Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Крупная проза » Я скучаю по тебе, Ленка


Я скучаю по тебе, Ленка

Сообщений 1 страница 30 из 60

1

Название -Я скучаю по тебе, Ленка.
Автор - ijeni
Наверное повесть
Статус -закончена

часть 1. Сгущенка

Росчерком быстрым исчезла птица в предутренней мгле.
Нежное рыжее перышко в белом ажурном крыле.
Были с тобой мы или не были, знаешь не важно уже
Я здесь - ворона на привязи. Ты- на крутом вираже.

Моя быстрая птица, стремглав пролетевшая по небу, верная моя подруга, я немного расскажу о тебе. Ты не против? Смотри - я ничего не забыла...

**
- Ты, жирная сволочь, падаль московская, еще раз сунешь свою толстую ...опу на этот ряд, будешь бита. Ишь, ряху разъела, мурло мухами засиженное, красавица хренкемродная. Су... бл.....
Шипящие согласные издавали змеиный звук , вместе со слюной разбрызгиваясь из вроде красивого, но перекошенного рта одной из Кысь.

- Долго ты еще под ногами будешь путаться, тварь?  Еще раз увижу, что ты расклячилась на наших местах, убью, ...дина. Пасть закрой, уродина.

Поджарое тело изогнулось и сумка, тяжелым комом, пролетела, чуть не задев меня по лицу и плюхнулась жабой на стол.
Я вскочила, что-то жаркое опалило мне лицо и тут-же сменилось холодом. Я почувствовала, что вспотела сразу вся, до трусов, хотела бежать, но застряла в проеме между столом и скамьей, и плюхнулась назад, больно отбив задницу. Кысь (на этот раз, это оказалась Женька, наглая и жестокая блондинка из подмосковных Бронниц, попавшая в институт по разнарядке от совхоза) одним ловким прыжком вскочила на стол и тонким каблучком наступила на мою сумку. В сумке что-то предательски хрустнуло.
Помада! Дорогущая помада, того дико модного фиолетового цвета, которую я всеми правдами и неправдами упросила купить мать!

- Еще раз сядешь сюда, дерьмо, на горло твое жирное наступлю, лахудра московская, фря. Дугой выгнутые, тоненькие брови Женьки хищно дрожали, делая ее рысье личико еще более злым.
- Пшла вон!

Я вжала голову в плечи и почувствовала как слезы, подлые и горячие, подступили к горлу. И в этот момент чья-то маленькая крепкая ручка легла мне на плечо и чуть придавила, не давая встать.

- А не пошла бы ты сама, ...дина, вон? Что ты при.. лась к ней, не к кому что ль больше - тонкий голос зло звенел.

Я неуверенно оглянулась - сзади, воинственно нахохлившись, и накручивая ремешок маленькой сумочки на кисть, стараясь взять ее поудобнее, как пращу, стояла маленькая девчонка.
Пышные задорно-рыжие волосы, все в крупных волнах, небольшое личико, большой рот, и прищуренные длинные египетски-раскосые глаза, которые казались инородными, словно их взяли на ненадолго, немного поносить
Она была похожа и на Буратино и на злого львенка, и я почему-то успокоилась.

Женька враз сдулась, спрыгнула со стола и, дернув презрительно плечом, ушла.

- я Лена, - зло сплюнув в сторону, сказала девчонка, - А тебя как зовут? Не плачь, не стоит это дерьмо того. Пошли в столовку...

***
- А ты не будешь второе что - ли? Смотри, Армен картошку с мясом потушил, вкусная, обалдеть!

Ленка жадно смотрела на мою тарелку, которую я, не тронув, отставила. Огромная столовка на биостанции вся пропахла одуряющим ароматом тушеной картошки и ядреных, хрустских соленых огурцов. Их исправно поставляла огромная, как танк, мама Армена, смуглого, возрастного, сутулого студента. Он все время дежурил по столовой, вызывался сам, набивал руку, мечтая открыть кафе в своей горной деревушке.

- Да бери, Ленусь. Я не жру, знаешь же. Чо спрашивать каждый раз, издеваешься что-ли?

Я муторно и мучительно худела, стараясь хоть на полсантиметра уменьшить свою толстую попу. Все что я не съедала, отставляла, мучительно глотая слезы и голодные слюни, не тронув, быстро и весело уплетала худенькая, стройная Ленка.

- А я тебе огурцы свои отдам. Забирай, я не люблю.

-Ага, поверила прям, не любишь....Ладно, давай ужe.

По замшелой деревянной лестнице старого дома подмосковной биостанции я поднялась тяжело, но быстро. Сергей был уже на вечеринке, и я боялась опоздать. Но вдруг, где- то там, в сырой темноте комнаты девчонок, глухо-глухо прозвучал тихий всхлип. Я включила свет и увидела Ленку, комочком свернувшуюся на кровати и горько рыдающую в подушку. Упало сердце и жалость до удушья сжала горло.
- Что? Кто?
Маленькое заплаканное личико, было похоже на красный мокрый кулачок.
- Они вытащили мою банку. И сожрали, сучки.
- Что вытащили, Лен? Скажи ты толком, не реви.
- Они сгущенку мою украли. Я ее две недели берегла. Я есть хочу, понимаешь? Я так сгущенку люблю, ужас, мама прислала!
Несчастное личико прижалось к моему плечу.
- Ты, Ленк, прям дракончик какой. Я домой напишу - мать пять банок пришлет. Хочешь - десять, она сколько хошь достанет. Да не реви ты, блин!

- Ладно.
В еще красных глазах заплескалась чертовщинка

- а как тебе Армен? У него ...попа волосатая, и там все, аж рука путается.

- А ты откуда знаешь?
- От верблюда! 

