Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Декабрь 2017


Барбарис Декабрь 2017

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

1  - 4 (очень милый рождественский рассказ, только чуть-чуть предсказуемо)
2  - 3 (хотелось бы чего-то новогоднего, непонятно, почему так коротко, в этом конкурсе можно же и расписаться как-следует! Видно, что автор много чего может. Наверное, не хватило времени или желания поработать на этот конкурс. Все-таки писать было бы лучше в рамках заявленных условий)
3 - 3 (тяжеловато читать с описаниями, и такой откровенный игнор - молчание в ответ на привет - прямо хамство, неприятно было, неубедительно, что героиня такого любит, хотя забавно, и чудеса есть)
4 - 4 (легко, подвижно, незанудно. 4 только из-за некоторых ошибок с языком, запятых и т.д., и хотелось бы прямо чудес, Новый год же!)

Отредактировано Kalinka-Malinka (29.12.2017 08:07:00)

0

32

По случаю Нового года разборки не буду устраивать...) скажу только, что второй автор приятно удивил - первое предложение свалило наповал...))

N 1 - 4
N 2 - 5
N 3 - 4
N 4 - 4

0

33

Внеконкурс:
ЧУДО

Витя залез под одеяло. Проверил фонарик – работает. Да так работает, что ладошку просвечивает красным.
– Витя, почему не раздеваешься?
– Ну, мам, я же не собираюсь спать!
– А дед Мороз этого не знает. Проберётся через сад, заглянет в окно, а ты в постеле и без пижамы. И не видать тебе подарка.
Витя посмотрел на окно, как на предателя, и начал неохотно снимать свитер.
Он лёг и стал ждать. Родители закрылись в гостевой комнате, оставив мальчика один на один с ёлкой. Её поставили в комнате рядом со спальней Вити, и хотя саму ёлку видно не было, разноцветная гирлянда освещала всё вокруг.
Витя был полон решимости увидеть деда Мороза. Ему представлялось, как тот крадётся, стараясь никого не разбудить, кладёт подарок и так же тихо покидает дом. Как-то, куда-то исчезает.
Синие, красные, зелёные огни будто из сказки, будто из мира за цветным стеклом. Они то медленно таяли и разгорались, то тревожно мигали. Вот комната вся синяя, теперь алая... медленно, плавно...
Внезапно, мальчик что-то услышал. Словно кто-то тянул штору из прищепок: "х-хр, х-хр, х-хр". Витя посмотрел на окно. Штора была освещена луной, и она висела ровно, все прищепки надёжно её держали. Нет, этот звук доносился снаружи, теперь тише, но длиньше: "Х-х-хр. Х-х-хр. Х-х-хр". На занавеске возникла чья-то тень. Это он! Дед Мороз пришёл! Вот сейчас окажется в доме вместе с холодом.
"Х-х-хр. Х-х-хр. Х-х-хр, х-хр, х-хр...".
Он уходит!
Мальчику стало страшно. Почему он уходит? Почему не несёт подарок? Неужели дед Мороз понял, что Витя не спит? Что Витя притворяется, а другими словами, обманывает его?
Мальчику стало стыдно и обидно. Он ведь послушный, просто хотел глянуть. Даже край шубы увидеть, услышать дыхание или тихий напев какой-то мелодии. Не мешать, нет, но сразу прибежать к ёлке и ощутить холод конфет, а может быть, увидеть изморозь на пластике коробки из-под игрушки.
"Нет, не уходи!" – ребёнок готов был расплакаться. – "Так нечестно!"
Он спрыгнул с кровати, надел тапки и побежал к окну.
Медленно отодвинув штору, Витя глянул сквозь стекло.
Снег серебрился в свете луны, будто там рассыпано мелкое стекло. Яблони и вишни стояли тёмными истуканами, а между ними двигалась чья-то огромная фигура. И эта фигура явно удалялась. Что-то внутри груди Вити упало, стало трудно дышать.
"Стой, стой, стой", – твердил он с таким отчаянием, как мог просить о помощи утопающий. – "Стой! Стой!"
Но дед Мороз уходит, возможно, навсегда.
"Нет! Я объясню ему. Это всего лишь недоразумение".
Витя сел под подоконник и посветил фонариком на свои наручные часы, которые выменял на пистолет в садике. На циферблате 
"22:46". Он хорошо знал арифметику, потому быстро высчитал, что до Нового года осталось: один час и шестна... нет, четырнадцать минут. Время ещё есть.
