Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Фанфики » Последний бой в Минас-Тирите (властелин колец)


Последний бой в Минас-Тирите (властелин колец)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Глава 1
Наутро после битвы настал погожий, светлый день; легкие облака плыли в синеве, ветер повернул к востоку. Рядовой белфаласского ополчения Тулион по привычке проснулся с первыми лучами солнца. Ополченцы в казарме еще спали – командиры решили дали людям отдохнуть после тяжелого боя.
Опираясь на правую руку, чтобы встать, Тулион поморщился – рана на плече, нанесенная вчера особо ретивым орком все еще саднила, несмотря на то, что целители вчера хорошо над ней поработали. Одевая белоснежно-синюю форму, солдат обратил внимание на Белую Башню за окном – над ней висел стяг Дол-Амрота. «Странно, - подумал Тулион, - разве не новый король вчера возглавил оборону города?». Впрочем, его не особо интересовало, чье знамя будет висеть над Минас-Тиритом, пусть об этом думают вышестоящие начальники и правители.
Выйдя из казармы, Тулион отметил возросшее оживление на улице: люди и солдаты деловито сновали туда-сюда по своим делам, обсуждая вчерашнюю битву, стяг над Башней, нового короля, плакали над потерями и переживали за раненых родных и близких. Мимо прошли, лениво перекидываясь фразами, гном и эльф, пришедшие вместе с Арагорном – кажется, их звали Гимли и Леголас. «Виданное ли дело – эльф и гном вместе! – подивился Тулион, - Наверное, это часть политики Лихолесья – не может же высокородный эльф просто так общаться с простым смертным, тем более с гномом».
От мыслей о политике вообще и о грязных делишках Трандуила в частности, Тулиона отвлек окрик его сослуживца и друга Беора:
- Доброе утро, дружище! Уже заметил? – спросил невысокий русоволосый солдат, имея в виду знамя Дол Амрота, - Надеюсь, конунгу хватит духу взять власть в свои руки – все таки он столько лет верой и правдой служил Наместнику Гондора! И в битве наше ополчение было самым многочисленным.
- А как же король Арагорн? – возразил Тулион, - Трон принадлежит ему по праву наследования. Сомневаюсь, что он откажется от престола. Да и люди Гондора слепо преданы ему, особенно после всех тех чудес исцеления, которые он показывал вчера.
- Короли Гондора потеряли престол больше тысячи лет назад. Да и права наследования – мы знаем о них лишь со слов самого Арагорна, да его эльфийских дружков. Да, вчера он исцелил многих, но возможно это всего лишь фокусы эльфов, чтобы поставить своего ставленника на трон самого могучего из королевств людей?
- Видно вчерашний удар по голове не прошел бесследно – всюду тебе мерещатся заговоры, - поддел друга Тулион, - тем более что это не наше дело. Пусть правители сами между собой разбираются кто что кому и сколько должен. Я всего лишь хочу назад в Бельфалас, на свою ферму. Боюсь мой старик один не справится – весна началась, надо бы успеть к началу посевов домой. Командир не говорил когда домой?
- Неа, - ответил Беор, - приказано отдыхать и ждать дальнейших распоряжений. Думаю, мы все узнаем после Совета – недавно мимо меня туда направился конунг. Ну и эльфа с гномом ты видел. Какова парочка, а?
- Да, удивительные вещи творятся ныне в Средиземье, - согласился Тулион, - ладно, пойду, прогуляюсь по городу – пять лет здесь не был. Не скучай!
За пять лет, прошедших с последнего визита Тулиона в Минас-Тирит, признаки упадка Белого города стали еще более явными – закрылась лавка ремесленника у Нижних Врат, где в тот раз ополченец покупал инструменты, многие дома опустели и печально смотрели на мир мрачными глазницами оконных проемов, некоторые улочки стали совсем заброшенными и неухоженными. «Возможно, когда война закончится, что-нибудь да изменится, - подумал Тулион, - мужчины, наконец, займутся мирными делами, их жены, наконец, начнут рожать детей. Может король приведет своих друзей – эльфов и гномов – и они сделают город более ухоженным. Впрочем, на это уйдут многие годы». Детей действительно было очень мало – многих из них эвакуировали за неделю до начала битвы. Из-за этого город выглядел еще более серым и неприветливым, несмотря на большое количество людей на улицах.
Погрузившись в свои мысли, Тулион не заметил, как добрел до Ветряной улицы – сейчас там располагались казармы роханцев, а также небольшого количества эльфов из свиты Арагорна. Эльфы прибыли после битвы, им надо было вручить королю какие-то грамоты от их правителей. Сейчас улица была наполнена людьми и эльфами, образующих толпу вокруг чего-то, что Тулион не мог разглядеть.
Подойдя поближе, солдат стал свидетелем безобразной сцены: на мостовой, лицом в грязи валялся воин, по виду – из роханцев, а к его шее был приставлен клинок, принадлежащий эльфу, вид которого внушал страх любому, кто на него посмотрит. В данный момент представитель Прекрасного Народа что-то гневно кричал на своем языке. И это явно не были поздравления со вчерашней победой.
- Что произошло? – спросил Тулион у стоящего рядом солдата Рохана.
- Старина Хомлунг поинтересовался у благородного эльфа, почему это воевали люди, а получать все лавры победителей примчали эльфы. В не слишком вежливой манере. – Охотно поделился воин. – Видимо господину эльфу это не слишком понравилось.
Ситуация продолжала накаляться. Хомлунг ловким движением подсек эльфа, и тот на мгновение потерял равновесие. Этой передышки воину хватило, чтобы вскочить с земли и выхватить меч из ножен. Из толпы послышались подбадривающие выкрики соратников роханца. Соперники встали в боевые позы, наставив друг на друга хищные лезвия своих клинков. Сквозь толпу начал пробираться, наблюдавший ранее со стороны все происходящее, отряд городской стражи.
- Немедленно прекратить! Сложить оружие в ножны! Солдат, вы арестованы до выяснения обстоятельств произошедшего! – Пятерка здоровенных детин из городской стражи Гондора окружила Хомлунга. – Господин эльф, прошу вас удалиться в казарму и до завтра не выходить оттуда.
- Чтооо? Меня арестовать? Да я воевал за твой город, за твою страну, нуменорский сопляк! Я не буду подчиняться приказам всякой тыловой крысы! – возмутился Хомлунг.
- Вы находитесь на земле Гондора и обязаны подчиняться моим приказам. – Заявил начальник патруля. – В противном случае мы будем вынуждены применить силу.
- Ха! Нас тут три сотни, командир, а вас всего шестеро! Понимаете, к чему я клоню? – Распалялся солдат.
- Хомлунг! Я приказываю тебе сложить оружие и выполнять его приказы! – в круг выбежал командир отряда, в котором служил виновник безобразий.
- Но, командир…
- Никаких «но»! Исполнять! Нам не хватало еще погромов, когда Враг не побежден! – командир подошел к офицеру стражи и продолжил тише – Сейчас забираете Хомлунга и уходите быстро быстро. Иначе я не смогу удержать их.
Начальник стражи оглянулся: кругом стояли недружелюбные вооруженные люди. Поэтому он сделал в этой ситуации единственно правильный выбор:
- Солдаты! Уводите его, уходим.
  Стражники отвязали ножны с мечом у Хомлунга, и повели его через толпу. Эльф, с свою очередь, также быстро был уведен с места происшествия своими товарищами.
- Эээх, не было бы погромов ночью. – Поделился своими опасениями с Тулионом его словоохотливый сосед. – Откровенно говоря, жилья нет от этих эльфов – ходят с таким видом, будто все вокруг принадлежит им, а на тебя вообще внимания не обращают, будто ты – мусор, который чистильщики забыли убрать с утра. Меня, кстати, Эрлунгом зовут.
- А меня Тулион, - пожал руку ополченец.
- Ты с Дол-Амрота? Видел ваше знамя над Башней. Как думаешь, конунг претендует на власть в стране? Хорошо было бы, уж он бы этих лопоухих в город не пустил бы.
- Конунг Имраэль человек чести, и не станет претендовать на то, что ему не принадлежит. У Гондора есть законный король, вот пусть он и правит им. По закону.
- Эээх. А жаль. Не хочешь позавтракать? Видел тут неподалеку трактирчик, думаю там не откажутся покормить защитников города.

Отредактировано Lazarus (18.03.2016 11:38:28)

