Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пустыня

Сообщений 1 страница 30 из 57

1

Название темы: Пустыня
Ограничение по возрасту: 16+
Стадия: в процессе написания
Аннотация: Спустя шестьдесят лет относительного мира, война вновь вернулась на континент. Распри разделяет крупное южное королевство на двое, вспыхивают восстания в могучей восточной империи, а два непримиримых соседа стягивают войска к своим границам. И пока остальной мир только вступает на стезю кровопролития, пустыня уже пожинает первые плоды войны. Эпоха битв, предательств и мести началась...

Глава1.1

Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками, протянувшийся практически от стены к стене через весь зал, оставлял лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина. Если бы не его гость, капитан Юзес Фрэмстерн уже наверняка бы устроился там с очередной книгой по военному делу, коих у него водилось превеликое множество. Можно было даже сказать, что это единственный раздел в его библиотеке, не считая нескольких старых атласов с картами да старинных книг его отца по основам знахарства, которые он, надо признать, все же счел полезными и не сжег вместе с прочей бесполезной ерундой наводнявшей совсем недавно книжные полки его родового замка.
Однако сегодня приступить к чтению возможность, очевидно, не представится. Ковыряя вилкой  не особо вкусный кусок тушеной говядины, он поднял глаза на своего сотрапезника.
Джонас Фрэмстерн сидел как на иголках. Пальцы его левой руки непрерывно отбивали какой-то солдатский марш по испещренной царапинами поверхности стола, вторая его рука, ерошила, и без того всклоченные, как от сильного ветра, короткие жгуче-черные волосы. Цвет волос да еще надменно вздернутый и слегка раздутый нос, вот все что унаследовал от своего отца его младший сын. Всем прочим он пошел не пойми в кого. Особенно Юзесу не нравился его вздорный характер. Он проявлялся во всем, что его не просил делать отец. Семья Фрэмстернов  славилась своей безукоризненной военной выучкой вот уже четыре столетия. Все члены их рода по мужской линии, всегда непревзойденно владели различными видами оружия, обладали тактическим складом ума, но самое главное дисциплинированностью. Конечно, Юзес не считал и себя самого достаточно дисциплинированным, но по сравнению со своим младшим братом мог считаться чуть ли не эталоном.
В четырнадцать лет, после завершения основного школьного курса, Джонаса, как прежде и его самого, отправили в военный институт. Обучение должно было проходить в течение пяти лет, после чего курсант выпускался в звании не ниже унтер-лейтенанта.  В семье Фрэмстерн в звании капитана и выше все выпускались вот уже сто пятьдесят шесть лет, но Джонас в одно мгновение прервал эту славную традиции.  Он вообще не смог закончить обучение. На третьем году учебы его отчислили из военного института за постоянные прогулы и неуспеваемость. Плюс ко всему, его неоднократно подлавливали за любовными утехами, причем не только с кокотками или же прислугой, но что самое позорное с замужними дамами, мужья которых иногда занимали положение в обществе намного более высокое, чем их небогатый род. Слава Великим Держателям, большой огласки удалось избежать благодаря брату его отца Жерому, командующего ротой личной стражи ее величества.   
После неудавшейся военной карьеры, отец решил отправить его в одно из своих удаленных поместий управляющим. Однако, и здесь его ожидал провал. Не прошло и двух лет, а компаньон, поехавший вместе  с ним, чтобы помочь Джонасу вникнуть во все аспекты управления хозяйством, уже присылает письмо, о том, что поместье полностью разорено.  Как оказалось, все это время Джонас почти не появлялся в усадьбе, а кутил в городах неподалеку, тратя пересланные отцом деньги, предназначенные для хозяйских нужд, на выпивку и женщин.
Для отца это стало последней каплей. Перестав финансировать его глупости, он отправил Джонаса к брату своей второй жены Айглу Боубрекену, крупному чиновнику в столице. Кто же мог знать, что эта твоя идея, окажется самой плачевной из всех.
Тяжело вздохнув, Юзес отпил из своего бокала немного вина и поморщился. Все-таки пиво с этой дрянью и не сравнить.
- Червячный замок, Великие тебя побери, дальше отправить меня уже просто некуда – усмехнулся Джонас, откинувшись на спинку стула.
«Не будь ты моим братом, я бы отдал тебя палачам» – подумал Юзес, а вслух сказал:
- Это ненадолго. Год, может два, пока все не уляжется. Казнь дяди состоится через два дня, к тому времени тебя здесь быть уже не должно. Кто знает, что королю придет в голову после его смерти. Властитель всегда вправе изменить свое решение. 
- Этот властитель имеет слишком много прав, - треснул кулаком по столу Джонас. – Треклятый угнетатель. Вместе со всем своим прогнившим двором. Если бы не дядя, мы бы его…
- Если бы не дядя, ты бы вскоре болтался на виселице рядом с Боубрекеном, - перебил его Юзес. – Будь к нему поуважительней, он поступился своей честью и славным именем, чтобы вызволить тебя. Запомни, если ты решишь вновь опорочить его, я лично отвезу тебя к палачам, не смотря на то, что ты моя родная кровь. Правда, всего лишь наполовину.
- Наполовину,- язвительно повторил Джонас. – Наверное, ты еще хочешь добавить, что мне досталась не самая лучшая, эта половина, ведь так?
Именно так.
- Я хочу добавить, чтобы впредь ты следил за своим поведением. Ты истратил свой запас ошибок. Я не наш отец и не дядя, и мне опротивело, что ты порочишь великое наследие нашей семьи. Наше имя и так благодаря тебе почти смешали с грязью.
- Великое Наследие. Великое Имя. Многовато величия что-то для такой нищенской семьи вроде нашей, - усмехнулся Джонас. – Отец даже не мог нам найти невест. Ни один лорд не захотел отдать за нас с тобой своих распрекрасных дочек. Великие, даже у сына Червячного лорда есть родовитая жена, а что у нас? Тебе скоро стукнет сорок, а ты даже не был ни разу помолвлен. А ведь в отличие от меня, ты лорд, да плюс к тому владелец замка и нескольких поместий. Но, очевидно, никому не нужна грязь, навоз и ржавая крепость.
- Я уже помолвлен, к твоему сведению.
- Вот как, и кто же  этот отчаявшийся бедолага? - хохотнул Джонас. – Какой-нибудь разорившейся лордик, который видит в тебе последний шанс остаться на плаву. Наверное, такой же неудачник, как твой адъютант.
- В отличие от тебя, лейтенанту Велфорту хватило сил закончить военную академию и уж тем более ему хватило ума не пытаться плести заговор против нашего короля, - Юзес так сильно сжал бокал с вином, что его ножка треснула и, вино разлилось на стол, небольшой кровавой лужицей. Выругавшись, капитан достал носовой платок и перевязал им кровоточащую руку.
- Король прогнил, как и все это королевство, брат. Дядя Айгл понял это, как понял это и я, я и многие другие. Ты думаешь, что все теперь закончилось? Ошибаешься, после нас будут другие куда более удачливые. Король уже нежилец. Мы с дядей Айглом бросили первый факел, и скоро пожар гражданской войны будет пылать по всей стране.
- Хватит, - рявкнул на него Юзес. – Не желаю этого больше слышать.