Мальчик поднялся, повернул ручку на окне, открыл его и выскочил в сад. Он ступал в тёмные ямки – следы. Были они такие большие и широкие, что Витя прыгал из одного следа в другой, как заяц. Снег был настолько утоптан тяжёлым дедом Морозом, что уже не рипел под лёгким мальчиком.
"Что же мне сказать, когда я нагоню его?"
Спереди уже слышалась поступь: хруп, хруп, хруп. Вон он. А шуба, шуба! Она сверкает как снег, но не белым, а красным. С расстояния в двадцать прыжков казалось, будто на месте ткани угли, которые распаляются от порывов воздуха.
Дед Мороз резко остановился и обернулся.
Витя от испуга присел и закрыл себя руками.
Снова послышался скрип, но теперь он был чаще: хруп-хруп-хруп.
Дед мороз не увидел его? Витя осмотрел свою пижаму – белая. Свои чёрные волосы он укрыл рукавами и потому ему удалось спрятаться на фоне снега. Вот ведь как получилось. Лучше бы его заметили сейчас.
Он начал прыгать из следа в след без передышки. Так засмотрелся, что не заметил, как оказался у самих саней на огороде. 
Ещё чуть-чуть и прыгнул бы в них.
Витя приготовился говорить, но увидел, как мелькнула рука перед бортом высокой и глубокой спинки. Хлопок прозвучал там, где стояла тройка лошадей. Зазвенели колокольчики.
"Он уезжает!" – возникла паническая мысль. – "Заговорить или промолчать? Заговорить или промолчать?"
Кони зашагали.
"Заговорить или промолчать?!"
Перед Витей возник задок саней за спинкой, и он туда прыгнул, как кот на руки. Свернулся калачиком.
Сани набирали скорость. И не плавно, а как автомобиль папы, вжимая в кресло. Но у мальчика сейчас не было кресла. Он вцепился в спинку, а когда подтянулся и глянул поверх неё, то увидел, как лошадки заскакивают на крышу сарая соседа и будто с трамплина прыгают вверх.
Сани развернулись почти вертикально. Витя повис на руках, пальцы едва держивали его вес, а сам он только чудом не кричал от страха. Под ним двор соседа быстро отдалялся. Скоро стал совершенно неразличим среди белой равнины.
Когда мальчик уже было решил звать на помощь, сани выровнялись и поехали так плавно и тихо, как раньше не ездили ни одни виденные Витей сани. Из-под полозьев вырывался... нет, не снег, а будто вата. Кружилась, крутилась дымом. Облака! Это облака! И едут они так быстро, что всё вокруг аж свистит. Но свист такой глухой, будто сквозь подушку.
Только мальчик это заметил, его уши отложило с хлопком, и он услышал настоящий рёв воздуха. Витя поднялся над спинкой и в то мгновение, пока его глаза не наполнились слезами от ветра, ему удалось разглядеть луну и облака. Облака не сверкали, как снег, а были белыми, как молоко.
Витя спрятался.
Сзади всё так быстро отдалялось, что возникало впечатление падения. Мальчик крепче взялся за край спинки.
Вскоре ему стало не так страшно, больше интересно. Он протянул руку вниз и потрогал облако по котором они ехали. В ладонь набрался снег. Он слепил с него шарик и положил рядом с собой, затем ещё один шарик сверху, но поменьше. И ещё один, совсем маленький. Витя порылся в карманах своей пижамы. Вечером он засунул туда всё, что посчитал необходимым для ожидания деда Мороза: фонарик, конфеты, по яблоку на карман и, самое вкусное, мандарин. И ему удалось ничего не потерять во время прыжков по следам.
Мальчик глянул на часы. Так близко к луне не нужен был фонарик, чтобы разглядеть "23:03". А они всё летели. Или ехали. Или скользили.
Витя оторвал хвостики у яблок, и вставил их по обе стороны среднего снежка. Отщипывая от желейной конфеты кусочки, он выложил им улыбку ")". Потом съел одно яблоко. Две семечки из его центра стали бусинками глаз, а шкурка от мандарина превратилась в маленькую шапку или в оранжевые волосы.
Мальчик снова проверил время, "23:21". Как далеко он от дома? Если ехать на автобусе, то за двадцать минут он мог оказаться в соседнем селе.
Когда Витя уже начал скучать, сани медленно повернулись вниз. Теперь мальчик стоял на спинке. Один раз он даже перестал касаться тапками деревянных досок, так быстро они падали. Но потом замедлились, выровнялись и полозья снова встали на снег. Вот только мальчик не узнавал местности. Да и как узнать-то? Вокруг одна белая пустыня.
