибели благодаря отсутствию тени. — Рассуждения о том, мог бы существовать без теней целый народ, и парадоксальный вывод из этих рассуждений.

Глава 7.

Встреча с кошкой, у которой было две тени. — Задание выполнено! — Герой рассуждает о том, может ли тень в свою очередь отбрасывать тень. — Спутница находит у самого героя тень тени. — Так ли важно то, что отбрасывает тень, если есть сама тень?

Глава 8.

Герой встречает Барбариса во второй раз и делает открытие, что имён нет ни у кого из персонажей этой истории. — «Должно быть, произошла некая катастрофа. Какой милый котёнок.» — Неожиданные трудности при поиске паромной переправы. — Сколько золота стоит поцелуй?

Глава 9.

Новые козни злобного учёного. — На чёрном и на белом — тень всегда одного цвета! — Герои узнают, что не всем им суждено дойти до Края Мира, но никто не поворачивает назад.

Глава 10.

Некоторые особенности природного магнетизма в условиях вечной мерзлоты. — Является ли смерть тенью жизни? — Старый друг жертвует собой.

Глава 11.

Стена, отделяющая Мир от его Края. — Остроумное решение. — Спутница клянётся, что никогда не выйдет замуж за шевалье. — Тут же находятся желающие, и что из этого вышло.

Глава 12.

Тень заперта в ловушке и снова служит нашему герою. — Рассказ тени о её приключнениях. - Ещё не конец?

Глава 13.

Герой, его тень и спутница решают продолжить путешествие. — Выход за край. — Оцарапанная осколком небесного свода.

Глава 14.

Остроумный способ передать весточку на родину. — В отсутствие официальных властей шевалье и спутница не могут узаконить свои отношения. — Рассуждения тени о разврате.

Глава 15.

Тень становится первой личностью, сумевшей заглянуть за небесный свод. - Спутница героя не внемлет её предостережениям. — Ночь траура и скорби.

Глава 16.

Герой принимает вызов собственной тени на поединок и протыкает её шпагой насквозь. — Предсмертное признание тени о том, что герой и спутники изначально двигались не туда — путь их лежал на запад. — Одинокий шевалье не знает, с чьей тенью расправился.

Эпилог.

Город Сен-Сенье, полвека спустя. — Читателю даётся несколько виртуозных описаний, долженствующих потрясти его воображение. — Памятник на центральной площади города. — Надпись на постаменте:

«Симону де ля Эрьени, урождённому шевалье, заглянувшему за Край Мира и разрешившему главную загадку мироздания.
Шарлотте Флёр, благородной девице, сдержавшей клятву.
Капитану Бастаку, знавшему цену дружбе.
Тени неизвестного, способной на чувства более светлые, чем иной человек
».
_____________________________________________4_____________________________________________

Работа №5

На краю мира...
В глазах у Коленьки потемнело, и он уже не видел заманчивый свет, что маячил впереди. Боль пронзила всё его тело, он задыхался и не мог уже сопротивляться той давящей уничтожающей силе, что безжалостно толкала его вперёд – это был крах… край его мира.

Всё было прекрасно, жил же не тужил, его мирок был хоть и не велик, но уютный и безопасный. Ни за что не приходилось переживать, он был сыт и в тепле, и даже любил общаться с внешним миром через мягкие упругие стенки его жилища. Он привык к этим голосам и с радостью отзывался на них, а ещё ему нравился мерный перестук чего-то сверху и когда ритм этой дроби ускорялся или замирал, инстинктивно напрягался сам. Прощупывал стенки своего дома, всё ли в порядке, и с радостью начинал бегать и кувыркаться, когда не видел ничего опасного.
Однажды он услышал своё имя:
- Коленька, - обратился к нему мелодичный, очень красивый голос и кто-то постучался к нему.
Имя понравилось ему сразу, и он с радостью принял его.
- Я  тут! – отозвался изо всех сил и постучал в ответ, - я, Коленька, да, я тут и мне хорошо!  Чувствую, вы добрые и мне нравится с вами общаться!
И Коленька забарабанил в ответ, прислушиваясь к приятному смеху за стеной и какой-то возне.
Но совсем недавно, Коленька стал слышать ещё один голос, он словно звучал внутри его и настойчиво внушал ему, что скоро надо покидать этот его славный мирок. Он, то прислушивался и подчинялся неведомой силе, поворачиваясь то на один бок, то на другой, и тут же отбивал дробь тем, кто был извне.
- Эй! Всё ли в порядке? – кричал он добрым голосам, -  кто-то тут настырный хочет выгнать меня отсюда, а я не хочу!!! Мне тут хорошо!
- Всё хорошо, успокойся, Коленька, - слышал он в ответ и расслаблялся.
Но напряжение росло, нечто подсказывало  о большой перемене в его жизни, готовило к чему-то неприятному. Коленька устал сопротивляться и не знал, что же ему делать? Чем и кому он тут помешал? И не желал верить, что причиной всему те добрые голоса, которые всё чаще и чаще стали звать его, говорили что ждут…
Было страшно.
Поэтому Коленька больше сидел тихонечко, возможно и не заметят, забудут и не будут его донимать. Теперь он стал умнее, и не будет вот так шалить и буянить, надо сохранять то, что имеешь, свой мирок, ту частичку – где тебе хорошо!

