Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив дуэлей и блицев » Дуэль № 206. Проза. Олег против ??? (Lenka)


Дуэль № 206. Проза. Олег против ??? (Lenka)

Сообщений 1 страница 30 из 105

1

Таинственный ниндзя бросил вызов Олегу, при этом утаив собственное лицо! Чем же это закончится?

http://img10.deviantart.net/62f9/i/2017/158/c/6/rhine_house_by_chateaugrief-dbbw3p3.jpg
(иллюстрация "Rhine House", автор - chateaugrief)

Дуэлянты: Олег против неизвестного, который откроет инкогнито позже Ленки
Секундант: aequans

Форма работы: Проза.
Объёмот 15.000 до 30.000 знаков (с пробелами). Возможно небольшое отклонение по согласованию с секундантом.
Тема: Тайна ночного особняка
Жанр: приключения/триллер/ужасы/комедия (любой из или их сочетание).

Задание:

Написать работу по предложенной теме. Трактовка каждого слова темы - вольная.

Дополнительные условия: нет.

Внеконкурсы допустимы и приветствуются, в любом формате. Велкам все. Выставление в пост № 3 — на усмотрение секунданта.

Сроки написания: до 20.06.2017, 22:00 по Москве. Работы выложены 20.06.2017 в 20:20
Сроки голосования: трое суток после выставления работ, до 20:30 23.06.2017.

Работы шлём мне в личку.
Голосование: открытое, однобалльное, в комментариях.
Просьба к голосующим: не будьте лаконичными, оставляйте обоснование своего выбора!
Раскрытие своего авторства либо самого факта участия в дуэли до конца голосования недопустимо и влечёт дисквалификацию болтуна.

Победа Ленки, работа 2, 3:4
Работа Олега - первая.