0

2

Глава 2
Трактир «Белая Стрела» располагался недалеко от Ветряной улицы и больше походил на обычный обшарпанный бар для бедных крестьян и разорившихся ремесленников, с дешевым пивом и плохо прожаренным мясом, которых было предостаточно в любом городе Средиземья. От него за милю несло алкогольными парами и солдатским потом. Благодаря большому количеству воинов в городе, заведение сегодня работало на износ.
Зайдя в заведение, наполненное густым, застилающим глаза, табачным дымом, Эрлунг схватил Тулиона и быстро и уверенно повел его к барной стойке. Тому ничего не оставалось, как крепко держаться за руку добродушного говоруна и молить всех Валар чтобы не затеряться в этой суматохе навсегда.
Добравшись до стойки без приключений, новые знакомые заняли пару корявых деревянных стульев, неизвестно каким чудом оказавшиеся свободными в этой суматохе.
- Пива! – требовательно стукнул кулаком рослый роханец.
- Не рановато ли? – покосился на Эрлунга Тулион, - Мне, пожалуйста, пинту молока.
- А чего волноваться-то? Начальство объявило сегодня выходной – значит переживать по поводу того, буду ли я к вечеру стоять на ногах, не стоит. – Пожал плечами солдат. – Жаркий вчера денек был, а? Откровенно говоря, когда вчера появились эти зверюги, как их, хубаты, я порядком перетрусил. Благо, наш новый ярл не растерялся! Жалко Теодена – хороший был правитель и воин славный. Но, думаю, Эомер ни в чем ему уступать не будет. Видел бы ты, как горели его глаза в битве! Настоящий боец и прирожденный лидер. Давай выпьем за ярлов Рохана – павшего и нового!
На этих словах Эрлунг затянулся пивом, а Тулион пригубил свое молоко.
- А ты где был в битве? Ты с конунгом пришел или вместе с новым королем?
- Я пришел заранее с конунгом. Мы сражались неподалеку от стен, пытались скинуть орков в их рвы.
- Это они тебя так? – кивнул Эрлунг на повязку на плече.
- Да. Хвала местным целителям, они быстро меня подлатали.
- Кстати ты слышал о целительских чудесах, которые вытворял король Эллесар? – живо заинтересовался Эрлунг, - Говорят, мертвых из постели поднимал.
- Про мертвых не слышал, но многих тяжелораненых на ноги поставил. Вроде даже молодой Наместник и сестра вашего ярла в себя приходить начали.
- Одно слово – чудеса! Наверняка без эльфов не обошлось. – на полтона тише заговорил роханец. -  Интересно, зачем они прибыли в город? Не для того же, чтобы поздравить короля с победой. Да и он знамя еще свое не вывесил. Очень странные дела творятся нынче в Средиземье!
- Почему все так недолюбливают эльфов? Ты не первый, кто сегодня выказывает свое недовольство. Да и товарищ твой вон даже в кутузку угодил. – поинтересовался Тулион.
- Эх ты, чудак человек. – снисходительно покачал головой Эрлунг. – Неужели непонятно, что они просто ищут свою выгоду? Хотят устроить в Средиземье свой протекторат, чтобы богатства отсюда увозить в свои леса, а из лесов – на Белые Берега. Вот где они были во время битвы, если они такие хорошие? Почему приехали сейчас? Откуда взялся этот Арагорн? Ведь раньше о нем никто ничего не слышал. И тут на тебе – появляется на захваченных кораблях с подкреплением, да и еще с армией мертвых.
- Митрандир подтверждает его права на престол…
- Еще один эльфийский прихвостень. Наместник никогда не любил его. И вот теперь Наместник сошел с ума, его старший сын погиб неизвестно где, младший лежит при смерти. Слишком все гладко, все политические противники уничтожены, наследник наместника, который всегда слушался колдуна, теперь благодарен новому королю за спасение и не будет путаться под ногами. Возможно ему даже отдадут какой-нибудь город, чтобы окончательно его подчинить. И все, задача выполнена, смена власти происходит с виду так естественно и бескровно, никто не возмущается, все довольны. А потом приедут эльфы, и устроят тут все на свой лад, будем жить на деревьях, а город разберут по камешку.
- Какую мрачную картину ты рисуешь, Эрлунг! Ведь война еще не закончилась, мы все еще можем проиграть в этой войне. Да и ведь только благодаря Митрандиру и Арагорну наш город выстоял!
- Конечно выстоял, никто не хочет править разоренной землей. Говорю тебе, все будем под эльфами ходить.
- Все, хватит об этом! Не желаю слышать о подобных глупостях. Зря ты пива заказал. – прервал воина Тулион. – Лучше расскажи, что ты думаешь о совете в Цитадели? Что они там обсуждают?
- Скорее всего обсуждают стратегию ведения войны. Что еще можно обсуждать на военном совете? – пожал плечами Эрлунг. – Война, как ты верно подметил, еще не окончена, наверное решат вернуть Осгилиат обратно. Во всяком случае, это выглядит логичным решением для нового короля – вернуть старую столицу. Может и коронацию там проведет.
- Надеюсь они распустят нас по домам. – грустно молвил Тулион.
Дальнейшие разговоры уже не касались политики и войн, воины обсуждали более обыденные темы: приближающееся время посевов, делились воспоминаниями, рассказывали про родные места. Так незаметно прошло время до обеда, и настала пора возвращаться в свои казармы.
Попрощавшись с Эрлунгом, и договорившись как-нибудь еще выпить вместе, Тулион задумчиво побрел в сторону казармы ополченцев Бельфаласа. Солнце поднялось высоко, и было не по-весеннему жарко, прохожие пытались спрятаться в тени, прячась от опаляющих лучей. Улицы постепенно пустели – приближалось время обеда и люди торопились успеть к своим семейным очагам или добежать до казармы, дабы не остаться голодным до заката. Дошел, наконец, до расположения ополченцев и Тулион.
Взяв свою миску и подойдя к очереди к котелку, воин принялся искать глазами Беора, зная, что тот наверняка занял ему место. Отыскав знакомую коренастую фигуру, Тулион двинулся прямо к ней. Сев рядом с Беором, ополченец поделился с ним произошедшими сегодня событиями.
- Благородные сволочи много о себе думают, но дел от них никаких не видать. – задумчиво жуя кашу протянул Беор, - Так что Хомлунга можно понять. Да и твой новый знакомый дело говорит. Сам подумай: неизвестно откуда берется человек, называющий себя королем, его поддерживает колдун, долгое время бывший тут в немилости, семья Наместника тает на глазах, после тяжкого боя приезжает полсотни вполне боеспособных эльфов.… Все это наводит на определенные мысли. Думаю после Совета многое станет ясным. Так что надо просто дождаться командира.
- Наверное ты прав. Но как то глупо все это выглядит на фоне Ока на востоке, которое абсолютно не собирается сдаваться. – ответил Тулион.
- Я слышал у колдуна есть какой то план. Возможно скоро мы победим. – ободряюще улыбнулся Беор.
- Сотнику плохо! – раздался крик с дальнего края двора.

0

3

Глава 3
Растолкав взволнованную толпу ополченцев, Тулион увидел удивительную картину: здоровенный, украшенный сединами сотник, плакал как маленький ребенок.
- Что случилось, командир? – участливо спросил Беор, также сумевший пробраться сквозь сослуживцев, - А ну ка отвернулись! Не на что тут смотреть!
- Да п-п-п-пусть смооо-о-о-отрят, - сглатывая слезы вымолвил сотник, - в-в-все равноо-о-о-о всее будете реве-е-е-еть.
- Да что случилось то, Бериэль? – спросил Тулион.
Сотник справился с приступом истерики, встал, отряхнулся и начал говорить так, будто ничего и не было:
- Совет только что закончился. Высшим командованием принято решение ударить по Врагу, пока он не собрал новые силы. Цель атаки – выманить войско противника из Мордора для того, чтобы по нему беспрепятственно могли пройти два лазутчика – фэрианина. На сборы выделены два дня.
- Как два дня?!... Какие силы?.. . Что за лазутчики?.. – зашумели ополченцы.
- Молчать! Вопросы по одному! – утихомирил толпу сотник. – Беор, давай ты.
- Мне вот что непонятно, командир, - начал Беор, - что еще за лазутчики? Разве у невысокликов есть какие то шпионы? Да и за два дня мы не соберемся. Половина наших лежит в домах целителей, и за столь короткий срок они не встанут на ноги.
- Лазутчики призваны уничтожить Око. Как – не знаю, сразу говорю. Касательно второго вопроса: много людей и не нужно. Приказано собрать семь – восемь тысяч человек.
- Семь – восемь тысяч?!! – ошеломлённо закричал Тулион, - Это самоубийство! За стенами Мордора прячется, наверное, пятьдесят тысяч орков и прочей нечисти!
- Я знаю, Тулион. Цель – дать пространство, выжить никто не надеется. – к глазам сотника снова подступили слезы. – У меня дома остались внуки…
У Бэриеля снова началась истерика. Ополченцы молча стояли и не могли осознать сказанное командиром. Неужели ради того, чтобы по выженной долине Горгорот прошли двое коротышек, должно погибнуть столько народу? Ради чего? Что такое могут сделать эти полурослики, что не может сделать целое войско?
Тут Тулион вспомнил разговор с Эрлунгом. Может эта самоубийственная атака всего лишь часть плана эльфов по захвату власти? Что-то сомнительно что эльфы войдут в этот отряд. Вернувшись в казарму, Тулион поделился своими опасениями с Беором:
- Что за странная идея возникла у командования? Я думал, нас отпустят по домам, мы выполнили свои обязательства перед Гондором! Неужели конунг поддержал эту бредовую идею? – негодовал Тулион.
- Я же говорил что что-то нечистое творится в Минас-Тирите. Правда смущает одно – я слышал, что все командование пойдет с нами. И король, и колдун, и конунг – все. В городе останется только Наместник Фарамир. Но ты видел его состояние, думаю, управлять всем будет Совет Гондора. – сказал Беор, - Наверное, они верят в успех. Не переживай, увидишь еще своего старика!
Но такой ответ Тулиона не устроил. В нем росла уверенность в том, что вся эта атака задумана для того чтобы уничтожить всю боеспособную армию союзников. А то, что у командования есть план, как выбраться из заварухи, сомнения не вызывало.
Время до наступления темноты в казарме прошло в тишине. Люди были подавлены услышанным: никому не хотелось помирать понапрасну у врат Мордора, без возможности проститься с родными, без возможности быть погребенным с почестями. Даже знамя Дол-Амрота на Башне казалось, потускнело и повисло, тихо сочувствуя обреченным на смерть воинам. Лишь маленькие серебристые птички весело щебетали за окном – что им было за дело до людских забот?
После ужина, также прошедшего в тишине и тяжелых мыслях, ополченцы начали устраиваться ко сну. Сняв повязку с плеча, Тулион обратил внимание, что рана практически затянулась и уже совсем не болит. Поэтому он не стал одевать новую повязку, и накинул на себя рубашку. Тревога за свою судьбу не отпускала его, мозг начали разъедать червивые мыслишки, во всем теперь ему мерещились заговоры эльфов и происки колдуна.
Проворочавшись таким образом два часа, Тулион услышал слабый стук в окно над его кроватью. Осторожно, стараясь никого не разбудить, ополченец открыл окно и увидел Эрлунга, сидевшего под окном в компании еще пятерых человек:
- Эрлунг! Что ты здесь делаешь? – зашипел Тулион. – Отбой ведь уже был, как вас стража то не заметила?
- Эээ, старина Тулион, я то думал ты не из трусливых! – заулыбался Эрлунг, - Стражи бояться – в трактир не ходить. Мы решили выручить старину Хомлунга, да надежных людей маловато. Пойдешь с нами?
- Да ты с ума сошел, решил устроить смертоубийство в городе?
- А кто говорит про смертоубийство? Дадим по башке паре стражников, да убежим. В Эдорасе сто раз вытаскивали особо буйных дружков! Ты с нами или нет? Вот твой друг явно готов.
Тулион повернул голову и увидел любопытный нос Беора.
- Давай пойдем, дружище! – возбужденно затараторил Беор. – Все лучше, чем о судьбе то своей сокрушаться. А так развеемся хоть, тяжкие думы разгоним.
- Да ведь они все равно на следующий день придут и заберут и его и нас! – выдал последний аргумент Тулион.
- Не придут, - мрачно усмехнулся Эрлунг, - сегодня днем только сотник удержал людей от кровопролития. Если они завтра туда сунутся – быть беде.
- Хорошо, пойдем. Но только – никаких убийств! – согласился Тулион.
- О чем речь, вместе ведь воевали, - успокоил его Эрлунг, - хватит болтать, пошли.
Схватив кинжал, верхнюю одежду, Беор и Тулион вышли на улицу. Эрлунг представил своих спутников, и они выдвинулись в сторону Управления городской стражи Гондора. Сослуживцев Эрлунга звали Теобран, Эрлоир, Эрнаур, Хельм и Фарланг. Теобрант и Эрлоир были братьями – типичные эорлинги, золотоволосые с зелеными глазами, высокие и статные. Эрнаур был среднего роста, светловолосым голубоглазым пастухом: до призыва в армию его стадо насчитывало 200 голов, но теперь все они служили войску Рохана. Хельм и Фарланг раньше несли службу в Хельмовой пади, и были довольно угрюмыми и молчаливыми парнями. Первым тишину прервал, разумеется, Эрлунг:
- Ну как, сообщили вам хорошие новости? – спросил он, имея в виду приказ, - Я же говорил что дело нечисто, - слово в слово повторил он фразу Беора за обедом, - говорю вам, все помрем! Вон, ребята тоже так думают.
- Ты опять со своими бреднями насчет эльфов? – весело спросил Теобрант, - Они, кончено, сволочи, да зачем им Гондор? Тут уже лет пятьсот брать нечего. А атака действительно бредовая.
- Вы с такими речами все в Управлении стражи окажетесь, если не хуже, - боязливо сказал Эрнаур, - устраиваете тут разлад в армии во время войны.
- Да что они нам сделают? Мы все – смертники, через три дня орки отобедают нашими костями, по сравнению с этим меч палача покажется милосердием Валар. – грустно возразил Эрлоир.
- Кстати в Совете Гондора тоже не все безоговорочно поддерживают нового короля. – поделился Эрлунг. – У сотника знакомый входит в Совет, и он говорит, что люди недовольны, они боятся потерять свою власть.
- Да что может этот Совет? Они ведь не решают ничего без воли Наместника, у них и нет никакой власти. – возразил Теобрант.
- Не скажи, - ответил Беор, - да, крупные вопросы Наместник, безусловно, решает сам. Но проблемы поменьше, такие как размеры штрафов, земельные споры горожан, проблемы обустройства городов и прочее и прочее решает именно Совет. Вспомогательное ополчение собирает также именно Совет, и деньги на него они выделяют из своих средств. Так что я думаю, они были бы не рады потерять столь теплое местечко.
- Господа, - оборвал Тулион собеседников, - мы пришли.