Отредактировано Ijeni (09.02.2017 21:21:23)

+1

2

Ждем вторую часть)))

0

3

) Привет, ребенок. А тебе читать про любовь рано ;) Иди про ворону почитай. Там сказка

Часть 2. Ромашишки

На огромном лугу студенты биофака рассыпались, как горох, гудели сосредоточено и были похожи на толстых озабоченных шмелей. Все разложили блокноты и тяжелые старинные гербарные сетки. Крупный парень с лицом, одновременно добродушным, глуповатым и озадаченным, ползал на четвереньках и старательно сравнивал цветки ромашек. Жара стояла дикая, с него лил пот в три ручья, но неповоротливым мозгом он никак не мог осознать, что от него хотел молодой, вертлявый доцент. В очередной забег он по собачьи уткнулся лбом в стройную загорелую ногу.

-Чо ищешь? Помочь? - одна из Кысь, Машень, стояла над ним, чуть изогнувшись назад, откинув голову и слегка подав вперед бедром. Она прекрасно понимала, ЧТО он оттуда, снизу, видит в высоком вырезе шорт. Усмехнувшись, она отставила ногу в сторону, еще чуть дальше. Парень аж позеленел.

- Чо мучаемся?  Давай расскажу, пока добрая, - Машень присела, придвинулась ближе, -  Вон смотри - видишь цветок огромный, лепестки длинные, - это Ромашка Ахрененная, листья на хрен похожи, вот и название такое.
Парень глупо улыбался, быстро записывал, аккуратно выкопал нивянник и уложил его в сетку, тщательно расправив между старых газет. Он совсем офигел, прущее из всех его прыщеватых пор либидо, лишило рассудка и он уже не вытирал пот и не подбирал слюни, косясь на огромный вырез полупрозрачной майки Кошки, из которого выпирала точеная грудь.

- А вот, смотри, это Ромашка - чехуерашка. Не ржи, что-ты как идиот, видишь у нее листья какие, пушистенькие, как шерстка. Пиши давай.

- Ты ничего не путаешь, если я не сдам опять, меня с института выпрут, я уж третий раз практику не сдаю, мать тогда совсем заболеет с растройства - парень ныл, но с надеждой смотрел на Машень.

- Не канючь, дурачок, я тебе помочь хочу, бедненький. Должен же ты зачет, в конце концов сдать. А вот там, глянь, без лепестков совсем, это Ромашишка Дубравная.

Парень что-то начал понимать, но Машень сорвала цветок и сунула его в вырез.

- Понюхай как пахнет. Ты что - не веришь что-ли? Да я и сама не сразу въехала, а мне потом Игаряшка лично объяснил, что ромашишка отличается от остальных, у нее цветок другой, крайние цветки крошечные, соцветие такое - корзинка. А центр выпуклый, как шишка -ромаШишка. Спроси вон - вооон он бегает

Доцент, как лошадь пронесся где -то в дальней перспективе

- Пойди, да сам спроси.

Ленка, стояла сзади и хмуро смотрела, как Машень дурит дебильноватого парнишку. Мы знали, что он из совсем нищей семьи, из глухой деревеньки, мать давно больна, отец спился. И то что он попал в Московский педагогический, это чудо, практически на уровне рождественской сказочной истории. И если он вылетит, а все к тому шло, ему никогда больше не учиться, и он сгинет, исчезнет, растворится в пыли своей маленькой жизни, как его отец и пятеро братьев. Парень тщательно сложил гербарий, и аккуратно расправил листочки, мелко исписанные четким не мужским почерком.

- А поцелуй? - Машень тянулась к его потной физиономии и в последний момент, когда он с идиотской улыбкой вытянул губы, она плюнула чуть ли ему не в рот и отпрыгнула. Остальные кошки стояли сзади и ржали.

Ленка вдруг побелела так, что рыжие волосы стали казаться красными и одним прыжком подскочила к парню.
- Дай сюда! - Она рванула листки, выхватила и стала рвать их на мелкие кусочки - Я сама тебе все напишу, вечером придешь - заберешь.
Она подскочила к Кошкам.
- Суки!
И швырнула обрывки в лицо. Кошки на секунду замерли и бросились вперед. И тут я, забыв все свои страхи, схватила ножницы, и закрыла Ленку собой. И что-то видно было такое в моем лице, что кошки, обругав всех, отступили...

Отредактировано Ijeni (10.02.2017 09:19:42)

+1

4

Часть 3. Мама

-Посмотри, что у меня там на спине? Щекочет...
Тонкая фигурка изогнулось подобно веточке, и томно вытянулась на покрывале...Летний день полз, источая жар и лень. На носу были экзамены и мы жили у Ленкиных родителей, в маленьком городке, в частном доме, вечерами валяя дурака, а днем, на маленьком, полузаросшем пляже что-то даже учили вроде. Я была ботаником в душе, и старательно пыталась готовиться, въезжая в формулы, и потом растолковывала их Ленке. Ленка лениво щурилась и яркая зелень миндалевидных глаз брызгала снопом солнечных искорок. Искорки взлетали и смешивались с рыжими всполохами, сплошным ореолом окружающими длинные кудрявые волосы. Ленка с каждым днем становилась все красивее и понимала это.
- Слушай, твой Серега глаз на меня положил.
Небо рухнуло и раздавило меня, как лягушку, попавшую под каблук.
- Ты это серьезно? - я выдавила слова трудно и хрипло. В голове зашумело и я почувствовала, что побледнела , кровь отхлынула от лица и лицо стало холодным.
- Ну а чо? Ты думаешь он рыцарь печального образа? Такой же членонос, как и все. Хошь я его трахну особо извращенно?
Небо стало еще тяжелее, и я почувствовала, что мое сердце остановилось. Я отвернулась и молчала.
- Да ладно, что надулась, блин? Неужели поверила, что я такая сволота? Да и он тебя любит, сам мне сказал.
- Врешь. Врешь, он не мог этого сказать. Я резко повернулась и осторожно заглянула в хитрые глазищи.
- Чессло. Хочешь на мамкину икону поклянусь? Я тебе клянусь, он мне сказал - "Я очень ее люблю".