Глава 1.2

-Ну, еще бы. Вот все о чем ты хочешь слышать, - он обвел руками стены зала. Раньше все пространство помимо стола здесь занимали диваны да кресла, а стены украшали картины их предков или знаменитых людей королевства. Отец любил устраивать посиделки со своими немногочисленными друзьями-лордами и торговцами. У Юзеса друзей не было, если не считать его боевых товарищей по Северной кампании. Поэтому теперь все комната была уставлена стеллажами с различным вооружением.  Каждый раз, когда Юзес покидал родовой замок, он возвращался назад с каким-нибудь диковинным орудием. Здесь были лиабийские кинжалы и мечи, тарийские тяжелые ружья, иоламские огненные арбалеты и, даже, старинное гузское ружье шестидесятилетней давности. В дальнем от камина углу стояла его гордость – корабельный фальконет, выигранный им у одного из капитанов Лоратийского торгового флота.
- Оружие. Вот все что тебя интересует, - продолжил Джонас.- Все еще готовишься к битве с внешним врагом? Лучше бы тебе обратить все это на врага внутреннего, и от того еще более опасного.
- Я знаю одного такого врага, он как раз сейчас сидит за моим столом, - вскипел Юзес. Братья с ненавистью смотрели друг на друга, как вдруг двери, ведущие в зал, с грохотом растворились.
Молодой человек, чуть старше Джонаса, с бледным рябым лицом и длинными светло-русыми волосами, собранными на спине в хвост вошел в зал. Одет он был в невзрачный сероватый офицерский мундир и черные штаны.
- Капитан Фрэмстерн, вернулся один из  разведчиков Патриджа. Он тяжело ранен. В него стреляли, - сказал молодой человек.
- Что он сказал, лейтенант? – Юзес резко встал из-за стола. Последний раз пулевое ранение он видел, когда двое его солдат решили устроить дуэль из-за какой-то толстой прачки из деревни. Один из этих болванов всадил пулю другому точнехонько в  левый глаз, второй промахнулся. Обоих еще живой тогда отец приказал расстрелять. С тех прошло добрых пять лет. – Несчастный случай?
- Боюсь, нет, капитан. Он говорит, что это были люди в темно-синих мундирах.
«Проклятье, вайтирцы»
- Оставайся здесь Джонас, - бросил он своему брату и двинулся вдоль стола к выходу. – Где он сейчас находится? У знахаря?
- Так точно, капитан. Бендикт оказывает всю посильную помощь бедняге, но, боюсь, он долго не протянет, пуля попала в живот, и он потерял уже слишком много крови.
- Тем более нужно поторопиться. – Юзес вместе с лейтенантом быстро пересекли парадную и покинули дом. Возле входной двери два рослых и хмурых солдата отдали  им честь и вновь схватились за свои потрепанного вида ружья. Молодая луна слабо освещала внутренний двор крепости. Несколько столбов с факелами освещали лишь основную дорогу от ворот замка до родового поместья. Прочие строения тонули почти в непроглядной темноте. Однако, Юзес и без света нашел бы дом знахаря. Небольшое двухэтажное строение с двускатной крышей было покрыто измельченным вернином  – редким минералом, добываемым в шахтах на севере Вайтира и обладающим необычным свойством, позволяющим ему светиться серебристым светом даже в темную ночь. Измельченный вернин был куплен еще его прадедом за огромные деньги, как подарок для знахарки, к которой, по слухам, тот был не равнодушен. Дверь дома была приоткрыта, и из-за нее лился слабый свет. Юзес, не постучавшись, вошел внутрь, сразу же почувствовав легкий запах пряностей. Ароматические свечи знахарь зажигал лишь тогда, когда шла операция, а это случалось крайне редко.
Солдат лежал на небольшой койке в дальнем углу комнаты. Выглядел он действительно неважно. Мертвецки бледное лицо, рубаха от груди и ниже была мокрой от крови. Знахарь Бенедикт, лысоватый мужичок лет под шестьдесят, помогал бедолаге проглотить какое-то снадобье в чаше. Рядом с кроватью стояли еще двое военных. У одного на плече красовались сержантские полоски.
- Рид, ты усилил караул? – спросил у него Юзес.
- Так точно, капитан, - кивнул сержант. – Поднял все смены, как только мне сообщил об этом Лиф. Правда, решетку входных ворот пока еще не опускал. Ситуация не слишком ясная.
- Капитан, - голос солдата был совсем слабый. – Они … они скоро будут здесь. Все они.
-Кто, солдат? – Юзес подошел ближе и присел рядом с раненным. От солдата шел неприятный запах, вблизи даже благоухание свечей не могло перебить запах разорванных кишок. -  Вайтирцы? Сколько их?
- С ними… с ними что-то не так, но они идут, они хотят убить… - он закашлялся и сплюнул на пол кровью. – С ними что-то произошло, их глаза… Великие!
Вскрикнув, он схватился за живот. Кровь очередным потоком хлынула на простыню.
- Мария, - крикнул Бендикт, вновь засуетившись около умирающего. – Срочно неси еще повязки и настойку из медницы.
- Они не люди, - прохрипел солдат. Из его рта сочилась кровь, и  голос казался булькающим. – Что-то…
Его глаза закатились, тело дернулось, и голова безвольно упала на подушку.
- Боюсь, он отмучился, мой лорд, - сказал Бендикт, прикрыв рукой глаза солдата. – Да ниспошлют ему Великие благодать в его теневом путешествии.
- Великих благ, - сказал Юзес.
- Великих благ, - вторили ему остальные.
- Нужно привести священника, мой лорд, и его родных - сказал Бендикт. – необходимо произвести обряд.
- У Рода не было семьи, - сказал стоящий рядом с сержантом рядовой. – Он был хорошим разведчиком, пуля в живот – плохая смерть для него.
- Любая смерть плоха, - задумчиво произнес Юзес. – Бендикт, пока меня с лейтенантом не было, он что-нибудь еще говорил.
- Боюсь, ничего, мой лорд, - ответил знахарь. – После того как лейтенант Велфорт привел его, он впал в беспамятство  и очнулся только сейчас.
- Ясно, - кивнул Юзес. – Оставляю все на вас, Бендикт.
Знахарь поклонился и Юзес вышел из дома.
- Сколько солдат сейчас в замке, сержант?
- Девяносто четыре, капитан. Шестьдесят из них уже на стенах, остальные возле подъемной решетки у ворот. Вы действительно думаете, о возможном нападении?
- Не знаю, - честно сказал Юзес. – Возможно, это был просто бред умирающего человека. Но лучше быть готовым ко всему. Да, и решетку все же лучше опустить.
- Крейн, дуй к воротам и исполняй, - приказал сержант стоящему рядом с ним солдату.

