Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Быстрый конкурс » *** Ёлка Желаний 2020 ***


*** Ёлка Желаний 2020 ***

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i4.imageban.ru/out/2019/12/16/5045a0d450a5c2cae444f047347d2edd.jpg
ЁЛКА ЖЕЛАНИЙ 2020
Новый год совсем скоро. Предлагаю поддержать нашу замечательную традицию и поздравить друг друга.
Что от нас требуется:
- до 20.12.19 оставить заявку у меня в ЛС, какие подарки вы хотели бы получить (стихи, проза, рисунок), с указанием темы.
- после того, как они будут опубликованы в этой теме, 21.12.2019, выбрать (чем больше, тем лучше) и осуществить любые из представленных желаний.
- до 1.01.2020 все подарки прислать мне в ЛС.
- утром 2 января получать удовольствие от исполнения собственного желания, если таковое будет исполнено, и радоваться осуществлению желаний других.

вопросы, предложения?

+2

2

хочу:

1. Рассказ про инопланетного "котенка", потерянного на Земле. Конечно, он не котенок, а кто-то типа дракончика...

2. Стихотворение о том, что после зимы обязательно придет весна. Ну, типа "- Будет апрель, Вы уверены? - Да, я уверен!

3. Страшную историю. Самого плохого, ужасного героя должно стать жалко. Желателен счастливый конец.

4. Стихотворение-отражение на любую известную песню.

5. Фантастическую/фэнтезическую/городскую прозу о том, как перед Новым годом время замедляется в прямом или переносном смысле. И чем ближе Новый год, тем время медленней и медленней вплоть до остановки. Случится ли, в конце концов Новый год или нет, на совести автора) Игры с направлением течения времени, с параллельными мирами/локациями, связью разных времён приветствуются))

+1

3

Желание 3

ЗРЯ

В дверь Юсы постучали.
Она уже готовилась ко сну, но опять надела ножны со стилетом на предплечье, и прикрыла его рукавом ночнушки. На цыпочках приблизившись к двери, спросила:
– Кто?
– Это я, – глухо отозвался Рик с другой стороны.
Юса впустила его внутрь.
– Ты вообще в соображаешь который час?
Скоро уже полночь, а Юса хотела выспаться перед рейдом.
– Тебе понравится, – бодро ответил он.
– Иди жене своей такие обещания раздавай на ночь. Чё припёрся?
Рик по-хозяйски развалился на стуле, налил себе в чашку воды из графина на столе, и выпил залпом.
– Я только из ставки Меллота, – пояснил Рик. – Там собирают сводный отряд для вылазки.
– И что?
– На бристольскую башню, – с намёком сказал он.
Юса пожала плечами.
– А я-то тут при чём?
– Это реальный шанс достать его.
– Мне трёх раз хватило, – она перенесла фонарь со стола на тумбу у кровати. – Всё, проваливай, я спать хочу.
– В этот раз будет человек, проводник, который знает тайный ход в крепость.
– Нет никакого тайного хода. Мы бы о нём давно узнали.
Уже шесть лет длится это подобие войны между двумя королевствами: Кристадом с одной стороны и Веллотом с другой. Всё это время Юса и Рик находились на участке границы рядом с веллотским Бристолем, сначала служили пехотинцами, затем в дозорах, а последние три года затишья в разведке. В одной из самых первых вылазок они столкнулись с отрядом, как они позже выяснили, Яна Диррема – хитрого сукина сына в стане врага. За два лета и зиму они раз тридцать вступали в бой друг с другом, то на той стороне границы, то на этой. У Юсы из начального состава роты разведки остался лишь Рик и несколько бойцов, которые вовремя смекнули, что от смертельной дуэли разведки и контрразведки в лице Юсы и Диррема лучше держаться подальше.
Но Диррем покинул передний край, став за короткий срок капитаном всего гарнизона. Три попытки достать его в башне стоили слишком дорого.
И тут такой подарок. Тайный проход? Бред. Она обшарила каждый куст и каждый камень вокруг башни. Впрочем, Диррем мог вырыть новый туннель для скрытного отхода. Юса хорошо изучила его манеру мысли. Он расчётлив до абсурда и осторожен до трусости, но он выстраивал такие схемы боя и такие манёвры совершал, что Юса уже дважды попадалась в его ловушки, чудом выбираясь из них с потерей верных товарищей.
Теперь, когда Диррем управляет всеми силами на участке границы длиной в тридцать миль, проблема Юсы стала проблемой ещё дюжины командиров. Эффективность вражеской разведки возросла на порядок с приходом Диррема в высшее командование. Вот почему и штаб ищет любые лазейки для устранения такого опасного противника.
Юса очнулась от мыслей, взглянула на Рика, который просто ждал.
– Чего уставился? – неприязненно сказала Юса. – Иди уже. Тебя Миа заждалась.
– Я переговорил с проводником, – гнул своё Рик. – Вроде объясняет толково.
– Вроде… Мы с балластом и просеку не пройдём не то что к башне.
– Он бывший солдат. Участвовал в боях за Шанму.
– Постой, это же было чёрте когда, – Шанма уже лет пятнадцать как перешла под чужое владение. – Сколько ему сейчас?
– На вид он ещё крепок. Лет шестьдесят.
– И я буду командиром солдату вдвое старше меня? – Юса фыркнула, легла на кровать, укрылась и отвернулась к стене. – Ступай, Рик, я не покупаю твой товар.
– Подумай до утра, – он чем-то хлёстко ударил её по заднице через одеяло. – И не будь такой врединой.
– Вали уже. Эй! Фонарь потуши! Хоть какая-то польза с тебя.
Послышался его смешок.
– Доброй ночи, Юса.
– Доброй ночи, Рик, – ответила она тихо и мягко.