Небо вздрогнуло, развалилось и выстрелило в небо радужным салютом. Я из раздавленной жабы враз превратилась в царевну.

А Ленка вскочила и побежала к воде. Она неслась быстро и была похожа на чайку.

***

-Mамушечка, я тебя люблю маленькую.
Ленка,обняла маму, и стала казаться большой и значительной. Когда они стояли рядом, было трудно понять, кто дочь, а кто мать. Крошечная, худенькая женщина, с рыжеватой короткой стрижкой, без единой морщинки и такими же длинными египетскими глазами была очень похожа на стрекозку.

- Ты ж моя птичка, - Ленка чуть щелкнула маму по носу, как маленькую, -  Опять пахала в клетках. Сколько можно говорить, продайте вы этих тварей жручих, ты с ними замучалась, скоро вообще на земле не удержишься, улетишь.

Огромный круглый стол в зале был накрыт к обеду и аж ломился. Соленые огурцы, помидоры, грибы, вареная картошка со сметаной и зеленью. А в центре здоровенное блюдо с дымящимся мясом, аромат от которого был непередаваемый. Мне налили стопарь какой-то жидкости и я, никогда в жизни не пьющая крепких напитков, храбро шарахнула его разом. Задохнулась, слезы брызнули веером и Ленка запихала мне в рот маленький помидорчик, который брызнул у меня внутри остреньким чесночным соком.
-теперь мяска попробуй, самое то.
Мясо таяло во рту и казалось необыкновенно нежным.

- А что это за мясо? Я такого никогда не ела.
- Это нутрия.
- Ктооо? Я чуть не подавилась.
- Да жри ты спокойно, это что, а не кто, -  засмеялась Ленка, - Мы едим, все живы.

Тихий вечер, пахла ночная фиалка, мы сидели вчетвером на веранде, и огромный Ленкин папа, похожий на медведя, тихонько рассказывал мне, как его две малютки жить не могут друг без друга, а он без них. И что вся его жизнь - это только они. А все жизнь его жены - это только Ленка. И что они цветы. И они его единственное счастье. Он немного больше выпил, чем надо. А мне было так хорошо. Как дома

Если ты хочешь войти в доверчиво раскрытую дверь чьей-то души - тщательно вытри ноги

Отредактировано Ijeni (13.02.2017 09:35:15)

+1

5

Прочел первую главу. Вот мои придирки:
До этого млмента, не хватило декораций:

Ijeni написал(а):

Женька, наглая и жестокая

Ijeni написал(а):

из вроде красивого, но

учитывая ситуацию и повествование от первого лица, эта фраза звучит отвлеченно.

Ijeni написал(а):

тяжелым комом

сначала тяжелым комом, и тутже - плюхнулась жабой. Может, лучше увесистая?

Ijeni написал(а):

что-то жаркое опалило мне лицо и

звучит, будто, что-то извне опалило.

Ijeni написал(а):

больно отбив задницу

больно - лишнее. Отбила - достаточно красочно. Вообще, "отбила" кажется недостоверным.

Ijeni написал(а):

на этот раз, это оказалас

повтор

Ijeni написал(а):

предательски хрустнуло.

Ijeni написал(а):

как слезы, подлые

предательски, подлые.

Ijeni написал(а):

длинные египетски-раскосые глаза,

длинные глаза(?)

Ijeni написал(а):

Ленка жадно смотрела на мою тарелку, которую я, не тронув, отставила. Огромная столовка на биостанции вся пропахла одуряющим ароматом тушеной картошки и ядреных, хрустских соленых огурцов. Их исправно поставляла огромная, как танк, мама Армена, смуглого, возрастного, сутулого студента. Он все время дежурил по столовой, вызывался сам, набивал руку, мечтая открыть кафе в своей горной деревушке.

здесь я бы начал с вводной части.

Ijeni написал(а):

Да бери, Ленусь. Я не жру, знаешь же. Чо спрашивать каждый раз, издеваешься что-ли?

"Ленусь" выпадает из общего фона.

Ijeni написал(а):

Я муторно и мучительно худела, стараясь хоть на полсантиметра уменьшить свою толстую попу. Все что я не съедала, отставляла, мучительно глотая слезы и голодные слюни, не тронув, быстро и весело уплетала худенькая, стройная Ленка.

Муторно, кмк, из другой оперы. Мучительно - повтор. Последнее предложение нужно перестроить. Путанное.

Ijeni написал(а):

Упало сердце и жалость до удушья сжала горло.

Для таких эмоций, мне не хватило предпосылок. Может, чего добавить об отношениях подруг?

Ijeni написал(а):

еще красных глазах заплескалась чертовщинка

сомнительная формулировка.

0

6

Давний рассказ. Да и править мне его трудно. Но все равно, мне очень приятно, что прочли. И править, конечно попробую

0

7

Ijeni, ясно. Я после дочитал полностью. Картина примерно такая же. Но читалось легко. Сделать бы поточнее формулировки, и выровнять яркость.

0

8

это еще только начало. Это бОльный рассказ. Я его довыложу, пожалуй

0

9

Давайте. Я так понял, в правке, как таковой, он не нуждается. Ну, тогда просто почитаю. Очерк и подобное - мой любимый жанр.

0

10

Часть 4. Месть

Поезд вот-вот тронется... Охрененное состояние свободы... Мы с Ленкой сидим, обнявшись, на одной полке, болтая ногами и треща как сороки. Полупьяные студиозы едут в Астрахань. На помидоры. Душный плацкарт аж кипит, вот вот взорвется от перенасыщенности эмоциями и гула. Маленькая Ленкина мама растерянно стоит на перроне, ищет ее глазами и беспощно машет рукой в поблескивающую пустоту вагонного окна.