Глава 1.3

Юзес двинулся к лестнице на восточную стену. Проходя мимо своего дома, он заметил на ступенях Джонаса, в руке тот сжимал свой саквояж. Неужели ты решил улизнуть куда-то под шумок?
- Вернись назад в дом, - крикнул он брату, не сбавляя шагу. Вдали послышался звук опускаемой железной решетки. Теперь оставалось только ждать.
Широкие каменные ступени, выдолбленные под большим углом, привели его на стену. Стальной замок не мог похвастаться какими-то изысками архитектурного плана. Обычная квадратная каменная крепость, с четырьмя круглыми башнями по краям, возвышавшимися над землей на каких-нибудь пятнадцать метров. Сама крепостная стена была и того ниже,  всего метров десять. По внешнему краю от неприятеля солдат гарнизона укрывал метровый парапет с  зубцами, напоминающими ласточкин хвост,  облицованными плотно прилегающими друг к другу стальными балками. Такие же балки шли по всей высоте стен. Мелтлендская  сталь была очень прочна и плохо подвергалась коррозии. Однако Юзес всегда считал, что привинченная к камню сталь только ослабляет прочность стены.  Одно время он хотел и вовсе избавиться от нее, но что это будет за Стальной замок, если в нем уже нет стали?
Солдат на стене было не так уж много. При общем количестве войск  в замке, сейчас на каждую сторону приходилось всего по двенадцать человек, отстоявших друг от друга не менее чем на три метра, плюс четыре артиллерийских расчета по три солдата, расположившихся на башнях  Так же как и он, они были одеты в простой серый мундир с черными фалдами  и красным воротником, а также  черные штаны. На головах высокий черный колоколовидный кивер с  позолоченной бляхой с номером их роты и красным помпоном наверху. 
Это будет долгая ночь. Оставив Рида на стене, и отправив лейтенанта за своим ружьем, Юзес двинулся вдоль галереи к юго-восточной башне.  Крепость была расположена на небольшом холме, и именно с этой башни открывался наиболее хороший обзор окрестностей.
- Капитан,  - высокий худощавый солдат с рыжими с проседью усами, отдал ему честь. – Рядовой Родфорк  ведет наблюдение, но пока никаких признаков врага.
- Хорошо, Маккин, - кивнул Юзес. – Думаю, вы не будете против, если я на эту ночь составлю вам компанию.
- Никак нет, капитан.
Маккин стал старшим артиллерийской группы, когда Юзес вернулся из воинского училища. Сейчас, ему почти пятьдесят, но он остается лучшим канониром из всех кого Фрэмстерн когда-либо знал.  Где-то лет шесть назад,  их славный правитель решил устроить что-то вроде армейских соревнований. Стрельба из ружей по мишеням, фехтование и, конечно же, самое масштабное, артиллерийская дуэль.  Смысл сего действа был следующим: три артиллерийских расчета двенадцатисантиметровых гаубиц вставали на заданные позиции, с собой им выдавали по три одинаковых снаряда и семь равновесных пороховых зарядов. В это время, навстречу им на канатах подтягивались три крытые повозки, внутри которых содержался железный ящик. До этого вместо канатов пытались использовать мулов или лошадей, но при первом же выстреле животные начинали бешено носиться по полю, да и гибло их слишком много на таких состязаниях. Чтобы добиться победы, нужно было остановить повозку и пробить тот самый ящик, причем сделать это раньше других. И сделать это, даже на самых малых дистанциях было, ох как, не просто. Большинство расчетов даже не пытались поразить повозки ближе, чем в паре сотен метров от себя. Вот здесь-то Маккин всех и удивил.  Мало того, что он поразил свои повозку в километре от себя да еще и первым снарядом, так он еще развернул свою гаубицу и с той же легкостью уничтожил две другие повозки, не дав своим оппонентам даже выстрелить. Король был так поражен, что даже хотел прекратить соревнование и сразу же вручить победу Маккину, но советники его отговорили. Как выяснилось напрасно. Выступающий следующим расчет лорда Вестфилда стреляли из специально привезенной раритетной пушки. Когда расчет приготовился к  выстрелу, лафет надломился и заряженный ствол скатившись на землю дал залп по стоящему слева от него королевскому помосту. Старший сын короля Гедриса Тризан лишился левого глаза и заимел ужасный шрам на левой щеке, а младший – дворцовый любимец – Анатолэ погиб. В ярости король приказал уничтожить под корень род Вестфилдов. Бойня, устроенная под стенами их родового замка Каменный Зуб, унесла жизни более чем трех тысяч человек. Король вместе с генералом Западной армии Ленаром Ралем  привезли к месту битву без малого тысячу орудий, сравняв замок со всеми его обитателями с землей. После того случая, артиллерийская дуэль больше ни разу не проводилась.
Обойдя, вращающуюся платформу, на которой стояла десятисантиметровая гаубица, Юзес подошел к краю башни и достал свою подзорную трубу. Молодой паренек по фамилии Родфолк рядом с ним точно в такую же, только установленную на треноге, уже осматривал окрестности. Да что можно увидеть в такую темень? Прилегающая к замку деревня, как и большинство посевных полей, располагались к западу от крепости, однако, несколько домиков с малюсенькими участками земли располагались и на востоке. Свет горел лишь в одном из них, небольшой бревенчатой хибаре, метрах в пятидесяти от башни. Юзесу давно надо было забрать у этих селян их землю с этими домами. В случае атаки они послужили бы неплохими опорными пунктами для врага.
- Капитан, -  возле лестницы, тяжело дыша, стоял Велфорт с двумя кремневыми ружьями и лядунками с патронами. Единственное отличие офицерского ружья от солдатского заключалась лишь в наличии золотой или серебряной филиграни на правой стороне деревянного приклада указывающей номер роты и инициалы его носителя. У офицеров входящих в гвардию короля и королевы эта надпись была выделана из голубого сезарита. Однако, ружье Фрэмстерна была куда более особенным. Ствол, как и у всех ружей, был выполнен из мелтлендской стали, но вот приклад и ствольная деревянная накладка  были из редкого бурого тополя – лиственного дерева, встречающегося на Лотарийском острове. Обычно применялись более распространенные - дуб, сосна или северный кедр. Приклад был выполнен в виде головы василиска, словно пожирающего ствол, и идеально подогнан к плечу.  Курок выполнен в виде, замахнувшегося киркой работяги – символа Северного региона страны – с бархатной подушечкой под пальцы. Кремневый замок был украшен гравировками – ему досталась охота на снежного носорога из «Книги Северных Мифов».  Оружейник Фог Грайль  из Соболиного города, где восседал его армейский друг Лестер Цибель , создал всего четыре таких ружья. Два из них отправились в королевскую семью и по слухам, одно из них было не так давно украдено и теперь находится в руках подпольного революционного лидера – Светоча. Еще одно перекочевало к сыну генерала Стаффа Франкосу. Последнее за огромные деньги выкупил Юзес. Ради этого ему пришлось продать одно из поместий, как раз то, которое разорил его нерадивый братец. Ружье имело убойную дальность стрельбы в пять сотен метров, что почти вдвое больше обычных ружей, да плюс ко всему имела отличную кучность. Оружие истинного солдата.
- Капитан? – Родфолк обернулся и неуверенно посмотрел на Юзеса. – Кажется, я кого-то видел.
- Возможно, какой-нибудь загулявшийся селянин, - спокойно предположил Маккин.
- Еще один, капитан, - воскликнул вновь Родфолк, - Нет двое, нет… да их там не меньше десятка. Смотрите сами, вон на той опушке с кривым деревом.
- Преклоненный Дуб? – удивился Велфорт. – Это же метрах в шестистах от нас.
- Великие, да их там не меньше сотни, капитан, - вскричал Родфолк. – Еще столько же идут через полесье к югу от нас.
Проклятье.
- Велфорт давай всех на стену,  - скомандовал Фрэмстерн. – Полная боевая готовность, но никому без приказа не стрелять.
- Слушаюсь, - кивнул лейтенант и, передав ему ружье, стремглав устремился вниз по лестнице.
Юзес посмотрел в свою подзорную трубу. Да, теперь и он их отлично видел. Темные силуэты нестройными рядами подбирались к его крепости. Он насчитал не менее трех сотен. Только пешие солдаты, ни конницы, ни артиллерии. Его людей вполне достаточно, чтобы продержатся и против нескольких тысяч, но без взвода лейтенанта Саккеда, уехавшего в ставку за боеприпасами и новыми рекрутами и разведотряда сержанта Патриджа, может пострадать деревня.
- Как-то они странно движутся, - заметил сменивший Родфолка у подзорной трубы Маккин. – Никакого строя, офицеров я тоже не вижу. Будто просто вышли прогуляться.
Юзес был с ним согласен. Все новые и новые солдаты выходили из леса. Некоторые из них были даже одеты не по форме. Да что здесь происходит?
Первые из них уже стояли метрах в трехстах от крепости, когда раздались первые нестройные выстрелы. Фрэмстерн и Маккин, как по команде, пригнулись, спрятавшись за метровыми зубьями башни. Несколько пуль тут же пролетели  прямо над ними. На такой дальности попадание вряд ли могло бы быть смертельным, но, тем не менее, стрельба велась именно по ним.
- Пушки к бою! - прокричал Юзес.
- Пушки к бою, - вторил ему голос сержанта Рида на стене. Мощный залп из двух десятисантиметровых гаубиц на мгновение оглушил его.
- Стрелки к бою, - вновь крикнул Фрэмстерн, и Рид тут же повторил его приказ. Дружный залп ружей гарнизона потонул в хаотичной стрельбе атакующих. Юзес зарядил свое ружье и высунулся из-за зубца. Нападающие подошли уже менее чем на двести метров к крепости.  Теперь они шли плотной кучкой в сотню человек, однако порядка все равно не было никакого. Кое-кто из них пытался перезарядить ружье, другие и вовсе махали саблей перед собой, словно рубили невидимого противника. С десяток солдат целились в него и его солдат. Прицелившись в одного из них, Юзес нажал на спусковой крючок. Голова нападавшего дернулась назад,  и он завалился на своих собратьев. Одной рукой мертвец запутался в ремне лядунки соседнего солдата, однако, тот будто этого и не заметил.  Перезарядив свое ружье, тот как ни в чем не бывало двигался вперед с волочащимся на боку трупом. Великие, да что сними такое?  Юзес перезарядил оружие и пристрелил еще одного солдата. Грохнули пушки.  Одно из ядер врезалось прямо в толпу атакующих, подняв вверх  несколько человек и ворох оторванных конечностей, но прочие от этого даже ухом не повели.  Со стороны восточной стены послышался мальчишеский голос Лиффарда Велфорта, и прогремел очередной довольно мощный ружейный залп. Очевидно, лейтенант привел сюда людей с других участков стены. В обычной битве это могло бы быть не разумно, ведь маневр вполне мог быть ловушкой. Но в этой бойне? Враг потерял уже не меньше семидесяти человек, но по-прежнему продвигался вперед  сплоченной беспорядочной кучей. Дойдя, до бревенчатого дома, в котором еще недавно  горел свет, противник на мгновение остановился.  Стволы всех ружей развернулись в сторону хибары, и грянул залп. Великие! Юзес готов был поклясться, что некоторые солдаты стреляли прямо через своих собратьев. Пехотинцы, не имеющие стрелкового вооружения, ринулись к дому, двое разбили окна и буквально впрыгнули внутрь, еще несколько ломились в хлипкую деревянную дверь. Юзес пристрелил одного из них, но остальные, выбив дверь, ввалились внутрь. Через мгновение, уже перезарядившиеся солдаты вновь палили по стенам замка. Со стены раздался чей-то крик. Громкий голос сержанта Рида, приказывал кому-то кого-то оттащить от стены. Противник стрелял не целясь.  Солдаты просто поднимали стволы вверх, при этом, даже не смотря, куда они стреляют. Теперь, крепостную стену и передние ряды противника отделяло не более двадцати пяти метров. Что будет, когда они доберутся до стены, попытаются влезть на нее? С такой дистанции хорошо была видна их униформа, все-таки это были вайтирцы. Рядовой Род был прав с ними явно что-то не так. Он вновь прицелился в одного из неприятелей и нажал на спусковой крючок. Осечка. Он еле успел спрятаться, как ему тут же ответили парой дюжин свинцовых пуль. Несколько гаубичных снарядов с грохотом рухнули прямо в центр человеческой мешанины внизу.  Неприятеля скрыло серо-черное облако.
На мгновение гул битвы стих, и Фрэмстерн отчетливо услышал, как  рядом кто-то тихонько хрипит.  Рядовой Родфолк лежал в метре от него. Его серый мундир в районе груди обагрился кровью, глаза невидящем взглядом смотрели в черное небо, а окровавленные руки сжимали ножки лежащей рядом треноги с разбитой подзорной трубой.  Солдат часто дышал и воздух при выдохе выходил с хрипом. Когда пальба вновь возобновилась, его грудь перестала вздыматься.