Беда нагрянула неожиданно. Его дом резко стал сжиматься, и давил на Коленьку. Он упирался руками и ногами, отталкивал и порой получалось! Всё вставало на свои места, но облегчения не пришло. Напряжение во всем. Тот привычный стук вверху участился, и слышны непонятные стоны снаружи. Неведомая сила опять стала давить, делая больно и проталкивая Коленьку куда-то туда, на край, где в маленький просвет он стал различать свет.
-Нет! Нет! – изо всех сил пытался сопротивляться он.
И понял Коленька, как он слаб, его,  придавливало всё сильнее и сильнее, толкало вперед. Он захотел закричать от ужаса, но не хватило сил…
«Это конец!» - только успел подумать в отчаянье.
_____________________________________________5_____________________________________________

Работа№6

- Подожди, Беними! - Энеке бежала за парнем, как могла, но всё равно не поспевала. Вообще-то, они должны были собирать грибы для Деревни, и вначале так и было. Она собирала в одной части леса, Беними - в другой. Но внезапно он подбежал, крикнул:
- Я кое-что нашёл. Пошли, покажу, - и снова скрылся за деревьями.
Энеке выбежала из леса и остановилась, увидев гору. Парень уже залезал, явно куда-то торопясь.
- Смотри, какой красивый цветок! Хочешь, сорву для тебя? - спросил Беними, забираясь всё выше.
- Осторожней, не упади! - она сложила руки на груди, с волнением наблюдая за другом. Посмотрела выше - и правда: там синело чудо. Энеке даже показалось, что она видит росу на цветке и отражающиеся отблески поднимающегося солнца.
- Беними, не надо срывать - пусть растёт.
- Зато сможешь подержать в руке, - тут нога парня подскользнулась, он нелепо кувыркнулся и...
Тело лежало на камнях, кровь обрызгала землю вокруг. Энеке завизжала и кинулась за помощью в Деревню.
Девушка сидела в гостиной старосты Хакими и ждала, что ей скажут. Старики из комнаты всё не выходили, о чём-то негромко переговариваясь за дверью.
Мир конечен, это знали все. День, два или три - иди в любую сторону - всё равно придёшь к Краю мира. Похоронная процессия шла к ближайшему. Вся деревня вышла. Энеке умела считать до двенадцати. В основном, это были старики, из молодых остались только она сама и маленькая Арене. Вечно весёлая и непоседливая, даже она теперь шла с грустью на лице. Громко и вслух об этом никто не говорил, но всё равно Энеке знала, что вся надежда деревни была на Беними и Энеке - ведь только они могли возродить Деревню. Даже больше на Беними, потому что подрастала Арене. Теперь парня нет. Может быть, поэтому ей показалось, что уныние и безысходность у всех читается на лицах ещё большая, чем на любых прошлых похоронах. Энеке не знала, кто из этих стариков её зародил. Хоть ей такое почему-то казалось неправильным, но эту тайну старательно хранили, не посвящая в такие дела молодых. Воспитывали и обучали, конечно, всей деревней.
Дошли. Край мира. Здесь резко обрывается земля, реки свергаются в бездонную пропасть, внизу - лишь извечный туман.
Все затянули песнопения, Энеке лишь молча думала об умершем друге.
Теперь все вокруг, кроме неё - одни старики. Они скоро не смогут зарождать новых людей себе на смену. Арене - такая егоза, что ещё в более раннем возрасте, чем Беними, сорвётся с какого-нибудь утёса. Теперь люди обречены - скоро их не останется вообще. Всех умерших по традиции сбрасывали с Края мира, отправляя в царство посмертия. Молитва закончилась, тело Беними скидывают в бездонную пропасть.
"Нет!" - Энеке оттолкнулась от края обрыва и нырнула щучкой вниз.
- Стой! - только и донёсся слабый голосок Арене, остальные, все как один, лишь молча проводили мрачным взглядом удаляющуюся фигурку.
Энеке глядела вперёд, но видела только туман. Она расправила руки, словно крылья, и полетела.
Вдруг её взору открылись леса, поля, реки, озёра - девушка никогда бы и не подумала, что может существовать такое безграничное пространство. И - что-то необычное: какие-то... строения?
_____________________________________________6_____________________________________________



.