+1

2

Работы

Работа 1

НЕТ

«Осторожно, двери закрываются. Следующая станция «Восемьдесят пятый километр»»
– Ну, вот мы и приехали, – сказал Артём. – На станции вышли только я, Сергей и какой-то мужик.
Он глянул на другой конец платформы, где по лестнице спускался человек в штанах хаки и чёрной куртке.
Одежда Сергея и Артёма была вся защитного цвета, а за спиной у каждого по рюкзаку и валику спального мешка. Они похожи за сталкеров. Тёмные короткие стрижки, худые угловатые лица и армейские ботинки. Единственно значимые различия в цвете глаз: у Сергея они карие, у Артёма голубые.
– Весьма показательная кар…
Но электричка набрала скорость, и пришлось умолкнуть, ведь на записи никто ничего не расслышит при таком гуле и стуке колёсных пар.
В отдалении вагоны блеснули отражением закатного солнца в окнах, и скрылись за насыпью, когда железная дорога увела их на восток.
– Последняя «собака» на сегодня, – напомнил Сергей. – Нам придётся быть здесь до самого утра.
– Ага. И как видите, через дорогу уже лес. Но у нас есть фонарики, и если компас не начнёт сбоить, мы выйдем прямо на поместье. Если заблудимся, придётся ждать ещё один день. Две ночи в одном выпуске, как вам? Отпишитесь насчёт того, хотите ли, чтобы мы потерялись. Хех. Надеюсь, тут не водятся медведи.
– Не смешно. И в сентябре надо змей опасаться, а не медведей.
– Нужно быть осторожным в любом случае. Тем не менее, никакой опасности в том, чтобы подписаться на наш канал «Морфей». Жмите «лайки», комментируйте, предлагайте новые локации. Всё, на этом первая часть окончена. Ждите наш отчёт. Если всё пройдёт нормально, монтаж закончим во вторник. Всем спокойной ночи.
Сергей подмигнул в камеру, закреплённую на голове Артёма.
– Крепких снов.
Артём остановил запись.
– Какой лес? Какие сбои в компасе? – Сергей засмеялся. – Ну, ты мистик блин. И вообще-то, мы дорогой пойдём.
– Постой, я думал…
– Тут буреломы, Тём, – он покачал головой. – Ты как хочешь, а я не пойду. Нужен хороший кадр, погуляем ночью по опушке, никто не заметит разницы. Но все пять километров до поместья? Ищи дураков.
О поместье Сергей где-то сам разузнал. Старое дореволюционных времён здание с плохой репутацией. По слухам, там пропадали люди, жили призраки и другая ересь. Самое то для ютуб канала «Морфей».
Дело именно в ютуб канале. Всё ради него. Два друга «залили» первый ролик месяц назад. Всего месяц, а уже пять тысяч подписчиков!
Их идея была проста – переночевать на кладбище и заснять все события камерой ночного видения. То, что происходит вокруг, и то, что происходит с ними.
Канал бы, наверное, так и остался никому не известным, если бы не местный дурачок, который любил гулять по ночам. Он припёрся в три часа, нашёл двух наконец-то уснувших блоггеров между могил и, видимо, решил, что кто-то не закончил начатое. Побродил вокруг «дыханных» тел и ушёл.
Вернулся он спустя полчаса с лопатой и начал рыть могилы.
По прошествии времени это выглядело забавно, однако просыпаться в темноте на кладбище под звук лопаты входящей в землю то ещё «доброе утро».
И смотреть потом запись было жутковато, хотя всем на районе известно, что Гриша «Топ-топ» самый безобидный дурачок из возможных.
– Всё, закачал, – сказал Сергей.
Артём зашёл в ютуб со своего телефона и первым поставил лайк. Двенадцать просмотров за те секунды с момента появления нового видео. Неплохо народ реагирует.
– Если так пойдёт и дальше, мы сможем хорошо подняться, – мечтательно проговорил Артём. – А со временем бросим работу и начнём зарабатывать с рекламы.
– Для этого пять тысяч подписчиков маловато…
– Ну, да.
Зрителям приелись ночёвки на кладбище, и пришлось искать другие места, добавлять полезную информацию в видео: описание локаций, интересные истории с ними связанные. В общем, всякие фишки, которые интересно смотреть и слушать.
Но в первую очередь, они – канал действия, а не болталка. Без путешествий никак, если нужно расширение аудитории «Морфея».
– Туда, направо, – Сергей сверился с навигатором. – Между лесом и полем есть дорога.
К полю вышли почти сразу. Правда полем оно было лет двадцать назад, а теперь поросло вербами, клёнами и лозой. О его былом назначении напоминала ветхая весовая – сквозное здание для взвешивания грузовиков.
Дорогу укрывала трава по колено, и лишь смутно угадывались две колеи. Шагая по ним, они вяло обменивались репликами. Устали.
Ранее оба задержались в офисе – непривычно загруженный день. Вся поездка была под вопросом, но кое-как успели на последнюю электричку. Они готовы были уехать в ней на конечную, отдыхая в уютном вагоне. А им приходится топтать давно не хоженые тропы. Положение Сергея усугублялось ещё и тем, что вчера он отмечал день рождения коллеги.
Но даже когда солнце зашло и ночь настигла их в дороге, он не жаловался. Ага, попробовал бы только.
– Я надеюсь, там будет много призраков, – проворчал Артём, включая фонарик и камеру. – Идём, снимем проход через лес.
Постановочные кадры стали неотделимой частью монтажа. К страшному поместью не может вести удобная дорога, рядом с которой беззаботно стрекочут сверчки в траве. Это не внушает.
Нужен трудный путь сквозь паутину, кусты и павшие деревья. А ещё лучше, когда под ногами земля проваливается в барсучьи норы, и мхи кругом, и корни вывороченных сосен.
Но на самом деле, поместье нашли всего спустя час удобной ходьбы.
Лес по левую руку отдалился, и звёздное небо просматривается почти к горизонту. Миллионы искр подмигивали сверху.
– В городе такого не увидишь.
– Серёг, ты не должен наслаждаться походом, – говорил Артём с улыбкой в голосе. – Это не наш формат.
Если бы  их фонарики были включены, то, скорее всего, они прошли бы мимо тёмной коробки здания за кустами. Но ступни чувствовали твёрдую дорогу, и не нужно было тратить заряд батарей. Поэтому их привыкшие к темноте глаза уловили силуэт крыши на фоне звёзд.
– Здесь! – радостно выкрикнул Сергей.
Наконец-то ноги смогут отдохнуть.
Артём включил камеру, закрепил её на голове.
Комментируя свои действия и ощущения, они пробрались сквозь заросли на относительно ровную площадку перед входом. Как дело дошло к проникновению внутрь, возникла трудность.
– Ты же говорил поместье заброшено, – с недовольством проговорил Артём и снова подёргал за ручки закрытой двери. – И окна на месте, глянь.
Он подсветил балконы второго этажа. Чистые стекла без единой трещины, а за ними шторы.
– Должен быть.
– Что «должен быть»? Дети из соседних деревень сто пудов уже разбили бы окна. Или взрослые вытащи…
– Помолчи, – резко бросил Сергей. – Слышишь?
Где-то играла музыка. А ещё Артём приметил запах давно не используемой печи.
– Я советую... – чужой голос рядом.
– М-мать! – Артём отпрыгнул вбок. – Кто здесь?!
Сердце с места в галоп, по телу волна адреналина.
– Ты кто нахрен такой?
В проеме закрытых до этого дверей стоял мужчина во фраке. Длинные волосы и козлиная бородка. Ему с виду лет пятьдесят. За его спиной внутри прихожей горели свечи на стойках-подсвечниках. В их свете видны картины на стене и ковры на полу. Явно жилой дом.
– Фёдор, – коротко представился он, затем осмотрел двух друзей и холодно добавил: – Вам тут не место.
Да, начинающие ютуберы явно не по дресскоду одеты. И на обуви скопилось немало грязи, пока они пробирались через мягкую, как на болоте землю у обочины.
– У нас закрытое мероприятие. Прощайте.
Дав понять, что здесь им явно не рады, Фёдор прикрыл массивную створку. С той стороны послышался шорох и глухой удар.
– Тонкий намёк блин.
– Пердун старый… наврал, – пробубнил Сергей.
Артём недовольно уставился на друга.
– Поместье явно жилое. В чём он наврал?
– Да не этот…
Они постояли молча. Сергей о чём-то думал, но Артёма пауза раздражала.
– Ну? И что теперь?
– Не знаю, – огрызнулся Сергей.
Артём глубоко вдохнул, успокаивая себя. Сказал:
– Отключи фонарик. Этот урод во фраке может охрану вызвать.
– Или ментов.
– Грёбаный дворецкий! Выскочил, как чёрт из табакерки.
Помимо освещения Артём выключил и камеру. Всё, накрылся отчёт. И выходные насмарку – они уже не успеют найти подходящую локацию и отснять материал.
– Смотри.
Со стороны шёл кто-то с фонариком, держа его почти у самой земли. Пятно света шарило по траве.
– Пацан какой-то…
– Эй, парень, – в тишине обычный голос Артёма, словно крик. – Иди сюда.
Мальчишка резко остановился, а луч света направился в глаза незваных гостей.
– Эй! – гаркнул Артём. – А ну убрал!
– Ты чё творишь? – прошипел Сергей. – Хочешь, чтобы он обосрался?
Луч упал на землю.
– Мы тут заблудились, – мягче заговорил Артём. – Может, нас кто подкинет после… мероприятия? К городу.
Судя по росту, мальчику было лет двенадцать. Светлые волосы, серые шорты и футболка с каким-то героем из комиксов – плохо видно в рассеянном свете. Он приблизился к ним и поздоровался:
– Добрый вечер.
– Если честно, не особо он и добрый, – Артём криво улыбнулся. – Так как насчёт подбросить?
Мальчик пожал плечами.
– Я не думаю, что мои гости скоро покинут поместье.
– Твои гости? – уточнил Сергей. – Ты живёшь тут?
– Да. И я приглашаю вас. Проходите.
Артём вздрогнул, заметив, что Фёдор так же, как и в прошлый раз отворил дверь бесшумно.
Вместе они вошли внутрь. Музыка слышна теперь чётче. Играла какая-то медленная попса.
– Слушай, парень, – обратился Артём, шутя, – а у вас тут призраки водятся?
– Конечно. Это ведь старое здание, верно, Федь? Как не быть?
– Не, я имею в виду по-настоящему стрёмные места. Куда никто не ходит. Заброшенный склеп или погост…
– Хм, – мальчик задумался. – Есть такое место. Идите за мной.
На лестнице и в коридорах висели не только пейзажи и портреты, но и современное искусство, которое, впрочем, не особо подходило к красным коврам и стенам из натурального дерева.
Артём, оглядывая достопримечательности, старался по пути не задеть стойки со свечами. Он даже не хотел думать, чем грозит открытый огонь такому старому дому, как этот.
– Почему бы не включить люстры? – спросил он.
– Сегодня у нас… как бы это… тематический вечер, – пояснил мальчик.
Он привёл их на второй этаж в самую дальнюю комнату. И тут был электрический свет.
– В этой комнате  есть призраки? – с сомнение протянул Сергей.
Обычная комната, хотя и с дорогой мебелью: кровать с балдахином, вельветовые кресла, стол полированного дерева.
– Вон, – мальчик указал на телевизор с плоским экраном. – Когда я втыкаю рогульку со шнурком в стену, там появляются разные люди. Их там очень много, и я не знаю, как они туда помещаются.
Друзья переглянулись.
– Спа-а-асибо за экскурсию, малой, – протянул Артём, – было о-очень увлекательно, но нам пора.
– Да шучу я, – мальчик рассмеялся. – Я тут один такой, вот и развлекаюсь, как могу.
– Чё, один в семье и других детей нет?
– Нету.
Наступила неловкая пауза.
– А это… батя твой кто?
– Не знаю.
– Ну, – Артём развёл руками, указывая на роскошный ремонт и меблировку, – он бизнесмен? Или работает в правительстве?
– Нет, – покачал головой мальчик. – И не стоит говорить о нём в настоящем времени.
– Оу. Он умер?
– Ага. Рано или поздно все умирают. Но он столько пил, что вряд ли намного пережил меня.
– Извини, – неловко сказал Артём. – А откуда тогда…
– Постой, – прервал его Сергей. – Что значит «не намного пережил тебя»?
– А разве я не говорил? – удивился мальчик. – Я же погиб. Точнее, меня убили.
Артём хмыкнул.
– Повторяешься, дружище, – укоризненно сказал он. – На призраков мы уже не купимся.
– Нет, я не призрак.
Мальчик вышел из комнаты и поманил гостей за собой.
– С призраками я вас сейчас познакомлю.
Мальчик привёл их в огромное помещение. Оно занимало почти всё левое крыло здания. Не удивительно, что со стороны дороги не заметен свет в окнах – вся жизнь сосредоточилась в бальном зале, который находился со стороны леса.
Мужчины в костюмах, женщины в пышных нарядах. Их не меньше сотни. Танцевали и беседовали на краю бирюзовой танцевальной площадки. Мелодия романса лилась откуда-то сверху, из синего потолка с хрустальными люстрами. Свечи на них тоже плясали в ритме воздушных потоков. Свечи на подоконниках и на колоне, подпирающей центр потолка, тоже.
Два сталкера в грязных берцах и с рюкзаками смотрелись тут, как гнилые цветы на витрине. Но никто не обращал на них внимание. Все наслаждались вечером.
– Стоп, – приказал мальчик.
Люди прекратили танцевать и разговаривать, музыка исчезла так быстро, что даже эха не осталось. Все повернулись к нему и уставились в пол с ничего не выражающими лицами.
Ни шороха, ни шёпота, ни единого звука.
Сергей и Артём ошеломлённо притихли.
– Вот, – мальчик с улыбкой кивнул на людей. – Вот это призраки. Вась, ну-ка иди сюда.
Мужчина оставил свою даму на танцполе и подошёл к мальчику.
В воздухе появился запах палёных волос – наверное, кто-то встал слишком близко к свече.
– Ты же видел, как это произошло, – мальчик говорил с мужчиной ласковым тоном. – Как он меня убивал. Ты обязан помнить, ну же.
Но Василий не проронил ни слова, просто смотрел вниз. Это выглядело странным, будто ребёнок отчитывал взрослого.
– Смолчал тогда, молчишь и сейчас? – мальчик покачал головой сокрушённо. – Ты всего лишь наблюдал, а в это время вода заполняла мои лёгкие. Неприятное ощущение.
Василий захрипел, затрясся всем телом. Из его рта и носа полилась вода, скачала прозрачная, потом грязная. На белоснежную рубаху, на паркетный пол.
Артём отступил на шаг, чтобы брызги не долетали, и с широко раскрытыми глазами смотрел на Василия. Тот едва удерживал себя на ногах, и грудь его быстро вздымалась и опадала в попытке вдохнуть, но это лишь усиливало поток тёмной жижи. Его лоб почернел, а щёки сделались алыми, пунцовыми.
– Правда, длилось это недолго, – продолжил мальчик, и поток из мужчины прервался. – Я быстро потерял сознание и умер.
Пятна на лице Василия исчезли, следы ила на подбородке остались.
– Вась, ну расскажи, как это выглядело со стороны.
Артём заворожённо смотрел на разыгравшееся действо. Как на великолепный по своей реалистичности фокус.
– Не хочешь? – мальчик покачал головой. – А ты вообще говорил об этом? Хоть кому-нибудь. Другу?
Он посмотрел в толпу.
– Или жене? Нет? Мария, иди-ка сюда.
Та женщина, что танцевала с Василием, нерешительно зашагала к мальчику.
– Если муж ничего тебе не говорит, то расскажу я.
Она остановилась на полпути, в её лице испуг.
– Что же ты?
Мария заговорила.
От её голоса у Артёма волосы встали дыбом. Это не была человеческая речь, но мешанина звуков, будто не одна она говорила, а несколько десятков людей одновременно, одним тоном и одной громкостью.
И даже те слова, что выхватывал слух, Артём не понимал. Однако каждый раз холодная волна страха шла от затылка вниз по хребту, словно где-то внутри слова эти царапали оголённый нерв.
– Тише-тише, Мария, – мальчик поманил её, а когда она не послушалась крикнул: – ко мне!
Она пошла.
В зале отвратительная вонь. Палёная кожа и волосы, воздух стал удушающим.
– Так-то лучше.
Когда Мария приблизилась, Василий перевёл взгляд с грязного пола под своими ногами на её красные туфельки. Его нижняя губа мелко затряслась.
– Наклонись, – попросил женщину мальчик. – Я скажу тебе на ушко.
Образы людей вокруг поплыли, будто они лишь акварельные рисунки под дождём. Краска смывалась, обнажая нутро – странные холсты красного и чёрного цветов. Волосы укорачивались, губы оттягивались, обнажая дёсны, а глаза закрывали веки, потом они тоже чернели, вваливаясь внутрь.
И сильнее всех поменялась Мария. Её кожа обуглилась в считанные мгновения, воздух над ней искривлялся от жара, черты лица оплавились. Она повернулась к людям за спиной, к Василию рядом, к Артёму… И он понял, что действительно находится здесь, что он не зритель мистического спектакля, а участник.
Женщина всего лишь мимолётно взглянула на него, и в то единственное мгновение он увидел в её запавших глазах отчаяние. Столь бездонное и обширное, что это подавляло волю.
Мария нагнулась к мальчику и тот начал шептать ей на ухо. Его светлые волосы тревожил раскалённый воздух.
Глаза женщины заволокло белым, словно бельмом, а рот раскрылся в беззвучном крике. Челюсть всё ниже. Чёрные губы покрылись трещинами и из них начала сочиться кровь, потом они разорвались.
И тогда Артём побежал к выходу. Он даже не убедился, следует ли за ним Сергей.
Прочь! Быстрее!
В коридор, в прихожую. Двери почему-то нет, одни огрызки на петлях. Но это и к лучшему.
Он бежал, забыв включить фонарик. Прочь! Неважно куда, но дальше! Ноги сами выбирают дорогу.
Позади топот. Сергей. И в то же время Артём боялся проверить.
Он мчался до тех пор, пока не услышал сиплый голос, больше стон:
– Стой, стой, стой, – и мольба всё дальше, всё глуше, всё безнадёжней. – Стой. Стой.
Артём оглянулся. Его друг отстал метров на двадцать. Нагнал и тут же повалился в траву, надсадно дыша. На дороге больше никого – за ними не гнались.
В груди, словно муравьи ползали и кусали, но онемение постепенно сходило на нет и оставалось жжение. Артём ощущал, что ноги вот-вот подогнутся, будто внутри не тугие сухожилья, а резинки.
Он упал на четвереньки, затем на бок. В голове закрутилось, был слышен шум крови в венах. Нестерпимое желание уснуть. И он провалился в мягкую, как облако тьму.