Глава1.4

Юзес с уже перезаряженным ружьем выглянул из-за зубца. Войско неприятеля, сократившись примерно вдвое от первоначального, отступало от замка и смещалось вправо. Вайтирцы не сказать что бежали, но двигались значительно быстрее. Теперь их от стен замка отделяло не менее четверти километра. Сделав пол-оборота, они стали двигаться параллельно южной стороне крепости, держась на прежней дистанции и все ускоряя ход. Внизу послышался топот ног и командный голос Рида. Сержант перебрасывал войска на южную стену. В этот момент Юзес понял, куда движется неприятель. Подбежав к правому краю башни и высунувшись между зубьями он разглядел отдающих команды Велфорта и сержанта.
- Все на западную стену, - крикнул он им. – Они бегут в деревню. Лейтенант поднимайте решетку, возьмите с собой сорок человек и ждите меня возле ворот.
Лицо лейтенанта Лиффарда напряглось и он кивнул. Он тоже все понимает. Сорок человек против сотни обезумевших вайтицев.
- И прекратите артобстрел. Не хватало еще попасть в мирных жителей.
Перепрыгивая через две ступеньки, он быстро спустился вниз. Велфорт уже ждал его возле ворот с другими солдатами. Многие выглядели сильно вымотанными. Один где-то оставил свой кивер, еще  несколько были в заляпанных кровью мундирах.
- Эти сволочи бегут в нашу деревню. Мы обязаны их остановить, - на длинные речи не было времени. Да все и так прекрасно понимали, что на кону. В деревне проживали семьи более чем половины солдат. Защиты там никакой не было. Когда-то давно Юзес предлагал отцу поставить хотя бы частокол. Но тот отказал, ссылаясь на то, что в случае атаки все деревенские с легкостью поместятся внутри крепости.
Построив солдат в две линии по двадцать человек,  Юзес вывел их за ворота. Двигаясь по небольшим улочкам деревни, он ловил на себе испуганные взгляды прячущихся в домах людей.
- Лодрик, что происходит? – пожилая женщина, в одной ночной рубашке и растрепанными седыми волосами, стояла на крыльце одноэтажного домика. Из-за ее спины выглядывала маленькая кучерявая девчушка. – Это что война?
- Мама, зайди внутрь и запри все двери, - крикнул ей один из солдат.
- Лучше всем поступить также, - повысив голос, сказал Юзес.
Они вышли к главной улице и, повернув налево, дошли до самых крайних домов. Один, двухэтажный, выложенный из белого камня с резными ставнями на окнах, балконом и черепичной крышей принадлежал сыну богатого торговца, приехавшего суда как он говорил «подальше от городского шума». Еще две – неказистые бревенчатые хижинки, принадлежали местным охотникам. Последний дом, стоящий вдоль дороги, принадлежал мяснику и его семье. На первом этаже находилась его лавка и разделочный цех, на втором проживал он сам с женой и двумя полненькими дочками.
- Лейтенант, - обратился он к Велфорту. – На тебе левая сторона дороги. Занимай дом торговца и охотничий. Я обоснуюсь здесь.
- Слушаюсь.
Подойдя к двери дома мясника, Юзес настойчиво постучал. Тишина. Ждать, не было времени.
-. Вышибайте дверь, - приказал он двум солдатам возле себя.
- Нет, нет, не надо, - раздался визгливый голос из-за двери.
Послышались щелчки шпингалетов.  Дверь с легким скрипом отворилась, и за ней обозначился невысокий полненький человечек с густой рыжей бородой и пышными усами.
- Где твоя семья? – спросил Юзес.
- В-все в п-погребе, мой лорд, - ответил человечек, испуганно оглядывая солдат позади Фрэмстерна.
- Спускайся и ты к ним. И не вздумайте выходить. И еще, у тебя есть окна на южную сторону?
- Только в разделочной, мой лорд.
Не густо. Юзес повернулся к одному из солдат.
- Крейн, бери двоих и к окну. Ригер, Лодрик возьмите еще шестерых и к дому охотника. Если он захочет помочь, я не против. Остальные за мной.
Юзес вышел из лавки и, обойдя дом мясника, подошел к стойлу, все пространство которого занимала лишь чахлого вида гнедая кобыла. Рядом со стойлом стояла широкая некрытая повозка.
- Положите ее на бок, - приказал он. – Отвяжите коня и выведите его. Будем обороняться здесь.
Неприятель был все еще довольно далеко, когда он завершил подготовку к обороне. Двигаясь параллельно опушки дубовой рощи, растущей вдоль южной оконечности города, солдаты Вайтиры отстояли от деревни на полкилометра. Они обошли крепость по довольно широкой дуге, так что солдаты гарнизона не могли достать их, а артиллерию Юзес запретил применять. Атакующих уцелело около сотни. И теперь они уже не двигались беспорядочной кучкой. Солдаты, выстроившись в несколько колон,  двигались вслед за парой вайтирцев, изображающих офицеров.
- Приготовится к бою, - крикнул Юзес. Сотня против сорока. Сколько мы успеем положить, прежде чем дойдет до ближнего боя? Солдаты спешно перезаряжали оружие. Юзес с ружьем наизготовку встал по правому краю опрокинутой повозки.
За триста метров до деревни, неприятель начал перестроение. Колонны развернулись и выстроились в две линии, растянувшись вдоль позиций занятых его людьми. С крепости тут же раздался ружейный залп. Крайний к стене вайтирец зашатался, но устоял. Все еще слишком далеко.
- Целься, - прокричал Юзес. Где-то неподалеку Велфорт повторил его приказ. – Пли.
Раздался грохот выстрелов. С дюжину вайтирцев рухнули, как подкошенные, еще с десяток, закачались от попаданий, но продолжили двигаться вперед. Грянул ответный залп. Юзес еле успел скрыться за днищем повозки, как по ней застучали пули.  Две из них попали в грудь зазевавшемуся солдату рядом  с ним, и тот с изумленным лицом рухнул на землю. Юзес перезарядился и вновь высунулся из-за повозки.
- Це… - Юзес на мгновение потерял дар речи. Проклятье. Вайтирцы, побросав ружья и обнажив сабли, стремглав неслись к их позициям. – Пли!
Нестройный ряд выстрелов повалил еще с пару десятков солдат, но на следующий выстрел времени уже не осталось.
- Обнажить сабли! – Юзес вынул свою из ножен. Он никогда не любил холодное оружие, поэтому его сабля была обычная офицерская, с позолоченной гардой в виде переплетенных виноградных лоз. Ближайший противник был в метрах трех от него, когда вдруг прозвучали новые выстрелы.  Задние ряды неприятеля дрогнули. На долю мгновения вайтирцы  замешкались, не понимая, откуда взялась новая угроза и в этот момент три десятка всадников врезались в них с правого фланга. Патридж.  Разведотряд вернулся как нельзя вовремя.
- В атаку!!! – крикнул Юзес и ринулся на растерявшегося противника. Ближашего вайтирца он пырнул прямо в живот, но тот лишь удивленно посмотрел на него. Глаза. Так вот о чем говорил тот разведчик. Жуткого кроваво-красного оттенка, даже без намека на зрачки.  Не замечая колотой раны в животе, солдат занес над собой саблю для удара. Юзес врезал ему по зубам левой рукой, и тот, слетев с его  сабли, повалился на землю. Еще двое приближалось к нему справа. Первому он вогнал саблю прямо в сердце и тот мгновенно рухнул, второму перерезал горло один из его солдат.  Вновь раздались выстрелы. Юзес подбежал к углу дома мясника и убил еще одного, вогнав ему острие между лопаток, пока тот сражался с одним  из его людей. Пешие люди сержанта Патриджа тоже вступили в сражение. Теперь на каждого вайтирца приходилось двое его людей.  По левому флангу Велфорд с дюжиной солдат оттеснял неприятеля от деревни. С другой стороны с полсотни конных и пеших разведчиков рубили синемундирных, не давая им отступить. Взяв неприятеля в кольцо, они стали медленно сжимать его.  Юзес вместе с горсткой своих людей бился в самой гуще боя. Вайтирцы, казалось, совершенно не чувствовали боли. Покрытые кровью с ног до головы и с жуткими ранами на теле, они рубились словно обезумевшие. Против Юзеса бился израненный вайтирский офицер. Одна его рука, перебитая шальной пулей, висела вдоль тела, а в другой был зажат карабин с приставленным штыком. Сделав им выпад вперед, словно копьем, офицер промахнулся всего на доли сантиметра, порезав Юзесу мундир чуть ниже ребер. Ответным ударом Фремстерн вогнал свою саблю прямо в шею неприятеля и резко повернул ее против часовой стрелки. Шея хрустнула и голова с безжизненными глазами на лице, все еще держась на обрывках кожи и мышц, упала ему на грудь. Постояв еще мгновение, тело обмякло и рухнуло на землю.
Получив небольшую передышку, Юзес осмотрелся. Его солдаты теснили противника по всем фронтам. Оставшиеся вайтирцы сбились в кучу метрах в семи от него. Их было не более двух десятков.
- - Валите их!! – крикнул Юзес. – Валите!!!
Высоко подняв саблю над головой, он снова ринулся на врага и с размаху рубанул по груди ближайшего вайтирца.
Не прошло и десяти минут с начала боя, а Фремстерн уже стоял над телами побежденных врагов и подсчитывал потери. Юзес потерял девять человек  и еще тринадцать получили  тяжелые ранения. Все еще сидя на коне, к Фрэмстерну подъехал Патридж.
- Капитан, - кивнул он.
- Рад тебя видеть Тирек. Не потрудишься мне объяснить, что все это значит?
- Боюсь, так просто не объяснишь, лучше бы вам поехать со мной, капитан.
- Это куда же?
- Лорд Фрэмстерн, - Юзес обернулся. Тяжело дыша, к нему спешил знахарь Бендикт.
- В чем дело, Бендикт? – устало спросил Юзес.
- Ваш брат, мой лорд. Он мертв. Кто-то прострелил ему голову.