Шкодливая Ленка поглубже запихивает в карман джинсов пачку Родопи, безуспешно натягивает кофточку-лапшу на бедра, стараясь, что бы карман не оттопыривался, и выскакивает на перрон. Быстро обнимает маму, у которой уже покраснели глаза и набряк нос и целует ее мокрое лицо быстро-быстро, мелко-мелко, как клюет. И отворачиваясь, чтобы мама не заметила, что у нее самой глаза повлажнели, бежит к поезду. Поезд трогается и она еле успевает запрыгнуть в тамбур.
***
... Огромная площадка, среди старого полузаброшенного сада, гладко выметена и дымится от потоков воды, которые обрушил совершенно сумасшедший дождь. Посреди площадки растянута огромная палатка. Никогда не думала, что такие бывают. Ее купол был натянут на колья, но прогнулся от целых озер воды, спокойно плескающихся среди колышащейся от порывов ветра, ткани.

Мы, промокшие до нитки, табуном ввалились внутрь. Внутри было даже уютно, стояли пружинные кровати, посреди огромный деревянный стол и скамьи. Над каждой кроватью натянут марлевый полог, края которого были плотно подоткнуты под матрасы.
- Скорпионы!
Мы с ужасом оглянулись на Гуль - таджичку.
- Ничего страшного. Просто внимательно надо осмотреть постель перед сном. Все будет в порядке- Гуль улыбалась.

***
-Знаешь, я странная такая...
Ленкины глаза светились зелеными бликами, в душной темноте палатки сияли даже через двойной слой марли пологов ее и моей кровати.
- Я вот каждого из них люблю...
- Чо?
Мне страшно хотелось спать, но я старательно пучила в темноте глаза.
- Вот все думают, что я с ними просто так. Неправда! В Ленкином голоске вдруг зазвенели слезы, - Я правда люблю Мишку. Ты то хоть верь.

Мишка был сильный, стройный физвозник с одной мозгой в красивой кучерявой башке. Эта мозга занимала немного места там, где ей было отведено природой, потом извивалась, крепла, проходя через мощный мускулистый желудок, падала вниз, и где-то на уровне таза, разветлялась на две сильные и толстые ветви. Одна уходила назад, вторая вперед. И если в начале своего пути мозга была тонкой и слабой, практически рудиментарной, то к завершению оного, она абсолютно видоизменялась. Особенно та, что впереди. Она работала бесперебойно и безотказно, как отбойный молоток.

Все свои соображения по поводу этой Мишкиной мозги, явысказала Ленке.
- Ты не понимаешь... она задумчиво смотрела перед собой в темноте и свет струился, казалось зрачки сияли, - Это все наносное. Он знаешь какой! Он слон. С нежной и печальной душой...

- Бгггг-сказала было я, вспомнив, как нежный и печальный слон вчера больно ушипнул меня за задницу. Но удержалась.

- Знаешь, мне его жаль. Он такой потеряный. Но ты не поймешь. Давай спать.
- Ну давай, чо уж.
Я знала свойство Ленкиной натуры жалеть и любить всех. Но это было уж слишком.

***

По спине, мерзко перебирая мохнатыми лапками, что-то ползло. Я вскочила, судорожно отряхнулась, похлопала полотенцем по спине, чувствуя как холодные мурашки меня покрыли полностью и начали колоться, как елочные иголочки. Зажгла фонарик, осмотрела всю кровать- чисто. Марлевый полог был подоткнут плотно, дырочек не было.

Приснилось, блин. Аккуратно расправила простыню, осторожно легла. Все нормально. Сон начал уже обнимать меня теплыми лапами, но снова, по спине сначала еле заметно, потом сильнее и вот уже целая куча каких-то тварей защекотали и зацарапали мне кожу. Под простыней что-то шевелилось. Жуткий первобытный страх накрыл меня волной и почти задушил. Пот градом хлынул и я, в один момент, покрылась липкой испариной. Я до жути, до одури боялась насекомых, вернее их прикосновения, близкого контакта. Этот страх был таким сильным, что я легко могла вырубиться, если на меня села, ну, например пчела. Я вдруг почувствовала, что слева, под ребром что-то сжалось и ухнуло, там заломило и стало горячим, а потом вдруг свинцово захолодело. Ночь вокруг меня черная, южная вдруг побелела, вернее стала белёсой, а звуки стали глухими.

Очнулась я от того, что что-то мокрое и холодное касалось моего лица и шеи. Горел яркий свет, около кровати сидел студент-медик-практикант, окучивающий нас во всех смыслах. Он с интересом рассматривал мои голые сиськи и усмехался.

- Во, дурко. Это ж нитки под простыней твои товарки намотали, - мягкий хохлацкий говорок окутывал и успокаивал - Че ты сразу в обморок -то? Приедешь домой, сердчишко-то проверь.

-Как намотали? - Звуки мне казались еще далекими и глухими, но я уже слышала. Когти слева разжались, дав возможность вздохнуть.
-Да просто. Не знаешь что ли хохму эту? Нитки под простынь намотали, а потом и тянули за ниточку, медленно. Знали, чтоль, что ты боишься?

Он еще раз посчитал пульс и вышел из палатки

Ленка сидела красная, как рак. На виске у нее дрожала от злости жилка, она сжимала кулаки.

***
..." И грязные когти, острые, как ножи, медленно втянулись в белую, мертвенную пухлость пальцев огромной, раздутой руки. Капли крови на них уже не были красными, они потемнели и стали похожи на загустевший шоколад. Амине с трудом приподнялась и посмотрела на свой живот. Во влажных, поблескивающих разрезах, что-то виднелось. "Кишки" , с ужасом подумала она, и попыталась зажать рану. Но огромная, тяжелая как подушка, мертвенно-бледная рука казалось росла, приближалась и наконец легла ей на лицо, полностью перекрыв дыхание. Амине пыталась вырваться, билась, кровь хлынула из перерезанного живота. Она еще раз дернулась, выгнулась и застыла."