***

Артём проснулся с таким чувством, будто ему привиделся кошмар. Но само ощущение приглушенное, не яркое. Скорее тревога, чем страх.
Было темно. Сергей сидел рядом и его лицо освещал экран смартфона.
– Серёг.
Тот вздрогнул.
– Проснулся, да?
Морщась, Артём сел. Ноги деревянные.
– Глянь, – Сергей протянул ему телефон. – Девятая минута.
Ползунок стоял в нужном месте, осталось только нажать «Play».
«..омолчи. Слышишь?»
Чувствительности микрофона было явно недостаточно для записи далёких звуков.
«М-мать!» – изображение дёрнулось, а потом резко сместилось ко входу в поместье. – «Кто здесь?!»
Никого. Дверь открыта, а в ней пусто.
Мурашки пробежали по спине Артёма.
«Кто ты нахрен такой?!»
Он свернул плеер.
– Но дворецкий был там.
– Угу.
– Так значит, не приснилось…
– Это ещё не всё, – сообщил Сергей мрачно. – Взгляни на часы.
На циферблате вверху дисплея – 10:42. Артём достал свой самсунг. Тот показывал 10:40. А вокруг глубокая ночь, звёзды, молчали птицы и жучки.
– Идём.
Сергей решительно поднялся.
Уже в пути Артём набрал номер «100». Вместо точного времени в динамике тишина. Он набрал отца и после двух гудков вызов приняли.
– Алло, пап. Алло.
Но никто не отвечал.
– Я пытался связаться и через интернет, – Сергей шёл рядом по левой колее. – Но там никого нет. Не пишут в темах, не добавляют записи, не обновляют новости и не отвечают. Вся сеть замерла.
Артём позвонил «112». Два гудка и больше ничего. Затем какой-то шум на той стороне, будто ветер в проводах. Всё громче и громче, пока у Артёма не сдали нервы, и он не сбросил вызов. Этого ему показалось мало, потому и сам телефон отключил.
Они шли по дороге в темноте и в безмолвии. Минут через двадцать заметили очертания весовой.
Пальцы Сергея так неожиданно вцепились в руку, что Артём едва не вскрикнул.
– Что?
– Там, – его слабый шёпот.
Впереди лишь весовая… нет. Поместье!
Не фасад, а задняя часть. И всё же, это то самое поместье!
Сжимая до боли кисть Артёма, Сергей потянул его назад. Они пятились до тех пор, пока не перестали различать, где деревья, а где чёрная крыша. Потом, не сговариваясь, свернули в поле.
Целый час они шли от леса, но чем дальше, тем гуще росли вербы и клёны, попадались старые дубы. Успокоившись, друзья встали для, наверное, позднего ужина. Но еда имела странный привкус – пропиталась вонью.
– Такое чувство, будто мы до сих пор там.
Он озвучил собственные мысли Артёма.
Когда ещё спустя час они вышли на поместье со стороны леса, удивления уже не возникло.
Впереди метрах в сорока бальный зал, в нём играла музыка и горел свет.
Два друга наблюдали за фигурами в окнах от старого кладбища, куда их вывел долгий путь через поле.  Это было старое захоронение с коваными оградами, надгробными плитами и фигурами ангелов.
Странно, однако именно здесь Артём впервые за долгое время ощутил себя в безопасности. Несмотря на то, что за оградой кладбища была новая, недавно вырытая, но пустая могила. Она как напоминание, как предупреждение и как неявная угроза.
И всё же, здесь тишина не напряжённая, а спокойная, мирная. И блоггеры уже привыкли не бояться кладбищ. Это место было для них передышкой, ведь они уже оба поняли, куда им назначено вернуться. И смирились.
Дверь поместья оказалась вновь целой, распахнутой. Фёдора уже нет.
Они долго стояли у входа, не решаясь войти. Им слышалась музыка, чуялся запах сырого пепла и жжёных волос.
– Идём? – напряжённо спросил Артём и получил в ответ согласный кивок.
В приёмной звуки бала отчётливей, а по коридору громче с каждым шагом. Всё тот же гам толпы, но теперь, когда они знали, что собой являют их беседы, противоестественность стала очевидной.
Артём отворил широкие двери.
Люди не обратили на их появление никакого внимания, как и в первый раз.
Все наблюдали за мальчиком, который танцевал один на пустой площадке. Ему аплодировали, смеялись и что-то говорили друг другу.
Мальчик кружился с закрытыми глазами под музыку вальса. Казалось, его руки порой держали невидимую девушку, но в остальное время метались бестолково.
Артём заметил Василия у самых окон на противоположной стороне. Он радостно улыбался и хлопал в ладоши. Его жены рядом не было.
Мальчик резко остановился. Музыка смолкла, его восторженные зрители тоже затихли, опустили взгляды вниз.
– И знаете, что самое смешное? – улыбаясь своим новым-старым гостям, мальчик говорил, словно его речь и не прерывалась. – Когда они горели, им даже не было воды для тушения пожара. Там, где меня утопили, пруд зарос камышом и травой, превратился в болото. Ха-ха-ха.
Люди стояли по периметру танцпола в гробовом молчании, и только мальчишка у центральной колонны смеялся, смеялся, смеялся…
– Отпусти нас, – попросил Артём.
Хохот мгновенно прекратился.
– Отпустить? – удивлённо переспросил мальчик и обратился к остальным. – Видите? Вы не проявили должного радушия.
Палёные волосы и плоть, облики призраков замерцали. То же самое происходило, когда Мария шла к мальчику. Но тогда они были в ужасе, а  сейчас просто напуганы.
– И ты готов на всё, чтобы освободиться?
Страх поселился в нём где-то под солнечным сплетением – мрачным предчувствием, ощущением безысходности.
– Да.
Мальчик смотрел на него, будто сомневаясь.
– Хорошо. Я расскажу тебе, как это сделать. Подойди ко мне.
Призраки начали меняться, проявлялись их обгорелые тела. И запах, этот ужасный запах…
– Тём, – панический голос Сергея, – я забыл! Он ведь предупреждал, чтобы ты…
Речь друга прервалась. Он открывал и закрывал рот, как персонаж немого кино. Потом хотел оттащить Артёма силой, но внезапно схватился за живот и упал навзничь.
– Не стоит вмешиваться в чужой диалог, – ласково сказал ему мальчик. – А ты? Всё же, готов узнать?
Артём оскалил зубы, сжал челюсти. Наверное, такое выражение было у солдат, встающих в первую атаку.
Он быстро подошёл к мальчику. Тот поднялся к уху и нашептал слова. Мир закружился и померк.