***

Юса и Рик, одетые в полевую форму, шли по коридорам штаба в кабинет для инструктажа. По пути коротко приветствовали знакомых и старшие чины.
– Меллот вчера упоминал обо мне? – спросила Юса.
– Нет, но мне показалось, что кандидатуры он рассматривал с учётом твоего командования.
– Кто?
– Норм, Брейди, Винсент, Клиз, ещё пару человек из Южного управления.
Все названные имена были знакомы Юсе. Этих людей она или хорошо знала, или ходила с ними в разведку в составе других сводных отрядов.
Они задержались у двери кабинета.
– Сколько должно быть в отряде?
– Пять-шесть с проводником.
– Целая толпа, – недовольно произнесла Юса. – Ладно, разберёмся.
Внутри их уже ждали командиры разведотрядов Хесса, кое-кто из штабов соседних городов, а ещё офицеры и капитан Меллот собственной персоной. Вне стола с картами и иными бумагами одиноко сидел человек в одежде простого горожанина. Волосы его уже почти полностью седые, но дряхлым стариком он не выглядел, это правда. Очевидно, это и был тот самый проводник.
– Винс, – усаживаясь на своё место, громко обратилась Юса к Меллоту, – когда уже здесь на завтрак будут подавать не документы с чернилами, а рыбу с вином?
– Когда ты притащишь мне голову Диррема на блюде.
– А. Сразу к делу без прелюдий? Какой ты дерзкий.
В зале послышались смешки, это немного разрядило напряжённую обстановку.
– Рик уже рассказал тебе о проводнике?
– Да-а, – отозвалась Юса без воодушевления, затем откинулась на стуле и взглянула на пожилого мужчину. – И что за ход в башню?
– Он находится где-то в трёхста…
– Постой-постой, – прервала она его. – Тебя как зовут?
– Филипп.
– Вот что, Филипп, иди-ка сюда.
Юса отставила один из пустующих стульев в качестве приглашения.
Другие командиры зашуршали тактическими картами, отодвигая их подальше от глаз мирного – здравые предосторожности никто не отменял.
Он сел рядом с ней.
Жилистый, загорелый, крепкий. Так Юса и представляла себе среднего солдата на пенсии.
– Кто ты?
Филипп немного растерялся от такого вопроса.
– Что значит, кто я?
– Я слышала, ты служил в армии. Кем?
– Лекарь. В третьем Ронском полку при первой роте до осады Шармы. Потом в четвёртом до его расформирования.
– Шарма далеко от Бристоля, – говорила Юса, глядя ему в глаза. – Как ты там оказался?
Ей дали время на выяснение всех подробностей, ведь лучше Юсы башню и самого Диррема никто не знал.
По рассказу Филиппа, он собрал все свои пожитки и отправился сюда ради заработка. Услышал о проблемах на границе и смекнул, что где есть бои, там пригодится и лекарь с опытом лечения боевых травм. Где-то под Ранешом, что мили на три южнее Хесса Филипп ошибочно свернул на дорогу, которая вывела его на поле. Было уже слишком темно, чтобы искать путь обратно. Заночевал там, а утром его пинком под зад разбудили разведчики Бристоля.
– Как тебе удалось сбежать?
Это было больше похоже на допрос, так это и было. Юса не возьмёт к себе в отряд человека в котором не уверена.
– В башне меня поместили в одну из комнат, а не в клетку.
– Почему?
– Хотели уговорить на службу в их госпиталь.
Это не первый и не последний случай попытки завербовать специалиста. Более того, у самой Юсы есть несколько информаторов из Бристоля, жаль не из самой башни.
– Они рассчитывали переманить ветерана боёв за Шарму? – хмыкнула Юса.
Ухмыльнулся и Филипп.
– Сержант, – сказал он, улыбаясь, – я, может, и растяпа, и плохо ориентируюсь на местности, но я и не полный идиот. Мне хватило ума не трепаться о своём армейском прошлом.
Юса несколько секунд пристально изучала его.
– Ну, ладно, – она достала из-за пазухи смятый рулон бумаги, расстелила его на столе. – Покажи мне, где твой ход.
– Ого, – удивлённо сказал Филипп. – Будь у меня такая подробная карта, я бы точно не заблудился.
– Хм. Спасибо.
Ещё несколько человек подошли глянуть, что там такое притащила Юса.
Это карта окрестностей бристольской башни, созданная ею самой с такой точность и полнотой, что быть может только у Диррема есть карта получше.
– Вот здесь, – Филипп указал на изгиб реки в лесу где-то в трёхсот ярдах от восточной части башни.
Это уже тыл Веллота, находящийся за башней. Ещё полмили на север и покажется дорога на Бристоль. Это и плохо и хорошо одновременно. Плохо для захода – придётся делать большой крюк, чтобы не нарваться на усиленные патрули у самой башни, а затем добираться уже по другой стороне границы. А хорошо потому, что можно будет спрятаться в Бристоле у информатора, если на башне поднимут тревогу. Тоже рисковый вариант, но он хотя бы есть, и уже один раз выручал Юсу и Рика.
– Что собой представляет этот ход?
– Я попал в него через канализацию. Скорее всего, старый отвод стоков, – Филипп поморщился. – Он сильно захламлён. Особенно у внешней решётки, хотя она сама практически полностью сгнила.
– Ты сможешь нарисовать?
– Примерно.
– Этого будет достаточно. На, – Юса передала ему свою карту и обратилась к Меллоту. – Когда у башни пересменка?
Раз в полтора-два месяца часть гарнизона башни меняется, а возвратившиеся из отпуска разведчики ещё не вошли в ритм, не восстановили навыки, утраченные за время отдыха. Это лучшее время для проникровения.
– У нас нет времени, Юса, – сказал Рик.
– Это почему же?
Он кивнул на Филиппа, тот пояснил:
– У выхода заводь, а не быстрое течение. Две недели назад там уже намерзала вода у берега. Ещё через неделю нам придётся делать прорубь.
– Постой-постой, – подал голос Джереми, один из пяти сержантов разведки у подчинении Меллота. – Ты хочешь сказать, там нужно будет нырять?
– Да.
Уж где Юса не искала потайной вход в башню, так это под водой. Она не думала, что у башни может быть тип городской канализации, а должна была, ведь башня это целый комплекс зданий, рассчитанный на гарнизон до тысячи человек, не считая гражданской обслуги.
– Ты как хочешь, Юса, а я лучше дома чайку попью.
– Разве простуда не малая цена, Джереми? – спросил Меллот. – У нас есть реальный шанс достать ублюдка, вот что важно. А пока зима пройдёт, скольких мы ещё потеряем? Десять? Двадцать? Ну, да, не ты же к вдовам потом ходишь.
– Ладно-ладно, Винсент, я понял, – Джереми, отвернувшись от капитана, закатил глаза.
– Отряд уже есть? – Юса приняла решение.
Сейчас тоже хороший момент, пока ещё остались на деревьях листья. С первыми сильными морозами проходы в лиственных лесах тут же оголятся. Да, на границе растут сосны и ели, хорошо скрывающие в любую пору года, но вот у самой башни растут дубы и клёны. К тому же, долбить лёд – не такое уж и тихое дело. А ещё может снег лечь. В прошлом году, например, он тоже выпал в начале ноября.
– Ты пойдёшь? – прямо спросил Меллот.
– Ага.
В зале сразу появились шепотки разговоров, и в целом присутствующие начали вести себя более расслабленно. Оно и понятно, никто рисковать своей шеей не хотел, надеялись на Юсу у которой с Дирремом личные счёты. И не зря надеялись.
– Тогда Норм и Брейди, – Меллот обвёл взглядом остальных командиров разведки, и громче произнёс. – Они согласились идти только с Юсой Бремор.
– Когда выступаем? – Юсе не хотелось выслушивать, как Меллот распекает подчинённых.
– Ты же на сегодня готовилась к рейду?.. Норман и Брейди тебя уже ждут в конюшне.
– Понятно.
Ей тоже не терпелось отправиться к башне. Стоило бы всё продумать тщательней, конечно. Но с другой стороны все возможные варианты отработаны ею давным-давно, а опыта хватает соображать на ходу.
– Идём. Нам нужно подготовиться.
Когда они вместе с Филиппом вышли в коридор, она спросила его:
– Ты видел коменданта башни?
– Диррема? Да, я видел его. Он заходил ко мне, расхваливал службу в войсках Вейлота.
– Как он выглядел?
Филипп развёл руками.
– Ну, на лице у него остались следы от оспы. А больше он ничем и не примечателен. Одет был в парадную форму, весь в медалях, важный такой.
Это Диррем. Любит он позёрство. Однажды, окружив отряд Юсы, он приостановил бой и с упоением рассказывал о каждом этапе, позволившем загнать Юсу в ловушку, наслаждался минутой собственного триумфа, пока его самого чуть не прирезал Рик.
– Ты знаешь, где его покои в башне?
– Нет. Думаю, где-то на самом верху, – ответил Филипп. – Он создаёт впечатление говнюка, плюющего на всех с крыши мира.
– И оттуда наверняка видна вся граница на десятки миль в обе стороны.
Это плохо. Основное здание в крепости, башня, выше сотни футов. Чтобы добраться на последний этаж, придётся обходить несколько уровней охраны. Будь там даже столовые вместо арсеналов, им полагается надзор. Те же слуги из кухни могут заметить непрошеных гостей и поднять тревогу.
Норман и Брейди скучали у поилок для лошадей. Они были уже в полной готовности. Очевидно, Меллот и не сомневался в согласии Юсы.
– Рада видеть, – приветствовала она их.
– Думал, оттяпали те руку по ухо, – сказал Норман.
Ей прострелили предплечье из лука, когда она последний раз участвовала с ним в рейде. Что Норман, что Брейди не из гарнизона Хесса, их место приписки находится даже южнее зоны ответственности башни Бристоля. Но иногда на особые, сложные, опасные задания собирают из нескольких отрядов лучших из лучших или просто добровольцев, которые готовы рискнуть за правое дело.
– Конечно, оттяпали, – усмехнулась Юса, пожимая им руки. – Да я новую отрастила. Вы как здесь оказались вообще?
– Проездом, – ответил Брейди. – Но Меллот нас сцапал. Сказал, есть подработка на выходные.
– Мда. Спасибо, что согласились.
Кони Юсы и Рика были здесь же, Филиппу пригнали из городских конюшен молодую кобылку. Собрались быстро, тронулись в путь. Но как только Юса выехала за ворота, сквозь грохот копыт по мосту она расслышала голос Брейди:
– Эй! Стой! Сто-о-ой!
Она натянула поводья и обернулась. У арки лежал Рик, его лошадь без седла Брейди удерживал за узды уже на мосту.
– Филипп, стой, – приказала она проводнику и поскакала в обратную сторону.
Лицо Рика в крови и в пыли, а сам он сидел на брусчатке с ошарашенным выражением.
Юса спешилась, опустилась рядом с ним на колени.
– Эй-эй, ты как?
К ним поспешили горожане на помощь, дали воды из ведра. Она бережно омыла его лицо.
Нос на бок, часть кожи на нём содрана, и левая скула рассечена.
Он сплюнул кровь и часть зуба в пыль, потом затуманенным взглядом осмотрел всё вокруг.