Отредактировано Олег (09.07.2017 23:00:01)

0

3

Внеконкурс от Ijeni:

Речная вода мягкая, нежная как первый пушок на детской головенке, она струится и ласково тает на обожженной до язв коже. Это тело или душа так болит? Где моя душа - она там где сердце? А если сердце бешено бьется, осатанев от адской боли, колотится, зажатое в тиски в избитом теле, то как ты это терпишь, душа?

Я помогу тебе, моя бедная. Мы с тобой заставим это проклятое сердце замолчать...

На песчаном берегу, поросшем кудрявой таволгой, я скину обугленную и уже ненужную одежду. Чуть вязнут ноги, но ступням, измочаленным о камни бесконечной тропы, так сладостно приятно и саднящая боль стихает. Песок, влажный и теплый, стекает по пальцам и строит маленькие холмики, обозначающие мой путь. Пройдет час и холмики сравняются, исчезнут, растворятся и никто не найдет и намека, на мой истаявший след.

Вода.. Она обнимает и нежит, она журчит сладко, как горлинка в начале лета и пахнет арбузом. Она подхватывает и качает, все глубже и глубже затягивая в свою ласковую колыбель.

Запах таволги смешивается с ароматом воды и дурманит голову, путая мысли.

Я просто плыву. Я плыву вдоль реки, гибкие ивовые ветки все плотнее смыкаются, образуют непроницаемый шатер и я уже не вижу солнца, его больше нет в этом мире.

Тягучие водные травы переплетают мне волосы, упругие стебли кувшинок обвивают руки. Я растворяюсь в темной воде, послушно повторяя ее танец. Вода легка и тело мое стало легким и струистым. Я стала водой...

Вот видишь, душа. Мы утихиморили мое проклятое сердце. Оно молчит. Оно больше не мешает тебе...

Внеконкурс от Билли Кинга:

Однажды в одной забегаловке шла грандиозная драка. Парни разошлись не на шутку, от души дубася друг друга. Лишь бармен, он же хозяин заведения, сохранял полную невозмутимость. Стараясь не попасть в водоворот мельтешащих кулаков и обломков мебели, я пробрался до его стойки и, заказав виски, спросил, отчего он не вызовет полицию?
- Конечно, парням нужна разрядка, - заметил я, - да и за ущерб ты сдерешь с них в три дорога, но добропорядочный гражданин обязан вмешаться и восстановить мир, не так ли?
На что бармен уверил меня, что с миром пока все в порядке:
- Понимаешь, Фрэнки,- он доверительно наклонился ко мне, - есть мир, и есть война. В первом случае - тишь да гладь и никакого навара, во втором - говорят ружья и плачут женщины. А сейчас, - он кивнул на дерущихся, - пока говорят кулаки и молчат пушки, они на краю мира. Так что, заткнись и дай ребятам отдохнуть. Окей?
Мне оставалось только расплатиться за выпивку и осторожно пройти по краю обратно в мир.

Отредактировано Олег (28.04.2017 16:18:03)

+2

4

Олег написал(а):

Дополнительное задание: "На краю мира" не должно быть статичной сценой, но движением от привычного, изученного, комфортного к новому, непознанному, неудобному.

Хех) Любопытно.

0

5

Ура! Барбарис! Хорошая тема, богатая  8-)

0

6

посмотрим куда заведет нас дорога...)))

0

7

aequans написал(а):

Хех) Любопытно.

И мне))

Энни написал(а):

Ура! Барбарис! Хорошая тема, богатая 8-)

Наконец-то он стартовал :D

Триш написал(а):

посмотрим куда заведет нас дорога...)))

Надеюсь в неизведанное, но хорошее место :)

Народ, собирайтесь! Работы, внеки, просто творческие и веселые комментарии приветствуются, и ожидаются  временно не злым собакеном))

0

8

Олег, с почином!

0

9

Ольга написал(а):

Олег, с почином!

Спасибо))
*интересно, пишет ли Оля барбарисочку*

0

10

не

0

11

Ijeni написал(а):

не

Это самый короткий внек, который я видел :D

0

12

Хотя - внек

Речная вода мягкая, нежная как первый пушок на детской головенке, она струится и ласково тает на обожженной до язв коже. Это тело или душа так болит? Где моя душа - она там где сердце? А если сердце бешено бьется, осатанев от адской боли, колотится, зажатое в тиски в избитом теле, то как ты это терпишь, душа?

Я помогу тебе, моя бедная. Мы с тобой заставим это проклятое сердце замолчать...

На песчаном берегу, поросшем кудрявой таволгой, я скину обугленную и уже ненужную одежду. Чуть вязнут ноги, но ступням, измочаленным о камни бесконечной тропы, так сладостно приятно и саднящая боль стихает. Песок, влажный и теплый, стекает по пальцам и строит маленькие холмики, обозначающие мой путь. Пройдет час и холмики сравняются, исчезнут, растворятся и никто не найдет и намека, на мой истаявший след.

