Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Май 2017


Барбарис Май 2017

Сообщений 1 страница 30 из 192

1

Против правил.
http://s6.uploads.ru/t/AurYG.jpg

Куратор: Ленка
Тема: Против правил.

Shteler (первая работа) – 79
Энни (вторая работа) – 71
Экванс (третья работа) – 85
Charlie_Gelner (четвертая работа) – 94

Итак, по итогам голосования в майском барбарисе уверенную победу одерживает автор четвертой работы Charlie_Gelner. Чарли, от души поздравляю. Работа мне понравилась. Добротная, хорошо сделанная.
Хочу отметить pinokio и shteler’а, как самых проницательных читателей. Пинокио был немного не точен в угадайке, а вот Shteler просто на лету посрывал все маски.
Теперь щепотку статистики:
Экспериментатор Экванс оказался к тому же самым скромным конкурсантом. Он единственный из авторов не поставил собственной работе высшую оценку.
Дипломатичность в судействе проявили Энни, Хильда и Олег, а вот самыми жесткими судьями оказались Империалист, Диана, Билли и Ijeni.
Мне очень понравилась разноплановость работ. Ни одна ни капли не похожа на другую. Стоит отметить, что каждая работа получила от одного или нескольких судий по высшему балу. Рассказов, не понравившихся большинству – нет.
После прочтения сложились такие ощущения: Shteler’у словно было мало места в своей работе. Ему бы развернуться, да разфантазироваться… но регламент. Экванс из конкурса в конкурс будто ищет подходящую форму, или прощупывает читателей на предмет восприятия экспериментальной прозы. Энни, по-моему, решила сделать ставку на жесткий, ошеломляющий читателя (такого впечатлительного, как я, например) поворот сюжета. Причем, по моему мнению, ставка скорее сыграла. Читателей, равнодушных к работе, не было. Поэтому и оценки за нее в основном ставили либо максимальные, либо – наоборот. А вот насчет работы Чарли я сомневалась. По началу хотела даже написать в личку насчет сходства с Киплингом, но перечитав все-же сочла ее вполне самобытной (по большей части благодаря классному началу). 
В общем, майский барбарис завершен. Авторы и судьи доставили мне и друг другу массу приятных эмоций. Поздравляю великолепную Charlie_Gelner с заслуженной победой и передаю ей эстафету. Спасибо всем вам огромное. Мне очень понравилось.

http://sf.uploads.ru/t/PcIQt.png

Отредактировано Lenka (31.05.2017 23:19:10)

+1

2

Первая работа.