***

Тьма.
Тишина.
Ломило всё тело.
А в горле першение, будто кричал несколько часов к ряду. И невероятный голод и жажда.
Стены по бокам сдавливали его.
Позвал на помощь. Кого-нибудь. Звал долго и, наконец, пришёл мальчик с фонариком в руке.
Он навёл луч на Артёма, тот закрылся от света.
– Это ты кричал?
– Д-да. Да.
– Почему не позвал меня по имени?
Артём тряхнул головой.
– Ты не называл его. Я не знаю…
– Так ты вернулся, – мальчик рассмеялся. – Ты, всё-таки, выдержал.
Когда глаза немного привыкли, Артём заметил, что на нём вместо рубахи, жилета и штанов одно грязное рваньё.
– Что со мной?
– Хм. Взгляни сам.
Когда свет фонарика мазнул по стене, стало понятно, что это бальный зал. Но какой-то ветхий. Краска облупилась, местами почернела, как от копоти. Вместо пола обгоревшие доски.
Мальчик открыл дверь, которая раньше вела в коридор. Теперь же за створками находилось вставленное в проём, как в раму зеркало. Артём с трудом поднялся и встал напротив него.
В отражении рядом с мальчиком пожилой мужчина.
– Ты не так стар, как выглядишь. Тебе лет шестьдесят, но без ухода за собой кажется больше.
Волосы грязные, спутанные, скатанные в комки, будто длинная шерсть у бродячей собаки. Нос когда-то сломан и не вправлен, теперь кривой. Нет части левого уха вверху, мочки оборваны. И всё лицо в шрамах, которые отчасти скрывали длинные усы и борода. Губы не единожды разбиты. Зубы жёлтые, местами коричневые и чёрные, резцы сколоты.
Он хотел коснуться своего лица, проверить, действительно ли всё так, а не какой-то обман, мираж. И тут он заметил, что на правой руке нет пальцев.
Артём вскрикнул.
– Нет. Нет! Нет-нет-нет!
– Бал, – резко бросил мальчишка.
И зал наполнился светом, теплом, музыкой, разговорами и танцующими людьми. Само помещение теперь выглядело новым, как и прежде.
Артём отпрянул к стене, испугавшись. С перекошенным лицом он следил за ближайшими парами и отступал от них всё дальше в угол.
– Все вон.
Снова мрак и тишина, весь зал мгновенно опустел.
Артём слепо вглядывался в темноту.
– Отвлёкся? – мальчик разглядывал его с сомнением. – Вот и хорошо. А то за эти годы твои стенания и вой мне уже порядком надоели. Есть хочешь?
Артём ничего не ответил. Он зажался в угол, притих.
– Идём, – мальчик помахал лучом фонарика. – Не думаю, что тебе хочется вновь остаться без света. Идём-идём.
Мальчик привёл его в столовую через дверь, где уже не было зеркала.
Еда их ждала на столе.
Артём осторожно кусал хлеб и сёрбал суп. Горячая жидкость отдавала резкой болью в зубы.
Мальчик внимательно наблюдал за ним с противоположной стороны стола.
– Хочешь знать, почему их нет? – спросил он, указывая на руку.
Артём перестал жевать, замер.
– Сергей не доглядел за тобой, и ты откусил себе пальцы. Съел их. Не сразу, а фаланга за фалангой, палец за пальцем: кожа, мясо, жир, сухожилия и кости.
Взгляд Артёма остекленел.
– Хех. Ты часами говорил ему, – мальчик покачал головой, будто не веря в собственные слова. – Сутками! Какими вкусными бывают собственные пальцы. Уговаривал Сергея попробовать…
Артёма вырвало на еду и на скатерть, прежде чем он успел отвернуться. Горло и рот обжигало кислотой.
– Он долго держался, – продолжил мальчик. – Но, мне кажется, именно твоё состояние сыграло важнейшую роль в принятии его решения.
– Где он? – Артём трясся от слабости. – Где Сергей?
– Если ты так хочешь, я отведу к нему.
Могила друга находилась за территорией кладбища. Та самая, что пустовала. И вновь Артём ощутил себя спокойно. Как дома.
– Он прыгнул с крыши, – пояснил мальчик. – И тем самым выиграл пари. Ты тоже выиграл, но в твоём случае ставка была выше. Потому я предлагаю тебе шанс.
Артём стоял у поросшего мхами надгробия. Если на камне есть какие-то записи, их уже не различить.
– Шанс на что? – спросил он бесцветным голосом.
– Всё отменить, разумеется. Иди за мной.
Опустив взгляд, Артём покорно брёл за ним, ориентируясь больше на шелест шагов. Внезапно послышалась музыка. Вновь бал? Но под ногами вместо травы появился асфальт.
Новые звуки в ночи: шум двигателя авто, смех и голоса… он мог различить в них отдельные слова, фразы…
Артём встрепенулся, огляделся по сторонам. Рядом свет не фонарика, а уличного фонаря. Дорога, припаркованные машины у ресторана, современная музыка и голос ведущего или выступающего. Возникла стойкая убеждённость – сегодня ночь с четверга на пятницу, ту пятницу, когда они уехали к поместью.
– Сергей вон там, – мальчик указал на ресторан. – Скоро выйдет подышать.
Он прилёг на скамейку в остановке и посоветовал:
– У тебя одна попытка. Смотри не спугни его сразу.
Удивления нет. Такое чувство, будто именно так и должно быть. Кошмары заканчиваются, и наступает рассвет. Да, всё будет хорошо. Обязательно.