– Извини, Рик, – предупредила Юса, – сейчас будет немного больно.
– Ты што уд… – прогундосил он, а затем вскричал. – Твою мать!
Она вправила ему нос.
– Господи!
Оправившись немного, Рик со стоном начал подниматься, Юса помогла ему.
– Что случилось?
– Ты мне скажи.
Брейди подвёл ему коня. Рик глянул на спину лошади, затем на седло у своих ног.
– Лопруга лопнула? – предположил он, поднимая седло. – А нет.
Ремень в порядке, подвела пряжка – язычок был согнут пополам.
– Что за ерунда? – Рик пальцами выгнул язычок обратно. – Такого не должно быть. Почему он такой мягкий?
– Что там? – спросил Норм.
– Да вот, – он протянул ему пряжку.
– Мда, – вынес свой вердикт Норм. – Ну, и рыло у тебя. Как из мясорубки. Дальше-то ехать сможешь?
– Разумеется.
Пока чинили попругу, Филипп покрыл раны Рика какой-то мазью, забинтовал часть лица, оставив при этом оба глаза открытыми.
– Хорошее начало, да? – улыбнулся Рик кровавыми зубами. – Хорошо ещё не ухнул с моста.
– Не смог бы, – сказала Юса. – Как раз на повороте тебя и скинуло. И лучше бы в воду, чем в каменную арку.
– Шутишь? Там глубина по колено, а высота футов двенадцать.
– Ладно. Ты точно сможешь продолжить?
– Ты от меня так легко не избавишься.
Юса почувствовала облегчение. Она привыкла иметь рядом с собой надёжного и сильного Рика, знать, что всегда есть плечо на которое можно опереться.
– Тогда чего расселся? – Юса подала ему руку. – Вставай, ленивая жопа.
Со второго раза удалось покинуть город. Потеряли полчаса, но график ещё выдерживали. Им нужно прибыть на заставу в пяти милях к востоку от Хасса и в полумиле от границы. Там они отдохнут и вечером отправятся к Веллоту в гости.
К заставе добрались без происшествий.
Хотя и не успели устать за дорогу, они все улеглись спать до вечера. Всегда перед самым выходом в рейд Юса ощущала тревогу от ожидания. Тем более сегодня не патрулирование границы, как планировалось, а выход за границу и к башне. Три попытки провалились, шесть человек поплатились жизнью за просто так.
Хотя та же карта, созданная во время этих попыток, весьма полезная штука, особенно если когда-нибудь будут предприняты осада и штурм башни. В конце концов, этот шаткий мир не надолго, все это понимали.
Юсу разбудили служащие заставы, когда на улице уже окончательно стемнело, а она уже всех остальных.
– Переодеваемся и в путь.
Маскировочные формы хранились тут же. Каждому нашлось по размеру.
Главный дежурный заставы проводил их словами на удачу:
– Туда и обратно.
– Слушаюсь, – ответила Юса.
Конный патруль уехал на север, чтобы отвлечь внимание вражеской разведки, если таковая здесь имеется. Ещё четыре человека в форме Юсы и её подчинённых ускакали обратно по дороге в город. Это ещё одна обманка для отвода глаз, они вернутся через час, когда Юса уже будет по другую сторону границы.
Отряд разведки двинул в путь.
Самый опасный отрезок – выкорчеванная полоса в лесу, разделяющая тут два государства. Её преодолели ползком.
Всё прошло удачно. Главные опасения Юсы были связаны с Филиппом, но тот держался молодцом. Всё-таки, хоть и не разведчика, но выучка у него имеется.
Углубившись в лес ярдов на пятьсот, они сделали привал.
– Перекличка, – прошептала Юса, ничего и никого не видя, кроме звёзд над верхушками сосен.
– Здесь, – Норман.
– Тут, – Филипп.
– Тут, – Рик.
– Тут, – Брейди.
– Привал десять минут, – озвучила Юса. – У нас ещё час перед следующим патрулём.
Просеку контролируют совместно обе стороны по своему графику. Когда от заставы ускакал патруль вне графика, это должно было смутить наблюдателей, чтобы у Юсы было больше шансов проскочить незамеченной. Однако и противник теперь мог в ответ свой патруль выслать.
Это интересная и опасная игра разведки и контрразведки цена которой человеческие жизни. Без прямых боестолкновений подобные кошки-мышки усложнились до такой степени, что паранойя стала не расстройством, а необходимостью.
– Всё, идём.
– Стой, – резко произнёс Рик. – Слушай.
Но Юса сначала не услышала, а увидела от границы свет, мелькающий меж сосен.
– Твою мать, – выругался Брейди.
– Ходу, – приказала Юса. – Не отставать и не шуметь.
Она плохо видела, куда идёт. Главное направление – ещё дальше от просеки.
Хвоя глушила их шаги, только изредка хрустели шишки и сухие ветки.
Спустя минут двадцать они вновь остановились. Юса пересчитала всех – никого не потеряли.
Присмотревшись, они вновь обнаружили за собой погоню.
– Они будто и не отстали, – задумчиво проговорил Рик.
– Это не разведка, а верховые, – догадалась Юса. – Едут по следу. И патруль бы так далеко не отъехал от границы. Это отряд зачистки.
Значит, их обнаружили заранее и успели снарядить погоню. Или заметили на просеке от ближайшего поста. Неважно. Теперь как-то нужно избавиться от преследователей.
– У меня есть идея, – сказал Норман.
– Выкладывай.
– У меня с собой пороховые заряды. Вы идите вперёд, а я устрою им тёплый приём. Если всё по плану, догоню, а нет, буду как-то сам прорываться обратно. Идите без меня.
– Поняла.
– А ещё лучше, – добавил Рик. – Уведи их на юг. Мы попробуем сойти со следа незаметно, а ты лосем топчи за пятерых.
– Как я потом найду вас?
– Не найдёшь, возвращайся к заставе, – приказала Юса. – Будет время, сделай карусель на просеке. Чем больше их повылазит с башни на неразбериху, тем лучше. Главное, запутать следы, чтобы все эти бравые ребята не обгрызали им пятки.
– Слушаюсь.
Пришлось на время поджечь фонарь, который светил узкой полоской света под ноги. Стараясь как можно меньше оставлять следов, они свернули с прежнего направления, и двинули на север. Норман ломанул на юг.
Как и было уговорено, на расстоянии около трёхсот ярдов они остановились, устроив засаду на случай, если веллорцы не клюнут на уловку. Стали ждать.
Не прошло и минуты, как раздался взрыв такой силы, что его эхо пробилось сквозь хвою сосновых лап до самой Юсы, и распугало всю местную живность в округе.
Ещё спустя минут двадцать послышалось чьё-то уханье на уровне земли. Ухать здесь могла или глухая сова, пропустившая взрыв мимо ушей, или Норман. Юса ответил таким же звуком.
– Туман, – голос Нормана.
– Паутина, – ответила кодовым словом Юса, чувствуя облегчение. – Чё так долго, где шлялся?
– Кажись, ранил двоих.
– Отлично. Ходу.
Теперь нужно было покинуть сосняк. Выйти на дорогу, пройтись по ней в любом из направлений, а потом снова спрятаться в лесу: или обратно в сосновый нырнуть ближе к границе, или в лиственный – дальше в тыл. Но обязательно оборвать след, иначе разведка противника найдёт. Особенно после того, как их отряду зачистки шкуру подпортили на их же территории. Такое не прощают.
Через час достигли дороги.
– Стой, – предупредил Рик. – Глянь направо.
Где-то в миле в сторону от Бристоля виднелись огни. Там не было раньше ни города, ни гостиницы для путников, ничего вообще.
– Пост? – удивлённо сказала Юса, и, приподнявшись выше травы, глянула в сторону к Бристолю.
Там тоже что-то было, но дальше, примерно полторы мили.
– Всё равно переходить нужно. А потом затаиться и разведать, что это за хрени такие.
– Тогда, может ближе к центру двух постов? – предложил Норман. – А то с этого нас заметить намного проще.
– Нет, – уверенно ответила Юса. – Будь я на месте Диррема, то предписала бы там ставить какие-нибудь сигналки. Слушай, Норм, а у тебя пороховые заряды ещё остались?
– Да. Хочешь, отвлечь их?
Ничего она не хочет, просто обдумывает варианты.
– Что скажешь, Рик?
– Согласен, надо переждать. Осмотрим днём посты, иначе можем вляпаться в неприятности.
– Решено. По одному на другую сторону, ползком.
Она на своём примере показала, что нужно делать.
По хорошему им нужно сместиться в сторону по самой дороге, где отличить следы невозможно, и войти в лес где-то в другом месте. Но на брюхе далеко не уползёшь, а если идти в полный рост или даже согнувшись, могут заметить по мерцанию света от одного поста к другому. Такую технологию хотели использовать на разделительной полосе, где на одном посту горит лампа, на другом за светом наблюдают, и как только свет мигнул, значит, кто-то пересёк эту линию. Но там слишком сложный рельеф, а вот эту дорогу веллорцы выровняли и по высоте, и по направлению, ни одной ложбины для прохода.
Когда все перебрались, Юса повела их немного вдоль дороги по обочине, надеясь, что к утру трава уже распрямится. А дальше они, шурша палыми сухими листьями, как сумасшедший полководец картами, побрели в лес.
Забравшись на два пеших часа вглубь, они нашли подходящее углубление – прорытый ливнями ярок.
– Привал, – скомандовала Юса. – До утра.
Оставив наверху Брейди в дозоре, все достали свои лежаки и завалились спать. В разведке самое худшее, это ожидание. Это время сомнений и страха.
– Хорошая ночь, – сказал рядом Филипп.
– Ты сдурел, старик? – рассмеялся Норман. – Нас чуть не сцапали, а ему ночь хорошая. Я даже боюсь подумать, какая для тебя плохая.
– Я имел в виду погоду. Все звёзды видны.
Юса посмотрела на небо сквозь ветви над головой.
– Вон те похожи на зайца, – говорил Филипп мечтательно. – А то чародей летит на птице.
– О деревня. Да над нами как раз созвездие кузнеца. Какой ребёнок может там разглядеть зайца?
Филипп тяжело вздохнул и как-то странно ответил:
– Да. Да.
– Бесчувственная ты скотина, Норм, – шутя, сказал ему Рик.
– Да как у тебя язык вообще повернулся? Не боишься, что тебя чародей птицей заклюёт?
– Так, – не выдержала Юса. – Всем спать.
– Всем спать, всем спать… А может, я зайцем любуюсь.
Поначалу напряжение не отпускало Юсу ко сну, но ближе к утру тело взяло своё перед разумом.
***
Разбудил её холод. Абсолютно невозможно долго лежать неподвижно на стылом воздухе и на холодной земле, пускай даже от неё отделяет хорошая подстилка. После такого «отдыха» всё тело ломит.
Она решила сменить дозор – хоть как-то нагреется, взбираясь по склону яра. А уснуть уже всё равно не получится.
Наверху, прислонившись к дереву спиной, сидел Рик.
– Доброе утро, – приветствовала она его.
– Доброе.
Он выглядел ужасно со всеми бинтами, уже пропитавшимися кровью, и опухшим носом.
– Ужасно выглядишь.
– Знаю.
Юса присела к его боку, он укрыл её своей накидкой и тем самым обнял. Она была не против.