Отредактировано Lazarus (18.03.2016 01:28:20)

0

4

Глава 4
Управление городской стражи Минас-Тирита выглядело пустым и безжизненным. Свет в окнах двухэтажного каменного здания не горел. На крыльце мирно дремал одинокий стражник, его глефа была прислонена к стене позади него. Маленький отряд освободителей спрятался в соседнем домике, который пустовал так же, как и многие другие домики в городе.
- Ну что же, излагайте план. – начал Тулион, - Только сразу говорю – никакого кровопролития! Они наши союзники, забираем вашего друга и мирно уходим.
- Само собой, дружище, просто погладим их навершием меча по голове и все. – согласился Эрлунг, - А план весьма прост: Хомлунга держат где то в подвале, там пара стражников всего, войти туда можно с торца здания. Оставим двоих у входа, остальные войдут, ну а там по обстоятельствам. Думаю, не заблудимся! Ну пошли, пошли, а то еще патруль пойдет.
После этих слов, отряд вышел из дома и направился к Управлению. Убедившись, что двор никто не патрулирует, солдаты вошли через воротца, пригибаясь к земле и держа мечи наготове. В полной тишине обойдя здание, освободители столкнулись с первым препятствием: у входа в подвал стоял, прислонившись к стене, стражник. В темноте нельзя было разобрать, в какую сторону он смотрит. Тут Хельм, знаком попросив подождать, побежал в обратную сторону. Солдаты удивленно переглянулись, но нарушать тишины не стали, и ждали возвращения Хельма.
Через некоторое время, с противоположной от отряда стороны здания, послышалось слабое постукивание чего-то металлического о камень. Стражник немедленно обернулся в ту сторону, схватил глефу, и пошел в направлении подозрительного звука. Фарланг, поняв замысел товарища, тихо побежал за стражником, попутно вынимая клинок из ножен. Послышался глухой удар – эорлинг стукнул стражника по затылку навершием своего меча.
Облегченно выдохнув, отряд метнулся к входу в подвал. Фарланг и Хельм уложили оглушенного стражника, придав ему вид спящего и спрятались на лестнице вниз, показав что останутся тут. Остальная группа подошла к деревянной двери. Беор медленно приоткрыл дверь, образовав маленькую щель. Его взору открылся пустой коридор с зажжёнными факелами. Двери всех камер были прикрыты. Беор насчитал четыре ответвления коридора. Освободители тихо вошли в подвал, стараясь не скрипеть сапогами.  Медленно ступая по коридору, и осторожно заглядывая в камеры, отряд дошел до первого разветвления. Теорбант и Эрнаур осторожно выглянули за углы – здесь также было пусто. Быстро просмотрев камеры, солдаты вернулись в основной коридор, и пошли дальше. Вдруг Эрлунг знаком приказал всем остановиться: послышались шаги. Теобрант и Эрлоир рысью метнулись к следующему перекрестку и заняли позиции у стен. Из левого рукава вышел стражник. Сделав еще два шага, он замер как вкопанный, увидев выского роханца, пытавшегося прикинуться стенкой. Дальше все было быстро: Теобрант ловким движением руки оглушил стражника, а Эрлоир отодвинул его к стене.
-Что происходит?!
Солдаты удивленно посмотрели в коридор. Пока они разбирались с предыдущим стражником, из следующего поворота вышел еще один, и сейчас он стоял, неуверенно направив глефу в сторону лазутчиков.
- Что происходит?! – уже громче повторил стражник, еще совсем молодой парнишка, - Немедленно покиньте управление, это незаконно!
- Тише, тише ты, не шуми! – успокаивающе зашипел Теобрант, - Мы просто заберем своего человека и уйдем.
- Не подходить! – совсем пискляво крикнул стражник, увидев, что солдаты медленно подбираются к нему, - Именем Наместника Гондора покиньте Управление!
- Ребята! Вы пришли за мной! – из дальней комнаты донесся хрипловатый голос Хомлунга, - Парень, отдай им ключи по-хорошему! И все лягут спать довольные!
- Молчаааать! Не подходить, не подходиить! – визжал мальчишка.
Глефа тряслась в некрепких руках юнца. Из камер начали доноситься звуки – заключенные проснулись от шума. Все это было не на руку отряду спасателей, которые хотели обставить все без шума. Теобрант уже несколько раздраженно пытался утихомирить стражника:
- Да замолчи ты! Сейчас сюда все сбегутся! Ты себе же сделаешь хуже! – воин угрожающе надвигался на юнца.
- Не подходииииить! Вы арестованыыыы! – паренек совсем сорвался на крик.
Теобрант попытался выхватить глефу из рук стражника, но тут на удивление ловко взмахнул ей – и солдат Рохана упал на пол, схватившись за грудь. Страшный шрам проходил от левого бока до правого плеча воина, кровь медленно, но уверенно стала вытекать из него. Нечеловеческий рев огласил подвал – Эрлоир выхватил меч, отбил выставленную глефу и воткнул клинок в живот стражника. Тот, страшно крича, повалился на землю, оросив своей кровью пол коридора.
- Нееет! – закричал Тулион, - Нееет!
- Не шуми! Эрнаур, хватай Теобранта, рана неглубокая, отнесем к целителям, Беор, освободи Хомлунга, Тулион, уводи Эрлоира! – начал командовать Эрлунг.
- А как же паренек, он же умрет! – возразил Тулион.
- Парень уже нежилец! Не хватало еще, чтобы нас прям тут и порезали всех, надо уходить!
Взглянув еще раз на умирающего парня, Тулион схватил за руку Эрлоира, осознавшего, что он наделал, и бегом направился к выходу из подвала. На улице Хельм и Фарланг укладывали еще одного стражника – того, что дремал ранее на крыльце. Вопросительно взглянув на отряд и не получив ответа, они побежали к выходу. Теперь надо было незаметно скрыться. К счастью, кроме тех стражников, что уже были оглушены, в Управлении никого не было – выходной после битвы получили все.
- Возвращаемся по своим казармам! Нельзя чтобы кто-то знал, что мы отсутствовали этой ночью. Эрлоир, отведешь брата к целителю, скажешь что вы решили потренироваться на мечах. – сказал Эрлунг. – Все. Да поможет нам Валар!
Беор и Тулион покинули своих соратников, отправившись к своим казармам. Шли молча, пытаясь осознать произошедшее – воин Рохана убил стражника Минас-Тирита. О том, чем им это грозит, они пытались не думать. Вернувшись в расположение своего отряда, друзья влезли в то окно, через которое покинули казарму. Осмотревшись, и поняв, что никого не разбудили, ополченцы разделись и легли в свои кровати. Сон, несмотря на тяжелые мысли, пришел быстро – слишком много переживаний доставила им эта ночь.