Глава 2.1

От Гейнджертауна до Гавани песков было около двухсот километров. Если бы Бэкенвилу просто дали лошадь, он бы затратил на такой путь не более пары-тройки дней. Однако командование сочло, что наилучшим вариантом будет отправить его вместе с делегацией торгашей, направляющихся на какой-то там съезд торговых представителей в тарийский город Золотые Сады. Туда же отправился второй сын его величества Леонар Сезхолдер. Напыщенный дурак. Отправляться на съезд через страну, которая стоит на грани войны. Говорят, что сын сделал это втайне от своего отца, который, после одного несчастного случая, не отпускает своих сыновей дальше королевской летней резиденции в Маковом лесу. Но как бы там ни было, сейчас принц со своим личным эскортом уже находился в Гаване песков, а он по-прежнему трясется в перегруженном дормезе с двумя торгашами вот уже четвертые сутки.
Солнце еще не полностью взошло, а удушающая жара  уже давала о себе знать. Сегодня по его прикидкам они должны были добраться до города. Смахнув со лба испарину, он посмотрел на своих попутчиков. Напротив него сидел сухопарый старичок лет шестидесяти в пепельно-черном фраке и коричневых полосатых бриджах. Длинный острый нос мерно покачивался в такт движению коляски. Спящий старик был лордом Лью Седармастом, владельцем Бухты крабов на западном побережье. Этот человек владел почти половиной всех торговых кораблей, курсирующих вдоль границ их государства. Судя по цвету лица, старик не то что ни разу  не был в море, но и вообще редко покидал свое родовое поместье. Даже сейчас, он, задвинув шторку, забился в самый темный угол салона.
Второй его попутчик был куда интереснее. Это был невысокий полненький круглолицый мужчина лет пятидесяти с практически лысой головой, обрамленной по краям редкими седыми волосами. Лоб его прорезали глубокие морщины, крупный нос казалось, был приклеен на лицо каким-то нерадивым скульптором, однако из-под круглых очков на мир внимательно и живо смотрели  большие карие глаза. Голдин Вендор был когда-то сыном обычного башмачника. Сейчас же он являлся владельцем почти сорока фабрик по всему континенту. Они производили все – от карет до самых современных моделей кораблей, от добычи угля и китового жира до строительства многоэтажных зданий. За двадцать лет работы он влез во все существующие сферы производства и торговли. Какой бы товар вы не покупали, вы, скорее всего, обнаружите на этой продукции его фирменный знак: три ребристых круга, каждый из которых соприкасался гранью с двумя другими. В народе этот символ так и прозвали - трицикл. Одетый в изысканный темно-зеленый сюртук и белые штаны, поддерживая одной рукой золотое пенсне, торговец читал какой-то толстенный талмуд. Его лысая голова блестела в лучах восходящего Солнца. Почувствовав на себе взгляд Бэкенвила, Вендор поднял голову и улыбнулся своему попутчику.
- Вижу, снова маетесь бездействием, мой друг.
Этот торгаш определенно ему нравился. В отличие от своего чопорного и надменного коллеги, Вендор видел в нем равного. Отец Вигельма - Ридас Бэкенвил – стал называться лордом чуть больше десяти лет назад, после того как придумал более удобный вид кремневого замка, который теперь использовался взамен устаревшего кольцевого. Король отдал отцу участок землю, на котором гениальный оружейник быстро выстроил себе недурное поместье. Ему даже выделили место в Сенате, но тот так ни разу и не явился на собрание. Отец всегда был затворником. Он продолжил работать над новыми типами вооружения, например, создал многозарядный пистолет, правда, являющийся довольно опасным в обращении. Их поместье располагалось на границе северного и центрального округов, поэтому зимы здесь были довольно суровыми. Отцу не было и шестидесяти лет, когда он слег с чахоткой. Теперь с ним в поместье всегда находился его личный знахарь. Мать скончалась четыре года назад от той же болезни, и отец, судя по отчетам знахаря, скоро встретится с ней. Лордство, пожалованное его отцу, не передавалось по наследству, а это значило, что в скором времени Бэкенвил может оказаться безродным выскочкой. Согласно государственному закону, он не сможет оставаться в звании капитана, и, верней всего, его понизят до сержанта, если вообще оставят в армии. Ему хватило насмешек на эту тему еще в институте, но теперь, благодаря разгорающейся войне на юге, он сможет все изменить.
- Вы все еще не передумали, повернуть назад, как я вам предлагал? – спросил торговца Бэкенвил.
- Мой дорогой Вигельм, поверьте вам не о чем беспокоиться, - улыбнулся в ответ Вендор.
- Разве что о том, что в стан предполагаемого врага движется сын нашего короля вместе с самыми влиятельными торговцами, которые могут одним своим словом обрушить экономику страны.
- Полноте Вам. Неужели, по-вашему, этот человек такой глупец? Я слышал, что это далеко не так.
Человека, о котором шла речь, звали Эйнас Хидет. Он был единственным сыном рано почившего брата короля Лиабии. Поговаривали, что король лично приложил руку к его смерти, подсыпав тому яда. Молодого Эйнаса отправили на юго-восток к его дяде и младшему брату короля Амбру Хидету, подальше от двора и всех друзей его отца. Там он и жил последние восемь лет, пока несколько месяцев назад не появился возле стен замка восточного бея Панго Кенара  с многотысячной армией. Крепость пала через пару дней, так и не дождавшись подкрепления от короля. Сейчас самопровозглашенный король занял почти весь северо-восток страны, подбираясь вплотную к границам Тарии. Дорога до Золотых садов все еще считалась безопасной, но надолго ли?
- Насколько я знаю, - продолжал торговец. – Большей частью своих побед принц обязан своей изобретательности и хитрости. При взятии крепости бея Кенара, например, он заранее подкупил главу его личной стражи, который открыл ему ворота и самолично захватил наместника. Сразу после этого, объединенные силы беев из Холма Эвлата и Очага подошли к его войску возле Тайной заводи. Однако, Эйнас, к тому времени захвативший все деревни в округе, взял в плен родных большей части солдат из армии беев и посулил убить их, если те не восстанут против своих наместников. Резня, сразу начавшаяся в лагере противника, позволила ему разметать трехтысячное войско, даже не вступив в бой. Перешедших после битвы к нему людей он распределил между своими союзниками, и, конечно, как и обещал, он не тронул ни кого из захваченных людей. Он даже отправил  часть своего войска на восстановление разрушенных им деревень. Как видишь, мой друг, этот человек очень умен.    

Глава 2.2

А теперь отвечу на твой вопрос, о том, почему я не опасаюсь попасть к нему в заложники. Итак, как ты знаешь, согласно договору, который наши страны подписали девять лет назад, мы обязались оказывать друг другу военную помощь в случаях, когда ее суверенитету или трону угрожает прямая опасность. В качестве гарантий исполнения обеими сторонами этой договоренности, каждое государство выделило по одному своему городу, в котором должен быть расквартирован полк союзника. И если внимательно вчитаться в договор, этот самый полк – все на что может рассчитывать Лиабия в случае, если обратиться за помощью к нашему королю. Насколько мне известно, сейчас этот полк насчитывает около пяти тысяч военнослужащих.
- Да, именно так, - кивнул Бэкенвил.
- Значит я как всегда прав, - улыбнулся Вендор. – Что ж, если король попросит помощи у его величества, эти войска обязаны будут оказать Лиабийскому правителю всю возможную помощь. А теперь представим, что наш принц, как ты и предполагаешь, попадет в плен к Эйнасу.  Ты думаешь, что наш государь тут же отзовет все свои войска из Лиабии, не так ли?
- Я склонен так считать, - подтвердил Бэкенвил.
- И ты окажешься неправ, мой друг. Король сразу же прикажет всей южной армии выдвинуться в атаку, чтобы спасти своего сына из заточения. Наш правитель очень щепетильный в вопросах чести своего дома человек. Может быть, ты помнишь тот прискорбный случай, когда по неосторожности нескольких артиллеристов погиб младший сын короля?
- Ну, разумеется, – эта история, произошедшая шесть лет назад, взбудоражила весь континент. Замок лорда Раля вместе со всеми его обитателями превратила в каменно-кровавое месиво целая армия пушек. Поговаривают, что король до сих пор гоняется за оставшимися в живых родственниками лорда, подвергая пойманных самым изощренным пыткам.
- Тогда была запятнана его честь, и он с непреклонной решимостью расправился со своими обидчиками. Этот случай, поверь мне, не станет исключением. Эйнасу не хватит сил остановить наше войско, поэтому захват нашего принца –  его смертный приговор. Что же касается, взятия в заложники меня и моих дражайших коллег, то, боюсь, ты забываешь одну крайне важную вещь. Помимо того, что я владею большим количеством предприятий в нашем родном Лендхарвесте, я также имею множество фабрик и в Лиабии, особенно в восточной ее части. Так что при желании, я могу все их закрыть, что, несомненно, настроит обычных работяг против принца. И поверь, прочие мои друзья, - он кивнул в сторону Седармаста, - могут сделать тоже самое.
- Что ж, возможно, вы и правы. Вот только вопрос знает ли об этом всем Эйнас Хидет?
- Разумеется, знает, перед отъездом, я как раз отправил ему письмо.
- Вы что сделали? – Бэкенвил, аж подпрыгнул на месте.
- О, не волнуйтесь, мой друг, - по-прежнему глядя на него, Вендор безмятежно раскрыл, лежащую у него на коленях книгу, - Я просто пожелал ему удачи во всех его начинаниях и прислал, так сказать, символичный подарок.

В Гавань песков они въехали уже на закате. Вдоль главной улицы люди в темных одеждах уже зажигали фонари. Во всем королевстве Лиабия было всего шесть городов, освещаемых по ночам, горящим китовым жиром. И для Гавани этого сырья требовалось очень много. Город был огромен.  Раскинувшись вдоль береговой линии залива Сафан, он соединял в себе, все-то прекрасное, что было у Южного королевства.  Более чем, стотысячный город был разделен на семь районов. При въезде в него приезжих встречал Перевалочный – район небольших одноэтажных домиков, построенных из разно-размерных блоков известняка, в которых селились путешествующие торговцы, бедуины и прочие небогатые странники. Далее, пройдя в одни из трех ворот внешнего кольца стен, ты оказывался в Торговом районе. Здесь располагался один из самых известных базаров континента Джанасим, т.е. южный бриз. Сюда привозили свои товары все свободные торговцы, и тут всегда можно было найти какие-нибудь диковинки. Из этого района можно было попасть в Промышленный район на востоке или Административный на западе. Каждый из этих районов отделялся от других семиметровыми стенами, а возле ворот всегда стояли капичи   в сиреневых распашных халатах, обвязанные широкими поясами. Из-за пояса всегда торчал кривой короткий кинжал с сиреневой рукояткой, а голову привратников от жары защищал платок, удерживаемый на голове посредством обручевидного шнура, называемого угелем.
Из Промышленного или Административного можно было попасть в Губернаторский район, стоящий на невысоком холме и окруженный мощными стенами. Здесь проживала знать, а также высокопоставленные гости. Обычному люду сюда можно было попасть, только лишь по спецпропуску, выдающемуся не более, чем на одни сутки, и получить который было той еще морокой. Достопримечательностью этого района являлась высоченная статуя, изображающая статного мужчину-лиабийца в традиционном костюме. На его плече сидел внушительного вида ястреб, а левая рука человека указывала на восток. Двадцатиметровая статуя изображала деда нынешнего короля Текмута  Хидета. Именно отсюда он со своей армией пошел против тогдашнего правителя Разда Тас Игрея, отхватив при этом обширные юго-восточные земли у империй Рокколанов и Гузсов. Вдоль побережья раскинулся Портовый район с его верфями, доками, складами и причалами. Чуть далее, где залив сужался, словно горлышко у бутылки, на высоких утесах стояли два защитных форта Правый и Левый. Возвышаясь над уровнем моря на добрую сотню метров, они превращали любую попытку атаки с моря в обреченную на провал затею. Каждый из фортов имел по одной удлиненной башне, наверху которой постоянно горел огонь. Моряки прозвали этот маяк – Глаза веры. Эти «глаза» не раз спасали их на извилистом пути в залив.
Последним и самым молодым районом города,  был Союзнический. В нем и располагался полк, к которому с сегодняшнего дня должен был быть приписан Бэкенвил. Примыкающий к Губернаторскому с востока и опоясанный четырехметровой стеной, район представлял собой нагромождение различных аляповатых домиков с огромным количеством кабаков, домов увеселения и просто забегаловок, где уже разучившиеся воевать солдаты пропивали или проигрывали свое жалование.
Распрощавшись с Вендором и Седармастом возле ворот Губернаторского района, Бэкенвил отправился доложить о своем прибытии начальству. Последний раз он был в Гавани три года назад, и город ничуточки не изменился. Солнце уже зашло, и так как извозчиков здесь отродясь не водилось, Бэкенвил быстрым шагом двинулся к простенькому четырехэтажному зданию в дальнем углу Союзнического района – штабу командования первым южным полком. Конечно, это название было чисто номинальным, так как полк не починялся командованию Южной армии, а был независимой боевой единицей отчитывающейся лично перед королем и Сенатом. Такими же правами пользовался лишь еще одно соединение – гарнизон форта Великий Ланхорт, стоящего на мысе Кипучий Отрог в проливе Наута между островом-государством Лоратия и западным побережьем его страны.
В отличие от других районов, в Союзническом все еще было довольно оживленно. Бордовые мундиры - отличительная черта полка – сновали тут и там. Ряд кабаков с правой стороны дороги был до отказа набит ими, возле фонарей стояло несколько дам легкого поведения, а из многих домов лился свет, и играла музыка и  слышался громкий смех. Все как всегда. В одном из баров Бэкенвил заметил солдата в желтом мундире с серебряным галуном, сержанта личной гвардии королевских особ. Это значило, что принц Леонар все еще в городе.