- Сакс! – неприятный голос громко скрипел со стороны кабинета босса. Энни всегда хотелось его смазать, чтобы звучал хоть чуточку лучше. – Сакс, живо иди сюда!
Пришлось идти.
В кабинете босса за его столом сидел, как ни странно, он сам и по своей неистребимой привычке курил сигару. Энни не могла представить его без сигары. Он держал в руках лист с её статьёй.
- Сакс, что я тебе говорил насчёт политики нашей газеты? – в таких ситуациях лучше молчать, а то ору будет больше. – Никакой выдумки – только правда, только то, что видела собственными глазами, желательно ещё и с фотографиями! Мы пишем правду - это, если хочешь, правило! А у тебя? «Динозавры существуют!» – он сделал карикатурную интонацию, отчего Энни чуть не прыснула от смеха, представив газетчиков на улицах Нью-Йорка именно с таким скрипучим голосом. – Не улыбайся мне тут! Ты хорошая журналистка, но мне нужна правда! Людям нужна правда! А не твои… динозавры. Вот напиши лучше о новой станции, что построили на прошлой неделе. С фотографиями! Так, всё, иди!
Журналистка развернулась на 180 градусов и пошла к своему месту, скривив лицо так, чтобы стало максимально похоже на рожу босса. Раздались хохотки коллег.
- Что будешь делать? – мексиканец Сандро уже давно работал в газете и приучился делать то, что нужно боссу. Он как сосед Энни по рабочему месту постоянно опекал её и давал советы.
- Докажу ему, что динозавры существуют! – ответила она, глядя в потолок.
- Ну-у-у, это ты махнула! – разочарованно протянул Сандро. – А фотографии где достанешь?
- Где водятся динозавры – там и достану.
- Поедешь в свои джунгли?
- Поплыву! – она выпрямилась и решительно глянула на соседа. – Спасибо, Сандро, в ближайшее время меня не ждите. Будут вам доказательства!
Сев на пароход в Рио-де-Жанейро, Энни приуныла. Одно дело – сказать, совсем другое – сделать. Ну приплывёт она – что дальше? Как будет искать их, как вернуться домой живой и здоровой, как добыть нужные фотографии? Понадеявшись на чудо, она закрыла глаза, сознание погрузилось в глубокий сон.
В порту Рио она сразу направилась в ближайший кабак, что пользовался популярностью у всех морских волков, которые так или иначе побывали здесь. Бармен, пухленький мужичок средних лет, всегда в ковбойской шляпе и уже начинающими седеть висками, был на месте – обеспечивал клиентов за своей стойкой, наливая кому-то виски.
- Билли Кинг к Вашим услугам, мэм. Чего изволите?
- О, я не пью.
- Тогда могу предложить замечательную Амазонскую воду. Эта вода – просто изумительна, не идёт ни в какое сравнение с водами Штатов!
- Откуда Вы узнали, что я из Штатов? – автоматически задала Энни вопрос, не задумываясь над этим.
- О, это по всему видно, мэм, - бармен в это время доставал какую-то бутылку с прозрачной жидкостью без этикетки, уже подставив бокал. – Можно поинтересоваться, что понадобилось такой прекрасной леди в нашем гостеприимном городе?
- Джунгли.
- Джунгли? – даже странная жидкость из бутылки перестала литься в бокал от удивления.
- Джунгли. Вы можете мне подсказать кого-нибудь, кто хорошо знает джунгли Амазонки?
- О, мэм, Вам несказанно повезло. Я знаком с охотником, который знает эти джунгли, как свои пять пальцев!
Тут голоса за спиной стали ещё громче, чем обычно, перерастая в настоящий спор или даже ругань. Началась стрельба. Энни мигом села под стойку, обхватив голову руками. Звуки опрокидываемых столов, выстрелы, шум борьбы. Вдруг Энни кто-то схватил за руку, и девушке пришлось выпрямиться, чтобы её совсем не вывернули.
- Сдавайся, Джо - ты же не хочешь, чтобы я пристрелил невинного человека? - какой-то тип, дыша на неё перегаром, приставил пистолет к её лицу.
Что-то мелькнуло, попав бандиту прямо в нос, хватка ослабла, и Энни заняла прежнее положение, успев заметить, что следом за стопкой в голову бандита полетела табуретка. Первой упала на пол она, затем и тело.
- Эй, Джо, - это уже бармен, - будешь должен за ремонт!
- В твоих стенах и мебели, жадный Билли, нет ни одной дырки от моего кольта, смотри - полный барабан. Так что тряси деньги с них - драка началась не из-за меня. - Он показал на кого-то, лежащего на полу, скрытого за опрокинутым столом. - Хотел выпить за счёт этого джентльмена, а получилось, что пил за упокой его души. Кстати, из его кошелька можешь взять и денег на ремонт, - закончил небритый мужик в стетсоне, здесь их носили все, кому не лень, развернулся и пошёл в сторону выхода.
"Хватит рассиживаться на карачках - надо дело делать!" Энни выпрямилась и обратилась к Билли.
- Вы говорили, что знаете хорошего проводника по джунглям... - начала она.
- Да вот, он только что вышел из кабака, - ответил бармен, отвлекаясь от обслуживания ещё одного клиента.
- Тот небритый мужлан?
- О, мэм, это отличный охотник. Сейчас Вы его уже не найдёте. Он всегда идёт против правил - соответственно, власти города и шериф его ищут. Давно уже. Но мой племянник может проводить Вас до деревни Бесау - он там обязательно появится. Обалдейка, иди-ка сюда!
К стойке подбежал босоногий юркий мальчуган в широкополой фермерской шляпе.
- Проводи леди до Бесау - и смотри, чтобы с ней ничего не случилось.
- И что мне за это будет? - решил пацан выгадать что-нибудь из этой ситуации.
- Я тебя не отпорю в следующий раз, - и, обращаясь уже к Энни: - Вы, если хотите, можете отдохнуть перед дорогой - комнаты на втором этаже стоят недорого...
- Нет, я, пожалуй, пойду. Спасибо Вам, мистер Кинг.
- Слыхал? - опять к племяннику. - Давай, а то мне некогда.
Мебель уже поставили на место, все пили, болтали и веселились, как и до драки, будто её не было.
По дороге в деревню Энни решила расспросить своего проводника:
- "Обалдейка"? А имя у тебя есть?
- Есть, но я его Вам не скажу.
- Почему?
- Индейцы верят, что, зная имя, можно запросто проклясть человека. Поэтому все знают лишь мою кличку.
- Разумно. А далеко до деревни?
- Не, всего день пути.
- День... А транспорта до неё никакого нет?
- По джунглям? Нет, - он с улыбкой помотал головой так резво и размашисто, что было понятно: Обалдейка считает её странной. Как минимум.
Вдруг раздался шум и хруст веток.
- В сторону! - крикнул мальчик и сам прыгнул вперёд.
Энни повернулась на шум... И её что-то дёрнуло за плечо так, что она упала. Мимо неё, ломая ветви и деревца, пронеслось что-то огромное и серое.
- Что это было? - обратилась она неизвестно к кому.
- Носорог прокатился. Вам помочь встать? - непонятно откуда взявшийся мужчина предложил ей руку, на которую Энни облокотилась.
- Спасибо.
- Джозеф Штелер к Вашим услугам, мэм, - мужчина приподнял стетсон, и Энни его узнала. Но он теперь не был похож на небритого мужлана из бара - может, освещение другое, может, ещё что. Его волевое лицо и серьёзные глаза внушали доверие, а уверенность в движениях говорила, что на него можно положиться.
- А я – Энни Сакс.
- Очень приятно.
- О, дядя Джо, а мы шли в деревню Бесау, чтобы Вас отыскать! - вмешался мальчуган.
- Интересно, с чего это Билли решил, что я там буду? Но, впрочем, всё равно надо закупить патроны и кое-какие припасы - в Рио мне ведь не дали это сделать.
- А что это было?
- Носорог, - ответил Джо так, будто подобное пролетает мимо него каждый день.
- В джунглях Амазонки? Это надо сфотографировать!
Фотоаппарат нашёлся на земле - каким-то чудом он уцелел после такого набега, хотя носорог проделал целую просеку.
Энни щёлкнула затвором.
- Назову снимок: "После амазонского носорога"!
- Всё, дядя Джо, я выполнил поручение - пойду назад! - крикнул пацан и юркнул в обратную сторону так, что только пятки засверкали. В буквальном смысле.
- Вы хотели дойти до Бесау по этой дороге? - Джо кивнул в сторону, куда вёл мальчуган до налёта носорога.
- Да, Обалдейка вёл меня по ней.
- Этак вы добрались бы только к завтрашнему дню.
- А как надо?
- Напрямик, - Джо взял в руки мачете и начал рубить лианы и кусты, что мешали движению.
Шли где-то час.
- Осторожней, не упадите.
Перед путниками была настоящая пропасть. Внизу неё шумела вода, но смотреть туда всё равно не хотелось.
- И как нам теперь быть?
- Перемахнуть - и всего делов!
- Это как?
Джо в это время обрубил один конец лианы и держался за неё, обмотав вокруг кисти.
- Можете подойти ко мне и обхватить руками за грудь? - спросил он, очевидно, не ожидая возражений. Но что-то в её взгляде было такое, отчего добавил: - Ну, же, не стесняйтесь - я не кусаюсь! Просто я не могу обещать Вашу безопасность, если Вы будете это делать без меня.
Энни послушно подошла, Джо неожиданно схватил её, что-то мелькнуло перед глазами, и опустил на землю.
- Ну вот, а ты боялась!
Энни оглянулась.
- Всё?
- Да, конечно.
Позади них были эти добрых двадцать футов бездонной пропасти, от которой девушку кидало в жар и в холод.
Вскоре вышли к одинокой хижине из веток и листьев.
- Это деревня?
- Нет, это пункт обмена патронами и прочими нужными вещами. А деревня чуть дальше. Хочешь - сходи туда, посмотришь, - и когда он успел перейти на "ты"?
Энни прошла несколько футов, и ей открылся вид на деревню. Десяток домиков наподобие первого стояли кругом, а в центре было что-то похожее на площадь. Играющие там дети, одетые в тряпки и перья, внушали девушке брезгливость.
- Ты есть хочешь? - Джо появился, как всегда, неожиданно.
- Очень хочу, - Энни взяла ещё горячую лепёшку и стала уплетать за обе щеки. - Вкус необычный. А из чего её пекут?
- Лучше вот, возьми мясо.
- Вкусно, - похвалила она столь сытный обед. - А мясо из чего?
- Тебе лучше не знать.
Энни снова глянула на детей, играющих в какой-то луже.
- Это всё приготовили они?
- Они очень чистоплотны, знают, что такое гигиена. Ты не смотри на бедность. Среди них очень популярны книги Карла Маркса, они мечтают, что когда-нибудь смогут диктовать условия правительству. Наивные.
- Они? Умеют читать? И уж конечно они чистоплотны - а то я не вижу! И это мне говорит человек, не знакомый со словом "бритва"?
- Я бреюсь вот этим, - Джо медленно поднял здоровенный нож, представляя ей во всей красе. Он сверкнул в солнечном луче, пробившимся между веток и листьев деревьев.
Тут к ним подбежала большая рыжеватая собака, весело виляя хвостом.
- Ой, какая хорошая! - умилению девушки не было конца.
- Вот, знакомься - его зовут "Олег". Люблю давать собакам русские имена.
- Олег – это скандинавское имя, - поправила Энни.
- Да? Придётся переименовать.
...
- Сандро, миленький, сделай так, чтобы моя статья попала в газету!
- А доказательства? - он был как никогда серьёзен. - Забыла? Наша газета пишет только правду! Где фотографии?
- Ну, фотоаппарат побывал под амазонским носорогом, в Амазонке, в воздухе - летал на огромном жуке, в океане... Короче, фотографии не получились. Но эта статья должна увидеть свет. Я знаю - ты сможешь!
- Амазонский носорог и огромный жук – это ещё похлеще, чем живые динозавры! Босс, когда узнает... - Сандро устало потёр глаза. - Ты же знаешь наши правила.
- Один человек научил меня идти против правил - так гораздо интереснее!

Вторая работа.