Зловещий Ленкин голос нарастал и срывался, звеня. Танька, главная оторва из группы Кысь, сидела, вся сжавшись и не отрывала глаз от рассказчицы. Она то бледнела, то краснела. Сейчас трудно было поверить, что эта рыхлая пошловатая девица - инициатор всех самых противных козней, пошлая, подлая,  по настоящему боится. Вернее чувствует тот самый животный ужас, который поднимает голову из старательно забываемых моментов вашей жизни, которые все равно никогда не забываются.

-Ну ладно. Хватит! -Танька почти шипела, - Кончай свои россказни.

- Ты чо? - Девки взбунтовались, - Пусть расскажет до конца, интересно же. Не нравится - иди погуляй нафик.

Танька вскочила и вылетела из палатки на темнеющий двор.

Жуткий визг разрезал предутреннюю густую тишину. Он длился и длился на какой -то потусторонней ноте, звенел, дребезжал и срывался в хрип . Мы, как очумелые, вскочили и в еще сумрачном свете увидели, что Танька, бьется своим крупным дрябловатым телом в марлевом пологе, как муха в занавеске. Она хрипела, дышала загнанно и с трудом и никак не могла выпутаться. Кысь бросились к ней, разорвали марлю. На Таньку было страшно смотреть. Белая до синевы, она вся тряслась как в лихорадке, зубы стучали, она с ужасом смотрела в сторону своей кровати и пыталась что-то сказать. И вдруг из нее полилось плотной горячей, сначала желтой, а потом коричневатой струей. У ног моментально образовалась здоровенная лужа, в душной палатке страшно завоняло.

Одна из кошек сдернула полностью марлю. Над подушкой у Таньки, прямо над лицом, на спинке спинке металлической кровати была прикреплена белая надутая резиновая перчатка...

Ленка, своей упругой, немного игривой походкой прошла мимо, на ходу бросив - "Сыкуха сраная" 

0

11

sandro,

В правке он НУЖДАЕТСЯ. За правку мое отдельное спасибо и поклон. Это великий труд, который стоит дорогого. Поэтому правьте, я все учитываю и буду вносить

0

12

Мне нравится. Буду читать еще!

0

13

Все прочитала, очень хорошо стиллистически. У меня не хватает компетенции рецензировать. Думаю, стоит попробовать отправить в толстый журнал.

0

14

Спасибо

0

15

Часть 5. Лотосы и осетрина

Часть 5. Лотосы и осетрина

Мелкий, чистый, выжженый добела песок, почему- то не обжигал, а ласково просачивался теплыми струями через пальцев ног и щекотал. Мы вытащили лодки на берег и разбрелись кто куда. Огромные розовые цветы покачивались у самого камыша, и я сначала не поняла что это.
- Это лотосы, - усмехнулся бригадир, черный, усатый и очень похожий на шмеля мужичок. Он уже давно жужжал надо мной, пытаясь опылить, но я была неприступной девахой, замученной безответной любовью.
Бригадир положил мне руку на плечо и прошептал: "А пойдем, я тебе покажу как осетра разделывают".
- Пошел ты, - он меня достал, и я грубила.
- Я пойду, фигли ты только ее зовешь?- Хитрый зеленый глаз выглянул из-за бригадирского плеча и подмигнул мне.

Через минут сорок, бригадир смущенно раскуривал сигарету, пытаясь заставить гореть отсыревшие в промокших штанах спички. Ленка, похожая на сытого котенка, завязывала узелком оторванную лямку у топика и терла зеленые травяные пятна на шортах.

- Блин, опять - Я зло отчитывала ее, мы ругались по этому поводу тему не первый раз, -Ты видешь себя как бл.... Прости. Вот скажи мне - зачем тебе ЭТО? Ты что, день не можешь без мужика прожить?

- Да нет, Ир. Дело не в мужике, наверно, фиг знает. Понимаешь, я жить спешу, что ли. Я не знаю, как тебе объяснить... мне хочется всего быстрее. И много. И еды и любви. Может я жадная, просто? Вот ты ругаешься, а бригадир, такой смешной и славный. Ласковый. Эх. Не поймешь ты все равно. Я ласки хочу... Много. Сейчас. А вдруг потом не будет?

- Чего не будет, блинос? Ласки что ли? Да этого дерьма на твоем веку знаешь сколько будет? С твоей рожей и фигурой тока свистни. Ласки ей не будет. Твооююю маать.

Я матом тогда не ругалась, но очень хотелось отчесать ее по-черному. Цены себе баба не знает. Черти знает что.

- А вдруг? Не будет ее. И ничего не будет?

- Кретинка, блин.

Я не выдержала и выругалась. Ленка засмеялась, обняла меня, щекотнув за бок
- Не порть великий русский. Не умеешь - не берись. Тебе не идет.
Она вскочила, стряхнула песок со стройных, загорелых ляжек, мотнула головой, как нетерпеливая рыжая лошадка и попрыгала было на одной ножке к ноге. Но оступилась в вязком песке, хлопнулась на попу, опять вскочила и пошла неспеша, чуть нарочито виляя попой.
- Тьфу, профура - уже беззлобно крикнула я ей вслед.
Ленка обернулась, показала мне язык и побежала к воде.

Я долго лежала на теплом песке, щурилась на уже заходящее солнце и думала про Ленкину любовь. Какая-то ненасытная она во всем. Трахается до одури, если любит - то аж до визга, ест - до отпада, пьет - до упада. Горячая... Может просто это я -холодная московская жаба?

***
Офигенно ароматный дымок поднимался в уже мутнеющее перед закатом небо...
Вы когда нибудь ели малосольную черную икру? Которую засолили тут же? Экстемпоро? В тузлуке, отдающем перламутром в солнечных лучах, партиями пропущенную через крупное сито?
А осетровую уху с тяжелыми, как лапти, сочащимися кусками осетрины? Закусывали все это теплым серым хлебом и астраханскими помидорами, которые светятся красно-лиловым как фонари, а на изломе исходят сахарными гранями? А потом арбуз, который треснули об колено, и он развалился на две неровные части, его тоже прошил остро-сахарный разлом? Нет?