Глава 2.3

Когда Бэкенвил, наконец, добрался до здания штаба, стояла глухая ночь. Возле закрытых ворот стояло двое скучающих солдат в бордовой форме, а в небольшой будке слева посапывал толстенький начальник караула.
- Чего надо? - буркнул ему один из солдат.
Бэкенвил, заросший за четыре дня путешествия жесткой щетиной и одетый в стандартный, но достаточно поношенный за долгое путешествие,  светло-голубой мундир южной армии, наверное, показался им каким-то бродягой.
- Капитан Вигельм Бэкенвил, - он подошел поближе к свету и встал в полоборота, чтобы было лучше видны три небольших позолоченных кружка на его погоне. – Мне необходимо встретиться с полковником Колларом.
Заслышав это, солдаты вытянулись по струнке, а человек в будке зашевелился и резко выскочил наружу. Перед Бэкенвилом предстал невысокий толстячок с пышными седыми усами.
- Капитан Бэкенвил, мы ждали вас не ранее как через пару дней, - засуетился сержант, позабыв про воинское приветствие. – Пройдемте со мной, думаю, полковник еще не спит. Морри, открой ворота.
К зданию штаба, окрашенного в бордовый с золотым кантом цвет, вела неширокая мощеная дорожка. Вдоль нее росли невысокие кипарисы, а путь освещали сразу восемь фонарей. Возле ступеней у входа находились еще двое солдат, один из которых, сидящий на ступеньки, лениво поднялся на ноги при виде их с сержантом. Дверь в штаб им открыл заспанного вида капрал.
- Где сейчас полковник, Бривер? – спросил его сержант.
- У себя в кабинете, - безразлично ответил капрал, отступая в сторону, чтобы пропустить их. Да уж, а дисциплина тут хромает, не хуже лошади с четырьмя прострелянными ногами. Улыбнувшись собственной остроте, Бэкенвил зашел внутрь.
Просторный холл с высокими потолками, заставленный по краям всевозможными комодами, тумбами, а также длинными мягкими диванами с бархатной обивкой, упирался  в широкую лестницу, ведущую на верхние этажи. Проходя мимо высокого в золотой раме зеркала, Бекенвил на мгновение остановился и скептически осмотрел себя своими серо-голубыми глазами. Мундир сидел более чем пристойно, короткие слегка вьющиеся черные волосы были хорошо уложены. На узком сломанном носу все еще виднелся рубец от той уличной стычки пятидневной давности, да и растительность на лице оставляла желать лучшего. Побриться действительно не помешает. Поднявшись на второй этаж, сержант повел его по длинному коридору с множеством однотипных деревянных дверей, пока они не дошли до самой крайней, двухстворчатой с резными изображениями пустынных ящеров.
- Я зайду, доложу о вас, - промямлил сержант и, постучав, вошел внутрь.
- Зови его!!! – тут же раздался громоподобный бас полковника и, вернувшийся сержант, поманил его за собой.
За тяжелым столом из северного кедра сидел высокий широкоплечий мужчина, одетый в украшенный золотыми галунами с кистями на краях бордовый мундир. Его большая абсолютно лысая, если не считать светлых баков на щеках, голова была почти такого же цвета, как и его одежда.
- Ты что ли этот Бэкенвил? – смерив его неодобрительным взглядом, спросил полковник.
- Так точно, капитан Вигельм Бэкенвил, - отрапортовал он.
- Капитан? – удивленно приподнял бровь полковник. - Кто это назначил тебя капитаном? Наверное, какой-нибудь пропитой профессоришка, один из тех недомерков, что нынче обучают наших будущих офицеров. Капитан, - усмехнувшись, полковник поднялся из-за стола и подошел к открытому окну слева от него. – Ты ведь раньше служил в гарнизоне у Дженри Розена, так?
- Так точно. Гарнизон города Розенгард. Был адъютантом полковника Дженри…
- Да-да-да, - нетерпеливо прервал его полковник. – Это я все знаю. Именно Розен и посоветовал мне взять тебя. Вначале, правда, хотел сбагрить мне еще одного своего сынишку, но два Розена в полку – это уже перебор. Да и тем более, тот лишь в звании лейтенанта. Ты ведь в курсе, зачем тебя вызвали, сюда?
- Боюсь, нет. Мне лишь сообщили, что у вас не укомплектован полк и меня перебрасывают к вам.
- Все верно, - полковник отвернулся от окна и посмотрел на Бэкенвила. – Один из наших офицеров допился до белой горячки и сиганул с причала в море, решив, что волны это надвигающиеся орды противника. Нам, конечно, удалось замять этот случай и командованию мы донесли, что тот погиб в драке с уличными ворами, коих здесь, и в правду сказать, навалом, но репутацию нашу это все же подмочило.  Король и так уже не первый год подумывает сократить наш контингент, как минимум вполовину. Так что разгорающаяся здесь гражданская война, нам сейчас очень на руку. Вот только разумных офицеров у меня маловато. А ты, по словам Дженри, именно такой. Так ведь?
- Полковнику виднее,- ответил Бэкенвил.
- Точно, не поспоришь,- полковник не сводил с него глаз, стараясь, казалось, понять, о чем тот думает. Наконец, словно что-то разглядев, удовлетворенно кивнул.
- С этого дня вы командующий третьей роты первого южного полка, капитан Бэкенвил. Немедленно приступайте к своим обязанностям. Скоро, возможно, мы вступим в войну и ваши люди должны быть готовы к ней.  Майор Валески проводит вас к вашей казарме. Все, можете быть свободны.
С этими словами, полковник вновь вернулся к столу и взялся за недочитанный им документ. Поклонившись, все еще ошеломленный Бэкенвил, покинул его кабинет. Командир роты. Он считал, что его сделают взводным или, вообще, штабным офицером, но что бы так… на это он не рассчитывал. Надо будет обязательно поблагодарить полковника Розена за рекомендации.  Возле двери его поджидал подтянутый смуглый мужчина лет тридцати пяти с майорскими нашивками.
- Капитан Бэкенвил? – его акцент выдавал в нем жителя юго-западных земель Лендхарвеста, где, в основном, проживали представители фадиев – малочисленной этнической группы, известные своим взрывным темпераментом и чрезмерной и ухарьским характером. 
- Да это я. А вы должно быть майор Валески?
- Майор Руньо Валески, - слегка поклонившись, представился тот. – Адъютант полковника Сортиса Коллара. Мне надлежит сопроводить вас в вашу казарму. Прошу Вас следовать зам ной.
Сортис Коллар. Только сейчас Вигельм понял, что полковник так ему и не представился, должно быть здесь такое обращение в порядке вещей. В этот раз они не стали спускаться по основной лестнице, а пройдя до противоположного конца коридора, спустились по узкой лестнице до неказистой маленькой дверцы, возле которой, надо отметить, также стоял один рядовой.  Оказавшись на узкой аллеи, слева от ворот, они продолжили путь в сторону нескольких трехэтажных зданий, стоящих рядком возле большого квадратного участка земли, очевидно, являющегося плацем. 
- Сколько человек в моей роте? – решил спросить Вигельм.
- Каждая рота первого полка, за исключением гусарской и артиллерийской, насчитывает полторы тысячи солдат и офицеров, - отчеканил Валески. – В роте может быть от трех до пяти взводов, в зависимости от решения командира. Майор Дэрман Рохартхом – ваш предшественник -  составил четыре взвода.  Если вы захотите что-то изменить, то не забудьте уведомить об этом полковника. Хотя я не советовал бы начинать что-либо сейчас, когда мы стоим на пороге войны.