Впереди заржали лошади. Сани начали крениться. Витя держался за спинку, но чем круче поворачивались сани, тем сложнее было хвататься, а когда они встали на бок, мальчик не выдержал. Он влетел в мягкий сугроб, вырылся оттуда и увидел, как дед 
Мороз на своих чудесных санях въезжает в расщелину огромного ледника. Полозья коснулись стены расщелины на высоте метров десять. Тройка совершенно необычных лошадей умели бегать по воздуху, по облакам, по снегу и вот теперь по льду.
Дед Мороз так высоко въезжал в расщелину, чтобы не сбить тех, кто внизу входил в неё.
Витя отряхнул снег, вытащил из сугроба тапки, надел их и пошёл туда, где скрылся дед Мороз. И почему он не решился заговорить с ним сразу, когда тот был рядом?
Чем ближе подходил мальчик к леднику, тем больше расщелин он замечал. И кто-то там бродил белый на светло-синем фоне старого льда, который будто светился изнутри.
Витя хотел добраться к деду Морозу как можно скорее, ведь как только настанет двенадцать часов, всё решится. Получит, он подарок или нет. А если получит, то какой. Но больше всего ему хотелось доказать, что он на самом деле послушный и вовсе не обманщик. Однако снег был намного глубже, чем у него дома. По пояс, но сыпучий, мягкий, лёгкий. Снежинки рассыпались с 
тонким звуком, будто целые полчища жуков цокают своими лапками по стеклу.
– Берегись! – крикнул снеговик, и промчался мимо Вити к ближайшему ущелью.
Настоящий снеговик!
В ржавом ведре, которое обычно ставят снеговикам на голову, он тащил куски чистого льда. Держал он его рукой-веткой.
Мальчик был слишком поражён, чтобы хоть что-нибудь успеть сказать.
Он шагнул в траншею в снегу, которую оставил после себя снеговик. Теперь и бежать можно.
Витя быстро догнал снеговика. Тот ехал на нижнем шарике, как на большом подшипнике.
– Эй, – крикнул Витя, – снеговик!
Снеговик подпрыгнул и приземлился метра через два. Мальчику пришлось пробираться сквозь нетронутые замёты. Но вскоре он уже снова был в траншее и мог бежать.
– Послушайте, я только хотел задать вопрос.
Снеговик, не останавливаясь, обернулся назад, поводил носом-морковкой из стороны в сторону, и спросил:
– Ну, чаво тебе?
– Скажите, – тяжело дыша говорил мальчик, – а куда уехал дед Мороз?
– Откуда же мне знать? Я тут впервые.
Его глаза-угольки блеснули.
– А у тебя конфеты есть? Смоктушки.
– Должны быть.
Снеговик остановился.
– А ну-ка покажи.
Витя порылся в своих карманах, достал последнее яблоко, три желейки, он любил их больше, и одну смоктушку.
– Одна? – с неодобрением произнёс снеговик. – Маловато.
– Ну, да.
– Ладно, бросай её в ведро.
Мальчик бросил, снеговик покатился дальше.
– А зачем тебе конфета?
– Надо, – важно ответил снеговик.
– Затем, зачем же и конфета.
– Ясно.
Снеговик некоторое время ехали молча, пару раз оборачивался, глязя одним угольком на мальчика.
– Ты это, – спросил он нерешительно, – кататься любишь?
– Конечно.
Снеговик резко остановился.
– Так что ж ты раньше молчал? Садись.
Витя взобрался на средний шар, крепко обхватил голову снеговика.
– Ну, теперь держись. У-ух!
Снеговик поехал с такой скоростью, что снег разлетался от него, как вода от катера.
– Как, нравится?
– Ага. Ещё как!
– Говорит "ещё как", – пробурчал снеговик, но ветер унёс его слова. – "Ещё как". Хе-хе. Хе-хе. Это ещё что...
Он поводил из стороны в сторону носом-морковкой, и прибавил ходу.
Не успел Витя и опомниться, как их стремительная поездка закончилась. Снеговик остановился у самого входа в ущелье, дорогу ему преградил другой снеговик с метлой.
Тоном бравого солдата он прогромыхал:
– Эт-то ещё кто такой? А?! А?!
– Хе-хе, хе-хе.
Снеговик веткой подцепил мальчика за пижаму, ссадил с себя и поехал дальше.
– Бывай, – попрощался он.
– Кто такой будешь? – сурово переспросил снеговик-страж.
– Я Витя. Мне к деду Морозу.
– Мьда? – снеговик окинул его внимательным взором. – Ладно. Какой час?
Часы на запястье показывали совсем мало времени до нового года.
– Двадцать три часа и тридцать три минуты.