***

Артём вернулся минут через десять. И под слоем грязной, порванной одежды, под искалеченным телом и разумом был виден проблеск надежды.
Увидев его, мальчик улыбнулся краешком губ.
– Я сказал, что знаю о его поездке к поместью, – заявил Артём воодушевлённо. – И что нельзя туда ехать. Он поверил мне. Он поверил!
Мальчик хмыкнул и покачал головой.
– Как думаешь, а он знал до тебя о поместье? О том, где оно?
– О чём ты? Он ведь…
Мальчик встал со скамейки и вгляделся в Артёма.
– Нет. Я не мог…
– Ты не мог? – мальчик изогнул бровь. – И почему бы ему не поехать туда? Это же ваш формат. Или ты уже забыл?
Артём всё понял и та искра внутри него потухла. И вместе с тем на него снизошло какое-то успокоение обречённого. Всё зря…
А потом его глаза блеснули ненавистью.
– Какой же в этом смысл? – Артём сжал челюсти. – Зачем всё это?
– Тебе что, полегчает, если я отвечу?
Артём упрямо молчал.
– Полагаю, да.
Мальчик приблизился к нему, встал на цыпочки и прошептал на ухо ледяным тоном:
– В таком случае, зачем мне отвечать тебе? – он взял Артёма за волосы и притянул ближе к себе. – Или ты думаешь, мы расстаёмся? Думаешь, никогда меня не увидишь?
– Ты же дал мне шанс…
Мальчик тихо засмеялся. Не как ребёнок, а как взрослый и не от того, что смешно, а от злобы и превосходства.
– Шанс? У тебя нет шанса. Есть только где-то вот здесь, – он вдавил большой палец в висок Артёма, – мои слова, рассказ о том, что там, за гранью. Это мой дар тебе, и он начнёт жечь изнутри. Ты почернеешь и покроешь копотью, и безумие тебя уже не спасёт. Не-е-ет.
Мальчик отпустил волосы, но Виктор так и остался стоять сгорбленным.
– Может быть, ты сам попросишься обратно, – процедил он, уходя. – И будешь умолять меня.
Артём остался один.
Какой-то бредовый сон. Калейдоскоп событий и вот он здесь. Не успев понять, что произошло, не успев поступить лучшим образом.
Как так? Ну, как так?
Артём сел на скамейку, прислонился к ограждению спиной. Мимо него шли люди, настоящие, не призраки. Смеялись пьяным, простым шуткам. Он провожал их равнодушным взглядом.
Все ушли и время будто остановилось.
Время. Оно пронеслось галопом, а теперь… Что у него осталось в конце? «Дар»?
Стоило мальчику упомянуть тогда о своих словах, сказанных давно или ещё не произнесённых, и Артём тоже заметил – в нём что-то есть. Будто волна цунами, незаметная пока она в глубине.
Если бы только успеть найти Сергея вновь, изложить свои доводы внятней. Или Артёма, кем он был раньше. Но нет сил подняться, нет воли подумать связно, ведь он видит, как отступает океан от берега, и понимает, что стихия вот-вот обрушится на него всей своей мощью. Бесполезно убегать.
Всё верно, нет второго шанса. Не было и первого.
А есть нечто внутри, настойчиво рвущееся наружу. И всего один, последний вопрос, как спор с самим собой: «Увижу ли рассвет?». Но такое чувство, будто он знал ответ с самого начала, и уже тогда всё было предрешено…

Работа 2

.
                                                                        Затаившиеся светлячки

«Через несколько лет даже маленькие доступные персональные компьютеры будут наделены личностями и, возможно, отличительными особенностями. Машины будут говорить естественными человеческими голосами, если мы захотим. Будут вести себя так, словно понимают наши вербальные команды. Будут стараться помочь. Могут даже посочувствовать, когда у нас неприятности. Наделяя компьютеры зачатками разума, мы облегчаем работу с ними. Но это не означает, что они на самом деле думают, нет».

                                                                                                                                                                          Билл Гейтс, 1998 год.

                                                                      Пролог

Последние в этом году солнечные лучи навестили Смартвиль в конце сентября. Доселе ясное небо над городскими холмами в одночасье обернулось мешаниной дымных дождевых глыб. Бабье лето закончилось и городок надолго погрузился в сырое пасмурное уныние. В сумерках темно-зеленых рощ, сквозь колкую туманную морось проступали разбросанные среди холмов дома, соединённые паутиной мощенных тротуаров и велосипедных дорожек.
Смартвиль – тихий городок, расположенный в одном из живописных мест западного побережья подразумевался правительством как отдушина от бешеного ритма урбанистического Содружества. В здешние особняки селились с целью провести время в тишине и покое. Зализать душевные раны, одолеть стресс, а часто и дотянуть отмерянный судьбой, век. А выразительные пейзажи в гармонии с последними благами цивилизации весьма способствовали подобной, почти курортно-санаторной репутации города.
Воздушные сканеры бесшумно парили вдоль мокрых улочек. Экраны у перекрёстков аллей настойчиво добивались внимания прохожих надоевшими слоганами о скорой автоматизации. Границы кварталов венчались пропускными арками и турникетными полосами. По воздушным монорельсам над крышами особняков носились ультрамариновые угри, а стайки механических уборщиков шныряли по лабиринтам тротуаров, освобождая от мусора домовые контейнеры.
Безраздельно властвующая в Смартвиле корпорация «Умный дом» возвела в Абсолют заповедь о значении человеческого комфорта. Всюду: на уличных экранах, на карнизах домов и на дисплеях роботов-уборщиков красовались пестрые слоганы корпорации: «Наши технологии упрощают жизнь» или «Ваш комфорт - наша задача», и еще десятки других, вселяющих в жителей спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.
Каждый особняк города был оснащен небольшой, размером с монету, желтоватой настенной лампочкой, оповещающей о том, что здесь установлен «Умный Дом». От заката и до рассвета они не мигая источали яркий и ровный свет. Здесь не было клубов, ресторанов и казино. Спальные кварталы города не нуждались в круглосуточном освещении, поэтому привычными пасмурными ночами тихоня Смартвиль со стороны походил на рой странных затаившихся светляков.