Глава 2.4

- Рунио! Эй, Рунио! – человек в бордовом мундире, нетрезвой походкой, двигался наперерез им по плацу. В одной руке он держал недопитую бутылку вина.  Когда он подошел ближе, Бэкенвил рассмотрел молодого мужчину, чуть старше его самого с черными волосами до плеч, начинающейся бородкой и изящными усами. На плечах красовались расшитые канителью эполеты.
- Майор Гэдволл, - сдержанно поприветствовал его адъютант. – Вижу, вы отлично проводите вечер.
- Ты совершенно прав, Рунио. Почему, кстати, ты никогда к нам не присоединяешься? Женщины, азартные игры, выпивка – все эти чудные прелести жизни. Неужели тебе не хочется даже попробовать?
- Может быть позже, майор Гэдволл, - все в той же спокойной манере ответил Валески. - Сейчас я на службе.
- Смотри, чтобы не было слишком поздно, - отпив из бутылки, он повернулся к Бэкенвилу. – И как вам в нашей клоаке, капитан Бэкенвил?
- Вы знаете, кто я?
- Поверьте мне, дружище, пытаться держать что-либо в секрете в этом городе дольше десяти секунд, такое же бесполезное занятие, как хранить пиво в бочке с дырявым дном. О вашем приезде я узнал еще несколько часов назад, когда от вашей делегации к губернатору прискакал посыльный. Ему понадобилось всего пара бокалов, чтобы выложить нам все, чем дышит торгашная братия, ну и о тебе, разумеется. Конечно, кое-что в той «бочке» все же осталось, именно поэтому я все еще не знаю твоего имени.
- Меня зовут Вигельм.
- Значит, Вигельм, - он протянул ему руку. – Патрик Гэдволл. Командующий второй роты этого лендхарвестского сброда, - ухмыльнулся майор. - Я так понимаю, старина Рунио ведет вас в казарму? Ничего, если составлю вам компанию? Я все равно направлялся туда, забрать парочку своих офицеров.
- Не вижу причин вам отказывать, майор.
- О, нет-нет. Ненавижу, когда меня называют майором. Зовите Патом или на худой конец просто Гэдволл, но только не по чину.
- А что ваши офицеры делают в казарме другой роты? – задал Валески резонный вопрос.
- Просто решили посидеть со своими сослуживцами, - отмахнулся от него майор, вновь приложившись к бутылке. – Ах! Все-таки я распробовал это пойло. Виг, вы когда-нибудь пробовали лиабийское вино? По большей части – это просто самогон с плавающими в нем виноградинами, но иногда все же попадаются изумительные экземпляры.
- На моем прежнем месте службы жаловали только местное розенское вино, даже пиво в городе было тяжеловато достать.
Ах да, - хлопнул себя по лбу Гэдволл – вы же из Розенгарда. Дженри тот еще монополист, - хохотнул он. - Тогда я просто обязан заставить вас попробовать весь алкоголь, что есть в этом городе. Уж я-то в этом специалист.
И майор тут же пустился в описание всевозможных оттенков вкуса всех перепробованных им напитков. Майор Валески, держась немного впереди их с Гэдволлом,  уже подошел к семиступенчатой белой лестнице, ведущей к входу в одно из трехэтажных зданий. Из единственного светящегося окна второго этажа неслась отборная армейская ругань  и слышался громкий смех. Вот я и на месте. Валески громко постучал в дверь, но никто ему не открыл. На его лице на миг промелькнула негодование, но он тут же взял себя в руки и постучал еще раз. Ничего.
- Дай-ка мне попробовать, - Гэдволл отстранил майора в сторону и со всей силы, так что дерево затрещало, треснул ногой по двери.  – А НУ ЖИВО ОТКРЫВАЙТЕ, УБЛЮДКИ!!! Я  СЧИТАЮ ДО ТРЕХ, А ПОТОМ СНЕСУ ЭТУ ДВЕРЬ!!! Раз…Два…
Дверь с легким скрипом отворилась, и в проеме показался бородатый и явно нетрезвый мужчина с сержантскими нашивками.
- Привет Эмит, - сказал ему Гэдволл. – Спишь на службе?
- Из-за проклятого Теобальда, я уже третьи сутки на посту, - устало ответил сержант. – Он, видите ли, жалеет своих людей. А наш лейтенант ему потакает, бесхребетный дурак.
- Соболезную. Но уверен, что скоро все наладится. Ладно, если ты не против, мы поднимемся наверх.
- Как хотите, - пожал плечами сержант, пропуская их внутрь.
Если не брать во внимание декор и мебель, во всем остальном первый этаж был точной копией штаба. Поднявшись на второй этаж, они очутились в знакомом Вигельму коридоре, разве что не было стольких закрытых дверей. Вернее дверей совсем не было, с обеих сторон зияли пустые проходы, за которыми угадывались очертания солдатских коек. Однако, самих солдат Вигельм пока не видел.
Наконец, они добрались до комнаты, откуда доносились смех и ругань. В небольшом прямоугольном помещении с квадратным столом посередине сидело семеро. Один, сидя в кресле возле стены, читал какую-то книгу. На его погонах, рядом с вышитым золотыми нитями ромбом, красовался красный символ, напоминающий развернутый пергамент. Так в лендхарвестской армии отмечали офицеров-переводчиков, а символ ромба, вместо маленького лейтенантского круга, обозначал, что он иностранец. Остальные шестеро сидели вокруг стола, оживленно играя в какую-то карточную азартную игру.
- Так дамочки, ну и кому сегодня улыбается удача? – Гэдволл, уперев руки в бока, оглядел присутствующих.
- А ты как думаешь? – ответил ему, сидящий возле окна, горбоносый здоровяк. - Теб нас скоро всех по миру пустит. Марло и твой бойкий адъютант уже чуть ли не на мундир играют.
- У тебя самого-то много от жалования осталось? - фыркнул, сидящий от него по правую руку долговязый парень с короткими каштановыми волосами и бледным цветом лица.
- Ничего, майор в этот раз нам точно повезет, - сына полковника Розена Морти, Вигельм узнал сразу же. Красивое широкое лицо и кудрявые непослушные волосы цвета Солнца делали его почти точной копией своего отца. – Не слушайте Кочерыжку, я еще отыграюсь.
У Розена, как и у лейтенанта по прозвищу Кочерыжка, лацканы и воротник были  светло-зелеными, а у долговязого белые. Но у сержанта внизу воротник был пурпурный. Такой же отличительный цвет имело лишь трое из присутствующих. Один из них, коренастый  с ежиком светлых волос на голове, сидел к нему спиной, разглядывая карты на руках. Другой сидел справа от него. Со жгуче-черными вьющимися волосами, загорелым лицом и, казалось, всегда улыбающимся ртом, он, наверняка, казался всем местным девушкам истинным красавцем. Третьим был тихо сидящий в углу переводчик.
- Кого это вы притащили с собой, майор? – спросил Гэдволла Кочерыжка. – А-а, Валески. Чопорный как всегда. А кто второй?
- Кем бы он ни был, главное, чтобы не мешал играть, - произнес коренастый. – Пора вскрываться. Марло, ты первый.
- Господа, я обязан представить вам… - начал было говорить Валески, но коренастый сразу прервал его.
- Помолчи, Руньо. У нас игра. Сейчас не время для твоих селянских заявок.
Валески выглядел, словно ему залепили пощечину. Он, было, открыл рот, чтобы что-то сказать, но сразу же передумал. Вид у него сделался довольно жалкий.
- Это было невежливо, Теб, - заметил Гэдволл. – Да и думаю, пора бы вам уже закругляться.
- Вскрывайся Марло, - словно не слыша майора, повторил коренастый.
- По-моему ты меня не понял, Теобальд, - размеренно повторил Гэдволл. Вигельм заметил, как его рука медленно опустилась на рукоять сабли. Все тут же замолкли. Лейтенант по имени Теобальд, положив карты, медленно поднялся из-за стола и повернулся к майору. На Гэдволла уставились узенькие широко поставленные темные глаза.
- Наверное, вы забыли, майор, - грубо начал он, – что в этой роте сейчас командую я. И здесь я решаю, когда и что будет окончено. И вам лучше быстренько закрыть свой ротик, пока я его не захлопнул.
- Что ж попробуй, - злобно ухмыльнулся Гэдволл. Он обхватил рукоять сабли и молниеносным движением извлек ее из ножен, в руке коренастого также быстро откуда-то возник кинжал.
- ПРЕКРАТИТЬ! – резко рявкнул Вигельм.
- Еще одна шавка тявкает, - скривился коренастый. – Кажется, мне придется и ее проучи…
Договорить он не успел, так как мощный удар Бэкенвила прямо в челюсть отшвырнул его к стенке. Треснувшись об нее головой, коренастый беззвучно осел на пол. По его виску заструился тоненький кровавый ручеек.
- Вы двое, - Вигельм ткнул пальцем в переводчика и офицера с пурпурным воротником – Живо отнесите его к знахарю, и приставьте к нему охрану до утра, завтра я решу, что с ним делать. После этого соберите в моем кабинете всех офицеров третьей роты, а всех солдат отсутствующих в казарме выстроить на плацу. На все даю вам двадцать минут. Остальных офицеров попрошу немедленно покинуть казарму.
Все смотрели на него, как громом пораженные. Не самое лучшее первое впечатление я о себе создал.
- Да кто ты такой, - взвился тот лейтенант с кудрявыми волосами, - чтобы командовать здесь?
- Я капитан Вигельм Бэкенвил, командующий третьей роты первого южного полка, а значит и ваш командир. И если вы сейчас же не начнете выполнять мой приказ, я, не задумываясь, отправлю вас на гауптвахту за неподчинение.
Смерив его гневным взглядом, лейтенант все же встал и, на пару с переводчиком подняв тяжеленного Теобальда, потащил его к выходу.
- И еще кое-что, - обратился он к нему. – Как только разыщите людей из взвода нашего драчуна, пусть немедленно заступают на караул. Им в нем стоять трое суток.
- Так точно, капитан, - злобно ответил лейтенант и вышел из комнаты, остальные офицеры, словно очнувшись от видения, поспешили следом. Через минуту в комнате остался только он, Гэдволл и майор Валески. Пока последний недоуменно смотрел на него, Гэдволл, неожиданно, захохотал.
- Это было шикарно, Виг. Великие меня побери, просто шикарно. Такого я точно не ожидал, как и старина Теб, я думаю. Такое унижение ему не скоро позволят забыть. Но все же, - майор тут же посерьезнел - спасибо, что остановил нас. Я достаточно пьян и вполне мог прикончить его. А это, наверняка, означало бы конец моей военной карьеры.  Так что теперь я у тебя в долгу и если тебе понадобится моя помощь, только попроси.
- Что ж, раз уж ты сам предложил, - Вигельм устало посмотрел на майора. – Покажи, где мой кабинет.