Отредактировано Lazarus (18.03.2016 11:33:04)

0

5

Продолжение следует

0

6

Есть много тем ,которые можно открыть и донести до читателя.  Героическое фентези - предусматривает это, но...Автор берет уже давно известное произведение( и не просто известное, а именно- то, с которого начался этот жанр). и искажает его по своему разумению фактов. Весь народ Гондора ждал когда свершится пророчество - и оно свершилось. Пришел король . Но тут появляются недовольные, и где?- не те, кого лишают власти( это было бы естественно), а в самом низу социальной лесницы, среди ополчения - это же абсурд, ведь более угнетенные  - наоборот, ждут "пришествия короля", в надежде, что все изменится к лучшему.
  Роханец цепляется к эльфу .Насколько неблагодарным нужно быть  человеком, Который обвиняет эльфа в меркантильности, учитывая то, что многие из лесного народа погибли  при защите Хельмовой пади? или эти всадники степей Рохана- поголовно страдают амнезией?  хороши же союзнички, которые вчера проливали кровь друг за друга, а сегодня готовы "покрошить" собратьев по оружию причем без видимой на то причины. А ведь Мордор еще не пал. И Враг может нанести удар в любой момент. такое поведение характерно для людей, которые готовы "снять шкуру с каждого и за пятак  мать продать". Автор пытается донести читателю, что Люди - "настолько подлый народец"? Получилось.
Читал "Властелина", и что-то не припомню, чтобы эльфы когда претендовали на чужие земли. Более того - это мудрый народ, и его правители всячески поддерживали Людей, даже долее, чем они того заслуживали. Но такого факта, как появление еще эльфов, или гномов, кроме Леголаса  в Минас Тирите в тот момент не припомню они появились на свадьбе Арагорна. а не на битву. тоесть- значительно позже. (неарод собирается уплывать в далекие земли. налицо массовая миграция, а тут появляются эльфы, которые "качают права". Кстати, эльфийский меч- опасная штука, и если он приставлен к горлу , то малейшее движение любого,(хоть эльфа, хоть поверженного), приведет к трагедии. Но тупые роханцы, в пьяном угаре забыли, с кем имеют дело? толкни Эльфа и он отрежет голову соплеменнику. Нет, нам его не толкнуть , нужно сбить с ног!(Эльфа, представителя народа, который весьма известен своей ловкостью?) Не кажется , что это уж слишком?
Использование слов "ярл" и "конунг" характерны для другого фольклора, Скандинавии. к чему их использует автор?
Написано интересно, читается прекрасно, и все можно понять, кроме одного. Используя , как основу произведение "желательно ему соответствовать". Будь то вымысел самого автора- все вопросы бы отпали.

+1

7

5ХНМ, Начну с конца, так как на это проще ответить. Слова ярл и конунг используются в том варианте перевода, котором я располагаю, так что тут я не придумал ничего.
По поводу замечаний о подлости людей и благородстве эльфов - именно об этом я и хотел рассказать читателю, ведь многие вещи остались за пределами повествования Толкина. Во властелине колец рассказ ведется с, так сказать, верхов Средиземья, и простой люд никак не показан. А ведь у нмих тоже есть свои проблемы, переживания. И не всем хочется умирать за какие то эфемерные высшие идеи, которые еще неизвестно как закончатся. Ведь никто никого не спрашивал, хотят ли они идти на Мордор?
Насчет пророчества - сомневаюсь, что правители проводили массовый ликбез населения, ведь кроме как в Гонодоре, особо крупных городов нигде больше не было, по крайней мере на Западе (хотя тут я могу и ошибаться), и сам Толкин описывал прибывающих на подмогу Гондору людей скорее как сельских жителей.
По поводу роханцев, нападающих на эльфов - не все роханцы воевали под хельмовой падью, иначе проблема сбора войск перед битвой не стояла бы вообще. Эльфов я и правда ввел намеренно, но иначе бы и сюжет не завязался бы.
Ну и по поводу недовольных не сверху, а снизу - тема еще не до конца раскрыта, просто я немного застопорился на 5 главе.
Вот, вроде на все ответил, спасибо за критику

0

8

Lazarus написал(а):

Во властелине колец рассказ ведется с, так сказать, верхов Средиземья, и простой люд никак не показан.


Попытайтесь, но поверьте- они ("низы") . описаны в Первоисточнике, пусть не прямо. но описаны.
пример- это раскол среди людей Рохана, когда одни остались при короле , а вторые защищали свои земли и мстили окам за набеги.

 

Lazarus написал(а):

А ведь у нмих тоже есть свои проблемы, переживания.

есть, но "низы" менее подвержены "вольнодумству" и если был сделан сознательный выбор- так просто они не откажутся от него.
Либерализм пришел  "сверху".

Lazarus написал(а):

И не всем хочется умирать за какие то эфемерные высшие идеи, которые еще неизвестно как закончатся. Ведь никто никого не спрашивал, хотят ли они идти на Мордор?

никто не отказывался, кстати- значит , считаем сознательный выбор. или пасть в бою , или пасть как овца под мясником. Как думаете, те , кто идет в безнадежную схватку( пример спартанцев), не понимают, что погибнут? Не ведет ли жажда мести за то, или иное злодеяние людей в их последний бой? Если бы все думали, как ваши ополченцы, история земли не знала бы ни Ахила, ни Леонида, ни Уолесса, ни Подвигов других людей. Не было бы Священной Римской империи, не было бы Походов Святослава, Карла Великого. Не было бы ни наполеона бонапарта, Суворова, Кутузова, Ушакова, Петра Первого и многих других, которые "За царя и отечество", или за свободу. Революции начинают мечтатели, делают фанатики а пользуются плодами  - проходимцы. "Низы" - это и есть мускулы всех великих свершений. Они верят в светлые идеалы более, чем те, кто их проповедует.

Lazarus написал(а):

Насчет пророчества - сомневаюсь, что правители проводили массовый ликбез населения, ведь кроме как в Гонодоре, особо крупных городов нигде больше не было, по крайней мере на Западе (хотя тут я могу и ошибаться), и сам Толкин описывал прибывающих на подмогу Гондору людей скорее как сельских жителей.


В условиях отсутствия средств массовой информации - именно пересказ преданий, былин, сказов - является единым доступным источников информации. Когда не было "Тырнета" мы смотрели телевидение, и читали книги. А что такое книги, если не записанный пересказ того, что было, или "имело место быть?" первые записи , которые дошли до нас- касались пошлых исторических событий. Так, что живущие  вне города, да и сами горожане низов -" уповали как на Мессию" . Они ждали возвращения короля. а предания живут долго, не одну сотню лет...Ваши низы- это сброд бродяг, а не местное население. Отребье, которое не имеет корня и земли, если так относятся к верованиям и преданиям , которые им дали предки. А ведь дали же!

Lazarus написал(а):

По поводу роханцев, нападающих на эльфов - не все роханцы воевали под хельмовой падью, иначе проблема сбора войск перед битвой не стояла бы вообще.


А где же они в это время были? если все мужчины, способные держать оружие - дрались на стенах, а "всадники", которые были ушли ранее- с рассветом атаковали во фланг войско Урук-хаев? прочтите еще раз вторую часть- там же сказано- все население Рохана, все Эорлинги были на Хельмовой пади. или , к тому моменту- уже погибли в стычках с орками.
А сборы- тоже сопровождаются обменом информации, и даже если есть там "левые" по им бы доходчиво донесли , про битву у Хельмовой пади" вечером ,у костра.А что им еще делать, кроме как готовить оружие и "трепать языком?"

Отредактировано 5ХНМ (18.03.2016 12:13:50)

0

9

5ХНМ, Опять таки начну с конца.
Вторую часть помню и очень хорошо, но тогда почему, как только пришла просьба о помощи, они просто не пошли Хельмову Падь и не забрали якобы всех способных держать оружие? Они ведь сидели в Дунхаррне и собирали людей по окрестностям.
По поводу былин и преданий - ведь не значит что все в них безоговорочно верят. Возвращение короля вы сами сравнили с мессией - а многие ли поверили бы человеку, называющему себя Иисусом Христом? Скорее только легковнушаемые люди. Тем более что "Христа" им представил человек, который находился в немилости у Денетора - Гэндальф. А нелюбим у власти - значит нелюбим и у того, кто поддерживает эту власть, а я что то не слышал о недовольстве наместником в Гондоре.
По поводу подвигов - большинство приведенных примеров я вообще не понял, ведь Ахилесс гнался за собственной славой, Наполеон искренне считал что победит, да и Кутузов с Суворовым и остальными явно не собирались умирать. Только Леонид подходит под пример самопожертвования, но он знал ради чего это делает, и его люди знали ради чего умирают. А тут просто несколько влиятельных вельмож собрали солдат помирать за Средиземье - в глазах простого человека именно это и будет закланием под нож мясника. Если вы помните третью книгу, то должны и помнить о том, что не все участники похода добрались до врат Мордора - довольно крупная часть отступила назад. Те низы, которые я описываю это не бандитское отребье - это просто люди, которым есть что терять. Не все конечно, но главный герой - именно такой.

0

10

Lazarus, человек без веры- не способен на подвиг, ваша армия разлагается,и разбежится еще до "Черных ворот". А финал- нам известен. последнее что может потерять человек- это веру и надежду- это вело на подвиги тех, кого я перечислил.

0

11

5ХНМ, Да я особо то и не спорю. Просто мне захотелось описать тех, кто не дошел до врат. Ведь мы практически ничего о них не знаем из первоисточника. Там написано что то вроде - испугались и ушли на оборону города. Дошли ли они, обороняли ли они город, почему они испугались - нам это не показано и не рассказано. Конечно я понимаю, что автором подразумевалось что они дошли и обороняли. Но ведь никто не запрещает мне взглянуть на этих людей с другой стороны, рассказать о том, что с ними происходило в это время. В этом суть моего рассказа - в том что не все люди безоговорочно верят в идеальных правителей, в авантюрные идеи. И это не делает людей сволочами или отребьем - это просто делает их другими. Но другими не значит хуже.