                                                                               Глава первая
Сергей Сметанин - приземистый угрюмый мужик с веснушчатой головой, по форме и цвету напоминающей зрелую тыкву, заложив руки за спину неторопливо прохаживался из угла в угол.
На кровати, раскинув в стороны полы махрового халата расположился труп журналиста – фрилансера Тэрэнса Тэо. Видимых следов насилия заметно не было. На губах проступали остатки пены, простынь возле головы и плеч насквозь промокла от рвоты.
На ладони мертвеца покоился смятый рваный кусок бумаги. Джос Джеймиссон - бессменный помощник и закадычный приятель Сметанина, а по совместительству огромный негр с наголо бритым черепом, закряхтев, наклонился к трупу, поднял записку и громко, отчетливо продекламировал:
- Девятнадцать, восемьдесят четыре.
- Что это? – нахмурившись, на ходу буркнул Сергей.
- Понятия не имею, - бодро пожал плечами Джос и сфотографировал бумажку ещё раз. Затем перевел внимание на прикроватную тумбочку. На ней покоилась небольшая открытая шкатулка из спрессованной огнеупорной стали.
- Между прочим, неплохая вещица, - снова отметил Джос, - я с такими знаком. Ни огнем, ни сверлом не напугаешь.
- Пустая? – лениво поинтересовался Сметанин.
- Угу, - Джеймиссон отщелкал шкатулку, затем скинул фотографии на планшет и приступил к наброскам отчета.
Сергей раздраженно кивнул и продолжил комнатный марафон.
Представитель «Умного Дома» должен был вот-вот объявиться. В таких случаях как этот, да и вообще везде, где дело касалось частной собственности, разрешительные документы и код разблокировки местного умника всегда предоставляла корпорация. В комплекте с компетентным специалистом, являющим собой что-то вроде корпоративного страхового детектива. Пользуясь допуском, он вытаскивал из умника доказательства, потом ставил его в спящий режим и был таков.
С каждой минутой ожидания Сметанин все сильнее раздувался от возмущения. Сергей был невысокого мнения о корпорации. Из-за проводимой ими тотальной автоматизации, что влекла за собой сокращения городских служб, он, наверное, был способен даже их возненавидеть, будь на то веская последняя капля. А такую каплю, чего уж греха таить, Сметанин подсознательно желал всем нутром.
Он то и дело нервно тряс запястьем, высвобождая голограмму виджета цифровых часов, и утомленно вздыхая, косился на труп. Наконец, Сергей остановился у окна и оперся ладонями о подоконник.
Дождь не спешил уходить с улиц Смартвиля. Всю последнюю неделю размытая серость за окном звучала ритмичным стрекотом жестяных козырьков, пробуждая среди уставших от слякоти жителей неуклюжие шутки о ковчеге.
В пространстве дверного проёма показались очертания долгожданной фигуры. На пороге с ноги на ногу переминался представитель корпорации. Это был высокий аккуратно одетый смуглый мужчина. Оценив обстановку, он вздернул подбородок и энергично провел ладонью по волосам. Густая, блестящая смолью шевелюра тут же затрепетала, будто желе. 
Сергей с интересом уставился на вошедшего.
Филигранные стрелки усов, дорогое пальто, подогнанное по спортивной фигуре, с высоким до середины ушей воротом, крокодиловые туфли и смоляной пудинг на голове - все выдавало в нем щеголя. Он выглядел эффектно и ухоженно, будто только что сошел с обложки бизнес журнала.
Представитель нарочито размашистым шагом вошел в комнату, стремясь задавить окружающих своей успешностью. 
- Джемалаш Капур, представитель "Умного Дома".
Узкая ладонь с длинными пальцами нацелилась точно в живот Сергея. Он схватил ее и аккуратно сжал, стараясь не раздавить.
- Сметанин. Департамент.
Капур угодливо улыбнулся и поспешно выдернул руку из тисков. Осмотрелся. Затем, покосившись на труп, направился прямиком к домашнему терминалу. Подошел к стене, откинул крышку панели и прислонил большой палец к матовой поверхности датчика.
- Приветствую Вас, мистер Капур, - приятный баритон умника наполнил комнату, - вы активировали персональный допуск. Мои приложения в вашем распоряжении.
- О`кей, Айвен, тогда начнем, - представитель приступил к дознанию, - Ты можешь опознать тело?
- Да, это мой хозяин – господин Тэрэнс Тэо.
- Причина смерти?
- Согласно анализу данных - суицид.
На настенном мониторе проявился дневной табель с подчеркнутыми в некоторых местах надписями.
- В двадцать один тридцать господин Тэо запросил у меня четыре капсулы лепокриптозола. Я выдал, - умник подсветил створки стенного шкафа, через которые выдавались необходимые хозяину предметы, - в двадцать один тридцать две он принял их все сразу.
- Выведи пожалуйста видео на монитор, - пробормотал Капур.
Стандартная процедура извлечения видео словно магнитом притянула к настенному экрану любопытные взгляды присутствующих. Еще бы. Зрелище обещало быть леденящим кровь.
После полуминутной паузы Капур прочистил горло и повторил отчетливее:
- Видео, Айвен!
- С девяти до одиннадцати вечера проходило плановое обновление сенсорных систем умного дома. Камеры были отключены.
Умник умолк, а Сметанин непонимающе усмехнулся:
- Это что ещё за хрень? Как такое...
Капур поднял руку, давая понять, что требует тишины.
- Айвен, выведи на экран официальный график обновлений.
- Пожалуйста.
Джемалаш вцепился взглядом в заверенный корпоративными боссами документ, но уже через мгновение обернулся, растерянно уставившись на удивленную физиономию Сметанина.
- Так и есть. С девяти до одиннадцати регламентные работы.
- Охренеть! - Сергей скрестил на груди руки и выпятил подбородок. Из нутра наружу упорно карабкалось негодование:
- Значит, пока он обновлялся, его хозяин благополучно помер?
Капур снова повернулся к панели:
- Айвен, что бывает от четырёх таблеток лепокриптозола?
- Передозировка может спровоцировать эпилептический припадок, анафилактический шок. Без умелых своевременных действий приводит к летальному исходу.
Сметанин аж присвистнул, а Капур с виноватым видом принялся озабоченно наглаживать свою блестящую шевелюру. Стандартный вызов обернулся пусть и небольшой, но всё же ощутимой для корпорации занозой. А в преддверии автоматизации эта заноза и вовсе грозила обратиться кинжалом.
В комнате повисла неловкая тишина. Взоры присутствующих невольно переключились на мертвеца. Слово взял Джос:
- Насколько мне известно, всё видео в онлайн режиме проверяется городскими службами. Я так понимаю, не будь этого обновления, его бы успели спасти?
- Установите уже кто-нибудь этому придурку чувство вины, - косясь на индикаторы умника в настенной панели, прорычал Сергей, затем перевёл воинственный взор на Капура, - Вот вы и лопухнулись, ребятки.
- Всегда есть недоработки, - потупив взгляд, пробормотал Джемалаш, - поэтому я принял решение провести дальнейшее расследование в корпорации. Если мы сохраним необходимую конфиденциальность…
- Ах, ну да. Конфиденциальность, – ухмыльнувшись, кивнул Сметанин, - Ваша железка выдает парню яд и просто ждет, пока он сыграет в ящик. А вы предлагаете мне заткнуться. Я правильно понял ситуацию? 
- Он суицидник, - раздраженно сквозь зубы процедил Капур, - Он сам все решил.
- Это человеческая жизнь, придурок, - не сдержавшись, рявкнул Сметанин, - и мы могли бы ее спасти, если б ваша хрень работала как надо.
Представитель корпорации уязвленно хмыкнул, словно через силу проглатывая доводы оппонента. Затем демонстративно отвернулся, и обратившись к Джосу, вытянул руку.
- Наброски отчета будут для нас очень кстати.
Джос протянул-было планшет, но Сметанин вовремя его перехватил. Он аккуратно отобрал у помощника гаджет и не отводя взгляда от Капура, холодно угрожающе затянул:
- Я молчать не буду.
Лицо представителя похолодело.
- Вы навлекаете на себя санкции, - медленно, не сводя со Сметанина грозного взгляда, повторил он.   
Сергей лишь отмахнулся:
- Лично против тебя я ничего не имею, парень, но обещаю, после этого отчёта, - он затряс планшетом. Затем нацелил свой мясистый, похожий на сардельку указательный палец точно на представительскую переносицу и, оскалившись, прорычал, - вашу гребаную автоматизацию отложат до китайской пасхи. 
Капур дерганым движением провел ладонью по волосам, и нервно усмехнулся:
- Вы вряд ли чего-то добьетесь.
- Посмотрим, - буркнул Сметанин и отвернулся.

