Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль № 16, соавторская. Энни и Олег.


Моноэль № 16, соавторская. Энни и Олег.

Сообщений 1 страница 30 из 397

1

Испытание нового формата - моноэли на двоих. В теории всё смотрится очень красиво. Посмотрим, что будет на практике...

http://orig03.deviantart.net/6f6e/f/2007/043/b/8/this_strange_engine_this_love__by_basia_almostthebrave.jpg
рисунок: barbarasobczynska

Тема: Этот странный механизм
Моноэлянты: Энни, Олег
Секундант: aequans
Форма работы: Проза.
Объём: без ограничений.

Задание: написать две работы по предложенной теме. Моноэлянты работают в последовательном соавторстве: каждый из них пишет первую часть одной работы и вторую часть другой. Вмешиваться в текст соавтора нельзя. Отступление от заданного соавтором объёма более чем на 500 знаков - крайне нежелательно.

Сроки написания: до 20.03.2017, 22:00 по Москве. Первые "половинки" работ не позднее 15.03.2017 пересылать или через меня, или прямо друг другу в ЛС, но мне - обязательно. Готовые работы слать мне в личку, ответственный за это - автор второй части работы.
Сроки голосования: три дня после выставления работ. Работы выставлены в 23:00 20.03.2017. голосуем до 23:00 23.03.2017.

Внеконкурсы допустимы и приветствуются, в любом формате. Выставляются в третий пост по мере поступления и возможности. Секундант может отказать в выставлении внеконкурса по своему усмотрению.

Голосование: открытое, в комментариях. Ставим обеим работам оценки по десятибалльной шкале, от 1 до 10, целое количество баллов. Обоснование своей оценки в виде хотя бы краткого отзыва на каждую работу обязательно. Подробные отзывы - приветствуются! Отзывы на внеконкурсы - приветствуются тоже.
Также в этой моноэли приветствуются попытки читателей угадать - кто из моноэлянтов какую часть работы писал. И особенно - конкретное указание на место в тексте, где один из авторов передал перо другому.
Раскрытие авторства своей части работ до конца голосования недопустимо и влечёт дисквалификацию обоих моноэлянтов.

Работы пишутся с разными допусловиями.

условия по первой работе

http://orig12.deviantart.net/148d/f/2010/125/4/c/diedrich_the_mechanical_birdie_by_monsterkookies.jpg
(модель и фото - monsterkookies)
1. В первой работе механизм должен изображать нечто одушевлённое, вплоть до разумного.
2. Обязательны элементы стимпанка.
3. Обязательны элементы комедии.
4. Обязательно убийство "в кадре".

условия по второй работе

http://pre04.deviantart.net/1def/th/pre/f/2016/356/b/3/scroll_rack_by_jasonengle-dasiupu.jpg
(иллюстрация - JasonEngle)
1. Во второй работе механизм имеет прикладное значение - научное или исследовательское.
2. Обязательна любовная линия.
3. Обязателен хотя бы один рыжеволосый персонаж. Факт его рыжеволосости должен иметь значение для сюжета (или по крайней мере обыгрываться в тексте).

Итоги моноэли:

Работа 1 - начала Энни, завершил Олег.
7+8+10+5+6+8+3+6+3+4+4+3+8+3 = 78, средний балл - 78/14 = 5,57

Работа 2 - Олег начал, Энни завершила.
8+10+10+5+6+9+6+8+4+8+5+3+9+3 = 94, средний балл - 94/14 = 6,71

Отредактировано aequans (24.03.2017 20:43:39)