0

12

Глава 5
Проснувшись наутро, и вспомнив произошедшее прошлой ночью, Тулиону захотелось заплакать. Ну зачем он согласился на эту авантюру? Что теперь с ним будет? Ведь то, что они вчера совершили, можно расценить как пособничество врагам Гондора, а за это отрубают голову. «Может они не узнают кто это был, - попытался успокоить себя ополченец, - не выдадут же меня заключенные? А больше никого там и не было».
Немного развеяв тревоги, Тулион взглянул на соседнюю кровать – Беора на ней уже не было. Наверное пошел во двор прогуляться. Действительно, выйдя во двор, первого кого он увидел, был его друг, сидевший на скамейке, погруженный в свои мрачные мысли. И Тулион даже знал, что это были за мысли. Он направился к своему сослуживцу, как вдруг во двор вошли молодцы в цветах гвардейцев Башни и направились прямо к ополченцу. Тулион замер на месте, его душа ушла в пятки, холодный пот выступил на лбу. Он понял, что пришли за ним. Беор, оглянувшись, заметил их, и подошел к своему другу.
- Все отрицай. – шепнул Беор.
- Беор и Тулион из Бельфаласа? – сурово спросил командир гвардейцев. – Меня зовут Бенетор, я десятник гвардии Белой Башни. Пройдемте со мной , с вами хочет поговорить член Совета Гондора Гирлаэн.
- А по какому вопросу? – поинтересовался Беор.
- Мне о том знать не положено, но зато в случае неповиновения я имею право прирезать вас на месте. – ответил офицер.
- В-видимо у нас нет выбора, - пришел в себя Тулион.
- Именно так, господа. Прошу за мной.
Гвардейцы окружили двух друзей, и вся процессия двинулась к Цитадели. «Интересно, зачем мы понадобились советнику? – размышлял Тулион, - Если они все знают, то почему просто нас не повели в Управление? Или они знают и хотят казнить нас прилюдно, в назидание остальным?». Последняя мысль особенно неприятна. Тулион дорожил репутацией честного человека и переживал что его отец не переживет такого позора. Ответ на остальные вопросы можно было получить, только поговорив советником.
Войдя во двор Цитадели, Тулион увидел отряд гвардейцев побольше, чем их. У них под охраной находились ночные знакомцы ополченцев.
- Всех собрали? – спросил десятник гвардейцев у ожидающего отряда. Те утвердительно кивнули. – Хорошо, пошли.
Две группы слились в одну, и теперь незадачливые освободители могли пообщаться между собой.
- Как вы? – шепотом спросил Эрлунг, - Вам объяснили что происходит? Надеюсь, вы ничего им не говорили?
- Конечно нет, - также шепотом возмутился Беор, - за кого ты нас принимаешь?
- Нам ничего не объяснили, но пригрозили смертью в случае неповиновения. – сообщил Тулион. – Как Теобрант?
- Завтра будет как новенький, рана неглубокая, только крови много вытекло. – ответил Эрлоир.
- Вы знаете кто такой Гирлаэн? – спросил Беор.
- Да, это знакомый нашего сотника, о котором я вчера говорил. Не последний человек в Совете. – сказал Эрлунг. – Но понятия не имею, что ему надо от нас.
Арестованные зашли в Цитадель и направились в Малый зал для переговоров. В этом зале, выдержанном в бело-черных цветах Гондора, с небольшим круглым столом на двадцать человек в центре, по традиции Наместник принимал правителей ленных государств. На стенах зала висели флаги всех зависимых от Гондора государств. Среди них Тулион нашел и родной ему стяг с белым кораблем в синем море. Сейчас в зале не было никого, кроме немолодого уже человека, немного напоминающего конунга Имраэля – от него также веяло духом древнего Нуменора. Горделивый взор, по-эльфийски идеальная осанка – никто бы и не подумал что перед ним не воин, а политик. Гирлаэн обратил внимание на вошедших и знаком попросил гвардейцев удалиться. Те, не сказав ни слова, вышли из зала и заперли за собой дверь.
- Присаживайтесь, - сделал приглашающий жест советник, - чувствуйте себя как дома.
Солдаты осторожно уселись за стол. Между ними витал страх неизвестного и обычное любопытство – что он им такое скажет.
- Итак, - начал Гирлаэн, - вам, наверное, интересно узнать, зачем я вас позвал? Видите ли, дело в том, что я знаю о вашей маленькой шалости. Убивать защитника Гондора в такой тяжелый для страны час, когда каждый солдат на счету – тягчайшее преступление.
- Вы ошибаетесь, советник, - возразил было Эрлунг, - вчера мы все лежали в своих постельках и спали, кроме Эрлоира и бедного Теобранта…
- Хватит, - повелительно махнул рукой Гирлаэн, - мне неинтересно слушать ваши сказочки. Я точно знаю, что именно вы вчера пробрались в Управление стражи Минас-Тирита и устроили там переполох. Отрицать это передо мной – глупо и опасно. Ведь именно я ваш шанс остаться в живых.
Солдаты молча слушали и пытались осознать услышанное. Выходило, что убивать их не собирались, но вот по какой причине столь высокопоставленное лицо собиралось их прикрыть, было непонятным.
- Сотник Тенгил много рассказывал о вас, Эрлунг. – продолжил советник, - В том числе и о вашей нелюбви к эльфам, и ваше осуждение приказов высшего командования. Рассказал он также и то, что очень многие разделяют вашу точку зрения, по крайней мере, в сотне. А теперь я вижу вас в компании бравых ополченцев из Бельфаласа. Зная ваш дар зарождать сомнения в других, значит, и они теперь тоже, как бы это сказать - недовольны. Что же – не будем долго ходить вокруг да около. Совет Гондора также не поддерживает решение нового короля, и разделяет ваши опасения насчет дальнейшего засилья эльфов. Нам, знатным людям Гондора, точно так же как и простым горожанам, не было представлено ни одного убедительного доказательства прав Арагорна на престол. Нас просто поставили перед фактом, а все лидеры союзных сил слепо верят ему и Митрандиру. Теперь этот безумный приказ – собрать за два дня всех боеспособных людей и повести на убой. Ради пары фэрианов, которые даже неизвестно точно живы ли еще вообще.
- К чему вы клоните? – глухо спросил Тулион, уже понимая, чего хочет от них Гирлаэн.
- На Совете был озвучен примерный состав тех, кто пойдет к Вратам Мордора, - не обратив внимание на вопрос ополченца, сообщил Гирлаэн, - Эомер поведет тысячу роханцев, король соберет около двух тысяч из южных леннов, конунг Имраэль должен выставить три с половиной тысячи, плюс небольшое количество дунаданов и элиты войска Дол-Амрота – итого около семи тысяч человек. На защиту Минас-Тирита будут оставлена городская стража, управлять городом будет Наместник Фарамир. Все остальные лидеры союзников уйдут в поход. Что немаловажно – из прибывших эльфов все останутся в городе до возвращения короля Эллесара, как они его называют.
- Так к чему же вы все-таки нам все это говорите? – не выдержал Эрлунг.
- Вы еще не поняли? Мне кажется ваши бельфалаские друзья уже все осознали. – усмехнулся советник, - Совет Гондора недоволен действиями нового короля. На тайном собрании Совета было решено захватить город, в отсутствие лидеров союзников, а также большей части боеспособной армии.
- Но какими силами? – спросил Тулион, - ведь ни городская стража, ни гвардейцы не подчинятся вам. Тем более с юга идут подкрепления, да и некоторая часть роханцев останется для обороны города.
- Подкрепления из Лоссарнаха ведет Ангборн – члены Совета уже связались с ним, и он согласился на нейтралитет. Его войска не будут ни помогать нам, ни препятствовать нашим замыслам. Также наши люди перехватили депешу тем, кто сейчас плывет по реке. Теперь в ней указано занять южные рубежи страны, для предотвращения обхода с фланга. Что касается эорлингов – они будут заняты в Анориене. Тамошние банды только и ждут, когда мы дадим слабину.
- Но ведь остается проблема городской стражи и гвардии – а это около двух тысяч.
- Вот тут, - довольно потер руки советник, - мне и нужна ваша помощь. Вы должны склонить как можно больше людей на сторону Совета. Семена недоверия к королю уже посеяны – вам надо лишь собрать урожай. Думаю, многие не захотят умирать просто так перед вратами Мордора.
- Но мы же не сможем остаться здесь, - возразил Эрнаур, - никто нам просто не позволит это сделать.
- Совершенно верно, мой друг, поэтому вы пойдете в поход! – советник явно был в восторге от излагаемого им плана, - Дорога до врат займет примерно семь дней пути. Вашей задачей будет выбрать удачный момент для небольшого бунта. Король не будет устраивать побоище в непосредственной близости от Врага, и поэтому отпустит вас восвояси. Если вам удастся переманить хотя бы полторы тысячи человек – задача будет выполнена.
- Но что если нам не удастся этого сделать? Что если мы сможем переманить только пятьсот человек или тысячу? А может вообще никто за нами не пойдет? – начал задавать вопросы Тулион.
- Мы встретимся вечером накануне выступления, и обсудим ваши успехи. Но я уверен, что вам удастся достигнуть цели.
- У нас есть время подумать? И что будет, если мы откажемся?
- Да ничего не будет. Вы просто пойдете в поход и умрете за нового короля. – пожал плечами Гирлаэн. – И ответ нужен прямо сейчас, ведь поход послезавтра.
В зале повисла напряженная тишина.