Вода.. Она обнимает и нежит, она журчит сладко, как горлинка в начале лета и пахнет арбузом. Она подхватывает и качает, все глубже и глубже затягивая в свою ласковую колыбель.

Запах таволги смешивается с ароматом воды и дурманит голову, путая мысли.

Я просто плыву. Я плыву вдоль реки, гибкие ивовые ветки все плотнее смыкаются, образуют непроницаемый шатер и я уже не вижу солнца, его больше нет в этом мире.

Тягучие водные травы переплетают мне волосы, упругие стебли кувшинок обвивают руки. Я растворяюсь в темной воде, послушно повторяя ее танец. Вода легка и тело мое стало легким и струистым. Я стала водой...

Вот видишь, душа. Мы утихиморили мое проклятое сердце. Оно молчит. Оно больше не мешает тебе...

Отредактировано Ijeni (24.04.2017 09:28:39)

+1

13

О!

0

14

Ijeni написал(а):

Хотя - внек

рождает эмоции. Понравился.

0

15

И мне понравилось. Образно. И грустно.

0

16

Отличный внек, Ijeni! :cool:
Причём переход я отлично вижу, тут акцент на обратном из некомфорта в комфорт, но это тоже край мира, ведь переход есть переход (авторам на заметку).

0

17

Мы закрыли глаза и далёкий придумали остров...(с) ЭМШ
:)

0

18

Marysia Oczkowska написал(а):

Мы закрыли глаза и далёкий придумали остров...(с) ЭМШ

Песенные внеконкурсы в формате mp3 тоже принимаются))

0

19

Надо Мечиславичу на сайт написать.)))

0

20

*интересно, пишет ли Оля барбарисочку*

а надо? :)
внеконкурс отличный, и почему внгеконкурс...

0

21

Ijeni написал(а):

Хотя - внек

Как-то радикальненько. Кстати, если утихомирить сердце, душа тут же покинет обшарпанную оболочку.
Если ГГ так хотелось арбуза, может, стоило усладить плоть, а душу послать на хрен? Все равно никуда не денется, пока колотится сердце. Мммм?

0

22

ЛГ утопилась, если чо
http://www.scorp12on.narod.ru/images-2/fantasy_girls_556.jpg

0

23

 Ijeni написал(а):

Тягучие водные травы переплетают мне волосы, упругие стебли кувшинок обвивают руки. Я растворяюсь в темной воде, послушно повторяя ее танец.

Красиво  :love:

0

24

Русалко.)

0

25

Доброго времени суток! Вкратице лишь напишу, что текст очень рваный, только я настроюсь и представлю образ, но вот беда слишком резкие перехода раза три это точно, с орфографией на ура.. но вот в плавности переходов беда... 
"Речная вода мягкая, нежная как первый пушок на детской головенке, она струится и ласково тает на обожженной до язв коже. Это тело или душа так болит? Где моя душа - она там где сердце? А если сердце бешено бьется, осатанев от адской боли, колотится, зажатое в тиски в избитом теле, то как ты это терпишь, душа?

Я ПОМОГУ ТЕБЕ, МОЯ БЕДНАЯ. МЫ С ТОБОЙ ЗАСТАВИМ ЭТО ПРОКЛЯТОЕ СЕРДЦЕ ЗАМОЛЧАТЬ..." все так резко... без плавного и приятного, а еще возможно плавного перехода... и дальше как читатель я стал спотыкаться... утратил связь с писателем...

многие меня знают тут, мою лояльность... пишу всегда честно, да прибудет с вами ВДОХновение!!!

0

26

Marysia Oczkowska, Офелия же, ну

*главный по русалкам*

0

27

МихалСаныч, спасибо за комментарий к внеку) Надеюсь, вы и работы не оставите без внимания, а ещё лучше - сами напишите на конкурс :)

0

28

Все хорошо, МихалСаныч,  всё хорошо

0

29

Ijeni написал(а):

Все хорошо, МихалСаныч,  всё хорошо

Да я в общем то и не спорю ))

Олег написал(а):

МихалСаныч, спасибо за комментарий к внеку) Надеюсь, вы и работы не оставите без внимания, а ещё лучше - сами напишите на конкурс

окей ))

0

30

Олег написал(а):

МихалСаныч, спасибо за комментарий к внеку) Надеюсь, вы и работы не оставите без внимания, а ещё лучше - сами напишите на конкурс

Написать на конкурс, но вот беда - конкурс это всегда сравнение того, что ты лучше. Лучше по сравнению с кем? Талантливее относительно кого? Любой конкурс закладывает изначально превосходство одного над другим... человека, например, или расы... все мы знаем, чем это заканчивается. Ведь конкурсы бывают разных масштабов... Итак, что там про конкурс? )))

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Апрель 2017