0

2

Работа 1

   От тёплых летних деньков остались лишь тёплые воспоминания. Как пуховые одеяла, они согревали жителей города, пока весна боролась с зимними морозами. На календаре уже апрель, но на улицах, съёжившись под сажей и копотью, всё ещё лежали кучки снега. В районе фабрики сугробы и вовсе напоминали холмики чёрной земли, так плотно их закрывала грязь. В сумерках и вовсе не отличить.
   Город погружался в сон, готовясь к новому трудовому дню, и в окнах домов почти не осталось света.
   Но главный инженер фабрики, мистер Джек Грин, этой ночью не спал. Склонившись над большим длинным столом, он перебирал сотни металлических деталей и поочередно пытался прикрутить их к странному механизму. С виду он напоминал человека: туловище из латунного цилиндра, ноги и руки - скреплённые шарнирами длинные трубки с тросиками и пружинами внутри. Даже пальцы имелись (из трубочек поменьше), а на месте головы  — большой чайник с прикрученными по обе стороны от носика глазами-лампочками.  Но самое удивительное было внутри — сотни и сотни деталей, шестерёнок и поршней, щедро смазанных машинным маслом.
   Наконец, Джек завершил работу и, не выпуская из рук гаечный ключ, устало плюхнулся в кресло. Выглядел он паршиво, бессонные ночи не прошли даром. Щёки впали, покрасневшие глаза опухли, а редкие сальные волосы давно мечтали быть постриженными или хотя бы вымытыми как следует.
   Скрипнула дверь, и в комнату вошли худая темноволосая женщина, похожая на палку, и молодой человек в длинном кожаном плаще и с пшеничного цвета волосами, собранными в хвост на затылке. Сняв круглые защитные очки без диоптрий, парень потёр глаза — круги чистой кожи на фоне испачканного сажей лица, и отряхнулся.
   — Здравствуйте, дядя, - сказал он и покашлял.
  Джек расплылся в улыбке, поднялся с кресла и обнял парня.
   — Рад тебя видеть, Сэм. Неужели это то, о чём я думаю? Ты привёз её?
   Парень кивнул и протянул дяде чёрный тубус. Не медля, Джек  достал оттуда длинную тяжёлую трубку, на конце которой был шар с кулак размером.
   — Да-а-а, - довольно покивал Джек, разглядывая штуковину, - это она. Теперь всё получится. Марта, - обратился он к жене, - принеси нам выпить, а то сердце сейчас из груди выскочит.
   Женщина кивнула и удалилась.
   Сэм покосился на механического человека, лежавшего на столе, и спросил:
   — Я могу посмотреть?
   — Конечно, сынок. И не только посмотреть. Помоги-ка мне.
    Сэм скинул плащ, засучил рукава старой рубахи и, встав рядом с Джеком за стол, схватил инструменты.
    Марта выронила поднос, и жестяные стаканы с грохотом попадали на пол, выплёскивая алкоголь в одну общую лужицу. Женщина прикрыла рот ладонями и округлила глаза.
    Механический человек медленно шагал по комнате, скрипя шестерёнками и помигивая глазами-лампочками. Неподалёку стояли Джек и Сэм, перепачканные машинным маслом, но довольные, как слоны.
   — Эх, Марта, - сказал Джек и вытер слезу, катившуюся по щеке, - я так рад, что даже не могу тебя ругать. Посмотри, наш Альберт пошёл. Это самый счастливый день в моей жизни.
   — Вот это да... - ответила жена, - Это чудесно, Джек. У тебя, наконец, получилось. Наш Альберт ходит! А что это такое там болтается у него?
   — Это? - спросил Джек и указал на длинную штуковину с шаром на конце, которая висела между ног Альберта и раскачивалась, - Это то, чего мне так не хватало всё это время.
   "Да уж, тебе бы такая штука точно не помешала", -  подумала Марта, но вслух произнесла:
   — Правда? И почему эта штука так важна?
   — Она дала ему равновесие, - гордо сказал Сэм, - без неё он падал и не мог ходить.
   — Удивительно, - ответила женщина, - а что он ещё умеет?
   — Много чего, Марта, много чего. Сэм, иди поздоровайся с новым другом.
   — Поздороваться?
   — Да. Пожми ему руку.
   Парень подошёл к механическому человеку и робко протянул ему свою правую руку. Альберт слегка наклонил голову набок, мигнул лампочками и разжал металлические пальцы. Поглядывая  на Марту и Джека, Сэм растерянно заулыбался и осторожно вложил свою ладонь в ладонь Альберта.