– А представь как мы будем нырять в ледяную воду, – улыбнулся Рик.
– Мы ещё не дошли. А может, и не дойдём. А может, после побега Филиппа там выставили секрет или просто обрушили ход.
– А может, оно и к лучшему тогда?
– О чём ты?
– Да так, мысли вслух, – ответил Рик. – Просто у меня от этой вылазки плохое предчувствие.
– От этого? – она мягко коснулась его сломанного носа пальцами.
– Знаешь, что меня больше всего восхищает в тебе? – спросил он с лукавой улыбкой.
– Что же?
– То, что ты можешь сломать или вправить кости этими самыми руками, и ими же быть такой ласковой.
Юсе нравилось ходить в рейды с Риком не только потому, что он надёжный разведчик. Внешний мир, где у него есть жена и дети, будто отдалялся, те законы и правила мирной жизни уступали место инстинктам, глубинным желанием.
Она знала, что Миа ревнует её к Рику. Стоит признать не без причины. И всё же, это лишь баловство. Юса не использовала свой шанс в своё время. У неё не тот характер, чтобы стать хорошей женой или матерью. Но она знала, что Рик её любит не меньше Мии, и наслаждалась такими вот моментами как этот.
Она крепче прижалась к нему. На большее и не смела рассчитывать.
Дождавшись, когда все проснутся, они спустились вниз. Решили идти на разведку поста, который ближе к Бристолю, ведь именно его зону ответственности им придётся пересекать в любом случае. Юса хотела дать это задание Рику и Норману, однако Филлип при смене повязки кое-что заметил.
– Я могу извлечь осколок, – предложил он, очевидно, высмотрев сломанный зуб Рика. – У меня есть инструмент.
– Давай, – поспешно согласился тот.
Рик наверняка испытывает боли, если не захотел ждать возвращения в город к врачу в удобный госпиталь. Впрочем, Филипп действительно имел всё необходимое.
Налив в кружку воды, он добавил туда несколько капель из пузырька с прозрачной жидкостью.
– Выпей.
Рик несколько раз понюхал вещество.
– Вроде, обычная вода. Что это?
– Обезболивающее, – пояснил Филипп. – Действует почти как алкоголь, но без опьянения.
– Сколько оно продлится?
– Не более часа.
Рик выпил. Филипп снова смешал ингредиент в чашке, но с бо̀льшей концентрацией – для полоскания.
– Я яжик не шусвую, – прошамкал Рик, рассмешив тем самым остальных.
Филипп расстелил на траве полотнище с поблёскивающими инструментами, взял щипцы и пипетку.
– Я хде-фо уше фидел факой шрам, – сказал Рик. – Офкуда он у фебя?
Он смотрел на длинную красную полосу, протянувшуюся от предплечья к локтю Филиппа. Тот закатал рукава для работы, и тем самым обнажив давнюю рану.
– Гвоздь, – ответил Филипп. – Открой.
Засунув щипцы Рику в рот, он продолжил:
– Ещё ребёнком залез на чердак сарая, и провалился на трухлявой доске. Вот и оставило память на всю жизнь.
– Это ты после этого решил стать лекарем? – насмешливо спросил Норман. – Дело всей жизни и всё такое.
– Ну, в том числе.
– А как ты умудрился за всю службу так и остаться капралом?
Юса с одобрением отметила, что Норман тоже успел изучить армейские данные на лекаря. Возможно, в будущем он сам станет хорошим лидером собственного отряда.
Филипп пожал плечами.
– Лекарям не особо щедры на звания.
Норман заглянул в рот Рику.
– А может, ты лечил хреново?
– Так, Норм, иди-ка ты лучше разведай пост, – приказала Юса. – Брейди, ты с ним.
Она не стала объяснять, что и как делать. По прошлым рейдам она была в них уверена – не попадутся и выяснят, что надо.
– Слушай, Филипп, а можно ему язык укоротить?
– Разумеется, – весело ответил лекарь. – Хоть укоротить, хоть к губе пришить. Это мы мигом.
Рик показал им неприличный жест, но рта не закрыл.
Вырвав остатки зуба с корнем, Филипп тщательно омыл инструменты и спрятал их в свою сумку.
– Легче? – спросил он.
– Угу.
Рик тёплой водой полоскал рот, пока она не сменила цвет с розового на прозрачный.
– Зубы такие, словно я камней пожевал.
– Извини.
– Та ты же ни при чём, Филипп, – Рик поправил бинты на лице. – Спасибо.
Нетвёрдой после обезболивающего походкой он подошёл к Юсе.
– Морда счесана и беззубый рот, – Рик криво ухмыльнулся. – Урод, правда?
– Не расстраивайся, – весело ответила Юса. – Ты и раньше красавцем не был.
Норман и Брейди вернулись спустя пять часов. За это время Юса уже успела пожалеть, что не пошла в разведку сама,  так ей было скучно.
– Ну? – спросила она нетерпеливо.
– Это пост-застава, – ответил Брейди. – Обустроили недавно, троп не успели натоптать. В обход идут двое на одну и на другую сторону дороги. Потом по их возвращению без перерыва уходит следующая группа. Примерно, каждые три часа по нашу сторону и час на сторону границы. Ещё около шести челоек остаются на посту. Есть три лошади.
– Пост какой?
– Две палатки и бревенчатая вышка – времянка.
– Обойдём стороной и всего делов, – предложил Рик.
– Нет, – Норман кивнул в сторону дороги. – У них там через милю следующий пост.
– Сам король тут поедет, что ли?.. – недовольно пробубнила Юса.
Такая усиленная охрана не похожа на обычную контразведку – слишком много чести. И тогда есть два варианта: в Бристоль или башню едут важные шишки, возможно и правда из наследного рода, или Диррем психует, поняв, что есть уязвимость его крепости. Пока посты здесь, шанс того, что ход не обнаружен ещё сохраняется. Одна из версий.
– Даже если один проскочим, зная периоды патрулей, то второй пост уже на удачу, – продолжал Норман. – А там и третий будет, я уверен.
Для цели вылазки это серьёзное препятствие.
– И что теперь? – раздражённо проговорила Юса сама себе. – Между постами к границе? Считай, вернёмся с пустыми руками. Между постами от границы…
За узкой полосой леса от дороги находятся поля фермеров Бристоля. Скорее всего, патрули постов доходят до самой опушки и смотрят равнину. Там наблюдение из леса от полей вообще не заметишь, а поля сейчас все убраны, хоть за кротовыми норами прячься. Найдут, а ты этого и не узнаешь, ползай потом, как дура, пока не накроют из луков.
– А что если их отвлечь? – Рик указал на мешок Нормана. – Взорвать им что-нибудь. Или просто на дороге установить заряд. Все патрули в пределах слышимости рванут на звук.
– Не обязательно, – возразила Юса. – У них могут быть инструкции для завершения маршрута.
– И как думаешь, как они будут его завершать?
– Как бешенные зайцы, – улыбнулся Норман.
Он прав. Даже если им предписано не отвлекаться от патрулирования, солдаты захотят скорее его закончить и вернуться к дороге, где, возможно, уже идёт бой. Пороховые заряды редко использует разведка, практически никогда. Раскрывает местоположение отряда, да и эффективность их весьма сомнительна. Потому это будет больше похоже на войсковую операцию. Они могут подумать, что это малые группы проникают для формирования ударного отряда в тылу.
– После взрыва будет задержка с возвращением того, кто будет взрывать, – заметил Брейди. – Пока он вернётся, пока выйдем из леса… Первый, второй пост ещё пройдём, хорошо. А дальше?
– Взрывать нужно только когда группа выйдет к полям, – сказала Юса. – Таким образом у нас будет в запасе достаточно времени. Но кому-то придётся уходить к границе.
– Как же тебе не терпится от кого-то из нас избавиться, – Норман похлопал себя по карманам. – Ладно, дайте только перекушу и в путь.
– Нет, – Юса посмотрела на Рика. – Ты пойдёшь.
Тот скривился.
– Норм и Брейди только явились и им бы отдохнуть к вечеру, – попыталась она оправдаться. – А Филипп нужен у башни.
Как бы ей не хотелось иметь его рядом, но слишком всё неудобно складывается, и ему бы находиться подальше. Рик никогда не принимал их противостояние с Дирремом близко к сердцу, но для Юсы это дело кровной мести. Наверное, в этом проявляется её женская натура в мужском деле. Эта же натура заставляет отправить Рика домой к жене и ребёнку.
– Даже не думай, – сказал Рик спокойно. – Подождём ещё сутки, а там…
– А как насчёт отложенного взрыва?
Все обернулись к Филиппу, сказавшего эти слова.
– Ты сумеешь задержать подрыв? – с недоверием спросил Рик.
– Да. Если только он захватил с собой табак и бумагу, – Филипп указал на Брейди и пояснил. – У тебя жёлтые пальцы, какие бывают у курильщиков.
Юса глянула на Брейди, тот немного стушевался.
– Не то, чтобы я собирался курить в разведке…
– Ах ты сукин сын, – с явным притворством возмутилась Юса. – Вываливай всё, что есть.
На самом деле, она и сама часто курила в рейде. Когда нервы на пределе, помогает. И если придерживаться простых правил, запах или свет не выдадут.
Филипп рисовал в сырой земле простую схему, где к запалу будет подсоединена длинная самокрутка.
– Надёжней был бы механизм с пружиной, шестернями, маслом и кресалом. Более точным, – говорил он с сожалением. – Но и это сойдёт. Один дюйм сигареты тлеет где-то две с половиной минуты. Рассчитай так, чтобы тебе хватило на обратную дорогу и наш выход.
– Да, принцип понял, – ответил Рик, но вдруг нахмурился, посмотрел на затылок Филиппа сверху вниз.
Он поднял взгляд на Юсу, она вопросительно вздёрнула брови. Рик только покачал головой, мол, ничего важного. Бессловесная пантомима насторожила её. У Рика звериное чутьё, и если ему что-то не нравится, стоит выслушать.
Улучив момент, Юса отозвала его к себе.
– Что не так, Рик?
– Всё не так, – проговорил он шёпотом. – Причём с самого начала рейда.
– Тоже мне открытие. Есть идеи?
– Проводник.
Юса покачала головой.
– Я за ним постоянно наблюдаю.
– И я тоже, Юса. Но не обманывай себя. В темноте и в лесу невозможно уследить за всем. И подумай вот ещё о чём – мы не знаем, чем он занимался до выхода в рейд. Ни ты, ни я, ни кто-либо из штаба за ним не следили.
– Как только его привлекли, он был под наблюдением, – возразила Юса, хотя понимала, что Рик имеет в виду.
– Моя пряжка. Язычок стал мягким, как проволока. Это не могло произойти случайно. Кто-то намеренно снял с него закалку, точно зная, чьи это вещи.
– Слишком сложно.
– А идея с сигаретой для взрывателя? Простая? Норм со взрывчаткой не додумался до такого. Брейди с сигаретами не додумался, а Филипп, лекарь, на тебе. Вот ты в курсе, с какой скоростью тлеет сигарета? Я – нет.
Юсе нечего было возразить.
– И ещё, знаешь, что я думаю?
– Что? – Юсе не хотелось слышать, слишком уж хреновая ситуация получалась, если Филипп играет против них.
– Это он навёл на нас отряд зачистки.