Вадим шагал по мокрому от осеннего дождя тротуару и как всегда курил. Зонта у него не было. Вернее, зонт был, но Вадим всегда его забывал то дома, то на работе, поэтому дождь им воспринимался как нечто само собой разумеющееся, а промокнуть до нитки и дрожать от холода - тоже являлось нормой. Просто дождь. Просто погода такая. Каждый день он возвращался с нелюбимой работы в нелюбимую пустую квартиру, где его ждали очередная гора немытой посуды и пустые банки от выпитых накануне коктейлей.
  Крупная капля упала с тополя и потушила сигарету Вадима. Он остановился, чертыхнулся, оторвал мокрый кусок и снова зажёг сигарету. Никто и ничто не может лишить его единственных радостей в жизни. А именно - вдоволь покурить по дороге от завода до дома, и уже дома -  выпить за здоровье этого самого завода, всех его сотрудников и просто всего населения планеты. Тут лишь бы повод был. А повод Вадим находил ежедневно.
  На повороте к дому Вадим выбросил докуренный до основания бычок и вдруг услышал тихие стоны. Шурша пакетами из супермаркета, как всегда наполненными банками, чипсами и жёлтым полосатиком, он приблизился к источнику звука и стал вглядываться в темноту. На лавочке возле первого подъезда лежала светловолосая стройная девушка. Она согнулась калачиком, дрожала и плакала, поджимая ножки в попытке согреться.
- Эй... -  невнятно произнёс Вадим и потоптался на месте, - Ты это... Чего тут лежишь?
- Что? - спросила она, приподнявшись, и в свете фонаря Вадим разглядел её лицо со следами потёкшей косметики, - Я тут... Умираю я! - и громко заплакала.
- Умираешь? Тише, тише, успокойся, - Вадим подошёл ближе, - Может, тебе помощь нужна? Тебя как зовут, вообще?
  Девушка поднялась на ноги, поправила короткую юбку и вытерла нос рукой.
- Алёна я. Меня парень бросил. Выкинул на улицу. Вот теперь не знаю, что делать. Умру-у-у-у-у, блин, тут на холоде, - снова заплакала она.
- Да тихо ты! - сказал Вадим и взял девушку за руку, но она её сразу одёрнула, - Умирать она вздумала, дура. Если негде ночевать - давай ко мне. У меня двушка рядом, два шага осталось пройти. Переночуешь - а там разберёшься со своими проблемами.
- Вот так просто? Переночуешь и всё? А как же плата за ночлег? - спросила Алёна и упёрла руки в бока, - Так не бывает. Это против правил. 
- Каких правил? - недоумённо спросил Вадим и нахмурился, - Да я из лучших побуждений. Чисто по-человечески, так сказать. Не хочешь - не надо. Дело твоё. Иди куда-подальше. Мне как будто заняться нечем, блин, - и пошёл прочь. 
- Стоп-стоп-стоп! - сказала Алёна, догоняя Вадима, - Я согласна. Извини... Просто я не привыкла к такому... Жизнь учила, что всё всегда имеет цену - материальную или нет... Твоё предложение... Оно... против правил. Я к такому не привыкла, извини.
- Не переживай, Алён, - ответил Вадим, открывая дверь подъезда, -  только если сама захочешь. Проходи, квартира номер двадцать один.
* * *
   Вадим достал две новые банки коктейля из холодильника и прошёл в спальню. Тусклый свет телевизора освещал яркими вспышками длинные ночные шторы, мебель и постель, в которой лежала Алёна.
  Глубоко вздохнув, Вадим выпрямился, расправив плечи, и ещё раз посмотрел на свою гостью. Она была прекрасна. Лежала боком, уткнувшись в подушку. Длинные светлые волосы, казалось, рассыпались повсюду, а голая спина и округлые ягодицы так манили совершенными изгибами, что Вадим чуть с ума не сошёл. Он молча прилёг рядом, прижавшись всем телом к её спине, и обнял девушку за талию.
  "Моя королева" - шептал он на ушко. "Моя красавица... Моя госпожа... Моя царица".
Стянув с девушки трусики, Вадим вошёл в неё быстро и жёстко. Он двигался, словно одержимый, хватал Алёну за волосы и кричал от наслаждения. Через несколько минут всё было кончено.
    Вадим вытерся полотенцем, ещё пару минут полежал рядом с Алёной, прижавшись к ней всем телом, потрогал её упругую грудь, а затем пошёл в ванную. Вернулся, как всегда, с пилой и мешками. Немного осмотрелся и нахмурился - подушки придётся выкинуть. Алёна изошла кровью изо рта, хотя обычно после того яда такого не бывает.
"Но оно того стоило! - улыбаясь, думал Вадим, поглядывая то на окровавленные подушки, то на девушку, - Пусть пошло не по правилам, но девчонка была хороша, однозначно хороша. Уберу завтра, пожалуй," - а затем зевнул и завалился спать, заводя будильник на 7:00, ведь завтра новая смена на хлебзаводе.

Третья работа.

Этот рассказ решил написать своего автора.
Задача, прямо скажем, неординарная, но и текст, как вы уже догадались, не так прост.
Самым сложным оказалось самое приятное — зачатие. Это человеку для того, чтобы написать текст, ничего особенного делать не надо — сел да исполнил. Гусиным пером или клавиатурой — нет принципиальной разницы. А вот тексту родить автора оказалось куда сложнее. Говоря по правде, рассказ так и не понял, откуда в итоге взялся человек, тот будто сам собой самозародился в первой же строчке, будто был там всегда.
Маленький автор орал, пытаясь привлечь к себе внимание родителя. Время кормления!
То, что обычно кушает маленькая проза, совершенно ему не подходило. Чудесные вкусные запятые не упорядочивали его ритм, слепленная на скорую руку мораль не насыщала быстрыми углеводами, даже деликатесный кернинг не радовал. «Чем мне кормить этого непоседу — курицей?» - недоумевал текст; и тут, как вы уже догадались, миру явилась курица. Не желая разбираться с тонкостями приготовления этой гадости, рассказ брезгливо перебросил её ребёнку, и тот, уже не привередничая, мгновенно съел её с костями и перьями.
Не лучшая еда — всё равно еда.
Играть со сверстниками автор тоже не желал. Даже всеми любимые детские игры, «найди синоним» или «спрячь цитату», не радовали его.
В целом приходится признать, что человеку расти в обществе литературных произведений было непросто.
Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил Её. Розовая девичья альбомная зарисовка с вырезанной из журнала фотографией модной певицы покорила его мгновенно.
«Ну ты сам подумай, какие у вас будут дети? - урезонивал автора родитель. - Распечатки ренгеновских снимков? Анатомически точные описания человеческого тела? Ведь это против правил — живому человеку водить дружбу с ювенильным нарративом!»
Но человек не желал ничего слушать. Настал час, и он повёл свою избранницу под венец. В назначенный день и час на свет появился наследник. Прошло совсем немного времени, и он получил своё первое творческое задание.
Моё форумное альтер-это окинуло публику ленивым взглядом, затянулось «Винстоном», поправило клавиатуру, и, вздохнув, напечатало: «Этот рассказ решил написать своего автора...»