0

13

Глава 6
Из Цитадели воины вышли морально опустошенными. Задуманный Советом Гондора переворот выглядел лишь немногим менее авантюрным, чем поход к Черным Вратам. Изложенный советником Гирлаэном план оставлял много неприятных вопросов. Что если плывущая по реке армия узнает об обмане? Кто гарантирует безопасность отступающих по вражеской земле бунтарей? Хватит ли полутора тысяч для того, чтобы занять город? Поддержат ли их жители? Все эти вопросы оставались без ответа. Тулион поинтересовался у товарищей, что они думают об этом плане:
- Да что тут думать? Выбора у нас нет, так что придется плясать под дудку советника, - ответил Эрлунг, - но если хотите знать мое мнение, то у Совета Гондора больше прав на власть, чем у этого выскочки короля. Думаю, мне удастся убедить сотника в правильности наших действий, да и ребята в сотне меня послушают.
- А мне все это не нравится. – подал голос обычно молчаливый Хельм, - Король очень сильно помог нам при обороне Хельмовой Пади – без него мы бы не продержались до рассвета. И он не был похож на марионетку в руках эльфов – Арагорн вел себя как настоящий лидер и воин.
- Не будут же они подсовывать абы кого, - сказал Эрлунг, -наверняка они тренировали его у себя в лесах.
- Говоришь глупости, Эрлунг,  - возразил Хельм, - Арагорн хороший боец и люди идут за ним по своей воле!
- Какая теперь разница, кого мы поддерживаем, - пресек на корню зарождающийся конфликт Беор, - теперь мы все на крючке у советника. И нам придется его послушаться – у нас теперь действительно нет выбора.
- А может просто выдать его? – неуверенно спросил Тулион, - Расскажем все королю или конунгу, и пусть они сами разбираются с этой проблемой.
- А через неделю мы все умрем. – мрачно подытожил Эрлунг, - Нет, пока есть хотя бы призрачный шанс остаться в живых, глупо отбрасывать его просто так.
- Хоть я и не согласен с Эрлунгом по многим вопросам, я тоже не хочу умирать у врат Мордора. – согласился Хельм, - У меня семья в Альдбурге, без меня они пропадут.
На том и порешили. Договорившись встретиться вечером, чтобы обсудить перспективы бунта, новоявленные заговорщики отправились по своим казармам.
День сегодня выдался такой же погожий, как и вчера; восточный ветер разогнал неуверенные облака, и теперь ничего не мешало солнцу светить в полную силу. По улицам забегали гонцы союзных армий, разносящие поручения, и интенданты, пытающиеся выбить для своих людей самое лучшее снаряжение – войска готовились к походу.
Тулион и Беор успели прибыть в казарму до окончания обеда. Большинство скамеек уже пустовало, поэтому друзья без всякого труда смогли найти свободное место. Доедая слабосоленую картофельную похлебку, ополченцы заметили одиноко сидящего сотника. Видимо, вчерашний приказ совсем выбил его из колеи – неопрятная рубаха, взъерошенные волосы – все говорило о том, что Бериэль был в отчаянии. Тулион и Беор решили подсесть к нему.
- Плохо вам, сотник? – участливо спросил Беор у офицера.
- А что хорошего может быть в том, что через неделю я умру? – сухо спросил Бериэль,  - То, что мои внуки останутся одни с моей старухой? Они живут только на мое жалование. Вспомнит ли о них кто-нибудь, когда меня не станет?
- Но ты ведь и так шел на смерть. Немногие надеялись выстоять перед натиском орков позавчера. – ответил Тулион.
- Если бы я умер, конунг бы не дал моей семье пропасть, я точно знаю. А теперь умру я, умрет конунг и кто вообще вспомнит о семье старика Бериэля? – махнул рукой сотник. – Что вы вообще пришли сюда? Травите только душу. Пошли бы лучше, помолились бы напоследок.
Друзья переглянулись. Это был шанс, переманить на сторону бунтовщиков офицера было бы огромной удачей. Беор тяжело вздохнул:
- Командир, а если бы была бы возможность остаться в живых, да еще и получить что-нибудь сверху в придачу, ты бы согласился?
- На что это ты намекаешь? – недоверчиво посмотрел на него Бериэль, - Уж не предлагаешь ли ты дезертировать? Я никогда не опущусь до подобного!
- Нет, нет, нет, командир, что вы. Просто есть вариант не штурмовать Мордор. Видите ли, есть люди, которые, так же как и вы, не согласны с решением командования. Вам это интересно, сотник?
Бериэль задумался. Он примерно понимал, что собрался предложить ему его подчиненный, но ведь такие действия можно было расценить как предательство, а предателем сотник быть не хотел. С другой стороны это была возможность если не выжить, то, по крайней мере, обеспечить свою семью навсегда.
Тулион увидел смятение на лице своего командира, и понимал, над чем тот задумался. Его самого обуревали подобные чувства. Если все получится, то он станет одним из освободителей от тирании узурпатора, а если не получится – то будет заклеймен вечным несмываемым позором предателя. И разрешить эту дилемму Тулиону не удавалось. Поэтому пока он просто плыл по течению, решив посмотреть, куда оно его приведет.
- Допустим… - прервал затянувшееся молчание сотник, - Допустим, я соглашусь помочь этим… людям. В чем будет заключаться эта самая помощь, и что я за нее получу?
- Вы получите все, что попросите, - уверил его Беор, - никто не останется обделенным. Помощь же заключается в удержании контроля над городом в течение некоторого времени.
- Я надеюсь, не будет ненужной крови? – уточнил Бериэль, - Я не стану поднимать меч против собственно народа.
- Что вы, конечно нет! Никто этого делать не собирается. – ответил Беор, - Мы не орки, чтобы резать своих. Просто подержим взаперти стражу, убедимся, что с Востока никто не вернется, и отпустим, выбора у них уже никакого не будет.
- Хорошо, - после недолгого раздумья согласился сотник, - я согласен. Но мне нужны гарантии, что о моей семье позаботятся. Также, думаю, вам не стоит ходить по расположению ополчения и агитировать бунтовать против короля. Не поймут. Тем более после мутной ночной истории с Управлением  городской стражи. Все подозревают вас, многие видели, как вы в окно лезли ночью. Я сам займусь этим. Командир ополчения Лоссарнаха – мой давний друг, думаю, он меня послушает.… А из наших могу только за свою сотню отвечать. Люди верны конунгу, и не станут его предавать. Теперь идите, и готовьтесь к походу.
- Спасибо, сотник, - поблагодарили ополченцы своего командира, и удалились  в казарму.
У Тулиона отлегло от души – уговаривая Бериэля предать короля и конунга, он чувствовал себя последней свиньей, пусть и не ему пришлось говорить. Теперь можно было уделить все свое время приготовлению к походу, и отвлечься от тяжелых мыслей. Благо дел было полно – надо было отнести мечи и кинжал кузнецу, они зазубрились во время битвы, решить некоторые личные дела в городе.
Вечером Тулион и Беор встретились с Эрлунгом – остальные заговорщики еще разбирались со своими проблемами, поэтому не смогли прийти. Эрлунг поведал, что сотник полностью поддержал Совет и сумел договориться с командирами всех подразделений Рохана, собирающимися в поход – невероятная удача, несмотря на то, что многие эорлинги полюбили нового короля во время битвы за Хельмову Падь. Беор, в свою очередь, расскзал что из войск конунга удалось привлечь только их сотню, зато почти все войска Лоссарнаха решились их поддержать. Это и неудивительно – армия Лоссарнаха в большинстве своем состояла из земледельцев, и они не хотели оставлять свои пашни на произвол судьбы. В сумме выходило около двух с небольшим тысяч человек – невиданная удача! Теперь заговорщики численно превосходили гарнизон Минас-Тирита.
Ободренные такими новостями, Тулион и Беор вернулись в казарму, и легли спать спокойно, твердо уверенные в успехе затеи Совета Гондора.

0

14

Глава 7
Следующий день в Минас-Тирите прошел в хлопотах и заботах – на завтрашнее утро был назначен общий сбор на полях Пеленнора, а значит, сегодня нужно было завершить все свои дела. Заговорщики практически не вспоминали о событиях последних двух дней, полностью погрузившись в решение насущных проблем. Лишь ближе к вечеру друзья собрались в таверне «Белая Стрела» - пришел и поправившийся Теобрант, которого утром выписали из дома целителей.
- Поздравляю с исцелением! – поприветствовал его запоздавший Беор, - Вижу, что пребывание у целителей пошло тебе на пользу, аж посвежел весь.
- Спасибо, старина, - ответил Теобрант, - но я так вижу вас нельзя оставить без присмотра – сразу вляпаетесь в какую-нибудь историю.  Вот чего ради вы согласились на эту авантюру? Выдали бы змею, да и дело с концом!
- Тише, брат, - шикнул на него Эрлоир, - мы уже обсуждали это, у нас нет другого пути.
- Да знаю я, знаю, - отмахнулся Теобрант, - но все равно я не в восторге от этой идеи. Не доверяю я этому вашему Гирлаэну.
- Ты никому не доверяешь, дружище, - перебил его Эрлунг, - тем более что ставки сделаны. Назад пути уже нет. Слышали, около часа назад Ангборн остановился в нескольких милях от города? Ждет дальнейших распоряжений. Скорее всего, его отправят к Анориену, помогать нашим с орками воевать. Так что советник не врет – город будет практически пуст.
В этот момент в трактир вошло четверо гвардейцев Башни. Недоуменные взоры немногочисленных посетителей забегаловки сразу же обратились к ним. Не обратив на это никакого внимания, десятник гвардейцев двинулся прямо к беседующим друзьям.
- Господа, советник Гирлаэн требует Эрлунга и Тулиона к себе, - непререкаемым тоном сказал офицер, - все остальные могут быть свободны.
Тулион и Эрлунг послушно побрели за гвардейцами. Город уже почти опустел – с утра нужно было рано вставать,  и никто не хотел идти в поход уставшим. Так что только пение маленьких серебристых птичек, слышанное Тулионом ранее в казарме, и шаги кованных сапогов гвардейцев нарушали тишину Белого города.
В Цитадели их отвели во все тот же Малый зал для переговоров, где их уже ждал советник Гирлаэн. Быстро покончив с обменом вежливостей, советник приступил к делу:
- Ну что, господа, какие новости?
- Нас согласны поддержать все роханцы и почти все ополченцы Лоссарнаха, - сообщил Эрлунг, - также сотня Тулиона из Бельфаласа согласилась нам помочь. Всего две тысячи двести человек.
- Превосходно! – воскликнул Гирлаэн. – Это больше того, на что мы рассчитывали! Прекрасно. Тогда давайте обговорим дальнейший план действий. В походе на вас, скорее всего, будут совершать налеты и орки и назгулы. Ваша задача – по минимуму участвовать в боевых действиях, нам важен каждый человек. Вам нужно будет найти момент, когда люди потеряют веру в короля. Думаю, это будет несложно, учитывая, что Враг будет оказывать на войско моральное давление. Вам нужно будет поднять людей, заставить их показать свой страх. Арагорн не будет устраивать резню в опасной близости от Мордора, и просто отпустит вас. Даю вам шесть дней для похода в ту сторону и шесть – в обратную. На исходе двенадцатого дня вы должны подойти к городу. Большинство гвардейцев и стражников будет мирно спать в своих казармах – их надо будет окружить и отрезать от арсенала. Тех, кто будет патрулировать улицы, нужно будет уговорить сдаться, сделать это будет несложно из за численного превосходства. Самая большая проблема – это эльфы. К сожалению, мы никак их не контролируем, и неспособны убедить сдать оружие в арсенал – так что что они будут делать, будут ли они при оружии – неизвестно. Поэтому надо будет окружить весь квартал целиком и действовать по обстоятельствам. Надеюсь, до кровопролития не дойдет. После разоружения стражи их можно оставить под домашним арестом. Через некоторое время, когда Ангборн убедится, что Арагорн проиграл, он войдет в город, и мы выберем нового Наместника. Есть вопросы?
- Да, - сказал Тулион, - а что будет с Наместником Фарамиром?
- Мы продержим его в доме целителей до конца операции. Потом ему будет предложено занять место отца. Скорее всего, он откажется – тогда мы вышлем его в Рохан или поставим командовать гарнизоном на отдаленных границах страны.
- А что если король вернется со свитой? И что будет, если он победит?
- Если король вернется со свитой, то мы предоставим им выбор – либо подчиниться, либо… - советник неопределённо взмахнул рукой, - Либо же я не смогу гарантировать их безопасность в городе, после того как они увели на убой пять тысяч человек. Ну, а если король победит – то думаю, он простит нам нашу маленькую шалость. Но такой исход весьма маловероятен. Если вопросов больше нет, то не смею вас больше задерживать.
Поняв намек, Тулион и Эрлунг молча удалились из зала. По пути в казармы они решили обсудить услышанное:
- Как думаешь, получится? – поинтересовался Тулион у роханца.
- Думаю, что затея вполне себе осуществима. – ответил Эрлунг, - Если все будет так гладко, как он сказал и стражники не поднимут тревогу, то я не вижу никаких проблем.
- А как же эльфы? Даже всего полсотни их способны нанести ощутимый урон нашему войску.
- Эльфы не станут умирать из за людских проблем, им это не нужно. – отмахнулся Эрлунг, - Все равно они покидают Средиземье, так что у них нет причин проливать здесь кровь.
- Но ведь ты сам говорил, что эльфы хотят управлять людьми с помощью нового короля. Разве они не станут за него бороться? – поинтересовался Тулион.
- Эльфы бессмертны, друг мой, они считают время веками – так что подождать еще сотню, тысячу лет до новой возможности не составит для них труда.
- Все равно мне кажется это маловероятным. Это так мелочно для Прекрасного Народа…
- А как же Битва Пяти воинств? Разве не богатства привели войско Трандуила к Одинокой горе? Да и невеста нового короля, говорят, эльфийка – неслыханное дело! Часто ли представители дивного народа отказываются от своего бессмертия? То-то же! – назидательно поднял палец Эрлунг.
Но даже такие, казалось бы, неоспоримые аргументы не смогли убедить Тулиона в коварстве и подлости эльфов. У него в голове не укладывалось что такие прекрасные, непостижимые существа были способны на такие низкие, недостойные  поступки. Захватывать, порабощать – все это было свойственно Врагу, но никак не участникам Последнего Союза.
Вскорости Тулион распрощался с Эрлунгом и направился к своей казарме. Теперь Минас-Тирит был совсем пуст – город спал. Только немногочисленные патрули встречал на своем пути ополченец, но после проверки документов, те также скрывались в темноте белокаменных улочек. Добравшись, наконец, до своей кровати, Тулион обессиленно на нее упал – после столь напряженного, полного переживаний и хлопот дня, ополченец чувствовал себя как выжатая губка. Думать ни о чем не хотелось – нужно было выспаться, поэтому ополченец скинул сапоги и заснул сном младенца.