– Как?
– Представь себе механизм с обратным отсчётом, оставленный им на просеке. С той же самой пружиной. Мы проползаем, и он через минуту как мы ушли подаёт сигнал. А почему нет?
– У тебя есть какие-нибудь доказательства?
– Юса, будь они у меня, я бы действовал совсем иначе.
Она кивнула.
– И что дальше?
У капитана Меллота глаза бы на лоб полезли, узнай он сколько раз Юса полагалась на полное командование Рика – своего формального подчинённого.
– Пока то, что запланировали. Только предупреди парней, чтобы с Филиппом не расслаблялись.
– Поняла.
Когда Рик ушёл, Юса раздала указания:
– Норм на тебе дрова. Брейди – ужин. Филипп, принеси воды.
Река находилась далеко, ведь патрули в поисках нарушителей будут рыскать у водоёмов в первую очередь. И Юса послала Филиппа куда подальше, чтобы переговорить с Нормом и Брейди без него.
– Эй, парни, – позвала она их к себе.
– Чего? – спросил Брейди, который уже корпел над сушёным мясом.
– С Филиппа глаз не спускать, понятно?
Те согласно кивнули, разъяснять не пришлось. Хорошо, когда у тебя в отряде не дураки, но плохо, когда не только на твоей стороне.
И всё же, какими бы хорошими притворщиками ни были люди из разведки, а в лагере после возвращения Филиппа установился другой настрой, более напряжённый и строгий. Разговоры сошли на нет. Вернувшиеся с вылазки Норман и Брейди прилегли отдохнуть, Юса по полчаливому уговору осталась караулить возможного предателя.
Когда уже стемнело и по прикидкам Юсы Рик уже должен был выйти к дороге, Филипп поднялся со своей лежанки и направился ней.
– Нам бы уже пора собираться, – сказал он. – Как думаешь, мы дойдём к потайному ходу?
– Конечно. Мы же…
Оказавшись совсем рядом, Филипп набросился на неё. Повалил на живот и начал крутить руки за спину.
– Эй! Урод! Ну, всё, тебе конец! Норм. Норм!
Брыкаясь и изворачиваясь, она умудрила повернуть голову. Норман лежал неподвижно, будто спал, но он не мог не проснуться от вскриков Юсы. Брейди точно бодрствовал, он пытался, как пьяный перевернуться на бок, и не мог. Из его рта было слышалось мычание.
Юсе стало страшно. Она продолжила вырывать с ещё большей силой, пускай даже руку себе сломает, но освободится.
– Отвали от меня!
Дура! Норман и Брейди пили воду, которую принёс Филипп – лекарь с сильными лекарствами. Он что-то подсыпал им, лишь Юса использовала свою флягу, наполненную ещё утром. Сама дала ему возможность отравить всех. Дура! Дура!
Юса не была слабой женщиной, но в грубой силе уступила-таки Филиппу. Он связал её неизвестно где взявшейся верёвкой, обхватив руки и ноги, стянул их вместе так, что Юсе пришлось выгнуть спину.
– Мразь! – кричала Юса. – А я догадывалась, что ты гнилой ублюдок.
Филипп глянул на неё равнодушно, начал собирать свои вещи по лагерю. Брейди тоже наблюдал за ним, широко открытыми глазами.
– Что ты сделал с ними?
– Обезболивающее, – снизошёл до пояснения Филипп. – Ты же догадывалась, и видела у меня запасы снадобий, так зачем послала меня за водой?
– Да пошёл ты!
Не хватало ещё, чтобы он и отчитывал её, будто капитан после провала учебного задания.
И вдруг, полусогнувшись к своей сумке, Филипп замернахмурился и побрёл к Брейди и Норману.
Юса услышала звуки шагов. Кто-то бежал там сверху. Рик! Рик вернулся!
Но надежда быстро истаяла. Так нагло шуметь могли только веллорцы в своём лесу. И они использовали свет. Филипп снова как-то подал им знак, вот они уже спешат на помощь предателю.
На краю яра показался тёмный силуэт с фонарём, источающим свет узким лучом.
Сердце Юсы будто подпрыгнуло.
– Интересная картина.
Рик! Рииииик! Она узнает этот голос не только когда он такой запыхавшийся после бега, она узнает его даже когда мир перевернётся вверх дном, когда небо упадёт на землю.
Она рассмеялась диким хохотом.
– Тебе конец, ублюдок. Тебе конец.
Рик. Рик здесь, а это значит, что всё будет хорошо.
Не проронив и слова, Филипп вытащил меч из ножен Норма, приблизился к Юсе. Рик тем временем съехал на дно яра и тоже обнажил оружие.
Филипп  тут же отбросил свой меч к вещам Юсы.
– Пощады не… – начала Юса, но она неправильно истолковала его намерения, как и Рик.
Сразу за оружием бросился в ту сторону и сам Филипп. Он в мгновение ока достал лук Юсы и снарядил стрелу. Но Рик успел подставить сумку щитом, и тем самым спас себя. Древко наполовину ушло в угол, где складки кожи сшитые вместе лучше всего могли остановить стальной наконечник. Повезло.
Пока Рик сбрасывал с себя ремень сумки, Филипп успел вернуть себе меч и снова встать в стойку перед Юсой. Он не хочет, чтобы её высвободили из пут. Идиот. Ему даже один на один против Рика не выстоять.
– На полпути к дороге я вспомнил, где видел такой шрам, – держась пока на расстоянии, Рик указал острием меча на руку Филиппа. – Это не гвоздь, а тросик натяжения баллисты лопнул, я прав? Был у меня знакомый, так ему этот тросик не только предплечье исполосовал, но и оторвал кисть. Малёк узор был другой, потому и не сразу пришло на ум. И знаешь что. Он не был лекарем, и не был капралом. Тогда к новому вооружению допускали только офицеров.
Рик внимательно изучал Филиппа, тот молчал.
– О да, ты не лекарь, хоть и умеешь лечить. Ты инженер, который с лёгкостью снимет закалку с пряжки, просигналит веллорцам и с самого начала подстроит всё так, чтобы ему поверили, – Рик повернулся к Норману и Брейди. – А с ними что ты сделал?
– Говорит, спят от обезболивающего, – ответила вместо него Юса.
Рик понятливо кивнул и, не сводя взгляда с Филиппа, подошёл к лежащим у костра людям, прощупал их пульс.
– Ты как, Брейди?
– М-м-м.
– Держись, дружище.
– Убей его уже! – прокричала Юса.
– Наш Филипп не так-то прост, – Рик начал медленно подходить к нему. – В детстве от того, другого, инженера я выслушал огромное множество историй. Он хвалился невероятными приключениями, когда они умом и хитростью добивались грандиозных успехов на войне. Сначала я внимал им с восторгом, потом с недоверием. А когда пошёл на службу, то убедился, что все его росказни гроша ломаного не стоят. Так я и думал до сего дня. Ты хорош, Филипп. Ты очень хорош.
Рик покачал головой.
– Но ты же был героем. Как так? Ну, чего тебе не хватало?
Филипп хранил угрюмое молчание.
Отдохнув после бега и поняв, что разговорами Филиппа не проймёшь, Рик принялся за дело всерьёз.
– Ладно, пора заканчивать этот фарс.
Рик до разведки служил в линейной пехоте, и Юса не знала в гарнизоне Хесса мечника лучше него. Но он был осторожен с Филиппом. Один удар и шаг назад. Прощупывал его, как равного себе соперника, опасного врага.
Филипп только защищался.
– Да прикончи его уже.
Живым Филиппа брать нет ни смысла, ни возможности – через границу незаметно его всё равно не перетащить.
Рик атаковал настойчивей, бил с разных сторон и с такой силой, что, казалось, Филиппу с его тонкими руками и один удар не выдержать. Но он стоял, отклоняя или блокируя все выпады.
В какой-то момент Рик резко отпрыгнул от Филлипа, во второй руке которого откуда-то возникла дага. Возможно, он быстро выхватил её, а может как и Юса – прятал в рукаве. Без гарды её легко спрятать.
– Сколько у тебя ещё секретов, а? – голос Рика был ровным и спокойным в то время как Филипп уже надсадно вдыхал и выдыхал холодный воздух.
Рик атаковал снова. Меч Филиппа далеко отклонялся после каждого удара, и возвращался всё медленней. А когда он попытался отклонить мощный выпад дагой, клинок Рика просто вырвал её из хватки и прорезал острием плечо.
Филипп вскрикнул и упал на колени. Выронил свой меч из здоровой руки и схватился за рану. Послышался хруст, как если бы он вправил себе сустав, хотя вряд ли там мог быть вывих.
– Жаль, ты не на нашей стороне, – Рик занёс меч для удара.
В этот момент Филипп резко поднял голову. Юса услышала звук, будто он прочистил нос.
Рик отшатнулся, схватился за шею и вытащил из неё что-то белое.
– Это что, зуб?! – он в недоумении вытаращился на вещицу в своих руках.
Там не только эмаль, Юса видела и блеск стальной иглы.
– Что за дрять ты мне?..
Рик пошатнулся, лицо исказила гримаса боли.
– Рик, – голос Юсы дрогнул. – Он тебя ранил?
Тряхнув головой, он снова потерял равновесие, и лишь сделав два шага вбок встал прямо.
– Жжётся.
– Рик, освободи меня. Скорее. Рик-Рик-Рик, иди сюда.
Неуверенной походкой он направился в её сторону, затем его нога подкосилась и он упал на четвереньки.
– Ри-ик. Что с тобой, Рик? – из глаз Юсы полились слёзы. – Ну, иди же ко мне. Сюда.
Хрипя на вдохе, он полз к ней. Остановился. Его стошнило на траву.
Да что же это?!
– Сюда, сюда, Рик.
Позади Филипп уже успел подняться и подобрать дагу. Зашагал к ним.
– Вставай, Рик! Вставай! Он идёт! Встава-а-ай!
Но Рик едва дышал и уже не мог пошевелиться.
– Это яд, – сказал Филипп, остановившись рядом. – Всё, что я могу, это облегчить…
– Нет!
Юса забилась в путах, верёвки раздирали ей кожу на запястьях и лодыжках.
– Не-е-ет! Не смей! Будь ты проклят! Не трожь его! – она зашипела сквозь сжатые от бессильной ярости зубы, будто кошка. – Я убью тебя! Клянусь богом я убью тебя, если ты хоть…
Лезвие даги прошлось по шее Рика.
Не имея возможности отвернуться, она закрыла глаза. И дикий крик вырвался из её груди. Юса не знала, что может так кричать, не знала, что так может кричать хоть кто-нибудь из людей. Эхо заметалось меж деревьев, вынося страшные звуки из яра.
Крик превратился в хриплый вой и рыдания.
Она снова посмотрела на Рика. Из-за слёз его образ расплывался у неё перед глазами.
– Рик. Рик.
Их разделял всего фут. Так близко.
Юса, извиваясь всем телом, подползла к нему. Они лицом к лицу, но перевёрнуты друг для друга. Её правый висок опустился во что-то влажное и тёплое на траве – кровь.
– Рик. Рик. Рик, – нежно и ласково повторяла она, как мать, подзывающая дитя. – Очнись, Рик.
Юса поцеловала его в лоб, в разбитый нос, затем дотянулась к губам. Таким тёплым и мягким.
– Ну же. Не оставляй меня.
Она коснулась его щеки своей, и так замерла.
– Не оставляй.
Покрывало нереальности укрыло её онемением телесным и мысленным. Юса лежала, и ей больше ничего не хотелось. Ни свободы, ни проникновения в башню, ни возвращения домой. Единственным её желанием было просто уснуть и не просыпаться. Здесь и сейчас. Навеки.