Четвертая работа

Два желтых круглых глаза выделялись на фоне густой зелени. Человек смотрел на них, не моргая. Его рука чуть поддалась назад, мышцы напряглись, готовые в любой момент отразить копьем нападение противника. Человек уже видел такие глаза. За ними скрывался беспощадный хищник на мягких лапах. Ему пришлось бороться с тем зверем, чья рыжая с черными полосами шерсть пылала словно костер, а глаза наливались яростью. Зубы острые, челюсти мощные настолько, что тут же пробивали незащищенную людскую плоть, добираясь до кости в один укус. Бежать не было смысла. Быстрота и ловкость движений зверя не оставляли надежды на спасение бегством. Зверь понимал лишь один язык – язык насилия.
Человек был невысокий, смуглый, поджарый, но сильный. Тяжелая работа на благо общины с редкими перерывами на прием пищи и непродолжительный сон закалили его и сделали выносливым. А охота быстро научила ловкости и хитрости. Тех, кому для обучения нужно было больше времени, уже не было в живых. Первая или вторая охота уносила их жизни. За свою недолгую жизнь человек уже возмужал и встал важным членом своей общины. Его ценили за вклад и уважали за мудрость. Даже некоторые животные отступали под его напористым взглядом.
Вот и этот дикарь, который затаился в ветках, казалось, уже не был таким решительным. Человек сделал еще один острожный шаг навстречу животному, не опуская копья. Ступал он бесшумно, но его уши все же уловили какой-то незнакомый звук. Протяжный и жалобный, он словно молил о чем-то. Человек хотел оглядеться по сторонам, но боялся потерять из виду животное, которое в одно мгновение могло убить его ударом своей мощной полосатой лапы. Звук повторился. Только теперь стало понятно, что он исходит от зверя. Человек растерялся. Тот, за кого он его принял, звучал совсем не так. Его рык распугивал все живое вокруг, заставлял трепетать от ужаса. Этот же зов вызывал жалость. Желтые глаза подались вперед, и из-за зарослей выглянул маленький розовый носик. За ним показалась вся мордочка с торчащими вверху ушками. Затем показались совсем крошечные лапки. Человек пустил руку с копьем. Зверь напоминал тот, кто оставил шрам, но был гораздо меньше и казался совсем беззащитным.
Вскоре весь зверь выглянул из зарослей и предстал перед человеком. Он был таким же рыжим, как и его старший собрат, но полоски были белыми. Да это и были вовсе не полоски, а какие-то хаотичные пятна. Грудка, лапки, кончик хвоста, часть мордочки были белыми, словно рыжей краски не хватило Матери-природе, и она не закончила свою работу. Зверь снова издал тот жалобный звук. На лице человека самопроизвольно образовалась улыбка, а в душе загорелось пламенем желание обязательно дотронуться до зверя. Он аккуратно прислонил копье к дереву и еще более бережно коснулся головы животного. То не стало сопротивляться, а наоборот прикрыло глаза и издало уже совсем другой звук, более раскатистый. Человек продолжил короткие касание головы животного и почувствовал, как оно прижимается к нему.
Совсем осмелев, он приподнял животное, снял его с ветки и прижал к себе. Его голой груди коснулся тончайший нежнейший мех, но от него палило таким теплом, что оно добралось до самого сердца. Взяв животное в одну руку, а копье в другую, человек отправился домой, напрочь забыв, зачем выбирался в чащу. Придя, он отнес зверя в соломенный шатер, который служил домом для всех животных общины. Ему хотелось непременно накормить нового друга, такой у того был жалобный вид. Человек решил, что раз коровьим молоком питаются все - телята, ребятишки и даже верный пес, - то и этому зверю оно не повредит. Поставив перед рыже-белым созданием глиняную плошку с белой жидкостью, человек еще раз потрепал его за ухом и ушел по своим делам.
Животные в шатре с интересом разглядывали нового соседа. Такого они еще не видели. Инициативу на себя взяла главная курица, которая привыкла командовать.
- Кто ты такой? – спросила она, опасливо оставаясь в дальнем углу на своем насесте.
- Кот, - животное лакало молоко и даже не удостоило курицу взгляда.
- Кот? – в амбаре послышалось легкое волнение.
Животные переглядывались, пытаясь выяснить, знает ли кто-нибудь из них, что такое «кот». Но все лишь мотали головами.
- Для чего ты нужен? – истерично выкрикнула курица, терявшее терпение всякий раз, когда не понимала, что происходит. Случалось с ней это до десяти раз в день.
- Чтобы любить, - кот уже выпил все молоко и принялся вылизываться.
Выглядел он очень вальяжно, а чувствовал себя как дома, хотя никто ему не предложил располагаться. Аборигены шатра снова принялись переглядываться и шептаться. Наконец, слово взяла старая мудрая корова, которая считала, что имеет право высказаться, раз чужак полакомился ее молоком.
- Мы здесь все для чего-то, человек не будет тебя кормить за просто так, - она закатила свои влажные глаза, обрамленные длинными, но редкими ресницами. – Я, например, даю молоко. Мой муж, бык, помогает вспахивать огород. Коза вот тут тоже дает молоко, для сыра.
- Я слежу за порядком, - важно выпятил грудь лохматый грязный пес.
Коту он сразу не понравился больше всех, хотя почему, объяснить тот не мог. Просто какой-то инстинкт, подумал кот, привыкший доверять своим ощущениям.
- Я даю яйца, - закудахтала курица. – Петух вот будит всех.
Петух при упоминании своего имени вытянул шею еще выше и казался еще более высокомерным, так что кот решил, что общиплет этому задире при случае хвост.
- Даже я выполняю свою функцию, - пропищала прямо рядом с котом маленькая мушка. – Я своего рода санитарная служба. Если я сижу на еде, человек понимает, что ее есть нельзя. А ты что умеешь?
Кот быстро, но лениво поднял лапу и в оно мгновение опустил ее на мушку. Та даже не успела сделать последний вздох, перед тем как испустить дух. Котяра же брезгливо отер лапу об землю и еще несколько раз помахал ею в воздухе, словно пытался избавиться от неприятного запаха.
- Таковы правила, - протянул грустный осел, стоявший позади всех. – Чтобы жить с человеком, надо делать что-то для него взамен, например, таскать тяжести. Он ухаживает за нами, мы помогаем ему.
- Нет, такая жизнь не для меня, - кот заприметил большой стог сена возле двери и направился к нему – Я ничего делать не буду.
Устроившись на самом верху, новичок широко зевнул, обнажив острые зубы и перед тем как уснуть, вымурчал:
- Эти правила для вас, дуралеи. Я живу против правил. Меня человек будет любить и кормить просто так, потому что я неподражаем.

Отредактировано Lenka (28.05.2017 22:53:17)