0

15

Глава 8
К назначенному часу союзное войско было построено на Пеленнорских полях. Офицеры проводили перекличку, солдаты последний раз проверяли снаряжение, знаменосцы поднимали флаги. Погода не менялась уже третий день: не по-весеннему жаркое солнце, восточный ветер – все, как и наутро после битвы. На стенах Минас-Тирита столпились провожающие: еще неокрепший фэрианин со странным именем Мерри, матери и жены, уходящих на войну солдат, городские стражники, оставшиеся охранять город. Только детей не было видно – многие из них еще не вернулись из эвакуации.
Заиграли трубы, послышались окрики командиров – войско вышло в последний поход. Солдаты отправились в путь с тяжелым сердцем: они понимали, что вернуться живым ни у кого не получится. Даже лидеры войска ехали на лошадях поникшие и задумчивые.
Путь армии пролегал через Осгилиат. Как и предсказывал Эрлунг, король отдал приказ занять его. Теперь тут трудились рабочие: налаживали мосты, отстраивали дома. Это вселило в Тулиона некоторую надежду на успех похода. Стал бы Арагорн восстанавливать страну, если бы не верил в свою затею?
Вообще, в походе Тулиона начали одолевать сомнения: правильную ли сторону он выбрал в грядущем мятеже? Даже если у Арагорна и не было прав на престол – от него исходила такая мощь и уверенность в собственных силах, которые ополченец никогда не видел в Денеторе. Для Гондора будет только лучше, если вести его войско к победе будет такой человек. Советник же не внушал никакого доверия. Вполне очевидно было, что он сам рассчитывал занять место Наместника. И что тогда будет с Фарамиром? И с другими людьми, поддерживающими короля? Тулиону даже думать не хотелось, как далеко Гирлаэн может пойти ради своих амбиций.
Впервые еще неокрепшая вера ополченца в нового короля поколебалась на пятый день пути. Войско шло по лесистой местности, шло, не скрываясь: король специально дразнил Врага, заявляя о своих правах на эти земли. Солдаты услышали душераздирающий крик, страх пробрал людей до самых косточек: в небе появились назгулы на своих крылатых конях. Воины стали бросать оружие на землю, некоторые, зажав голову руками, падали на землю. Тулион почувствовал тянущую боль в висках. В голове появился голос, до боли напоминающий голос самого Тулиона: «Король не спасет нас. Он ведет нас на убой. Мы все умрем, спасения нет». Бросив беглый взгляд на Арагорна, он увидел, что тот тоже пригнулся к лошади, будто придавленный огромной ношей: от былой мощи и уверенности не осталось и следа. Вдруг боль прошла, голос исчез. Тулион увидел, как из руки Митрандира в небо вырвался сноп искр, и назгулы испугались его!
- Ничего не бойтесь, солдаты! Недолго Врагу осталось смущать сердца людей: уже скоро он падет, а мы вернемся домой, строить прекрасный мир без ненависти и вражды! – приободрил людей Арагорн. Теперь он выглядел так, будто и не испытывал никакого страха. Но Тулиону запомнился сгорбленный силуэт, отчаянно прижимающийся к своей лошади.
Вечером, когда пришла пора устраиваться на ночлег, к Тулиону подошел Беор. До этого возможности переговорить не было, так как шли быстро, и вечером сил на разговоры уже не оставались.
- Ну что, дружище – завтра нужно будет разворачиваться. – сказал Беор, - Послезавтра войско подойдет к Вратам. Ты готов?
- Не знаю, Беор, - ответил Тулион, - может зря мы все это затеяли? Арагорн кажется мне все-таки куда более достойной кандидатурой, чем любой из тех, кого предложит советник.
- Достойный? Ты же видел, как он вчера струхнул перед назгулами – чуть с лошади не упал. Без колдуна он – ничто. Да и о какой кандидатуре может идти речь, если послезавтра он погибнет? Не выдумывай, братец Тулион, иного пути нет, если хочешь увидеть своего старика.
- Наверное, ты прав, - не стал спорить ополченец, - но чувствую я себя все равно премерзко. Ведь мы подводим не только короля – мы подводим нашего конунга. Хоть в его то правах на Бельфалас ты не сомневаешься?
- Конунг выбрал свой путь – путь смерти и забвения, - жестко отрезал Беор, - у него был шанс все взять в свои руки и он им не воспользовался. Не хочешь ли и ты последовать за ним?
- Нет, конечно, нет, - примиряюще вскинул руки Тулион, - не знаешь, как остальные настроены?
- Да как тут пообщаешься, если мы с тобой-то смогли переговорить только сейчас? Но, думаю, после атаки назгулов сомневающихся не осталось.
- Отбоооой! – закричали командиры, - Завтра последний переход: всем выспаться!
Следующий день начался, как и все предыдущие, только ветер переменился с восточного на западный. К полудню войско пересекло границу Гондора. Местность вокруг переменилась так внезапно, что поначалу этого даже никто не заметил: лес стал мертвым и безжизненным, солнце будто немного померкло, серая мгла опустилась на землю. Люди ощутили холод и тоску. Только присутствие Митрандира могло развеять дурные мысли. Маг подбадривал солдат теплыми речами, но как только он уходил, страх вновь наполнял души ополченцев.
Послышалось треньканье тетивы, несколько человек упало, зажимая раны. Из леса, неистово крича, выбежали орки. Люди не успели выстроится в защитное построение, как завязался беспорядочный бой.
Прямо на Тулиона выбежал самый большой и вонючий орк, вооруженный огромным молотом – видимо, вожак банды. Ополченец сделал выпад мечом, но противник отмахнулся от него, словно от назойливой мухи и клинок полетел в кусты. Орк начал наносить мощные удары по щиту Тулиона. Солдат упал на землю, потеряв волю к сражению, лишь подставляя щит под удары. Неужели это конец? Неужели он останется здесь, прибитый к земле молотом этого зверя? Нет, он определенно не хотел умирать здесь! И зачем он только оставил свою ферму в Бельфаласе?
Тем временем, орк проломил щит своим молотом, и замахнулся, чтобы нанести последний удар. Внезапно, словно из-под земли, перед ним выросла невысокая русоволосая фигура Беора. Ополченец воспользовался беспомощным положением орка, и вонзил меч в его грудь по самую рукоять. Руки орка безвольно разжали молот, и тот упал с глухим стуком на землю. Беор вынул меч и добил поверженного противника, отрубив ему голову. Тулион поднялся, схватил меч, но орки, увидев смерть своего вожака, трусливо завизжали и отступили. Подоспела конница эорлингов: далеко отступить оркам не удалось.
- Это было подстроено, - сказал Арагорн, - чтобы внушить нам ложную уверенность в слабости противника, а не чтобы остановить…
Эти слова будто бы отрезвили Тулиона. Последние сомнения в необходимости переворота. Подумать только, он только что не погиб из-за глупых игр между главарями противоборствующих  сторон!
- Дальше мы не пойдем за тобой! – смело выкрикнул он в лицо королю, - Хватит с нас бессмысленных смертей!
- Простите? – непонимающе посмотрел на него Арагорн.
Услышав перепалку, к месту событий подоспел Эрлунг с товарищами. Вокруг заговорщиков начала собираться толпа.
- Да, - поддержал Эрлунг ополченца, - мы дальше не пойдем. Сегодня мы потеряли нескольких храбрых и достойных людей. К чему были эти жертвы?
Король удивленно оглядывал толпу недовольных, собирающихся вокруг него. Он явно не ожидал, что подобные проблемы могут возникнуть в такой близости от стана Врага.
- Вы не видите смысла? А разве попытка положить конец этой войне не есть цель этого похода? Мои друзья сейчас находятся там, в долине Горгорот, и пятьдесят тысяч орков перекрывают им путь! Только два отважных фэрианина могут победить Врага, и я сделаю все ради даже малейшего шанса на успех их миссии! – воскликнул Арагорн.
Слова короля оказали отрезвляющее воздействие на многих недовольных. Тулион заметил, что пыл  у людей значительно поубавился.
- Впрочем, возвращайтесь, - махнул рукой Арагорн, - Но если хотите избежать полного позора, вот вам задание. Идите отсюда на юго-запад, к Кайр-Андросу, и удерживайте его, чтобы прикрыть земли Гондора и Рохана.
Сказав это, король удалился, оставив мятежников одних. Эрлунг начал ораторствовать:
- Люди! Братья по оружию! Неужели эти речи вдохновили вас погибнуть? Вернемся лучше назад, в Гондор, в Рохан, к своим семьям, в мирную жизнь.
- Мы останемся, Эрлунг, - внезапно сказал Хельм, - мы не станем дезертировать. Но и тебе мешать не будем.
Эрлунг застыл в замешательстве: он не ожидал такого от близкого друга. Тулион решил поддержать роханца:
- А мы пойдем. Я не желаю умирать вместе с фанатиками.
- Правильно, правильно! – закричали некоторые из толпы.
После длительных обсуждений и перепалок группа заговорщиков разделилась надвое: чуть большая часть во главе с Хельмом, Фарлангом и Эрнауром решила продолжить путь к Мордору, меньшая часть во главе с Тулионом, Беором, Эрлунгом, Теобрантом и Эрлоиром собрались уходить в Минас-Тирит. Теперь пути назад у Тулиона не было: он встал на сторону Совета.