   — Ахах! И правда здоровается! - воскликнул Сэм, изумлённо глядя, как их руки в унисон двигаются вверх-вниз.
   Неожиданно голова Альберта закрутилась вокруг своей оси, а его рука стала трястись всё быстрее и быстрее. Сэм испугался и попытался вырваться, но механизм крепко держал его.
   — По-мо-ги-т-е-е-е-е!  - кричал Сэм и морщился от боли.
   Джек изумлённо взглянул на жену, секунду помедлил, а затем подбежал к Альберту сзади и открыл крышку на спине, обнажив крутящиеся шестерёнки. Тяжело дыша, Джек замахнулся гаечным ключом, намереваясь воткнуть его в самое сердце механизма, но неожиданно всё прекратилось, и Альберт замер.
   — Да что это за хрень такая! - крикнул Сэм и упал на пол, рыдая, - Он мне чуть руку не оторвал!
   Марта кинулась успокаивать племянника, а Джек лишь поджал губы.
   — Ну не оторвал же... Бывают сбои. Заклинило его. Чего сразу слёзы лить? Ты хочешь стать учёным или как?
   — Хочу, - шмыгнув носом, ответил Сэм. - Всё в порядке. Ничего страшного. Я в деле.
   — Точно?
   — Точно, точно... Давайте продолжать.
   — Не сегодня, - хмуро сказал Джек. - Хватит с Альберта на первый раз.
   Засунув дрожащей рукой гаечный ключ в карман, он перекинул Альберта через плечо и понес к столу. Рука механизма свободно качалась, ударяя Джека по бедрам и заднице. Это значило лишь одно - пружины внутри руки пострадали от напряжения.
   И зачем он только советовал племяннику поздороваться с Альбертом? Сэм наверняка пережал какой-то тросик, вот всё и заклинилось.
   — Марта, сготовь нам ужин. А ты, Сэм, убери стаканы и вытри пол.
   Джек надеялся, что сытная еда поднимет ему настроение. Он смыл с себя масло и дневную усталость и вернулся в столовую уже на сервированный ужин.
   За ужином было всё как всегда за исключением одного момента – Марта подавилась и умерла. Произошло это на глазах Джека и Сэма, мирно жующих печенье с какао.
   Она ела свои любимые пирожные, как вдруг её лицо перекосило, что бывало довольно часто, но в этот раз она не выдала обвиняющей тирады в адрес мужа, а захрипела и свалилась на пол уже бездыханной.
***
   Приготовления и дни похорон для Джека, словно в тумане. А как только он немного оклемался, явился сыщик Дасли Торвуд с помощником Томом Билди.
   И судя по обширному виду сыщика, он чаще находил тройные сэндвичи с колбасой и сыром, нежели преступников. Его подручный наоборот, худой и длинный как богомол. Оба в тёмных сюртуках, брюках и лакированных туфлях.
   — Это было убийство! - объявил Дасли, вглядываясь в осунувшееся за неделю лицо Джека. - Ха! Вы даже не удивились!
   — Это была случайность. Она же просто подавилась.
   — Пружиной. В пирожном. Совпадение? Не думаю!
   — Пружиной?
   — Не путайте меня, господин ученый! Уж вы-то должны знать, что такое пружина. Не пытайтесь отпираться!
   — Да знаю я, что такое пружина.
   — Ага! Видишь, Том. У нас чистосердечное признание. Это было легко...
   — Я всего лишь сказал, - раздраженно проговорил Джек, - что знаю о каком предмете идёт речь. Но как он попал в пирожное?
   Сыщик задумался. Надолго. Он шлепал губами и морщил лоб, затем, будто вспомнив важную деталь, просиял лицом.
   — Здесь я задаю вопросы. Я сыщик или кого?
   — "Или кто", - подсказал помощник.
   — Пшёл вон, невежда, - тихо бросил Дасли в его сторону и снова повернулся к хозяину дома. — Так о чём я?
   — По-моему, вы собирались уходить, - негостеприимно сказал Джек.
   — Ах, да, точно. Рад был с вами повидаться. Очень рад.
   — А что у вас там? - спросил Том, указывая на дверь в мастерскую.
   Комната была закрыта с последнего испытания Альберта. А ключ в заднем кармане рабочих джинс. Как раз тех, которые сейчас носил Джек, ведь брюки и гладить-то некому. Он похлопал себя по заднице и понял, что карманы пустые.
   Помощник толкнул дверь, и та легко отворилась. За ней у длинного стола стоял Сэм, он копался в механизме.
   — Сэм, - тот аж подпрыгнул, - ты что, стащил у меня ключ?