***

Юсу отвлёкли блики костра сквозь веки. Где-то в глубине шелохнулось возмущение – нельзя разводить огонь в разведке. Никогда.
Она открыла глаза, но так и осталась неподвижной. Слёзы высохли, лишь соль на щеках стягивала кожу.
Она могла видеть его чётко и ясно. Филипп с перебинтованной левой рукой, наклонившись к свету и к маленькому зеркальцу между коленей, что-то вставлял себе в нижнюю челюсть. Затем просунул деревянную рукоятку складного ножа и с силой закусил её. Послышался щелчок. Филипп несколько раз испытал прикус, сплюнул кровь на угли и спрятал инструменты.
Потом он взял лук Юсы.
– Это на тот случай, если твой крик ещё не привлёк их, – сказал Филипп, заметив её внимание.
Он поджёг тряпку, намотанную на наконечник, поднял лук и выстрелил вертикально вверх. Огонёк взлетел в беззвёздное небо.
– Я не хотел убивать Рика, – он снарядил новую стрелу. – Хотел ещё в городе отравить его. Не смертельно, но чтобы он не смог выйти в рейд. Но он ел только дома, и ни подсыпать в еду, ни подлить в воду у меня не получилось.
Филипп выстрелил снова, проследил за полётом стрелы, пока она не скрылась в переплетении веток клёна, отложил лук.
– Затея со сбруей удалась, но я недооценил Рика, – он посмотрел на Юсу и повторил. – Не хотел убивать.
– Ты убил нас всех как только мы выехали из Хасса.
– Нет. Ему нужна только ты, – Филипп качнул здоровой рукой наверх яра, но Юса поняла, кого он имел в виду. – А пленных можно вернуть. Выкупить, обменять, освободить. Да. Их можно вернуть.
Он словно искал в этом оправдание для себя.
– Я тебя убью, – произнесла Юса. – Клянусь всем, что у меня было и будет, я вырву тебе сердце, если оно у тебя есть.
Филипп спокойно посмотрел на неё. Кивнул.
Спустя час их бесшумно обступили веллорцы.
– Эй! Отстегни ножны! – приказал один из них, опасливо заглядывая в яр. – У вас нет и шанса.
– Синее солнце, – сказал Филипп.
Из тени деревьев с заминкой ответили:
– Весенний полдень. Ты кто такой?
– Дерек. Я выполняю поручение Диррема. Доставьте меня и её к нему в башню.
Дерек… Какая разница? Даже его откровенное признание в работе на Диррема не вызвало в ней никаких эмоций.
На свет вышел солдат в форме и со знаками отличия башни Бристоля.
– А эти? – он кивнул на лежащих без чувств Нормана и Брейди.
– Тоже пленные, но не столь важные.
– Да? А кто тогда важен? – разведчик приблизился к Юсе. – Ба-а-а. Да это же Фурия.
Так называли её по эту сторону границы. Она своей и чужой кровью купила это прозвище.
Показались другие веллорцы, со снаряжёнными луками и мечами наголо. Большинство подходили к Юсе поглазеть, будто она какая диковина.
– Помнишь меня? – присев на корточки рядом, спросил один из них. – Мы весной неплохо так порезвились у третьей северной.
Она молчала, уперев взгляд в траву.
– А это кто? – он поднял голову Рика за волосы.
– Убери от него свои лапы!
– О! Точно она. Мет, пригони лошадей. Кажется, наши мытарства на сегодня окончены.
Он раздал указания остальным подчинённым и снова обратился к Юсе:
– Жаль, что всё закончится вот так, – он глянул в сторону Филиппа-Дерека. – Я предпочёл бы честный бой. Но у Яна свои методы. И в чём-то он, конечно, прав. Да.
Юсу, Нормана, Брейди и тело Рика погрузили коням на крупы. Вывели из леса за узду, а потом поехали грунтовой дорогой мимо временных застав. Через полчаса землю сменила брусчатка, ещё через несколько минут они оказались в башне. Там, куда так хотела проникнуть Юса.
Ей развязали ноги, заставили идти вдоль казарм в центральное высокое здание из-за которого место и получило себе такое название. Гарнизон высыпал во двор, чтобы посмотреть на пленников, многие узнавали Юсу, кричали ей оскорбления и угрожали самыми мучительными карами. Она и без них знала свою печальную участь.
Филипп шёл следом, его разоружили, но не конвоировали.
Поднимаясь на порог башни, она обернулась на мгновение. Брейди уже стоял на ногах, покачиваясь. Нормана пытались поднять, однако ноги его не держали. Рик… Рик лежал неподвижно.
– Ян у себя? – спросил провожатый Юсы охранника у двери.
– Да. А эт кто?
– Фурия.
Охранник присмотрелся к ней внимательней.
– Хах. Тогда добро пожаловать в башню, – сказал он зло и приглашающим жестом направил её внутрь. – Ты наконец-то попала сюда, верно? Веди её.
Вдвоём они зашли внутрь, по ступеням поднялись на пятый этаж в просторную залу со множеством открытых входов в стене справа и с одиночными клетками рядом. Слева же находились остеклённые двери с видом на широкий балкон. В дальнем конце зала стоял огромный стол, уставленный разнообразными блюдами. Внутри двое: охранник и тот, кто мог быть только комендантом.
Когда вошли, Диррем как раз натягивал парадный китель на плечи. Он замер, поражённый увиденным. Явно шокирован.
– Это ты, Юса? – спросил он тихо.
Она молча прошла за конвоиром, который завёл её не за дверь в камеру, а в клетку, стоящую отдельно, там Юса была на всеобщем обозрении.
– Юса Тоннен, – сообщил Филипп. – Я привёл её, как и договаривались.
Диррем издал смешок, развёл руками.
– Ты просто взял и привёл её ко мне?
Он рассмеялся.
– Как у тебя получилось? – спросил Диррем весело и обратился к своему человеку. – С ним был ещё кто-то?
– Двоих он опоил какой-то дрянью. Торенса убил, её связал.
– В одиночку?
Диррем снова посмотрел на Филиппа.
– Как? Как тебе удалось? – он показал рукой на стол. – Садись, расскажи мне.
– Я выполнил свою часть уговора, – Филипп не двинулся с места. – Выполни свою.
– Ах да…
Налив себе вина в бокал, Диррем сел в кресло, выпил его до дна залпом.
– Напомни, как тебя зовут.
– Дерек.
– Ага, точно. Не мне тебе объяснять, что такое война, Дерек, – начал он, прищурив взгляд. – Порой, чтобы добиться своего, нужно… Раскрывать не все карты сразу…
– Ты сказал, что освободишь его! – выкрикнул Филипп. – Так сдержи слово!
– Я бы с радостью, – проговорил тихо Диррем. – Если бы только мог…
Юса заметила как переменился в лице Филипп-Дерек, и ощутила малую радость от его испуга.
– Твой сын погиб от ран ещё по дороге, – продолжал Диррем. – Мои люди хотели взять его в плен, но не довезли. Я распоряжусь, чтобы тебе показали его могилу. Если захочешь перезахоронить, поможем. Деньги не проблема. И вообще, после того, как ты её доставил мне, можешь не беспокоиться о своём будущем. Я всё устрою в лучшем…
– Ты сказал, он жив, – бесцветным голосом говорил Филипп. – Ты сказал, вернёшь его мне.
– Ну, слукавил чутка. Зато для тебя он был жив всё это…
– Как его звали?
– Что?
– Как звали моего сына? – Филипп поднял на него взгляд. – Его имя ты запомнил?
Черты лица Диррема погрубели, из тона пропала прежняя учтивость и игра.
– Вижу, не получится у нас разговор. Ладно. Уведите его и оставьте нас наедине с дамой.
– Постой! Ты же умеешь быть благодарным?
Диррем посмотрел на него заинтересовано, жестом приказал солдатам подождать.
– Что у тебя на уме, старик?
Филипп указал на грудь Диррема, где висело несколько орденов.
– Награда из рук коменданта башни.
Диррем призадумался.
– Неплохо. И дальновидно с твоей стороны.
– Я ведь заслужил награду, как ты считаешь, Ян?
Тот посмотрел на свои ордена, на Юсу в клетке.
– А пожалуй ты прав, – он кивнул. – Вот только эти я не смогу вручить тебе официально, и пенсию ты за них получить не сможешь, но представить тебя на награждение за храбрость я в праве. Тогда в Веллоре ты сможешь получить обеспечение. Обратно в Кристад тебе путь всё равно заказан, а тут начнёшь новую жизнь. И ты не настолько стар, сможешь и сына родить. Ну, или дочку, которой хватит ума не пойти в армию.
Он снова бросил взгляд на Юсу.