+1

3

Внеконкурс от Билли Кинга

Сенсация
Макс стоял у умывальника и, заткнув сливное отверстие ладонью, ждал, когда в мойке наберется вода. Спустя минуту, он убрал руку. Вода с неприличным хлюпаньем устремилась в сливное отверстие, а Макс завороженно наблюдал за ней. Когда уровень в мойке снизился, он снова закрыл ладонью слив и открыл кран...
  Закусочную "Жри и вали" накрыло волной вселенской лени. Даже мухи, которых Молл - хозяин заведения, ленился лупить мухобойкой, не летали, а медленно ползали. По телеку монотонно бубнили об азах игры на биржевых курсах, из музыкального автомата неслась заунывная песнь о смертельно уставшем ковбое, который, наконец, лег поспать.
Внезапно всю сонную идиллию разрушил уверенны и энергичный рык. Он был настолько энергичен и возмутителен, что Молл, дремавший за стойкой, встрепенулся и окинул недовольным взглядом  зал. Возможно, он надеялся увидеть гризли или гепарда. Ну или хотя бы невоспитанного бульдога, позволившего себе рычать в кафе. Увы, его надеждам не суждено было сбыться - рык оказался храпом.
Единственная посетительница, закинув длинные ноги в кожаных сапожищах на соседний стул, привалилась к стене и прикрыв лицо шляпой, мирно похрапывала.
Молл вздохнул и, перекинув полотенце через локоть, двинулся к клиентке:
- Рейчел, проснись, - попросил он, подойдя на безопасную дистанцию. - Эй!
Молл защелкал пальцами и затопал ногами. Это возымело действие - храп прекратился, и Рейчел Сара Коннели, самая высокая женщина-рейнджер в округе, вернулась из мира снов.
- Чего тебе? - недовольно буркнула она, выпрямляя руки в стороны, потягиваясь и зевая.
Молл, не моргнув глазом, продолжил:
- Еще кофе? Или что-нибудь покрепче?
- Чеканулся? - осведомилась ковбойша и удивленно оглядела пустой зал. - Я за рулем и вообще, нам... Эй, а куда делся этот летающий кусок навоза?
Она подняла глаза и требовательно уставилась на Молла.  Тот нервно сглотнул и попробовал выдавить улыбку:
- Ты о парнишке? 
- Да, его зовут Макс, пора бы уже запомнить, - наставительно произнесла Рейчел. - Эта кислотная башка - мой племянник. Он русский и, черт побери, где он?!
- Он... гм, он - в туалете, - играя в смущение сообщил Молл.
Ковбойша нахмурилась и, не сводя сердитого взгляда с хозяина заведения, полезла в задний карман джинсов. Через мгновение на свет появился розовый телефончик "Моторола".
- Три четверти часа? - Рейчел постучала пальцем по экранчику. - Он там что, принимает ванну, или его сожрали крокодилы, которых ты развел в своей канализации?!
Молл  хихикнул и попятился, так как Рейчел неуловимым стремительным движением оказалась на ногах.
в ту же секунду лень покинула "Жри и вали": мухи закружили по залу, телевизор ушел в обморок, зашипев помехами, а из музыкального автомата понеслось забойное: "Пристрели их всех, детка!"
- Я схожу, проверю останки, - засуетился Молл, но был пойман за воротник жилетки.
- Эйс, - процедила тётушка Макса, зажимая зубами в уголке рта зубочистку, - где ты был всё это время? Теперь не мелькай, я сама проверю!
Могучая сила оторвала Молла от пола, и через секунду он оказался сидящим за опустевшим столиком. Рейчел с неотвратимостью локомотива пересекла зал и распахнула дверь с надписью "WC".
- Святой чеснок!
Её возглас прокатился по залу, и всё на мгновение замерло, кроме самого Макса. Парень вздрогнул и, непроизвольно выпалив "Ой!", отпрыгнул от раковины.
- Какого Ада ты делаешь? - поинтересовалась Рейчел, после того как смерила взглядом племянника и осмотрела умывальник с утекающей водой.
- Я... я... - залепетал Максим. - я, вот, вода , - он показал на раковину, - она течет против правил.
Рейчел нахмурилась и зубочистка перекочевала из левого уголка её рта в правый:
- Продолжай.
Макс откашлялся и затараторил:
- Есть известный факт, - говорил он, отчаянно жестикулируя, - что в северном полушарии все водяные водовороты закручиваются по часовой стрелке.  Ну, из-за того, что Земля летает вокруг солн...- Макс глянул на тетушку и, запнувшись, замотал головой:
- Н-ну, не важно, из-за чего, но по часовой. А в южном полушарии - наоборот, против часовой. А здесь - наоборот, против всех этих правил... Вот, посмотри.
Он подошел к умывальнику, зажал ладонью сливное отверстие и открыл кран. Вода весело побежала, наполняя раковину.  Когда её уровень приблизился к краям, Макс закрыл воду и убрал руку со слива.
- Видишь?! - он обрадованно указал пальцем на образовавшийся водоворот. - Против часовой! А мы - в северном полушарии. Сенсация!
Рейчел кивнула и сплюнув зубочистку в центр водяного винта, поманила племянника пальцем:
- Дамбо, - почти ласково обратилась она, -  теперь посмотри ты. Видишь?
Длинны палец ковбойши уперся в керамический бок раковины, где зеленело клеймо производителя:
- Этот лимон сделали в Австралии, - гробовым тоном пояснила Рейчел, - а она-то, как раз в Южном полушарии, будь спок. Поэтому, против правил только ты - занявший сортир на целый час. Усекаешь? Тогда едем!  Я уже  успела выспаться, пока ты гонял по трубам воду.
Макс хотел что-то возразить, но тетушка решительно покинула туалет и уже двигалась на выход.
- Эх, блин... - чисто по-русски парень плюнул в раковину и поспешил следом.