То-то.

Нажравшись так, что передвигаться можно было только на четвереньках, мы выкапывали ямки в теплом песке, укладывали туда животики и тихо млели. И были похожи на выброшенных на берег больших, белых рыб...

Ленка, грустная, сидела у самой воды, подобрав коленки и задумчиво чертила прутиком на песке.
-Ты что? Не ела что ли? - я выпучила глаза, такое в нашей жизни наблюдалось впервые.
- Я что-то есть не хочу... тошнит.
- И арбуз???
- Ага....Ленка чуть смущенно пожала плечами, - напекло мне, наверно...
-Залетела! Допрыгалась, овца.
- Не каркай! Дура!

***
Я открыла глаза и очумело вперилась в темноту. Кто-то тряс меня за плечо через полог. Подслеповато щурясь, нашарила фонарик и посветила. Катька!
- Чо надо.
Я напружинилась, готовясь к очередному отпору, но Катька выглядела мирно, и даже показалась обеспокоенной.

-Ир. Там что-то у Ленки не так. Она стонет. Я боюсь подходить, пошли вместе.
Меня смело с кровати в долю секунды и я рванула Ленкин полог. В свете фонарика она казалась очень бледной, капельки пота усеяли лицо. Грудь и плечи тоже были влажными.

-Лен. Что?

Я почему-то жутко испугалась и попыталась приподнять ее. Она застонала.

- Подожди, не трогай. Что-то у меня все так болит, сил нет. Прямо до жути.
- Что болит, ну говори, блин. Где болит -то? Живот?
Жуткие картинки из учебника для медсестер всплыли перед глазами. Внематочная? Кровотечение? И здесь один этот чертов двоечник, выкормыш Астраханского медицинского?

- Не. Вроде не живот,- она снова застонала, выгнулась аж от боли и еще сильнее побелела- Спина вроде. Или бока? Не пойму.. где -то, где ребра. Может сердце?

Она уже почти кричала, слезы градом текли по иссиня-белым щекам.
Катька рванула за врачом.

До утра врач просидел около Ленки, вкалывая ей обезболивающие и проверяя пульс и давление. К утру боль утихла и Ленку отвезли в медчасть.
Вернулась она к вечеру, повеселевшая, но слабая и осунувшаяся.
- Все нормак, не канючь,- щелкнула меня по носу - Бум жить. Врач сказал -радикулит!

Отредактировано Ijeni (14.02.2017 10:27:52)

0

16

Радикулит. Ну да.

0

17

Четвертая часть прямо очень. Читаю дальше.
Пятая - тоже.

0

18

мне не понравилось. много диалогов, мало смысла. Очень по женски эмоционально, сюжета по сути нет, картинка не рисуется.

0

19

Ну да. Не угодила

0

20

Ijeni написал(а):

Ну да. Не угодила


не нужно обижаться
у вас получилась классическая женская проза
это просто не в моем вкусе

0

21

часть 6. Крах

Осенняя Москва грохнула фейервером желтеющих листьев, запахом увядающих бархоток на ярких по-летнему еще клумбах. Учебный год завертелся, закрутился, у меня начался новый роман и я стала невнимательной. Я не замечала, что в Ленкиных кошачьих глазах балованная искорка чуть притухла. Я не замечала, что она на лекциях как-то слишком задумчиво смотрит в окно и долго кусает шариковую ручку на практических занятиях, думает о чем-то своем. Мы почти не говорили, я срывалась сразу с последней пары и неслась, выпучив глаза, влекомая нежным вечерним сентябрьским воздухом и гормонами.

Она не трогала меня. Только иногда я чувствовала ее взгляд, но было ясно, что она не обижается. Просто живет отдельно. Сама. Без меня.

К концу сентября, я немного очухалась, посмотрела вокруг и увидела, что моя блестящая рыжеволосая красотка стала похожа на маленького грустного котенка.
- Лен. Что-то случилось у тебя? Ты как-то изменилась вроде?
- Да я что-то чувствую себя странно. Горло вот болит и бок. Мама ругается, хочет меня в больницу уложить. Врачу из поликлинники не верит, чот. Я не пойду в больницу. Все будет по капустке. Только вот настроение еще неважное, как назло. Не хочу ничего. Да ладно -не обрашай внимания.

Я не обращала. Я кружилась в водовороте своей любви, счастливая и совершенно осатаневшая. Тараканы в моей голове и бабочки в животе сговорились и съели мозг.

Все рухнуло, когда я поняла, что Ленки нет уже неделю в институте. И я, наконец остановилась, вернее споткнулась, как лошадь, налетевшая на препятствие.

Огромный центр на Каширской внушал ужас. Громадные светлые коридоры казались наполненными болью и страхом. Я, с колотящимся сердцем шла, стараясь не стучать каблуками и казаться невидимой. Я старалась не замечать вывески с равнодушным словом " онколог". И когда мне навстречу попадались малыши с огромными страдающими глазами, в которых отражалось полмира - я отводила глаза. Я понимала, что миру наплевать на то, что маленький светлоглазый эльф - без ног...
Ленка лежала в палате на двоих. На огромной белой подушке, маленькое личико казалось желтоватым, а рыжие волосы - почти красными. Горящими...

Она смотрела на меня молча. Долго. Глаза были сухими и такими зелеными и блестящими, что казались неестественными. Кукольными. Я не могла найти слов и мы смотрели друг на друга минут пять, без единственного слова.
- Ир. Она с трудом разлепила сухие губы. - ты знаешь, что я умру?

Все слова, которые я быстро и жалко лепетала, о том что сейчас хорошие доктора, что она молодая, что мне сказали о ремиссии по восемь лет, такой, что можно даже родить, были пустым шелестом на фоне её молчания. Она смотрела на меня своими странными глазами и я видела, как она впитывала каждое моё слово.