   — Нет, дядя. Ключ был в замочной скважине.
   — А что у вас там? - спросил сыщик тоном любопытного ребёнка.
   — Механизм.
   — Ага! - радостно воскликнул сыщик. - Знаю я эти механезамы! Вот он и убил вашу жену! Все сходится. Пружина из мастерской? Да. Механизм из мастерской? Да. Вот! Значит, он и убил!
  Джек посмотрел на сыщика, затем на его покрасневшего от стыда помощника.
   — Это механизм, - медленно пояснил ученый. - Он выполняет лишь заданные функции. В нем нет функции убийства.
   — Парнишка-то успел уничтожить улики. Весьма удобно. И умно. Ага.
   — Хорошо, - сказал Джек, снисходя до уровня аргументации сыщика. - Он для нас с Мартой был как сын. У него нет никакого мотива убивать свою мать.
   — Не знаю, не знаю. Вот на прошлой неделе токарный станок оттяпал пальцы своему рабочему. И заметьте, никакого мотива у станка тоже не было - рабочий всегда вовремя смазывал его подшипники, а уходя домой, сметал стружку.
   Дасли шагнул ближе к учёному.
   — И вообще, эти машины до добра не доведут. Того и гляди, - сыщик мельком глянул на помощника, -  придёт к вам на расследование вместо меня бесстрастная машина. Ни тебе доброго слова, ни тебе шутки.
   Сыщик о чём-то задумался, ухмыльнулся.
   — А вот представьте, что пружина сработала бы на зубах между нижней и верхней челюстью. Хе-хе. Её труп выглядел бы весьма-а-а удивлённым.
   Джек набрал в грудь воздуха, чтобы высказать всё этому толстяку.
   — Нам уже пора, - сказал помощник.
   — Да-да-да.
   Джек с силой захлопнул за ними дверь. Наверное, только и дожидаясь ухода гостей, Сэм подбежал к нему.
   — Я починил его, дядя. Альберта починил.
   — Не сейчас, Сэм.
   — Я просто думал, это обрадует Вас.
   Джек вздохнул. Спрятал злость на сыщика в дальний угол. Племяннику в эти дни тоже нелегко пришлось и надо бы утешить немного.
   — Ну, ладно. Веди.
   Альберт стоял задом ко входу. Ноги на полу, металлическое туловищу на столе. Сэм приподнял его.
   — Я выяснил причину поломки, дядя. Все дело в той штуке между ног. Она хоть и помогает ходить, но, болтаясь и натирая ноги, создавала статический разряд.
   Сэм открыл крышку в спине механизма, и показал на самую уязвимую часть, ту, которую мог уничтожить Джек гаечным ключом. Это было, можно сказать, сердце Альберта.
   — Статический разряд прошелся по трубкам и шестерням, добрался к этой детали механизма и закоротил её.
   Сэм напыжился важно и сказал с гордостью:
   — Вот почему я убрал ту штуку и подвесил вот эти штуки, - он развернул Альберта и указал на две большие железные миски с белой эмалью.
   Он прикрутил их к латунному цилиндру на одном уровне. Выпуклой стороной наружу. Спереди. Чуть пониже плеч механизма. Болты торчали шляпками по центру донышка каждой миски.
   — Внутрь я насыпал грунт, чтобы заземлить весь механизм и выровнять центр тяжести. Он был смещён назад, вы знали?
   Джек не знал.
   — Но это лишь часть проблемы передвижения, а нужно было ещё научить его ходить, плавно перенося свою массу с ноги на ногу. Вот, вы только гляньте!
   — Это все хорошо, - Джек собрался уходить. - Ты молодец, Сэм. Но мне это уже не интересно.
   Что-то требовательно и, как показалось Джеку, раздражённо свистнуло. Он резко обернулся. Это механизм! Свисток виднелся в чайнике, в носу Альберта.
   — Да, - довольно щерился племянник. - Я много чего усовершенствовал, дядя.
   Альберт тем временем задрал нос к верху и пошел вдоль стола с инструментами.
   Он балансировал за счёт вихляния своей средней частью, то есть там, где мощные шарниры соединяли трубки ног и туловище.
   Механизм передвигался легко и плавно. Джек даже отметил в нём определенную грацию.
   — Теперь это и не Альберт вовсе, - сказал он племяннику.
   — А кто же ещё, если не он?
   — Альберта.
   Альберта резко повернулась к Джеку и, отодвинув с дороги Сэма, подошла к нему вплотную.
   Её левое жестяное веко медленно опустилось, затем поднялось. Лампочки в глазах, обычно светившие тускло-красным, озорно вспыхнули ярко алым.