Она надеялась, что это всего лишь слова, и на самом деле Диррем прикончит Филиппа. На всякий случай. Наверняка так поступит, ведь он дожил до своих лет именно потому, что не оставлял в живых озлобленных на себя людей, которые могли расправиться с целым отрядом разведки в одиночку.
– Считай вопрос уже решён. А пока, – Диррем снял золотой перстень с пальца. – Я дам дам тебе вот это. Но только если ты мне расскажешь, как убил Рика Теренса.
При этих словах Диррем смотрел на Юсу.
– Он мучился? Он умирал долго?
С первым шагом Филиппа к Диррему Юса расслышала не только стук каблука, но и хруст, слышанный ею ранее. В первый раз она не придала ему значения, как и Диррем сейчас, если он вообще обратил внимание на это.
Филипп подошёл к Диррему, посмотрел на перстень в его руке.
– Я скажу тебе, как убил Рика, – он оглянулся на стражников, на Юсу, задержался на ней взглядом подольше, затем пальцем поманил Диррема, чтобы он наклонился к нему для приватности.
Юса затаила дыхание, наблюдая за Дирремом.
Он опустил взгляд на пустые ножны Филиппа, мгновение ещё сомневался, хотя из них двоих именно Диррем был при оружии. Только посмотрев на Юсу, на её взволнованное лицо, Диррем растянул губы в усмешке. Он не мог отказать себе в удовольствии поизмываться над ней. Будь у него возможность, каждую мелочь обратит против неё. А гибель Рика – далеко не мелочь для Юсы.
Не сводя с неё взгляда своих тёмных глаз, он наклонился к губам Филиппа. И тогда прозвучат тот самый хлёсткий звук.
Диррем мгновенно отскочил, но подобие дротика уже торчало у него рядом с горлом. Его правая щека вся в мелких каплях крови, которая разлетелась в момент «выстрела», плевка Филиппа.
– Ты что сделал? – Диррем отбросил дротик. – Ты что сделал?!
Воспользовавшись тем, что Диррем отнял руку от рукояти меча, Филипп выхватил его. Диррем тут же достал кинжал для защиты, но его и не атаковали. Филипп направился к двум солдатам.
Юса наблюдала за действом, до боли в ладонях сжимая прутья решётки.
Один охранник помчался к Диррему, а другой к Филиппу.
– Брось клинок, старый хрен!
Их ошибка. Этот «старый хрен» выдерживал натиск Рика. Даже вдвоём против него одного с покалеченной рукой исход был бы спорным…
Всего пару секунд и первый солдат рухнул на пол с раной в живот, Филипп добил его ударом по шее. Развернулся ко второму.
Диррем указал охраннику на Филиппа, а сам сел в кресло. Правая сторона его лица искривилась.
– Ты уже мёртв! – крикнула ему Юса. – Уже мёртв! Ты сдохнешь раньше меня!
Неверными движениями он хотел взять со стола бокал, но лишь опрокинул его, разлил вино.
Филипп быстро покончил с последним солдатом, подошёл к умирающему Диррему.
– Я назвал его Эрен! – закричал во весь голос Филипп. – Эрен! Эрен! Эрен-Эрен-Эрен!
Имя эхом отражалось от каменных стен башни.
Диррем умирал мучительно. Юса теперь видела, чем могли обернуться последние минуты Рика.
– Эрен. Эрен, – приговаривал Филипп всё тише и тише. – Эрен. Мой Эрен.
Он будто выпустил из себя последние силы, и враз постарел лет на двадцать. Плечи его осунулись, опустились руки, ладонь выронила меч. Когда металлический звон перестал метаться между стен, наступила тишина. Диррем с ужасающей посмертной маской тоже затих.
Молча глядя в пол, он стоял неподвижно, как скульптура. Время шло, а Филипп ничего не предпринимал.
– Эй, – позвала его Юса. – Тебе одному не выбраться. Освободи меня. Выскользнем из башни, а там проваливай куда знаешь.
Медленно повернув голову, он уставился на Юсу, будто впервые её увидел здесь.
– Ключ вон у того, – она указала на солдата с разрезанным горлом. – Слева.
Филипп побрёл к телу солдата, опустился на одно колено рядом с ним. Зазвенела связка ключей.
Юса от нетерпения ощупала своё запястье.
Давай же, давай!
Тяжело поднявшись, Филипп направился к клетке Юсы. Теперь он выглядел как настоящий старик, немощный и безобидный.
– А что за Дерек? – спросила его Юса, чтобы отвлечь.
– Мой друг, – отвечал он заторможено. – Это он был лекарем в армии. Научил меня своему ремеслу уже после увольнения.
Стараясь вести себя как можно сдержанней, Юса отступила от двери клетки, пока её не открыли. Второй ключ связки подошёл, один оборот.
– Он был безобиден, – продолжал Дерек голосом негромким и неторопливым, такими были и его движения. – И по внешнему описанию мы похожи. Идеальное прикрытие. Да.
Если сейчас напасть на него, он не успеет провернуть ключ обратно и вытащить. Но Дерек, словно заводной механизм бездумно выполнял установленную в него задачу.
Второй оборот. Она свободна!
Нет. Пока нет.
Юса помнила, несмотря на свою внешность, этот человек бывает просто дьявольски опасен. Он убил Рика, пленил её и ещё двоих разведчиков, а затем покончил с самим Дирремом и охраной в его же башне.
По-прежнему не поднимая взгляд, Дерек приоткрыл дверь и легко качнул рукой, будто приглашал гостя в свой дом.
– Главное сейчас выяснить, сколько людей в коридоре, – говорила Юса, надеясь, что усыпит дальнейшими планами его бдительность, как он усыпил её бдительность перед тем как накинуться и связать.
Дерек ничего не ответил.
Протискиваясь мимо, Юса подняла руки вверх. Таким образом, он не мог видеть, как она достаёт стилет с крепления на запястье.
Два коротких удара, в шею сверху вниз и в правый бок. Сразу же отскочила от него.
Дерек скривился. Покачнувшись, отступил на шаг. Он потрогал бок и без выражения осмотрел ладонь, покрытую кровью. Отёр её о жилет, затем как от брезгливости расстегнул его, снял и бросил на пол. Неверным шагом он пошёл к балкону, словно позабыв о Юсе.
На его белой рубашке справа ширилось багровое пятно, штанина снизу влажно блестела.
Подобрав меч убитого охранника, Юса пошла за ним следом, наблюдая как Филипп снимает наручи с какими-то механизмами. Они были спрятаны под рукавами, как у неё стилет. Их тоже бросил.
Он вышел на балкон, сел на плетёное кресло у столика с напитками и закусками.
– Ты, мразь, считаешь твой сын был важнее Рика? Или Норма? Или Брейди? А?
Дерек ничем не выдал, что услышал её. Он был неподвижен, только чёрное пятно от воротника расползалось на грудь, на живот, будто сама ночь поглощала его.
Он поднял голову, но не удержав на весу, уронил её затылком о спинку стула. Глядя вверх, едва слышно Дерек прошептал:
– Жаль, – его голос будто шелест бумаги. – Жаль сегодня тучи закрывают небо.
Всё тише и тише.
– Мы никогда не…
Губы ещё шевелились, но ничего уже не было слышно.
Дерек расширил глаза в удивлении или как слепой в попытке разглядеть хоть что-нибудь в кромешной тьме.
Юса терпеливо ждала, наблюдая, как с каждой каплей крови, падающей с лозы на пол, жизнь покидает Дерека.
Глянув на вход, откуда в любой момент могли появиться другие стражники, она устало опустилась в соседнее кресло. На ощупь налила себе в бокал вина. Оно по виду до жути напоминало кровь.
Юса пригубила его, глянула вниз, где в островах света от костров и факелов сновали солдаты Веллота. Они ещё не знали, что их комменданта уже нет в живых. И тот, кто его убил только что умер. Их смерть не принесла Юсе удовлетворения. Бокалом она отсалютовала бездыханным телам, и без выражения, без злости произнесла:
– Горите в аду.
И Юсе на самом-то деле тоже немного осталось. Никто её не выпустит из башни, и нет потайного хода, которым она могла бы спастись.
И нет больше Рика.
Юса взяла бутылку за горлышко, омыла раны от пут на запястьях, несмотря на жжение, и забросила её через перила так далеко, так только смогла. Спустя несколько секунд внизу послышался треск и ругань.
– Туда и обратно, – упрямо сказала Юса, будто озвучила заклинание.
Спрятав под рукав стилет и подобрав меч, она направилась к выходу.