0

16

Глава 9
Несмотря на то, что возвращающихся солдат не беспокоили ни набеги орков, ни налеты назгулов, путь до Минас-Тирита проходил еще более безрадостно, чем путь от него. Люди были подавлены произошедшим, и даже скорое возвращение домой не могло приподнять им настроение. Зато теперь друзья могли обсудить свои дальнейшие действия.
- После переклички оказалось, что с нами пошла всего тысяча человек, - сказал Беор, - хватит ли этого для занятия города?
- Если действовать быстро и решительно, то хватит, - ответил Эрлунг, - оцепим казармы стражников, а квартал эльфов спалим, чтобы не возиться.
- Спалим? Но мы же хотели обойтись без крови! – воскликнул Тулион, - Как же люди будут верить нам, если мы начнем жечь город?
- А у тебя есть другие предложения? Лучше мы обойдемся малой кровью, чем будем устраивать побоища на улицах Минас-Тирита.
- Нужно придумать другой способ! Нам идти еще четыре дня, неужто мы не найдем лучшего варианта?
- Хорошо, мы подумаем над этим, - успокоил Тулиона Теобрант, - мне самому не хочется проливать кровь вислоухих. Но больше меня беспокоит советник. Не объявит ли он нас изменниками, действующими без его ведома, если король победит? Да и даже если все выгорит, не устранит ли он нас как ненужных свидетелей?
- Ничего, за ним мы последим, как следует. - мрачно ответил Беор, - Этот ваш Гирлаэн мне с самого начала не понравился. Так что будь спокоен – я запишусь в его гвардию, если понадобится, и уж тогда-то он точно никуда не денется.
Дальнейшие разговоры свелись к обсуждению точного плана действий в городе: кто куда пойдет, кто и что будет возглавлять. Так как советник общался только с ними, то и повести людей заговорщики решили сами – сотники не стали им мешать. Так вышло, что Эрлунг брал на себя общее руководство операцией, Тулион должен был возглавить родную сотню и еще сотню роханцев, Беор брал себе пару сотен из Лоссарнаха, братья же делили между собой всех оставшихся воинов.
Новые обязанности, связанные с командованием людьми, не очень обрадовали Тулиона: приказывать он не любил, да и вникать в проблемы других он не очень хотел. Поэтому он поручил все свои дела Бериеэлю, оставив за собой лишь координацию людей в бою. Это позволило новоявленному командиру полностью сосредоточиться на своих мыслях и прислушаться к своим ощущениям насчет совершенного поступка. Раньше, до мятежа, он воспринимал его как печальную необходимость, чтобы остаться в живых. В какой-то момент он даже хотел отказаться от этой затеи, и дойти до Мордора, дабы не прослыть предателем. Теперь же, после схватки с орком, Тулион не считал свой поступок предательством. Все, последовавшие за королем, казались ему безумными фанатиками, заразившимися бредовыми идеями своего мессии.
Дорога до Минас-Тирита прошла без происшествий. В полдень двенадцатого дня с начала похода, войско мятежников пересекло Осгилиат. Тулион отметил, что с прошлого раза рабочие проделали большую работу: мосты были налажены, несколько улочек почти полностью отреставрированы. Правда сейчас, по неизвестной причине, город пустовал, что несколько смутило участников похода. Впрочем, подобная мелочь не заставила отказаться от своих планов и войско продолжило путь к Минас-Тириту, и к вечеру достигло небольшого леса, после которого начинались Пеленорские поля. Эрлунг скомандовал привал, и собрал заговорщиков.
- Ну вот мы и дошли. – сказал Эрлунг, - Все знают что им делать? Хорошо. Подождем до темноты и выступим. Пойдем скрытно, ворота должны быть открыты. Ни к чему поднимать лишний шум.
На том и порешили. Дождавшись темноты, военачальники в последний раз скомандовали подъем. Тулион занял свое место во главе колонны подчиненных ему людей. Войско выдвинулось на штурм Минас-Тирита.
На выходе из леса мятежников ожидал сюрприз: взору Тулиона открылись ряды вооруженных солдат, выстроенных в боевом порядке прямо перед ними. На флангах у пеших войск стояла конница Рохана, с готовыми к стрельбе луками. Армия бунтовщиков удивленно застыла: незваные гости превышали их числом не меньше, чем в пять раз. От неизвестного войска отделилась группа всадников, направившихся к мятежникам. Тулион узнал в одном из них Ангборна. Приблизившись к повстанцам, он заговорил:
- Именем короля Эллесара, остановитесь! Сдавайте оружие, вы проиграли! Совет Гондора арестован в полном составе, Враг побежден, война окончена!
Удивленный вздох испустила армия мятежников. Тулион ошеломленно посмотрел на Ангборна: такого просто не могло быть! То, что он сказал, невозможно! Шесть тысяч человек одолели все воинство Врага? Бред! Ангборн просто решил сам захватить власть!
Видимо Эрлунг был того же мнения:
- Не слушайте этого человека, он все врет! Ангборн предательски напал на достопочтенных членов Совета и захватил власть в городе!
- Все, кто поднимет оружие против войск короля, будут признаны предателями. Выдайте зачинщиков бунта, все остальные будут распущены по домам.
- Это наглая ложь! Не слушайте! В атаку, в атакуууу! – остервенело закричал Эрлунг, выхватывая меч из ножен.
Его крик подхватили немногие. Тулион увидел, как несколько человек побросали оружие и побежали в сторону леса. Но было поздно: тренькнула тетива, и смертоносные жала нашли свои жертвы. Ангборн взмахнул рукой, и его войска двинулись на мятежников, попутно обсыпая их стрелами. Мятежники падали, пронзенные стрелами, как колосья на ветру. Одна из стрел нашла и Тулиона: она вонзилась ему в грудь. Удивленно посмотрев на нее, на кровь, бившую из его груди, ополченец грузно осел на колени. Перед глазами у него возникло видение: он стоял на коленях в поле, на своей ферме в окрестностях Дол-Амрота. Кровь оросила свежевспаханную землю, но это не волновало Тулиона – он смотрел лишь на сгорбленную фигуру старика, идущего за плугом в противоположную сторону от ополченца.
- Отец! – позвал его Тулион.
Старик обернулся.
- Отец… Я не хотел… Я не хотел предать.… Не хотел, чтоб так вышло… - прошептал Тулион.
Но старик лишь скользнул по нему взглядом, и отвернулся, продолжив свое движение за плугом.
- Отец! – из последних сил крикнул Тулион, но видение уже исчезло – вокруг снова была резня, всадники Рохана добивали своих бывших соратников, предавших своего ярла. На глаза Тулиона навернулись слезы, последние силы оставили его, и бывший ополченец Бельфаласа упал на землю, в последний миг осознав всю тяжесть своего предательства.

0

17

Понимаю, что автор скорее всего не прочитает этого отзыва (давненько не заглядывал, если верить профилю), но тем не менее поделюсь впечатлениями от прочитанного. Ведь в этом и заключается уникальность творчества - оно способно жить само по себе, собственной, вполне самостоятельной жизнью, не правда ли? :)

Понравилась идея:

- Короли Гондора потеряли престол больше тысячи лет назад. Да и права наследования – мы знаем о них лишь со слов самого Арагорна, да его эльфийских дружков. Да, вчера он исцелил многих, но возможно это всего лишь фокусы эльфов, чтобы поставить своего ставленника на трон самого могучего из королевств людей?


Во первых тем, что повествование не противоречит первоисточнику, более того - умело "вплетено" в сюжет. А во вторых, неплохо переданна (или сохранена) атмосфера трилогии.
Автор, хотел показать события глазами (и чувствами) простых солдат, и как мне кажется, это ему вполне удалось. Есть, конечно, пара вопросов по произведению в целом, но учитывая вышеупомянутое обстоятельство - задать их некому ;)

P.S.

Насколько неблагодарным нужно быть  человеком, Который обвиняет эльфа в меркантильности, учитывая то, что многие из лесного народа погибли  при защите Хельмовой пади?

При защите Хельмовой пади не одного эльфа не пострадало  :yep: Отряд лучников, это голливудские фантазии ПиДжея, однако этот образ настолько прочно укоренился в сознании, что даже я засомневался сначала  :huh:

0

18

Интересно, хотя в диалогах чувствуется налет нереалистичности (я не говорю что в моих рассказах подобного нет, но тем не менее).

Отредактировано Сергей-_- (11.07.2017 08:41:46)

0

19

Прохожий, Спасибо за ваш отзыв! Не заходил давно, служил потому что) Про то что эльфов не было в Пади, я просто забыл, хотя на момент написания обложился томиками Властелина

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Фанфики » Последний бой в Минас-Тирите (властелин колец)