– Хм. Не могу пропустить, значить-ца. Это часовой пояс двадцать первого часа. Тебе надо в следующее за следующим ущелье.
– Но ведь дед Мороз сюда влетел.
– Не положено! – теперь в голосе снеговика-охранника послышалась вьюга и пугающий гул проводов на ветру, и метлу он крепче сжал своими ветками.
– Понятно.
– Ступай, ступай.
Мальчик побежал вдоль ледника, лёд которого светился так, будто в него когда вмёрзли лампочки, а теперь их включили. Между ущельями было расстояние, как от дома Вити к речке – метров двести. Но если по наезженной дороге идти удобно и быстро, то здесь на каждый из двух отрезков пути ему пришлось потратить две минуты. Хорошо ещё снег у подножия ледника разметало ветром. Были высокие сугробы, похожие на застывшие волны, однако их можно легко обойти.
Двадцать второй пояс позади, и, наконец, двадцать третий. Шагов двадцать к ближнему краю ущелья...
– Эй-эй-эй, кто там?
Мальчик подпрыгнул от неожиданности, и завертел головой. Рядом никого.
– Пфу-пфу. Я здесь. Пфу.
Голос доносился из-под снега.
Витя приблизился и порылся в нём тапком. Что-то твёрдое.
– Эй-эй, осторожней.
Мальчик принялся раскапывать руками. Там лежала голова снеговика – самый верхний "качан".
– Привет, – улыбнулся снеговик красными губами из калины.
– Привет.
– Ты же мальчик, верно?
– Ну, – Витя осмотрел себя – после всех чудесных событий ни в чём нельзя быть уверенным, – да, мальчик.
– И ты умеешь лепить снеговиков?
– А что тут уметь-то?
– Тогда слепи меня, – попросил он жалобно. – Ты ведь можешь, можешь ведь, правда?
Мальчик посмотрел на часы: "23:38".
– У меня времени нет. Извини.
– Да? – сказал он тихо. – Ну, ладно. Только... только положи меня, чтобы я мог видеть звёзды, хорошо? И чтобы меня вновь не замело. Пожалуйста.
Витя положил его голову морковкой вверх, она была, как ракета, нацеленная в небо.
Ему стало жаль снеговика.
– А почему ты такой? Не такой, как другие снеговики.
– Я был таким, как они, – печально ответил он. – Одни дети меня скатали, украсили, разрисовали, вложили жаркую душу в холодный снег. Счастливей снеговика не было во всём дворе. Но пришли другие дети и разбили меня. Они повалили меня и раздавили ногами. И вот теперь я такой.
– Мне очень жаль.
– Спасибо.
Витя оставил сломанного снеговика одного, тот некоторое время следила за мальчиком, а потом перевёл взгляд на звёзды.
"23:39". Оп, уже сорок.
А может, он успеет? Его ведь не нужно разукрашивать, лишь скатать туловище. Но как это сделать с рассыпчатым снегом? А может...
– Слушай, – обратился Витя к снеговику, – а тебе ледышки подойдут?
С ледника откалывалилсь целые пласты льда. Если найти нужную форму, то всё может получиться.
– Ледышки? – не понял снеговик, но затем оживился. – Нет-нет-нет, всё нужное уже здесь. Просто надо слепить все части вместе. Это недолго, это быстро, мальчик, быстрее, чем быстро!
Витя подошёл к нему, ожидая инструкций.
– Ты поможешь? Ты правда поможешь?
– У меня мало времени, – напомнил он.
– Всё, я... я... Вон там, там, – нос-морковка немножко приопустился набок. – Там.
Мальчик отрыл в указанном месте два шара, разбитых на пять частей.
– Возьми снег,  нагрей его дыханием, а затем приложи его между частями.
– Как клей?
– Да! Э-э... наверное...
Всё было исполнено в точности. Но, казалось, время так быстро летит.
– Да, да, правильно. А теперь аккуратно поставь всё в правильно порядке, чтобы части не развалились. Мои веточки. Веточки не забудь!
Прямые веточки из лозы встали на место.
– Теперь голова. Аккуратненько, аккуратненько.
Витя поставил голову наверх.
– Как-то... почему же... – мямлил снеговик. – А! Санки, где-то здесь должны быть санки!
Санки спрятались в сугробе, но мальчик их быстро нашёл. Только он подвесил верёвку на лозу, снеговик подкрыгнул в воздух и начал носиться кругами, смеяться, хохотать.
– Спасибо, спасибо, мальчик! Беги! Время, время дорого!
Точно!
Витя подбежал к снеговику стражу.
– Хм. Кто таков?
– Мальчик. Я к деду Морозу.
– Котор...
– Двадцать три сорок семь.