Внеконкурс от Олега

На столе среди чётко разложенной канцелярии стояли буквой «V» государственные флажки, на визитнице и стойке для ручек нарисованы гербы, а на стене за спиной Игоря Михайловича портрет президента. Кабинет руководителя проектного офиса был чист, опрятен и упорядочен, как и его новый владелец. Деловой костюм с позолоченной ручкой-пером в нагрудном кармане, классическая стрижка, гладко выбритое лицо без грамма лишнего жира.
Его внешний вид и энергичная, но организованная торопливость выдавала в нём человека нового поколения, который не остановится на плановых показателях, а устремится дальше.
– Серге… – громкая связь интеркома утихла на мгновение. – Прошу прощения. Игорь Михайлович, к вам Виктор Соболев.
Прошло всего три недели, и секретарь ещё не до конца привыкла к новому имени.
– Оль, пригласи его.
Он отложил в сторону документы, взял портмоне и направился к двери, чтобы встретить гостя. Виктор Иванович был служащим из правительства города и, хотя не обязан это делать, помогал молодому руководителю обжиться, вводил в курс дел. Хороший мужик пятидесяти лет, добродушный и прямой.
– Не бережёшь ты себя, Игорь Михалыч. Здравствуй.
Они пожали друг другу руки.
Административные здания находятся в одном районе, и потому они имели возможность каждый день вместе обедать в столовке проектного офиса. Однако сегодня Игорь задержался, и Соболев пришёл лично вытащить его из забот.
– Работа – не волк, – доверительно сказал Виктор Иванович и хлопнул Игоря по плечу. – Идём.
Как всегда, сначала короткое вступление от Соболева. В его ведомстве тишь да благодать. Новости касались только личных проблем сотрудников, и того, как он их решает. Это полезные истории для Игоря, который попал в новый коллектив и ещё не успел понять его внутренние течения.
Затем он сам говорил о рабочих моментах в проектном офисе, и Виктор Михайлович всегда давал хорошие советы.
Таким образом, обеденное время превращалось в своего рода бесплатный тренинг. Игорю очень повезло иметь такого наставника. По окончанию трапезы он так и сказал ему.
– Брось, – Соболев отмахнулся салфеткой. – Мне приятно, что кому-то полезен мой трёп. Но за такие благодарные слова я тебя угощу.
Столовая на балансе проектного офиса, и еда тут стоит копейки. Но, всё же, приятно.
– Знал бы с самого начала, устроил пирушку.
– Хе-хе.
Доставая кошелёк, Виктор Иванович неуклюже открыл свой портфель, из него выпала синяя пластиковая папка-конверт.
– О! – Соболев кивнул на папку. – Так и забыл бы … Это же тебе из архитектурного передали.
– Что там?
– Да-а, там что-то насчёт жилого массива в районе платформы Котельная.
– Это на Спортивной?
– Ну, да.
– Там ведь лесо-парковая зона, какое жильё?
– Не знаю, – отмахнулся Виктор Иванович. – Ты просто глянь, они сказали, что там есть подробные обоснования. А я не вникал.
– Ладно. Гляну.
Поднявшись в свой кабинет, Юрий открыл папку, но внутри оказался лишь запечатанный конверт формата А4, с марками картины Васнецова «На распутье». На них ещё не было почтового штампа. Наверное, кто-то спутал с корреспонденцией.
– Оль, – обратился он к секретарю через интерком и прочёл графу «Отправитель», – соедини меня с… комитетом по архитектуре и градостроительству.
– Кого-то конкретного?
– Нет. Хотя слушай, Оль, – Игорю тоже пора привыкать к новым возможностям, – уточни-ка сама у них, кто передавал запрос на Спортивную. И ещё – чья почта по адресу: Циолковского восемнадцать… квартира… хм.
Это был его, Игоря, домашний адрес, его с мамой квартиры в старой «хрущёвке». Давно мечтал оттуда съехать, однако новая квартира ещё не достроена.
– Юрий Михайлович?
– Пока ничего не нужно. Спасибо, Оль.
Он отключил связь и вспорол конверт канцелярским ножом.
Внутри лежал незапечатанный конверт поменьше и деньги.
Десять тысяч долларов. Десять тысяч!
Его лицо запылало жаром, а сердце забилось в груди.
Он судорожно открыл меньший конверт, там свёрнутый вчетверо лист и всего одна строчка: «Улица Спортивная, противоположная от ж/д сторона, ветхий пансионат снести, застроить».
Насколько помнил Игорь, тот пансионат до революции принадлежал какой-то знатной семье, и теперь он памятник архитектуры. Кто даст разрешение на его снос?
Он ещё раз пробежался взглядом по строчке. Посмотрел на деньги.
Десять тысяч долларов!
Дело даже не в сумме, а в статусе этой налички. Взятка.
Игорь не был наивным и знал, что в офисе сидят на откатах. Но он рассматривал это как проблему, с которой ему предстоит бороться. А вот такое прямое предложение – наглость.
И всё же, десять тысяч… Это не мало.
И это стоит ему лишь одного распоряжения. По факту он даже ничего противозаконного им не совершает. Главная ответственность ляжет на госстройнадзор, и наверняка в его недрах уже лежит папка с намного большей суммой…
– Какого чёрта? – раздражённо прошептал он и огляделся по сторонам, нет ли где камеры.
Глупости.
Он быстро собрал всё обратно в конверт и покинул офис, отменив все встречи.
В полиции наличку изъяли по описи, приняли заявление и советовали не покидать город. Всё прошло как-то буднично, словно им каждый день приходят с десятью тысячами долларов взятки. Это спокойствие передалось и Игорю.
Он приехал домой в то же самое время, что приезжает с работы. Напомнил маме о приёме лекарств, поужинал и лёг спать.
Звонок на мобильный застал его в шесть часов, когда Игорь ещё лежал в постели.
– Румянцев Игорь Михайлович? – голос в трубке бодрый и деловой.
– Да. Слушаю. Кто это?
– Лейтенант Титов, отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Вы сможете сегодня подъехать на оперативные мероприятия?
– Когда?
– К двенадцати. На набережную.
– Сегодня? Так быстро?
– Так как?
– Смогу, – Игорь сел на кровати. – А что за мероприятие?
– Встреча с тем, кто даст вам взятку.
– Но я не знаю, кто именно…
– Мы знаем, – перебил его лейтенант. – Ваш и смежные отделы уже не первый день прорабатывается. Запишите номер.
Игорь достал ручку-перо с пиджака на стуле и накарябал цифры на журнале, который читал вечером для отвлечения мыслей. Даже не помнил, о чём статья.
– Позвоните туда и скажите, что для Спортивной слишком маленькое «обоснование». Спросит откуда номер, ответьте, что это неважно. Уклонитесь от ответа. Его зовут Сергей, Векшин Сергей Борисович. Записали?
– Да.
В девять часов Игорь позвонил Векшину. Тот не задавал лишних вопросов. Лишь уточнил время и место встречи.
Пока он ехал на набережную, Игоря снаряжали, готовили к встрече в обычном на вид микроавтобусе. Два человека: лейтенант Титов Константин Григорьевич и сержант Винниченко Андрей Витальевич. Игорь проверил их корочки на всякий случай. Непривычно было видеть полицейских при исполнении в гражданской одежде.
– А что мне делать, что говорить?
Он считал, всё будет организованней, по какому-то протоколу, а такое впечатление, будто всё делается на коленке, на авось.
– Представьте, что вы остро нуждаетесь в деньгах.
– Зачем мне представлять? – нервно ухмыльнулся Игорь. – На мне ипотека.
– Ну, вот, мотив уже есть, – оперативник поправил Игорю воротник.
Его переодели в костюм с прослушкой, и лейтенант вносил последние штрихи в образ.
– И не бойтесь показать свою тревогу. Это ведь нормально. Вы берёте взятку впервые в жизни, нервничаете, – он подмигнул. – Впервые же?
– Разумеется. Меня в жар бросило, когда я понял, что передо мной именно взятка.
– Кость, ты видел, он на метро приехал? – заулыбался сержант. – Какой взяточник ездиит на метре?
– Готово.
– А где микрофон-то? – спросил Игорь.
Лейтенант постучал ногтем о пуговицу.
– Надо же, совсем незаметно…
– Значит, мы не зря получаем свою зарплату, – хохотнул Титов. – Всё. Время. Будем следить за вами, и слышать.
Его высадили в парке. Сквозь него по дорожке он спустился к набережной в крытое кафе «Боцман».
Сергей уже ждал его – приехал раньше.
Всё прошло на удивление быстро и легко. Сергей, лысенький, толстенький мужичок, спросил лишь:
– Удвоение сойдёт?
Игорь ответил согласием и ему по столу сдвинули предмет, завёрнутый в обычный пакет из супермаркета. Он неспешно взял его и спрятал в сумку. Такое волнительное событие состоялось.
А потом началось безумие.
Люди в штатском подошли к их столику. Игорь ждал их с момента, когда завершилась фактическая передача денег. Он хорошо играл свою роль, как ему и советовали, но был рад закончить этот фарс.
Однако среди них не было ни Константина Григорьевича, ни Андрея Витальевича. Это совсем другие оперативники – первое, что насторожило Игоря.
Второе то, что они обратились к нему, а не к Сергею.
Мужчина в джинсах и серой толстовке представился сержантом районного ОБЭП и приказал показать сумку.
– Эта сумка ваша?
– Да, моя, – растерянно подтвердил Игорь.
Второй сотрудник снимал его на маленькую видеокамеру. Сергей встал из-за стола и отошёл на пару метров.
– Эй, куда он? – возмущённо спросил Игорь. – Он мне взятку дал!
– Вы Румянцев Игорь Михайлович, верно? – спросил сержант и присел на место Сергея.
На площадь вышли люди в форме. Все направлялись к нему. И тут он понял, что произошло.
Разумеется, никто не поверил о проведении другой операции. Разумеется, в пуговице костюма не нашли микрофон, но достали из внутреннего кармана пять тысяч евро купюрами по пятьсот. Немалые деньги, наличие которых застало Игоря врасплох.
Чувство тревоги и обиды засело в нём в тот день и не покидало всё время пока его таскали по отделам.
Поначалу он пытался объяснить им, что произошла чудовищная ошибка. Он не преступник, он законопослушный. Но постепенно допросы его измучили. Он механически повторял одни и те же ответы на повторяющиеся вопросы. Да, он приходил в полицию. Нет, он не знает, куда у полиции делись заявление, протоколы опроса и изъятия. Да, он звонил Сергею Векшину. Нет, ему дал этот номер лейтенант Титов. Нет, он не знает, почему такой человек не значится в личном составе ОБЭП.
Государственный адвокат всё твердил, что отпираться нет смысла: передача взятки зафиксирована, в рабочем кабинете найдена другая валюта – и туда подкинули, твари – и что нужно строить защиту на признании, а не на бессмысленном отрицании.
Когда за дело взялся частный адвокат, нанятый маминым братом, его выпустили под подписку о невыезде.
За эти пять недель мытарства мама будто на пять лет постарела. Казалось, её события ударили намного сильнее, чем Игоря.
Сытный ужин впервые за очень долгое время и доброе слово. Игорь готов был расплакаться от облегчения, но сегодня нужно было ещё встретить дядю, который обещал заехать навестить его после освобождения.
Он явился ближе к десяти. Мама сразу бросилась к нему.
– Спасибо, – благодарила она, – если бы не ты, я не знаю…
– Ну, будет… Как себя чувствуешь, Вер?
– Как атлет.
– Вот и хорошо, – он поцеловал её в лоб. – Так держать. Приготовишь нам кофе, а мы пока поболтаем с Игорем, хорошо?
Она ушла на кухню, а Игорь и Егор Степанович в гостиную.
– Ты-то как?
– Всё нормально, – Игорь пожал плечами. – Учитывая обстоятельства, могло быть и хуже.
– Да уж, наворотил ты делов…
– Я?!
– Ты-ты. И ведь не глупый парень. Я думал тебе хватит мозгов просчитать ходы наперёд. А ты ещё не успел разобраться в правилах, понять расстановку сил, но уже решил сломать систему в одиночку.
Дядя разочарованно покивал головой.
– Неужели ты думал тебе предложат взятку, не просчитав пути к отступлению? Сколько ты пробыл на должности, месяц?
Игорь молчал.
– Тебя же проверяли. Возьмёшь, не возьмёшь. А ты рубанул с плеча – в экономический сунулся. А у них расценки мама не горюй. Почему в собственную безопасность не пошёл? Или к Соболеву? Ко мне, в конце концов.
– А чем бы вы помогли?
– Тем, что ты бы не оказался в таком дерьмовом положении. Объяснил бы, что идти заяву писать – самый худшее решение.
Игорь уставился на Егора Степановича, будто видел впервые в жизни.
– Так вы в курсах?
– В общих чертах, так скажем. И не забивай себе этим голову. Сейчас надо думать о том, как поступить дальше.
– И как же? – с вызовом спросил Игорь.
– Мы замнём это дело. Да-да, замнём. А ты полгодика отдохнёшь, наберёшься сил, а за это время о случае подзабудут. Затем поставим тебя на хорошую должность, как ни в чём не бывало.
– Ипотека, – сказал Игорь ничего не выражающим голосом.
– Боже мой! – Егор Степанович хлопнул в ладоши и закатил глаза. – Да забудь ты о своей ипотеке. Хочешь, я завтра тебе её всю выплачу?
– Там ещё четыре миллиона.
– Да хоть десять, – он тяжело вздохнул и продолжил спокойней. – Ну, не смотри ты на меня так. Не я это всё придумал – мир такой. Не ты так тебя. И если за себя не думаешь, так мать пожалей.
– Её хотя бы не впутывайте.
– А как иначе? Сколько буду жить, всегда помогу, но я же не вечен. Или ты думаешь те лекарства, что я привожу пять копеек стоят? Нет, дорогой, они из Швейцарии за сумасшедшие бабки. Хочешь, чтобы она покупала всякое дерьмо из наших аптек на нищенскую пенсию? А если ей станет хуже? Кому бы её доверил, нашей областной поликлинике или Израильской медицине? То-то же. И не нужно нос воротить – деньги не пахнут.
В комнату вошла мама Игоря. Сам Игорь отвернулся и смотрел только в окно.
– Две ложки, – сказала она брату довольно, – я помню.
– Да, Вер, спасибо.
Светило солнце, но в отдалении над горизонтом в тёмно-синих тучах сверкнула молния.
***
Егор Степанович вышел из «хрущёвки» и сел в машину спереди.
– Володь, к почте на Лиховской, – приказал он водителю.
– Ну, что? – нетерпеливо спросил Виктор Иванович сзади.
Егор Степанович обернулся и кинул на сидение рядом с ним папку с бумагами. Тот сразу же вытащил документы и просмотрел их.
– Заявление, опись… а это что?
Он покрутил фотографии разложенной в три ряда валюты.
– Игорёк запасся свидетельствами, – хмуро произнёс Егор Степанович. – На суде это могло бы подпортить кое-кому кровь.
– Мда уж.
Егор Степанович смотрел в окно на быстро мелькающие вывески магазинов и наружной рекламы.
– Зря я его так рано на должность протащил. Молодой ещё, горячный.
Соболев пожал плечами равнодушно.
– А это цветная печать или оригиналы? Без очков не вижу…
– Оригиналы экземпляров на почте до востребования. Выслал на моё имя – хоть в этом ума хватило.
– А снимки?
– Пошарь внутри, там флешка должна быть. Фотоаппарат с исходниками изъяли при обыске. И «экономисты» где-то благополучно его затеряли.
– Понятно.
Некоторое время они ехали в молчании. Автомобиль промчался по шоссе и свернул на Лиховскую улицу. Володя сбавил обороты, аккуратно объезжая ямы на второй передаче.
– Согласился, значит? – проговорил Виктор Иванович, будто надеялся на другой исход.
Егор Степанович глянул на него удивлённо.
– А разве могло быть иначе? – он хмыкнул. – Статус и деньги против скотской жизни. Был бы ты на его месте, что выбрал?
Вопрос риторический.