Работа 2

Он был седым, как изморозь на окне в Рождество. И волосы, и борода, и усы. Дети его принимали за капитана дальнего плавания или за Санта Клауса. И он часто подыгрывал им с добротой и щедростью.
    Однако на самом деле его профессия иного рода – он был учёным. Настоящим. С цилиндром на голове, тростью в руках и пенсне в нагрудном кармане.
    Однажды, будучи любопытным мальчишкой, он разобрал настенные часы в гостиной, и с тех пор его ошибки и удачи становились только громче. И шестьдесят лет, будто вспышка.
    Сначала его не замечали, потом насмехались, затем критиковали в пух и прах его исследования, но итогом был прижизненный памятник учёному у стен родного университета.
    Мировое признание, награды, магниевые вспышки фотоаппаратов, внедрение его изобретений в быт. Всё это было как праздник.
    Но праздники рано или поздно заканчиваются. Вот и он ощутил свою жизнь, как вечеринку. Смех, веселье, радость, а когда гости разошлись, он остался один в пустом доме.
    Ошеломляющая тишина… И пустота, которая разрывает на части.
    Как же он был одинок!

***
   Осенний тревожный ветер шуршал кленовыми листьями по мостовой. С темнотой вечера боролись фонари на стенах старых двухэтажных домов. По одну сторону улицы висят жёлтые газовые фонари, по другую – белые электрические. Борьба эпох. И хотя он ветеран новой эпохи, любил всё же старые уютные живые огни.
    «Мейпл стрит, дом 86».
    У лестницы с кованными перилами его ожидали двое полицейских: девушка лет тридцати и парень чуть постарше. В руках они держали свои пробковые шлемы.
   – Добрый вечер, мистер Хаксли, – уважительно поздоровался сержант, его помощница кивнула. – А мы к вам.
   – Добрый вечер бывает только за чашечкой чая. Здравствуйте, господа, и проходите.
    Полицейские помогли учёному нагреть воду и заварить чай. Занятые готовкой, они говорили о пустяках. О погоде, о литературе, о боксе в прошлое воскресенье на Каменном спуске.
    Но уже после чая с печеньем пришло время серьёзных бесед.
   – Мистер Хаксли, – замялся офицер, – вы же понимаете, что эксперименты на дому запрещены, верно?
   – Конечно-конечно. У меня тут лишь старое барахло от неудачных проектов. Хоть и никудышные вещи, а тяжело выбросить – дорого как память.
    Разумеется, полицейский знал об испытаниях. Для этого даже соседей спрашивать не нужно, всё написано в квитанциях на оплату электричества. Слишком большая там цифра для пяти лампочек, радио и тостера. Потому учёному было совестно врать так нагло.
    В дверь постучали. Хаксли внутренне обрадовался спасению, но затем вспомнил, кто именно должен прийти к нему.
   – Войдите.
    Дверь, звякнув колокольчиком, отворилась, и на пороге возник старина Рик. Если повезёт, его испуг полицейские отнесут к удивлению.
   – Проходи, Рик. Сегодня не только ты будешь моим гостем.
   – Если не ошибаюсь, – сказала девушка, – то вы Риккард Дженкинс – преподаватель из университета.
   – Какое там, – улыбнулся Рик. – Я лишь кочегар, мэм, и с Питером Хаксли я не смогу обсудить даже электромагматизм. А вот слухи запросто.
    Молодец Рик. Выкрутился.
    Полицейские быстро распрощались. Ушли, чтобы не мешать новому гостю. Как только дверь захлопнулась, Рик достал из кармана свёрток коричневой бумаги.
   – Вот катушка, как вы и просили, мистер Хаксли.
    У них всего восемь лет разницы, но он до сих пор обращается к нему «мистер».
    Давным-давно Хаксли сам устроил его помощником кочегара, ещё мальчишкой, бездомным и бродяжным. Дал ему работу, знания и в общем лучшую долю.
   – Мистер Хаксли?
   – Да.
   – У вас очень опасная штука. Я мельком видел чертежи на столе.
   – Всё хорошо, Рик. После разряда в пять тысяч вольт в семьдесят втором я стал очень осторожен.
    И он тоже ушёл, ничуть не успокоенный.
    Штука…
    Эта «штука» – его новая страсть и надежда, практическое воплощение его теории, которая подвигала рамки науки ближе к судьбе и мистике.
    Суть теории была проста и заключалась всего в одной фразе: душа человека состоит из двух частей.
    И отсюда главная проблема – между душами огромные расстояния, которые измеряются в милях, в количестве и в днях. Как встретиться душам, если они живут в разных городах? Как можно найти среди миллионов ту, которая тебе подходит лучше всего, твоё настоящее счастье? Людей слишком много! И самая ужасная из всех разлучниц – время. Даже разница в одно поколение разводит души на огромные расстояния. А если твоя половинка жила до твоего рождения? Сто лет назад. Двести!
    Разве это справедливо? Понимать, что где-то она есть и не находить.
    И как раз та «штука» должна сократить это расстояние.
    Учёный, скрипя дубовыми ступенями, спустился в подвал. Дёрнул за цепочку переключателя. Одна их пяти лампочек вспыхнула тускло, потом разгорелась.
    Всё помещение заставлено оборудованием и обвито проводами. Вдоль стен стенды с рядами вакуумных ламп, кнопок и тумблеров.
    Если бы полицейские увидели эту махину, они бы пришли в недоумение. Если бы увидели коллеги учёного, ужаснувшись, убежали бы прочь из его дома, из города и уплыли бы из страны на первом корабле этим же утром.
    Но учёный ласково и заботливо гладил край панели. Это его рук творение. Затем, будто очнувшись, открыл дверцу сбоку, вытащил из недр сожжённую катушку и заменил её на новую. Включил главный рубильник и механизм ожил.
    Засверкали лампы, подсветились индикаторы и счётчики.
    Всё работает! И неисправность устранена. Пора!
Быстро от нетерпения сел в кресло и опустил себе на голову полусферу, утыканную с внешней стороны штекерами, как ёжик иголками.
    Загудели приборы. Зрение размывается, словно от слёз. Белеет. Нет. Это уже яркое солнце.
    Где же она? Где?!
   Он стоял на холме, а внизу у реки…
    «И вот это называется сочетаемость?» – недоумённо и разочарованно подумал учёный.