Снеговик аж дёрнулся от испуга, так нетерпеливо Витя выговаривал время. Затем осмотрел его с ног до головы.
– Ты ледная скульптура мальчика? – с сомнение спросил он.
Витя знал, что даже если сейчас и пройдёт внутрь с помощью лжи, то он уже никогда не сможет доказать деду Морозу свою честность.
– Нет, – ответил мальчик тихо.
– Тогда я не могу тебя пропустить. Ступай, ступай.
– Но...
– Ступай, ступай.
– Как же так? Как мне попасть к деду Морозу?
Снеговик снял ведро с головы и начал ситать дыры в ржавом дне, делая вид, что ничего не слышит.
Мальчик развернулся, и, волоча ноги, побрёл обратно. Куда? Он не знал. К дому, наверное, по примерному направлению.
Некогда сломанный снеговик тащил на санках целую гору льда из ледника.
– Ну, что, мальчик, успел? – весело спросил он.
– Угу, успел.
– Эй-эй-эй, а что так грустно?
– Снеговик-страж не пропускает меня к деду Морозу.
– Так тебе к Главному нужно? И не пропускают?
– Угу.
Они замолчали. Между ними повисло гнетущее безмолвие. Снеговик нарушил его, проговорил раскаянно:
– Ты мне помог, а я тебе и не знаю, как.
Витя посмотрел на него, улыбнулся грустно.
– Зато тебя слепил. Уже не зря оказался тут.
– Совсем не зря, совсем.
И снова тишина.
– А зачем вам лёд? – спросил мальчик, не желая расставаться и идти одному неизвестно куда.
– Нам? Нет, не нам. Это для деда Мороза. Он делает из него игрушки. Вот ты какую хочешь?
– Машину на пульте управления.
– О-о-о, для неё нужен новый лёд. Такой не сыщешь на Северном полюсе.
– А мы на Северном полюсе?
– Ну, разумеется. О! Идея!
Снеговик скинул с саней весь лёд, поставил одну ледышку на сани ребром, потом другую.
– Вот из этого льда можно сделать куклу или солдата, зверюшку какую-нибудь. Но даже на плюшевого мишку я бы не рассчитывал.
Ай, ладно, вдруг и такие игрушки кому-то по душе.
Ещё ледышки по бокам.
– Всё, садись.
Снеговик указал в центр санок, где было пустое место.
– Я накрою тебя сверху, и будет казаться, что везу только лёд. Попытка не пытка.
– А ничего, что мы вот так?
– Та, – отмахнулся снеговик, – охранники тут поставлены, чтобы полярных медведей не пускать, те падки на сладости – все запасы могут съесть. Ты же не съешь без просу?
– Нет. У меня даже свои сладости есть, – он показал яблоко и желейки. – Вот.
– Ха! Это ещё лучше! Прыгай.
Витя запрыгнул в ледяной ящик, сверху опустилась почти прозначная крышка. Если сквозь неё будут смотреть на мальчика в белой пижаме, то ничего не смогут разглядеть.
Санки тронулись с места.
Витя подсветил часы фонариком: "23:49".
– Одиннадцать минут. Поспеши!
Санки понеслись раза в два быстрее. Разгонятся сильнее опасно – мог развалиться ледяной ящик.
Синеватое свечение было чуть впереди и приближалось. Вот оно уже сверху. Значит, стража ущелья пропустила их.
"Быстрее, быстрее!"
Восемь минут.
– Держи лёд! – скомандовал снеговик и помчался во весь опор.
Витя схватил боковые плиты себе под мышки и едва их удерживал, так прыгали санки на ледышках, которые обронили другие снеговики по дороге.
– Быстрее!
Ветер хлестал волосы, заставлял глаза лить слёзы.
Гладкие стены ущелья сменились колонами. Они начинались в самом низу и возвышались на такое расстояние вверх, что терялись где-то в чёрном, звёздном небе. За колонами начали появляться проходы в огромные комнаты с ледяными столами и люстрами, которые светились ещё ярче, чем лёд ледника.
– А д-дед М-мороз не м-может бы-быть в од-дной из этих ко-комнат? – спросил мальчик, который подпрыгивал и падал на сидении санок.
– Нет, – голос снеговика дрожал ещё сильнее, ведь на его шаре не было рессор. – Я долго провалялся у входа, слышал много разных бесед, и точно знаю, что дед Мороз в самом центре. Оттуда он выезжает в расщелины, которые направляют его точно в нужный часовой пояс.
Время.
– Четыре минуты!
Казалось, будто снеговик ещё прибавил ходу. Другие снеговики с осколками льда в вёдах и сосульками, обвязанными шарфами, смотрели на них с удивлением, и уступали дорогу.
"Поздно. Я не успею"
– Мы рядом. Смотри!