-Ир. Пообещай мне, что я не умру...

Я слишком поздно заметила, что в углу у окна сидит маленькая сгорбленная старушка... Крошечная, зеленоглазая. Она тоже молча и какими то сухими глазами смотрела мимо меня. Если бы не знала, то никогда бы не поверила, что это она, Ленкина мама.

Я шла ко коридору, не замечая никого. Серые стены, серый линолеум, серый кафель. Холодно. ..

Одна только фраза крутилась в моей воспаленно - отупевшей голове - "За что"?

Отредактировано Ijeni (15.02.2017 13:57:29)

+2

22

hardsign,
Да с чего вы взяли. Я рада что читали. И с удовольствием принимаю любое мнение. Причем принимаю к сведению

0

23

Часть 7. Предательство

Легкий звенящий смех разрушил сонную вязкость полутемного коридора и такой знакомый голосок откуда-то возник, пропев, чуть с хрипотцой -"Ты что - не узнаешь меня, что ли?".

Я озиралась, всматривалась в редкие фигуры, бессильно вжавшиеся в кресла, расставленные у дверей палат. Ленки не было, вообще не видно было не одной девчонки, и только неуклюжая полная женщина медленно ковыляла, держась за стену.

" Крыша едет, неудивительно в моем положении, да еще в таком месте", - раздраженно подумала я. Тот малюсенький комочек, который уже поселился внутри, изменил мои мозги до неузнаваемости, внушал что-то такое, трусливое, чего я подспудно стыдилась. Мне уже не хотелось ехать сюда. Страшный гнет этой жуткой больницы пробуждал, спящий доныне инстинкт самосохранения и я, каждый раз, с трудом заставляла себя приехать.

-Да я это! Ты уж совсем!
Я всмотрелась в женщину. Зеленые глаза, такие знакомые, на одутловатом, раздутом и синюшном лице, смеялись
-Леееен?
- Да ладно. Не боись - это гормоны мне колят. Ща курс закончат - все само сольется, там вода одна. Пошли сядем, стоять не могу долго, суставы к весу не привыкли.

Мы сели. От Ленки так пахло... Странный, болезненный, мясной какой-то запах, лез мне в ноздри, и тот, мой маленький внутри меня, сопротивлялся этому запаху, бился и выворачивал мое тело почти наизнанку. Я сдерживалась. Запах духов смешивался с вонью болезни и мне казалось, что мы с Ленкой, теперь с разных планет. Там на той, где теперь живет она, вернее -эта - грузная, одутловатая женщина, там - боль и страх и безысходность. Здесь, на моей - новый дом, аромат предновогодних пирогов и мандаринов, легкий снег, иголки в прихожей от огромной елки, с трудом впихнутой в дверь... И он, комочек, биение которого, каждый вечер пытается услышать, прижавшись к животу, стройный, смуглый мужчина. Мой муж...

Мы просидели минут сорок. Ленка подробно рассказывала о схеме лечения, о своих ощущениях, ремиссиях своих новых друзей, смерти и выживании. Я задыхалась и сдерживала тошноту. Я не понимала своим идиотским молодым мозгом - она рассказывает мне о своей надежде. И вдруг, Ленка запнулась, тоскливо посмотрела на меня и потом, на часы...
-Знаешь, ты иди... Я устала.
Облегчено вздохнув, я встала, заставила себя ее поцеловать.

Я больше в больницу не пришла.
ПРОСТИ МЕНЯ. Ленка...

***
Последний курс, пора ГОСов. .. Это время неслось, как скорый поезд. Изнемогая от тяжести своего огромного живота, помирая от недосыпа, я приползала на лекции и зачеты, задыхалась и потела. Жизнь моя сузилась до одного маленького желания- лечь и уснуть.
Ленка приезжала тоже. Она стала такой...
Худая, почти эфемерная женщина, со странным взглядом, в котором таилась полуулыбка и знание. Знание тайное, непостигаемое. Глаза, то ли наказуемой блудницы, то ли святой, зеленые и прозрачные светились нездешне. У Ленки не было ресниц, и ее глаза от этого казались еще более нездешними. У нее не было и бровей и тонкая нарисованная ниточка была удивленной и немного страдающей. У нее не было и волос, но парик из длинных, ниспадающих волнистых прядей, рыжих, почти таких же, как раньше, делал ее красивой.
Она, конечно, ничего не сдавала, но приезжала поболтать, у нее была ремиссия и чувствовала она себя неплохо.

-Ир. Я вижу, тебе не по себе. Давай, не межуйся. Я все понимаю, ты что, думаешь Америку открыла, что приезжать не хотела? Матери пугаются, мужья не выдерживают, а то ты. Да и нормально все у меня, я привыкла, у нас знаешь там жизнь своя, танцы даже бывают.

У меня любовник знаешь - охренеть-не встать! (Ленкин взгляд блеснул и заискрился прежней чертовщинкой). Тебе и не снилось. Вот так вот. А то пряяяяячется она от меня. Пошли я покурю, поболтаем.
Она курила из тонкой пачки длинную сигарету, я никогда не видела таких.
-Ага... Во-во. У меня в палате ликер, знаешь какой. Надо было захватить, не подумала. Хотя с тобой пиииить....Он богатый, гад. Грузин. Только стоИт уж не всегда у него. Да и ладно... Пооодумаешь... мне и не надо уж так -то очень. Зато у него ..опа волосатая, как я люблю...

Она запнулась, помолчала.
-Была... волосатая...

Отредактировано Ijeni (15.02.2017 13:58:20)

+1

24

Мне кажется, начиная с четвёртой части, все более целостно, гармонично что ли. В первых шло по нарастающей и выровнялось. Читаешь, и ничего лишнего, все на своих местах. Жду продолжения.