Отредактировано Lancer (09.04.2017 16:25:34)

0

2

Это очень здорово! Вы - талант! Я, конечно, не специалист и не профессионал, но в данный момент мне очень понравилось сие произведение. Очень жду продолжения. Развивайтесь! У Вас огромное будущее, как мне кажется!))

0

3

Lancer написал(а):

Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками тянулся через весь зал, оставляя лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина.

епт
стол потянулся, потряс резными ножками и услужливо вильнул хвостом.

0

4

Зачин неплохой. Сразу несколько завязок намечается. Но сказать пока что-то конкретное сложно , мало текста. Ну так цепляет.
Главное, что тут очень мало скучных описаний и сразу начинается с диалога из которого мы узнаём канву сюжета.
А на следующей странице наверно братья пойдут на казнь, провожать в последний путь своего дядю, а возможно и спасут его? Или затеют дворцовый переворот, под прикрытием карнавального маскарада? Короче, такой не хилый средневековый боевичок намечается.

0

5

Хорошечно! Нет, искренне говорю - мне приходится по вкусу ваша проза, и не мне одному. Многое нужно доработать, но я уверен, что вы это сделаете как нельзя лучше!

0

6

hardsign написал(а):

Lancer написал(а):
Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками тянулся через весь зал, оставляя лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина.
епт
стол потянулся, потряс резными ножками и услужливо вильнул хвостом.

А вот если серьёзно, какое бы вы начинающему автору посоветовали бы слово использовать вместо "тянулся"?

0

7

Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками заполнял практически всё пространство зала, оставляя лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина.

0

8

Ща она и меня умоет )))

0

9

Туся написал(а):

какое бы вы начинающему автору посоветовали бы слово использовать вместо "тянулся"?

пересекал, делил,

0

10

Туся написал(а):

hardsign написал(а):Lancer написал(а):Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками тянулся через весь зал, оставляя лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина.ептстол потянулся, потряс резными ножками и услужливо вильнул хвостом.А вот если серьёзно, какое бы вы начинающему автору посоветовали бы слово использовать вместо "тянулся"?


я бы посоветовала не начинать со стола. Ну допустим ты смотришь помещение, сначала ты видишь общую картину, а потом детализацию. В литературе аналогично - сначала нужно общая картинка, потом уже укрупнее плана.

0

11

hardsign написал(а):

Ну допустим ты смотришь помещение

Вполне допустимо, что стол первым бросается в глаза.
Я соглашусь с господином Админом.
Действительно, дубовый стол, пересекающий комнату от одной стены до камина, лучше, чем тянущийся. :)

Отредактировано Билли Кинг (23.10.2016 21:54:40)

0

12

Lancer написал(а):

- Я уже помолвлен, к твоему сведению.
- Вот как, и кто же  этот отчаявшийся бедолага? - хохотнул Джонас. – Какой-нибудь разорившейся лордик, который видит в тебе последний шанс остаться на плаву. Наверное, такой же неудачник, как твой адъютант.

"Жили-были два ковбоя,
Каждый был холостяком.
Но потом они узнали -
Можно спать и с мужиком!
О-о-ооо - содомия!
"
(С) "Гриффины"

Не вычитано. Много очепяток, не хватает знаков препинания. Начинать текст прямо с описания какого-то стола, и лишь потом упоминать сидящего во главе его персонажа - имхо, в данном случае не слишком уместно, ибо отбирает внимание у героев. Если и начинать действие с какого-нибудь образа предмета, то с более "живого", активного - вроде пляшущего в камине огня, или луны в плывущих за окном облаках, или типа того. Также не совсем врубился, с какой стати один брат мысленно попрекает другого в "непочтении к заветам отца" - если сам ничтоже сумняшеся спалил почти всю отцовскую библиотеку?
Начало заинтересовало не слишком.

Тех-админ написал(а):

пересекал, делил,

В первую секунду прочёл как "Пересекал, дебил!:D

Отредактировано WitGlaph (23.10.2016 22:15:32)

0

13

А если начать с капитана? Потом уже вписывать  обстановку. И не тяжёлый, а массивный.

0

14

Билли Кинг написал(а):

Вполне допустимо, что стол первым бросается в глаза.

ага просто подскакивает на своих резных ножках и в глаза бросается!

нет не допустимо.

если стол не ГГ произведения.

0

15

sandro написал(а):

А если начать с капитана? Потом уже вписывать  обстановку


либо из общего в частное либо из частного в общее

0

16

Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками тянулся через весь зал, оставляя лишь немного места для потрепанного кресла, удобно расположенного возле разожженного камина.

Слишком длинное и громоздкое первое предложение. Начинать со стола не возбраняется, подобным образом многие произведения начинаются, но вот такую сложную конструкцию лучше разбить – и вырезать причастные обороты. Например
Тяжелый дубовый стол с мощными резными ножками тянулся через весь зал. Тот был маловат для такого монстра, и потрепанное кресло стояло в опасной близости от разожженного камина.
Тоже не идеально, я это сочинил за минуту, но читается легче.

все же счел полезными и не сжег вместе с прочей бесполезной ерундой наводнявшей совсем недавно книжные полки его родового замка.

Еще один громоздкий пример. А из-за отсутствия запятой он еще тяжелее.

он поднял глаза на своего сотрапезника.

А тот поблагодарил и вставил их в глазницы…

всклоченные, как от сильного ветра, короткие жгуче-черные волосы.

Тафф «Три погоды»! Постригитесь в нашей армейской парикмахерской – и ваша укладка выдержит хоть дождь, хоть ветер, хоть Армагеддон!
Это я к чему? Это к тому, что если у женщины волосы короткие, то это еще ничего не значит. А если у мужчины, то 95% представят себе стрижку «под бобика». Которая всклоченной быть не может в принципе.

Цвет волос да еще надменно вздернутый и слегка раздутый нос, вот все что унаследовал от своего отца его младший сын. Всем прочим он пошел не пойми в кого.

Что, у отца было непорочное зачатие, раз он даже матери не знает? Хм…

Бу-бу-бу, длинный флешбек, я его пролистал, так как мне банально неинтересно пока, что там происходило годы назад и какие отношения у персонажей с внучатыми племянницами их троюродных братьев. В середине романа такую ремарку дать можно, там читатель уже привык к персонажам и если он еще не подтирается вашей книгой в туалете, ему интересно. В начале – нет. Он еще ничего не знает. Так что достаточно сказать, что младший, вопреки традиции, раздолбай и плейбой. Все остальное – детали для будущего повествования.
Дальнейшая перепалка гораздо интереснее этого занудного отрывка.

Отредактировано Assez (24.10.2016 09:36:44)

0

17

Assez написал(а):

он поднял глаза на своего сотрапезника.

А тот поблагодарил и вставил их в глазницы…


Не, тут всё нормально, в плане поднял. Вот если бы автор опустил то, на кого он поднял глаза, тогда да.
Ну, типа:
Штирлиц поднял глаза.

А так, если он смотрел в тарелку, а потом перевел взгляд на собеседника, можно сказать, что поднял глаза на сотрапезника.

0

18

Assez написал(а):

что если у женщины волосы короткие, то это еще ничего не значит.

Это значит, что они уже точно не до попы и, возможно, выше лопаток. :)

Отредактировано Билли Кинг (24.10.2016 09:54:52)

0

19

Благодарю за комментарии. Постараюсь к следующему разу исправить все замеченные вами ошибки. А пока выкладываю еще один отрывок.

0

20

еще одна часть

0

21

Выложил завершающую часть первой главы. Если кто захочет, чтобы я выкладывал дальнейшие части пишите сюда либо в личку.

0

22

Lancer написал(а):

Если кто захочет, чтобы я выкладывал дальнейшие части пишите сюда либо в личку.

А может быть не надо капризной истерики? Здесь форум начинающих писатлеей, и Вы либо учитесь писать, выкладывая произведение, читаете отзывы и правите, либо ищите слов восхищения на других сайтах.
ИМХО.

0

23

Александр Кулькин, а почему истерика? Можно прочесть с разной интонацией.

0

24

Именно это я делаю. Но так как последний отзыв был, когда я выкладывал только первую часть, я счел, что либо в моем произведении больше нет ошибок и несостыковок, либо его никто не читает. В таком случае, выкладывать дальше главы не имеет смысла.

0

25

sandro написал(а):

Александр Кулькин, а почему истерика? Можно прочесть с разной интонацией.

На другом форуме я просто баню за такие вопросы. Молчание в ответ на твоё произведение, это тоже ответ, и стимул к дальнейшему совершенствованию.

0

26

Александр Кулькин написал(а):

Молчание в ответ на твоё произведение, это тоже ответ

все верно - не сумели заинтересовать.
Lancer, здесь люди проводят досуг, расслабляются. Не стоит удивляться тому, что не прочли. Заходите, если есть желание, в соседние темы. Может кого заинтересуете своими отзывами, и они заглянут к вам.

0

27

+ 1 часть

0

28

Прочел почти полностью. Да, есть описки. В целом, понравилось, читается легко, хотя и попадаются чуть утяжеленные предложения.

0

29

Еще одна часть

0

30

+1. Осталось немного

0