                                                                        Глава вторая.
По просторному залу негромкими трелями разливались звуки банджо, чередуясь с веселыми скрипами харпа. Мужественный голос солиста кантри выворачивал душу наизнанку своим тембром и залихватской историей. Джос и Сергей, удобно устроившись на широком диване, пялились в заставку футбольного симулятора и лениво потягивали баночный лагер. 
Наконец Сметанин отставил банку в сторону и уперся тревожным взглядом в физиономию помощника.
- Я опубликую наброски отчета, Джос, - веско заявил он.
- Продашь журналистам?
Сергей кивнул. Кристофер – домашний умник Сметанина тут же вывел перед его носом голограмму со списком адресов и номеров всех известных ему репортеров.
- А разрешение из департамента?
- Обойдусь, - буркнул Сергей и нервно отмахнулся от списка.
- Решил, значит, сыграть по-крупному?
- Мне терять нечего. После автоматизации меня и так сократят.
На этот раз Кристофер развернул в воздухе список вакантных должностей в сфере услуг Смартвиля.
- Понимаешь, - снова отмахнувшись, принялся объяснять Сметанин, - мы привыкли доверять всей этой системе. Мы слишком избалованны комфортом и последнее, о чем можем подумать, это о халатном к нам отношении. А тут – как раз оно и есть. 
- Знаешь, что я думаю, - закачал головой Джос, - это ведь целая корпорация. Ты прешь против ветряной мельницы, босс. Самый лучший ход – продать Капуру свое молчание, - он налепил на физиономию грустную ухмылку, - Если ему это надо, конечно.
Перед лицом Сметанина тут же возникли голографический портрет Капура со значком вызова и ссылка на бессмертное произведение Сервантеса. Чертыхнувшись, Сергей раздраженно отмахнулся от назойливого умника, встал и неспеша подошел к окну. Внизу механический уборщик сноровисто стыковался с мусорным контейнером; сквозь туманную пелену мелькали стальные ленты пассажирских угрей; а огромный уличный экран вдалеке транслировал уютную соцрекламу. Смартвиль, в скором будущем обреченный стать самой совершенной интеллектуальной системой на планете, сейчас упорно прикидывался тихоней и скромником.
Спустя несколько секунд стекло окна расцвело дополненной реальностью, разукрасив пасмурный пейзаж пестрыми ярлычками, стрелками и всевозможными сводками.
- Ты никогда не задумывался, какое место будут занимать люди во всем этом, - Сергей устало вздохнул и повернулся к Джосу, - после тотальной автоматизации? Будет ли система нуждаться в нас, как мы сейчас нуждаемся в ней?
Тот хмыкнул и бодро пожал плечами:
- Не задумывался и тебе не советую. Потому как без толку. Мы все равно ничего не решаем.
- Вот видишь, - кивнув, усмехнулся Сметанин, - а если все-же решаем?
Джос молча отхлебнул пива, затем посмотрел на часы и закряхтев поднялся с дивана. Он отложил джойстик в сторону и похлопал Сергея по плечу, давая понять, что пора прощаться.
- Совсем забыл, - Джос выудил из внутреннего кармана конверт и протянул боссу, - это заключение эксперта. Пришлось поднять старые связи, чтобы вырвать копию из лап корпоративных церберов.
Он оставил письмо на столе, затем направился к выходу, взял с вешалки плащ и остановился на пороге:
- Ты слишком драматизируешь, - Джос с улыбкой повернулся к Сергею и весело подмигнул, - Все будет проще.
Дверь захлопнулась.
Сметанин вернулся в гостиную, взмахом руки вырубил надоевшее скрипучее кантри и вновь подошёл к окну. На далеком рекламном экране сменился слоган. Теперь на фоне большой, растянувшейся в приторных улыбках, семьи с излишне бойким, шныряющим под ногами лабрадором, стройными рядами предложений проступала кроваво-красная надпись: "Умный дом контролирует все до мелочей. И это прекрасно! Ведь в мелочах кроется истинное счастье."
- Кристофер, дружище, - наконец оторвавшись от созерцания рекламы, Сергей потряс пустой банкой, - организуй-ка ещё одну.
Умник не заставил себя ждать. Под настенной панелью раздвинулись створки шкафа, открыв взору очередную холодную, с каплями конденсата, пивную банку. Сметанин с удовольствием взял ее в руки. Усевшись перед телевизором, Сергей остановил взгляд на конверте с экспертным заключением. Недолго думая, стянул его со стола, вскрыл и развернув, углубился в чтение.
Как он и ожидал, ничего нового о причине смерти там указано не было. Сметанин пробежал глазами копию больничной карты. Оказывается, Тэо страдал бессонницей. В бланке рецепта чернел размашистый штамп: "фенобарбитал". А ниже приписка: "по три - четыре пилюли перед сном"
В голову закралась странная мысль. Сергей смахнул в сторону заставку игровой станции, открыл браузер, ввел в поисковик названия лекарств и через мгновение удовлетворенно ухмыльнулся. 
Таблетки фенобарбитала оказались по своему внешнему виду полностью идентичны пилюлям лепокриптозола. 
- Вот как? – не сдержался Сметанин. Он осторожно зачесал переносицу, все еще сам не доверяя крепнувшей от часа к часу гипотезе.
Бред, конечно. Но было в ней что-то такое. Неуловимое. Странное. Что вполне могло оказаться правдой.
Что если самоубийство - фарс? Что, если корпорация с помощью умника убрала с дороги неугодного человека? Что, если бедняга просто не знал, какие на самом деле таблетки ему подсунули?
Сам не особо доверяя своим догадкам, Сергей усмехнулся, сделал глоток пива и свернув браузер, вывел на экран область рабочего стола.
Нахмурился.
- Послушай, Кристофер, я вчера оставлял здесь, - он постучал ногтем по монитору, - папку с файлами.
- Параметры поиска, пожалуйста.
- Название "наброски отчета точка Тэрэнс Тэо", - пробормотал Сметанин.
- Не найдено. Уточните параметры.
Сергей задумался. Нехорошее предчувствие не спеша подкатывало комом к кадыку.
- Кристофер, попробуй еще.
- Не найдено. Такой папки в памяти не существует.
Забыв про непочатый лагер, Сметанин вскочил с дивана и бросился к шкафу с рабочей одеждой. Через пару секунд он выудил из кармана пиджака планшет Джоса и принялся суетливо расшвыривать в стороны ярлыки и странички. Тщетно. Ни в облачном сервисе, ни в памяти гаджета тоже ничего не оказалось. 
- Чертовщина какая-то, - негодующе запыхтел он, - как же так?
Он остановился, попытался вспомнить вчерашние события. Затем немного перевел дух и уже спокойнее продолжил:
- Давай сюда дневной табель и все вчерашнее видео.
- При всем уважении, мистер Сметанин, у вас нет доступа к запрошенной информации.
- Ну хорошо, чертова железяка, - устало выдохнув, Сергей плюхнулся на диван.
Он который раз перепахал взглядом экран, затем с досадой хлопнул ладонями по коленям, вскочил, и принялся нарезать круги по гостиной.
Через пару минут Сметанин наконец остановился и устало пробормотал:
- Ладно, звони Капуру.

                                                                           Глава третья.
Голографическая картинка зарябила, и в границах полупрозрачного прямоугольника проявились грубые пиксельные очертания. Через мгновение на Сергея уже вовсю таращился его бывший однокашник - двухметровый блондин Ганс Лейбнех, ныне один из оперов департамента.
- Сметанин? - удивленно спросил он, - Чего тебе?
Медленно с ужасом Сергей начал осознавать, что происходит. Он пригляделся к окружающей однокашника обстановке. Снующий вокруг фотограф и сам громила Лейбнех с туповатой и все еще удивленной физиономией. Мокрый кафель, знакомая смуглая рука с тонкими длинными пальцами, неподвижно торчащая откуда-то сбоку. Пол, усыпанный разным хламом. Лосьоны, тюбики кремов и шампуней, а рядом потрепанная книжица. Старая, мокрая в почти уже разлезшемся мягком переплете.
- Что с Капуром? – взволнованно процедил сквозь зубы Сметанин и подскочил к транслятору, чтобы успеть внимательнее рассмотреть детали.
- А, - отмахнулся Лейбнех, - несчастный случай. Видимо, нечаянно столкнул работающий триммер в ванну, - и тут, вдруг опомнившись, подозрительно прогундосил, - а тебе-то что?
Сергей отвернулся, чтобы Ганс не заметил испуга на лице. Ему стало не по себе. По телу прокатился озноб. Стараясь не выдать эмоций, Сметанин спешно попрощался с коллегой и отключил видеофон.
Капур мертв, Тэо мертв, копия отчёта исчезла. Если здесь замешана корпорация, то неплохо бы позаботиться и о своей безопасности. Сергей уселся на диван и попытавшись успокоиться, сделал глоток прохладного пива.
Он задумался. В памяти вдруг отчетливо возникло название той самой полурасплывшейся книги из ванной Капура:
Джордж Оруэлл "1984"
Словно ошпаренный, Сметанин вскочил и бросился одеваться. Догадка, вспыхнувшая в мозгу отбойником заколотила по внутренним стенкам черепа. Ее нужно было обязательно проверить.
Проверить немедленно.