За колонами уже не было комнат, там мелькали другие колоны другого ущелья. Если верить снеговикам, то все двадцать четыре ущелья, по числу часовых поясов, сходятся в одном месте. Значит, центр ледника уже где-то поблизости.
– О, нет, – отчаянно бросил снеговик.
Витя глянул вперёд и увидел лестницу изо льда. Она тянулась вверх ко дворцу, который сделан, казалось из хрусталя. А у подножия были грудой свалены разные ледышки. Белые совы хватали их когтями и грузили на рога оленей, те, в свою очередь, уносили их вверх по лестнице. И все работали умело и сноровисто, на совесть.
– Я не смогу подняться туда – ног нет, – печально проговорил снеговик. – Извини, но дальше тебе придётся самому.
Две минуты!
– Спасибо и прощай!
Снеговик помахал веткой-рукой вслед мальчику.
Лестница длинная, скользкая, по ней взбираешься, словно на месте стоишь. Быстрее! Он часто падал, но поднимался и вновь бежал.
Одна минута!
Ну, почему, почему он не заговорил тогда?!
Дворец совсем близко, однако времени уже нет.
– Вот он, вот он! – кричит тонким голосом тот, кто стоит на краю лестницы.
Неужели ещё так да... нет, этот снеговик не далеко, он просто маленький. Снеговик с оранжевой шапкой! Его, Вити, снеговик, которого он слепил из невыпавшего снега!
Он катался над краем последней ступеньки и в панике просил:
– Скорее, скорее, скорее! Вот же он, вот!
Была слышна чья-то громкая поступь. Казалось, будто она сотрясает весь ледник: бум-бум-бум.
"Соня, вставай" – мамин голос.
Витя глянул на часы: "00:00". Новый год наступил, слишком поздно.
"Пора. Ну же, просыпайся"
– Нет, ещё чуть-чуть!
Осталось совсем немного, и он увидит, что там за краем лестницы, увидит его. Но свет меркнет.
– Хватит валяться, Вить, а то будет целый год сонным.
Хрустальный замок чернеет, тускнеет сияние лестницы.
Внезапно всё замирает, затихает, и только "бум-бум-бум-бум". Видение ледника и хрустального дворца отдаляется, тает, будто пришло лето. Солнечное, яркое лето. Но нет, это всего лишь лампочка спальни Вити. Мамино лицо рядом.
– Проснулся?
Его сердце: "бум-бум, бум-бум, бум-бум".
– Чувствуешь, как холодно? – спросила мама. – Наверное, к нам дед Мороз ночью приходил.
– Реально холодно, - подтвердил удивлённо папа, который тоже пришёл в спальню сына.
Витя медленно поднялся с кровати, снял пижаму, надел майку и свитер, штаны для постели переодел на свои обычные штаны, надел носки. Он знал, что под ёлкой пусто, и хотел отсрочить момент окончательно разочарования. И как он объяснит родителям, что дед Мороз не дал ему подарки? Он-то замечает даже то, что Витя мог скрыть от родителей. И если уж не дал подарка, то и у папы с мамой не будет к Вите прежнего доверия. Вон, они уже начали смотреть на него с подозрением.
Мальчик побрёл в комнату с ёлкой. Такая нарядная и пышная ёлка, что за хвоей, игрушками и серебряным дождиком ничего не разглядеть. Делая вид, что не знает об отсутствии подарка, Витя полез к столу, на котором и стояла ёлочка. Он приподнял ветку затылком, и его взгляд упёрся в прозрачную пластиковую коробку. А внутри машина! Машина! Машина на пульте управления! И не на проводе, а на антенне!
Но почему?
Мальчику, вдруг, стало всё понятно. Он посмотрел на свои наручные часы: "09:31". Девять часов тридцать одну минуту – столько времени он провёл в хрустальном дворце. Когда во сне всё замерло и только дед Мороз спешил... он успел, он смог задержать Витю и тот ему всё рассказал. Просто теперь мальчик забыл всё, как часто забываются сны. Но это не значит, что ничего не было, наоборот. Вот эта машина – доказательство.
Да что машина... Он ведь был во дворце самого деда Мороза! Он говорил со снеговиками и видел зверей, помогающих делать игрушки изо льда.
– Ну, как? – спросила мама взволнованно. – Тебе нравится подарок?
Витя хотел сказать "да", но вымолвить так ничего и не смог. Просто кивнул.
Мама повеселела.
– Так давай, распаковывай, я ведь тоже хочу посмотреть.
Они так увлеклись вставкой батареек и первым заездом, что даже не обратили внимания, когда из спальни Вити послышался голос папы:
– А почему открыто окно?