Отредактировано Lenka (31.05.2017 23:41:11)

0

4

Lenka, тему давай!

0

5

давай тему! тему давай! давай тему! :)

0

6

Lenka, грамотный анонс. Видишь - народ уже разогрет?)
Надеюсь, и тема не подкачает)

0

7

Энни, Ольга, готово.

aequans написал(а):

Надеюсь, и тема не подкачает)

И я надеюсь. Прям очень, очень.

0

8

Lenka, здесь - прокатило) Было интересно.

А так-то да. Богатая тема.

0

9

Да. Тема то богатая. Осталась дождаться работ. Надеюсь, форумчане порадуют.

0

10

а че тут так тихо? Флудеры, тут тема необкатанная лежит!

0

11

Charlie_Gelner, они боятся, так как не написали ничего  :D

0

12

Энни, но мы-то не боимся, да? ;)

0

13

Charlie_Gelner, ващпе не боимся. Ты вот почему не боишься?

0

14

Энни, потому что я ничего не боюсь!
А ты? :)

0

15

А барбарис, хоть и с пробуксовкой, но упорно продвигается вперед.
Ребята и девчата, кто на дачах, кто на работе или на отдыхе, заклинаю: не проходите мимо.
Прием работ продлен до 23.00 28-го мая (воскресения)

0

16

Lenka написал(а):

кто на работе

Я!
Я весь в маисе и плантациях. А по вечерам спасаю голактегу.

0

17

Билли Кинг написал(а):

Я весь в маисе и плантациях. А по вечерам спасаю голактегу.

Это занят значит? Ладно. А по ночам?

0

18

Lenka написал(а):

А по ночам?

по ночам, каюсь, вкушаю сны. Чрезмерно. Да...

0

19

Билли Кинг написал(а):

по ночам, каюсь, вкушаю сны. Чрезмерно. Да...

Вот, вот. Бездельничаем, значит.

0

20

Lenka написал(а):

Вот, вот. Бездельничаем, значит.