0

4

Желание 5

ВРЕМЯ НАЗАД
Предновогоднее путешествие

Оторвавшись от экрана, Сергей бросил взгляд на невысокую девушку, стоявшую неподалеку. Вагон привычно покачивался и она, опершись спиной о вертикальную стойку, что-то увлеченно печатала в телефоне. Мазнув взглядом по сидящим пассажирам (все, кроме дремлющего мужика бомжеватого вида, сидят в телефонах), тоже уткнулся в экран. Ничего интересного в новостях не было, но он привычно прокручивал ленту, проглядывая яркие картинки.
Поезд притормаживал, народ зашевелился. Глянув на табло над дверью, Сергей проверил – да, еще четыре остановки. Сунул телефон в карман, задвинулся в угол и прикрыл глаза. Время тянулось медленно, проезд до следующей станции показался бесконечным. Наверное, он все-таки задремал. В какой-то момент, приоткрыв глаза, увидел пассажиров, двигавшихся по вагону, как при замедленной съемке, медленно, будто под водой. Звуки поездных объявлений стали низкими, рокочущими, воздух казался густым и вязким. Остановка, толчок, снова поехали. Жаль, симпатичная девушка, похоже, вышла. Там, где она стояла, теперь покачивалась девочка-подросток, так же опершись о стойку. Забавно, она была похожа на ту, что вышла. Только волосы потемнее и телефон проще. А так – тоже джинсы, рюкзак, меховая курточка нараспашку.
Перед остановкой мигнул свет, и Сергей чуть не вскрикнул – вместо подростка стояла девчушка лет десяти. А той, с темной стрижкой, в вагоне не было. Он внимательно осмотрелся: точно, нет. Что за ерунда? Из закрытого вагона?
Что-то еще зацепило, показалось странным. Ага, пассажиры. Все спрятали телефоны. Кто-то читал, но большинство просто сидели с сонными лицами. Сергей ошалело смотрел вокруг. Что происходит?
Остановка. Какая? Он пропустил голосовое объявление. Оно почему-то было коротким, без повтора на английском. И над дверью не бежала световая информация. Странно, куда она могла…
Девочка спокойно стояла на прежнем месте. Снова мигнул свет. Сергей прикусил губу: малышка лет шести растеряно оглядывалась по сторонам, губы уже кривились в попытке плача. Было понятно, что ребенок испуган. Невольно шагнув к ней, Сергей присел на корточки:
- Привет, ты, что, одна?
- Н-не знаю…
- Ты с кем ехала? С мамой?
Она молча замотала головой. Вагон остановился и приехавший народ, толкаясь, потек наружу. Здесь, у вокзала, выходили многие. В опустевшем вагоне стало точно ясно, что ребенок едет один. Сергей растеряно прикидывал, что делать. Проще всего на следующей остановке передать потерявшуюся девочку полицейским или служащим метро. Он протянул руку, и малышка доверчиво вцепилась в нее. Они сели на освободившиеся места:
- Как тебя зовут?
- Наташа.
- А где ты живешь? - ответ девочки он пропустил, просто не расслышав. Постойте, разве они ехали в таком старом вагоне? Их, кажется, сняли с эксплуатации несколько лет назад. Странно. Чем-то удивили и пассажиры, сидящие на коричневых сиденьях. По-прежнему, ни один не смотрел в телефон. Кое-кто читал книги и… газеты. Пожилой мужчина в коричневом старомодном пальто держал перед собой газетный лист, развернув его во всю ширину. Надо же, «Правда». Разве она еще выходит?
Снова мигнул свет, и Сергей ощутил, как маленькая ручка испуганно вцепилась в его ладонь. На месте мужчины теперь сидел молодой парень в серых мешковатых штанах и черной рабочей куртке, в черной меховой шапке. На коленях у него стоял коричневый объемистый портфель. Полная женщина в темно-синем пальто, держала в руках (Сергей чуть не разинул рот от удивления) сетчатую сумку. Его бабушка называла такие «авоськами». В ней, в такт движения поезда, покачивались две стеклянные бутылки с широкими горлышками с крышечками из фольги. Молоко. Или кефир.
Поезд начал тормозить. Сергей повернулся к Наташе и встретил жалобный взгляд ничего не понимающего ребенка. Решительно поднявшись, двинулся к выходу. Девочка, доверчиво держась за его ладонь, семенила следом.
К стеклу вагонного окна, рядом с выходом, кто-то приткнул бумажный прямоугольник. «Открытое письмо» и дальше какие-то каракули. Выйдя, он невольно обернулся. Елочка, хоровод зверюшек, яркая надпись «С Новым Годом!». Старая советская открытка к празднику. Да, сегодня же 29.
Полицейских нигде не было. Возле эскалатора стояла полная женщина в темно-сером кителе и красном бесформенном берете. Передавать Наташу ей не хотелось. И они шагнули на поднимающиеся ступени.
Сказать, что город, в который они вышли, ошеломил Сергея, значит, ничего не объяснить. Он редко бывал в этом районе, но неширокая улица, была совершенно чужой. Первым делом в глаза бросалось полное отсутствие привычной рекламы и ярких вывесок. «Гастроном», «Ткани», «Молоко», кафе «Молодежное». Все надписи на русском языке, довольно невзрачные. На торце одного из домов три огромных портрета. Сергей узнал Ленина, догадался, что двое других – Маркс и Энгельс. На крыше семиэтажки объемные толстенькие буквы «Слава КПСС». В витрине магазина, вместо рекламы товаров, яркий плакат. Красное знамя и красный же лозунг «Решения XXYII съезда КПСС – в жизнь!». А, вот, здание банка с зеркальными стенами отсутствовало.
Наташа заинтересованно крутила головой – ей тоже был внове такой город. Сергей глазел вокруг, совершенно забыв, что девочке нужно найти родителей и дом. Хотя, пожалуй, он уже понимал, что в этом городе сделать это будет затруднительно.
- Дядя! Я кушать хочу. – Девочка настойчиво дергала его за руку. Похоже, она полностью прониклась к нему доверием. Сергей почувствовал, что тоже проголодался. Впереди, будто специально, показался магазин «Хлеб». Из двери шел одуряющий запах свежего хлеба. Он машинально сунул руку в карман. Стоп, платить деньгами 2019 года? Ведь было совершенно понятно, что они попали в прошлое. Как, почему – эти вопросы отложим на потом. Пока нужно выживать. Сергей глянул на ладонь. Из кармана он достал вовсе не привычные двух-, пяти-, десяти-рублевики. Незнакомые монеты: 5 копеек (желтый металл, самые крупные), 15 и 20 копеек  (белый металл), 3, 10, россыпь меленьких желтых копеечек. С обратной стороны, конечно, серп и молот. Мда, что-то около двух рублей. Хватит ли на хлеб?
Они зашли в магазин. На полках лежали обычные знакомые батоны белого и черного хлеба. Наташа сразу увидела пухлые, посыпанные маком бублики:
- Купи…
Глянув на цену, Сергей приободрился: 5 коп. Четыре бублика заняли руки, но никаких пакетов в магазине не было. Не было и сопутствующих товаров: ни минералки, ни шоколадок, только хлеб.
Выйдя из магазина, они перешли в небольшой скверик напротив. Деревянные скамейки с выгнутыми спинками окружали запакованный на зиму фонтан, на котором стояла нарядная елка. Присмотревшись, Сергей с удивлением понял, что гирлянда на ней сделана из обычных раскрашенных лампочек. Кроме шаров и могучих картонных флажков с героями «Ну, погоди!», на елке висели разноцветные ледяные звезды.
Снега было немного и, несмотря на конец декабря, морозец небольшой. Удивительно вкусные бублики на время отодвинули угрозу голодной смерти, и Сергей, дожевывая, с интересом смотрел вокруг. У магазина «Колбасы» стояла толпа. Очередь, не поместившись внутри, выплеснулась на улицу и увеличивалась с каждой минутой. Похоже, такая ситуация была привычной – две двери магазина работали на «вход» и «выход». Выходящие несли объемные сумки (чаще всего те самые авоськи) с сардельками и толстой вареной колбасой, завернутыми в серую грубую бумагу.
Мимо прошли три девушки, о чем-то оживленно болтая. До Сергея донеслось: «…обещал принести кассетник…» Одеты, конечно, непривычно: вязанные шапочки, пальто с меховыми воротниками.
Наташа, доев бублик, тихонько произнесла, растягивая слова:
- Пить хочется. – И зевнула. Привалившись к Сергею, она неожиданно задремала. Он приобнял ребенка, пристроив к себе на колени, и задумался. Оставаться в прошлом он не собирался. Нет, если не будет другого выхода, придется приспосабливаться. А пока стоит поискать варианты возвращения. Тем более, многие фантастические сюжеты предупреждали, что вход, пропустивший пришельца, может быть временным. Значит, не стоит медлить и устраивать экскурсии по прошлому. Хотя, это, наверное, было бы забавно.
Вечерело, на елке зажглись яркие лампочки. Народу на улице стало больше. Наверное, закончился рабочий день. Удивлял реденький поток машин. Совсем не было иномарок, зато Волги и Запорожцы мелькали то и дело. В строю «Волг» было немало  двадцать первых, напоминавших старый фильм «Берегись автомобиля». Скругленные линии, на капоте гордо летит серебристый олень…
Фильмы, книги… Что делать с реальностью? Стоп! Реальность, она конечно… Но их положение больше похоже на фильм. И, что-то настойчиво крутится в голове. Прикрыв глаза, он внезапно увидел радужно сияющий ромб в голубом небе и самолет, входящий в него…
Им нужно вернуться обратно. Пройти через портал. Неважно, где он находится и как выглядит. На том же поезде метро они должны попасть туда же. Хотя бы попробовать. Сергей бережно потряс девочку за плечо:
- Наташенька, пойдем, малышка.
Она с трудом распахнула сонные глаза:
- Я еще немного, чуть-чуть.
Он решил было взять спящего ребенка на руки, но представил, как странно они будут смотреться, и настойчиво затеребил девочку. Хорошо, что они не ушли далеко от метро.
Народ в подземку шел плотным потоком, и Сергей легко подглядел, что вход стоил пять копеек одной монетой. На стене перед турникетом висели серые разменные автоматы. Двадцать копеек весело забренчали четырьмя пятаками, и метро приняло их.
Вернувшись на перрон, Сергей задумался. Не стоило рисковать, надо было попасть в тот же поезд. В идеале, в тот же вагон. Он с тоской посмотрел на подъезжающий состав: как опознать нужный? И в голове сверкнуло: открытка! Прошло совсем немного времени, есть надежда, что та праздничная открытка все еще красуется за стеклом вагона. Память услужливо подсказала, что они ехали примерно в четвертом вагоне. Он не любил садиться в последние, всегда выбирал четвертый-пятый. Крепко держась за руки,  они стояли на перроне, напряженно вглядываясь в подъезжающий состав. Цветной флажок мелькнул на шестом составе. Не веря своим глазам, Сергей проводил взглядом тормозящий вагон и ту самую праздничную елочку. Спохватившись, подхватил Наташу на руки и ринулся в открывшуюся дверь.
Они облегченно плюхнулись на свободные места. Девочка расслаблено откинулась на спинку сиденья, а он, напротив, весь подобрался, в ожидании. Напротив сидела тетка в клетчатом пальто. Одной рукой прижимая к груди сумку с двумя ручками, второй придерживала еще одну, здоровенную матерчатую, набитую, похоже, разными продуктами. С ней рядом дремал старичок с аккуратной «профессорской» бородкой.
Мигнул свет. Вместо старичка сидел парень с магнитофоном на коленях: громоздкий ящик с двумя бобинами сверху. Такой же раритет хранился у его отца. Тетка была та же, только из сумки теперь торчал кулек с мандаринами. Наташа дремала, чуть навалившись на него. Сергей не сразу понял, почему опять стало тревожно. Девочка не изменилась. Если и в 21 век она вернется шестилетней… Взгляд упал на их крепко сцепленные руки. Даже во сне малышка не выпускала ладони «дяди Сережи». Осторожно он потянул руку, расцепив тесную связь. И тут мигнул свет. Рядом сидела девчушка лет десяти.  Облегченно откинувшись на спинку, он прикрыл глаза. Ни о чем не хотелось думать.
***
…На пустое место рядом опустилась пожилая женщина, а Сергей глянул на невысокую девушку, стоявшую неподалеку. Опершись спиной о вертикальную стойку, она что-то увлеченно печатала в телефоне. Легко поднявшись, в два шага оказался рядом:
- Наташ, привет!
- Привет… Мы знакомы?
- Да. А ты не помнишь?

+1

5

и еще

0

6

Один подарок можно попросить?  :hobo:  Если бабушку через дорогу перевела два раза без спросу то тоже один?  :D

+1

7

Туся написал(а):

два раза без спросу

а если еще и  в неположенном месте...

Туся написал(а):

Один подарок можно попросить?

канеш! два можешь тож)

0

8

Активнее, друзья! Подарок - вещь нужная и приятная. Жду ваши заявки.

0

9

Во втором сообщении первые желания.

Когда будете брать для исполнения, пожалуйста, сообщайте мне в личку, какой подарок готовите.

0

10

В списке желаний пополнение!

0

11

Какие интересные желания)
Эльфы где-то вот так  http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/dash1.gif
:D

0

12

Туся написал(а):

Эльфы где-то вот так 

дорогие, бесценные эльфы, поаккуратней, нам вам еще желания исполнять)

0

13

До второго января (примерно, до утра) жду в личке исполненные желания из второго сообщения. Всем Дедам Морозам и Эльфам вдохновения!
Желания отличные, так и просятся пальцы в пляс)

0

14

http://s17.rimg.info/d5172ff45d1d30321470369abc15bc5d.gif

0

15

sandro написал(а):

чем ближе Новый год, тем время медленней и медленней вплоть до остановки.

срочно! мне! такую кнопку!

я вообще щас такая - чё происходит  http://smayly.ru/gallery/kolobok/AllDarkSML/123.gif

0

16

Сроки приема подарков немного сдвигаются.
Веселых праздников, друзья!

0

17

sandro написал(а):

Сроки приема подарков немного сдвигаются.

Куда? До когда? http://smayly.ru/gallery/anime/FeiXin/39.gif

sandro написал(а):

Веселых праздников, друзья!

бамбалейла  :D

0

18

Хорошо, когда долго не выбрасываешь ёлку, и она при этом не осыпается :D

0

19

Олег написал(а):

и она при этом не осыпается

и правильно делает! Два подарка уже под ней.

0

20

sandro написал(а):

ВРЕМЯ НАЗАД

Признавайтесь, кто это тут ещё помнит СССР?))
*играет с подарком, веселится, повторяет "кто был хорошим мальчиком в этом году? Я был"*
Спасибо деду Морозу)
А кто это был, а? Жаль я уснул, и не заметил, как он приходил))

0

21

это не подарки, а какие-то подарищи  :cool:

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Быстрый конкурс » *** Ёлка Желаний 2020 ***