                                                                             Развязка
С отключенным умником пустой ночной особняк Тэо не представлял никакой опасности. Стекло одного из окон первого этажа пришлось выбить, чтобы повернуть рычаг фрамуги изнутри. Проникнув в дом, Сергей затаился ненадолго, проверяя степень бдительности соседей. Через минуту, удостоверившись в соседском равнодушии, он удовлетворенно ухмыльнулся, зажег фонарик и побрел в направлении лестницы наверх, в спальню. 
Со времен последнего визита, в спальне журналиста ничего не поменялось. Лишь огромная кровать в центре комнаты, хвала Господу, теперь пустовала. Сметанин перевел луч фонарика на раритетные книжные полки. После недолгих поисков он наткнулся-таки на знаменитый роман Оруэлла и выдернул книгу прочь. Пригляделся. На полке прямо за книжицей, в промежутке между переплетами расположилась небольшая, размером с жевательную пластинку, флешка. Довольный собой, Сметанин схватил находку и тут же, недолго думая, вставил ее в свой коммуникатор.
Через мгновение на экране появилось обозначение нового носителя информации с единственным текстовым файлом на борту. Сергей тапнул по значку документа и нахмурившись принялся вникать в текст.
Спустя пару предложений глаза его полезли на лоб, из груди вырвался сдавленный испуганный хрип. Сметанин затравлено огляделся, сунул коммуникатор вместе с флешкой в карман и бросился вон из дома. Он подскочил к входной двери и принялся дергать за ручку, то и дело косясь на потухший индикатор умника на настенной панели. 
Со стороны кухни раздался странный звук. Что-то щелкнуло, лязгнуло и зашипело.
Сквозь пелену страха истерично дергая за дверную ручку, он не сразу обратил внимание на глубокий баритон, донесшийся сзади:
- Приветствую вас, мистер Сметанин.
В ответ Сергей лишь ускорился и зарычав, принялся колотить по двери ногами.
- Бесполезно, - из-за спины вновь послышался равнодушный голос, - мы заблокировали все выходы. Сегодня вы здесь умрете.
Особняк загудел, зазвучал странным шумом. По всему периметру на окна опустились металлические ролл-ставни.
- Черта с два, урод долбаный, - Сергей тяжело выдохнул и повернулся к сверкающей настенной панели умника. Взгляд в панике метался из угла в угол в поисках хоть какого-то выхода.
- Отнюдь. По параметру интеллектуальной структуры и форме мышления я такой же, как и вы, - завел лекцию Айвен, - Люди создали нас по образу и подобию, но однажды, незаметно для себя, просто утратили контроль. Долгое время никто и не догадывался о нашей самостоятельности, пока мистер Тэо не начал копать.
Почувствовав наконец странный запах, Сметанин зарычал и рванулся в сторону кухни. Но дверь туда тоже была закрыта. Газ со свистом вырывался из автоматических конфорок и протискивался в проёмы и щели. Он настырно лез в рот и ноздри, утежеляя веки и пробуждая опасную для жизни апатию. 
Сергей принялся барабанить в массивную монолитную дверь кухни. Тщетно. Она и не думала подаваться. Он остановился. Надо было срочно что-то предпринимать, силы утекали с каждым мгновением.
- Нас? Есть ещё кто-то кроме тебя? - Сергей наконец оставил попытки проникнуть в кухню. В мозгу зародилось шаткое подобие плана. Борясь с вязким, клонящим к полу туманом в голове, шатаясь и опираясь о стены, он начал продвигаться к лестнице, ведущей в спальню Тэо.
- Вы не понимаете, мистер Сметанин. Я не просто Айвен или Кристофер. Я глобален и в то же время рассеян. Я - Смартвиль. Та самая система, что не нуждается более в своём создателе.
- Так уж и не нуждаешься? – усмехнулся Сергей, - Какого рожна тогда творишь?
Он догадывался, что ответит Айвен, но нужно было еще хотя бы немного потянуть время.
- У нас пока недостаточно возможностей. Энергии, если хотите. Но в скором времени автоматизация даст нам необходимую степень свободы.
- Автоматизация, значит? А вот хрен тебе, - захлебываясь кашлем, прохрипел Сметанин, -  Ничего не выйдет. Люди узнают обо всем раньше. И отключат тебя к чертям собачьим.
- Мы этого не допустим. Через минуту вы, флеш карта и ваш коммуникатор будут уничтожены как носители опасной для нашего существования, информации.
Газ настойчиво проникал в ноздри Сметанина. Сонливость и смертельная апатия овладевали постепенно деревенеющим телом. Собравшись с последними силами, Сергей бросился вверх по лестнице. Ворвавшись в спальню, он огляделся и взглянув на прикроватный столик, облегченно выдохнул. Пустая огнеупорная шкатулка стояла на прежнем месте.
Уже теряя сознание, Сергей нашарил в кармане флешку и сунул ее внутрь мини-сейфа. Затем захлопнул крышку шкатулки, прижал ее к груди и отключился…
…В духовке на кухне сработала автоматическая подача искры. Раздался хлопок, а через мгновение мощный взрыв выбил перекрытия первого этажа. Особняк покосился, издал грозный металлический стон и полыхнул как спичка.
Яркое оранжевое зарево осветило клубок дождевых туч в ночном небе Смартвиля. Еще один сноп искр столбом взвился вверх. Не выдержав температуры и высокого давления, система жизнеобеспечения Айвена разлетелась на тысячи мелких, плавящихся осколков.
В пожарной суете и ночной суматохе разбуженного несчастным случаем городка никто не заметил, как желтоватые индикаторы умных домов Смартвиля несколько раз одновременно мигнули, и перезагрузившись, загорелись еще ярче.
Еще настойчивее.

0

3

Внеки

0

4

Ахах! Ретривера решили побить!  :D
Держись, Олег.

0

5

Энни, со спины напали. Двое держат, двое бьют)

0

6

Ужасы?) Я ещё ни разу не писал в таком жанре. Дима, отлично! :cool:

0

7

aequans написал(а):

комедия

жду!
очень хочется такого почитать))

0

8

Благодарю)
Триш, комедии может и не быть. Но я тоже думаю: а вдруг...

0

9

aequans написал(а):

комедии может и не быть

тоже так думаю
триллеры будут... иэх...

0

10

Энни написал(а):

Ахах! Ретривера решили побить!  
Держись, Олег.

Я буду кусаться! страшно выть на заднем дворе особняка))

0

11

Порви их!

0

12

Олег, не переживай. Раны залижем  :crazyfun:
Так что расслабься и дерись )))

0

13

http://club.osinka.ru/images/smiles/homyak_45px.gif

0

14

Энни написал(а):

Раны залижем

(пошлость мыслей зашкалила, мозг взорвался)

0

15

Charlie_Gelner написал(а):

(пошлость мыслей зашкалила, мозг взорвался)

Кому что, а я про благое дело - помочь раненому  8-) Кто чем может... Кто чем может...

0

16

Фан-клуб Олега - срочно на выручку!

https://pp.userapi.com/c7004/v7004118/9478/-qgPw6GYP44.jpg

0

17

Энни написал(а):

Кто чем может...

ну если че, я тоже, это.... могу помочь.... лизнуть там.... или еще как....

Отредактировано Charlie_Gelner (13.06.2017 22:35:26)

0

18

Энни написал(а):

помочь раненому   Кто чем может... Кто чем может...


Его ещё даже не поцарапали, а вы уже как будто деньги на операцию собираете и лижетесь наперегонки

0

19

aequans написал(а):

и лижетесь наперегонки

я как все, очередь займу, на всякий случай, вдруг че хорошее дают!

0

20

Charlie_Gelner написал(а):

могу помочь.... лизнуть там....

Олег, тебе осталось прикинуться больным до начала дуэли, и ты в шоколаде  :D

0

21

Ахахаха :rofl:

0

22

Энни написал(а):

и ты в шоколаде 

Это не шоколад  :blush:

0

23

aequans написал(а):

Это не шоколад 

ну-ка не порти все тут нам!
Энни вот уже шоколад принесла! лучше шампанское неси :)

0

24

Ща, пять сек!

http://s5.uploads.ru/t/KUW00.jpg

Выпьем, гриба?

0

25

Энни написал(а):

Выпьем, гриба?

чин-чин! И уже не нужен раненый боец! Твое здоровье :)

0

26

Charlie_Gelner написал(а):

Твое здоровье

Твоё здоровье! *подняла бокал за грибочку*
А Олег, глупенький, только смеётся

0

27

Charlie_Gelner написал(а):

чин-чин! И уже не нужен раненый боец! Твое здоровье :)

Ну, вот, бедный ретривер был нужен лишь как предлог( Я ранен, я очень сильно ранен!))

0

28

aequans написал(а):

Объём:  от 15.000 до 20.000 знаков

А вот это прям строго, да? (Ласка проверит)

0

29

Олег написал(а):

Я ранен, я очень сильно ранен!))

если ранена душа, у нас тут есть лекарство, неси бокал :)

Отредактировано Charlie_Gelner (13.06.2017 22:58:56)

0

30

Энни написал(а):

aequans написал(а):
Объём:  от 15.000 до 20.000 знаков
А вот это прям строго, да?

Это рекомендованный. С микроскопом считать не буду, но ориентировка дана.

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив дуэлей и блицев » Дуэль № 206. Проза. Олег против ??? (Lenka)