празднованием занимаемся... ага.
а можно... внеконкурс?

0

21

Билли Кинг написал(а):

внеконкурс?

НУЖНО!

0

22

Сенсация (внек)

Макс стоял у умывальника и, заткнув сливное отверстие ладонью, ждал, когда в мойке наберется вода. Спустя минуту, он убрал руку. Вода с неприличным хлюпаньем устремилась в сливное отверстие, а Макс завороженно наблюдал за ней. Когда уровень в мойке снизился, он снова закрыл ладонью слив и открыл кран...

  Закусочную "Жри и вали" накрыло волной вселенской лени. Даже мухи, которых Молл - хозяин заведения, ленился лупить мухобойкой, не летали, а медленно ползали. По телеку монотонно бубнили об азах игры на биржевых курсах, из музыкального автомата неслась заунывная песнь о смертельно уставшем ковбое, который, наконец, лег поспать.
Внезапно всю сонную идиллию разрушил уверенны и энергичный рык. Он был настолько энергичен и возмутителен, что Молл, дремавший за стойкой, встрепенулся и окинул недовольным взглядом  зал. Возможно, он надеялся увидеть гризли или гепарда. Ну или хотя бы невоспитанного бульдога, позволившего себе рычать в кафе. Увы, его надеждам не суждено было сбыться - рык оказался храпом.
Единственная посетительница, закинув длинные ноги в кожаных сапожищах на соседний стул, привалилась к стене и прикрыв лицо шляпой, мирно похрапывала.
Молл вздохнул и, перекинув полотенце через локоть, двинулся к клиентке:
- Рейчел, проснись, - попросил он, подойдя на безопасную дистанцию. - Эй!
Молл защелкал пальцами и затопал ногами. Это возымело действие - храп прекратился, и Рейчел Сара Коннели, самая высокая женщина-рейнджер в округе, вернулась из мира снов.
- Чего тебе? - недовольно буркнула она, выпрямляя руки в стороны, потягиваясь и зевая.
Молл, не моргнув глазом, продолжил:
- Еще кофе? Или что-нибудь покрепче?
- Чеканулся? - осведомилась ковбойша и удивленно оглядела пустой зал. - Я за рулем и вообще, нам... Эй, а куда делся этот летающий кусок навоза?
Она подняла глаза и требовательно уставилась на Молла.  Тот нервно сглотнул и попробовал выдавить улыбку:
- Ты о парнишке? 
- Да, его зовут Макс, пора бы уже запомнить, - наставительно произнесла Рейчел. - Эта кислотная башка - мой племянник. Он русский и, черт побери, где он?!
- Он... гм, он - в туалете, - играя в смущение сообщил Молл.
Ковбойша нахмурилась и, не сводя сердитого взгляда с хозяина заведения, полезла в задний карман джинсов. Через мгновение на свет появился розовый телефончик "Моторола".
- Три четверти часа? - Рейчел постучала пальцем по экранчику. - Он там что, принимает ванну, или его сожрали крокодилы, которых ты развел в своей канализации?!
Молл  хихикнул и попятился, так как Рейчел неуловимым стремительным движением оказалась на ногах.
в ту же секунду лень покинула "Жри и вали": мухи закружили по залу, телевизор ушел в обморок, зашипев помехами, а из музыкального автомата понеслось забойное: "Пристрели их всех, детка!"
- Я схожу, проверю останки, - засуетился Молл, но был пойман за воротник жилетки.
- Эйс, - процедила тётушка Макса, зажимая зубами в уголке рта зубочистку, - где ты был всё это время? Теперь не мелькай, я сама проверю!
Могучая сила оторвала Молла от пола, и через секунду он оказался сидящим за опустевшим столиком. Рейчел с неотвратимостью локомотива пересекла зал и распахнула дверь с надписью "WC".
- Святой чеснок!
Её возглас прокатился по залу, и всё на мгновение замерло, кроме самого Макса. Парень вздрогнул и, непроизвольно выпалив "Ой!", отпрыгнул от раковины.
- Какого Ада ты делаешь? - поинтересовалась Рейчел, после того как смерила взглядом племянника и осмотрела умывальник с утекающей водой.
- Я... я... - залепетал Максим. - я, вот, вода , - он показал на раковину, - она течет против правил.
Рейчел нахмурилась и зубочистка перекочевала из левого уголка её рта в правый:
- Продолжай.
Макс откашлялся и затараторил:
- Есть известный факт, - говорил он, отчаянно жестикулируя, - что в северном полушарии все водяные водовороты закручиваются по часовой стрелке.  Ну, из-за того, что Земля летает вокруг солн...- Макс глянул на тетушку и, запнувшись, замотал головой:
- Н-ну, не важно, из-за чего, но по часовой. А в южном полушарии - наоборот, против часовой. А здесь - наоборот, против всех этих правил... Вот, посмотри.
Он подошел к умывальнику, зажал ладонью сливное отверстие и открыл кран. Вода весело побежала, наполняя раковину.  Когда её уровень приблизился к краям, Макс закрыл воду и убрал руку со слива.
- Видишь?! - он обрадованно указал пальцем на образовавшийся водоворот. - Против часовой! А мы - в северном полушарии. Сенсация!
Рейчел кивнула и сплюнув зубочистку в центр водяного винта, поманила племянника пальцем:
- Дамбо, - почти ласково обратилась она, -  теперь посмотри ты. Видишь?
Длинны палец ковбойши уперся в керамический бок раковины, где зеленело клеймо производителя:
- Этот лимон сделали в Австралии, - гробовым тоном пояснила Рейчел, - а она-то, как раз в Южном полушарии, будь спок. Поэтому, против правил только ты - занявший сортир на целый час. Усекаешь? Тогда едем!  Я уже  успела выспаться, пока ты гонял по трубам воду.
Макс хотел что-то возразить, но тетушка решительно покинула туалет и уже двигалась на выход.
- Эх, блин... - чисто по-русски парень плюнул в раковину и поспешил следом.

Отредактировано Билли Кинг (28.05.2017 17:04:07)

+5

23

Классный внеконкурс. Только вот почему, черт побери, внеконкурс?

0

24

Lenka написал(а):

Только вот почему, черт побери, внеконкурс?

Ну... надо ж дать дорогу молодёжи. :)
Я своё отыграл.

Lenka написал(а):

Классный внеконкурс.

Спасибо!
:flag:

0

25

 Билли Кинг написал(а):

надо ж дать дорогу молодёжи.
Я своё отыграл.


*несколько секунд ящерка хватает воздух ртом, будто силясь что-то сказать; не в силах подобрать подходящие случаю слова, машет лапкой и выходит покурить. Из коридора слышно её неразборчивое бормотание*

0

26

aequans:crazyfun:  :D  :crazy:

0

27

Билли Кинг написал(а):

Сенсация (внек)

улёт :) так забавно!! Билли, ты молодец!

Билли Кинг написал(а):

Ну... надо ж дать дорогу молодёжи.
Я своё отыграл.

сам ещё молодежь!
Ребята,  вы написали барбарис? а? проверю, тогда шаритесь!

0

28

 Ольга написал(а):

Ребята,  вы написали барбарис?

Спрашивать такое может тот, кто сам уже написал)

0

29

aequans написал(а):

Спрашивать такое может тот, кто сам уже написал)

я могу всегда!! будешь спорить с этим? ммм?  http://www.kolobok.us/smiles/personal/triniti.gif

0

30

Ольга написал(а):

улёт  так забавно!! Билли, ты молодец!

Ыыыы!
Мерси! :)

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Май 2017