0

25

+++

0

26

я вот думаю это я троль действительно, почему меня подобные вещи бесят?
я конечно человек испорченный нарзаном, у меня муж занимается онкодиагностикой и вечений чай всегда сопровождается рассказами про ленок ванек итд. Но если быть честной я бы вообще запретила писать на пободные темы.
ребята ни скучно это
у меня была подруга золотой человек спасала меня помогала и вдруг закололо у нее в боку - это конечно оказалася рак и конечно же ее положили на каширку в москве ваще рак лечат только в стационаре на каширке и гормонами.
все я автора готова убить.
не есть еще вариант - я оказалась хорошей девочкой собрала ей бабло и она полетела в израиль где ее вылечили.
простите мой французкий ребята.
но других слов у меня нет.

и я ругаю своих франзуов за то, что они жизни не видели и все их проблемы  - это дет сад и штаны на лямках.
ну у них там хоть любовь есть, страсти бушуют.
а здесь каширка и рак и боль в боку.
ппц.

-1

27

Это тебе решать, как относиться к таким вещам. У каждого своя мера. А я , с твоего разрешения, продолжу.  Тем более, что я немного о другОм.Не о раке. Жаль, что это не понятно. Значит, я не смогла донести

Может тебе просто не стоит этого читать

Отредактировано Ijeni (15.02.2017 20:18:49)

0

28

Окончание. Письмо

Маленький комочек, живший во мне, превратился в орущую днем и ночью Мисюську и, в таком виде, занял все мои мысли и время. Я прибегала сдавать очередной зачет, задыхаясь от волнения, все время думвя о дочурке, оставленной на бабку, и помирая от недосыпания. Замотанная и издерганная, офигевшая от навалившегося, я еле тянула свой воз, и две недели после роддома, которые я провела почти без сознания, промелькнули как один день.

Я забыла о тебе, Ленка!

Моя светлая лисичка, целый месяц, а может и полтора, я ни разу не вспомнила о тебе, у меня нигде не защемило, я занималась только семьей и экзаменами. Даже с однокурсниками своими я совсем не общалась, график моей жизни не вписывался в их разухабистое веселье послеэкзаменационных пьянок и веселого греха.
И только, примчавшись домой после последнего экзамена и хряпнув  шампанца с мужем за удачное завершение выпускной авантюры, я вдруг вспомнила.

- Слушай! Мне же надо Ленуське позвонить! Она там уж наверное выписалась, последний раз почти здоровая была, выглядела классно.

Муж отвел глаза.

- Ир...

Звенящая тишина повисла, налилась и стала невыносимой.

-Ир. Мы не говорили тебе... ты в роддоме была...

Я молча смотрела на мужа и мне казалось, что его лицо странно уменьшилось и стало размером с теннисный мяч. В ушах что- то лопнуло, и звон ворвался, почти разорвав перепонки.

- Что...

Я прошипела, вернее просипела, но вопрос был уже запоздалым, ненужным, пустым.

- Лена умерла. Ты съезди, может...к маме её...

... Электричка выплюнула меня на маленьком полустаночке, теплый запах истомленного жарой соснового леса немного привел в чувство, но к аромату, настоянному на травах, примешивался запах земли и еще чего- то сладковатого, необъяснимого. Я медленно брела по узенькой тропинке и вдруг, где- то в сердце толкнуло мягкой лапой, закружилась голова и я остановилась, вцепившись в свежепокрашенную оградку. С высокого деревянного креста светились насмешливые узкие зеленые глаза, рыжая грива, казалось, развевалась от душного августовского ветра. Маленькая седая, абсолютно сгорбленная старушка, совочком пересаживала бархотки, бледный пожилой мужчина докрашивал калитку.

- Ты пришла? Старушка смотрела мимо, но распрямилась с трудом, вытерла руки об старенькое полотенце.
-Пошли. Тебе письмо там. Дома.

...Ленкина комната казалась чужой, холодной и незнакомой. Тщательно застеленная кровать была такой ровной, что казалось ее отбивали доской, как в казарме. Фотография, та же, что на кладбище, в черной массивной раме, почему то была прижата к книжному ряду толстым томом советской энциклопедии. Я тихонько села на стул...

-Знаешь, она каждую ночь сюда приходит...Ищет что-то. Я вот кровать застелю, а под утро все скомкано, она прям ногами пробегает по покрывалу. И фото на пол бросает... может я не понимаю чего? И она умерла быстро, не думай. Только сказала мне - "Мам. Мне не больно. Мне совсем больше не больно. Не плачь! Мне так хорошо. Наконец!"

Отец молча стоял сзади. У него были сухие, белесые и неподвижные глаза. Он методично, раз за разом, поправлял мишку, сидевшего на тумбочке, и все время падавшего вниз мордочкой. Потом взял конверт и протянул мне.

Уже совсем стемнело, когда я, ошалев от слез, которые наконец прорвало потоком, ехала домой. Конверт прожигал насквозь мою душу и я решилась. На небольшом листочке была пара фраз. Она писала их уже совсем без сил, видимо, буквы прыгали.     
                               
"Ириш. Все правильно. Каждый уходит в свой срок. Я не жалею. И ты не жалей. И спасибо тебе за ту сгущенку"

Росчерком быстрым взлетало  в стылой предутренней мгле.
Нежное рыжее перышко в белых, как снег облаках
Стаяла, льдинкой февральскою, на не согретой земле
Я бы с тобою улетела бы, только не знаю как.
.

Отредактировано Ijeni (15.02.2017 20:28:03)

+1

29

Ijeni, очень круто. Отлично.

Лично мне было бы удобнее читать всё сразу. После того, как пару раз обжёгся - полработы не оцениваю.

У тебя получилась захватывающая, пробирающая вещь. Спасибо.

0

30

Она автобиографична, к сожалению. Прошло очень много лет. Но это, по-прежнему болит

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Крупная проза » Я скучаю по тебе, Ленка