0

34

№ 1 4 балла
№ 2  5 баллов
№ 3 4 балла
№ 4 3 балла

0

35

Добрый вечер, товарищи!

Пришло время подводить итоги.
Хочется поблагодарить участников и голосовавших за то, что в предновогодней суете нашли время сотворить маленькое чудо!

http://s1.uploads.ru/t/7p0HR.jpg

Побеждает в декабрьском Барбарисе Олег!

Поздравляем победителя!!! http://smayly.ru/gallery/kolobok/AllDarkSML/398.gif

Всех с наступающим!  http://s5.rimg.info/206d0f975e46abc13c760e9cc2fd7fe6.gif

+1

36

Олег, поздравляю!

0

37

Олег, классный рассказ, ещё раз спасибо. И с победой же!)

SenSemilia написал(а):

Хочется поблагодарить участников и голосовавших за то, что в предновогодней суете нашли время сотворить маленькое чудо!

+++

0

38

Собакен, с победой!

0

39

Спасибо всем!) Ох, берегитесь!) Январкий барбарис... Готовтесь, авторы)

Отредактировано Олег (30.12.2017 23:55:48)

0

40

Олег, поздравляю с победой)) Спасибо ведущему!
Всех с наступающим, всем литературных достижений в Новом году! От себя хочу добавить, что уходящий год навел меня на этот сайт, за что я ему и благодарна. С Новым годом!

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Архив игр и конкурсов » Барбарис Декабрь 2017