***
     Кончики её пальцев касаются холодной воды. Самой поверхности. Нежно и аккуратно, будто кистью по холсту. А чистая река уносит невесомые штрихи, растворяя в себе.
    Её руки и плечи открыты весеннему солнцу. Лёгкое белое платье раскинулось на траве, а передний край волнуется в речке. Оно такое яркое, что вокруг появился ореол. Лицо купается в этом облачке света. И в отблесках волн, которые щекотали её, ласкали морщинки у глаз и веснушки на щеках, путались в волосах.
    Если бы её мог видеть кто-нибудь издали и сверху, то мог принять за цветок с белыми лепестками и алой сердцевиной.
    Но она была одна. И не только здесь и сейчас.
   – Эй! Мисс! – вниз, пыхтя как паровоз, бежал мужчина в строгом чёрном костюме. – Миссис! Мэм!
    «Какая бестактность», – подумала она раздражённо и яростно, – «вот так врываться в мою приватность».
    И они встретились.
    Он. Белый как лёд. И она. Рыжая как пламя.
   – Вообще-то миссис,  – сказала женщина и вздёрнула подбородок,  – миссис Лаура Скотт. Что вам нужно в моём имении? И как вас вообще пропустила стража?
   – Миссис... –  растерянно ответил Хаксли и опустил глаза, – Но как же так? Как же так?  – бурчал он себе под нос.
   – Сэр, потрудитесь ответить на мои вопросы. Кто вы и что здесь делаете?
   "Это провал...  –   подумал учёный, –  Она замужем, эта Лаура, и явно мне не рада. Да и не красавица вовсе – никогда не любил рыжих".
   – Отвечайте же! Иначе прикажу вышвырнуть вас вон!
    Хаксли неловко потоптался на месте и ответил:
   – Скорее всего, вы не поверите мне, Лаура, просто произошла ошибка. Не берите в голову, я, пожалуй, пойду...
    Ученый повернулся и пошёл прочь, но Лаура рванула за ним, сжимая в руках подол своего белоснежного платья.
   – Ну уж нет! Потрудитесь объясниться, сэр, - Лаура топнула ножкой и сжала губы в мешочек.
    Мужчина остановился и растерянно посмотрел в её большие зелёные глаза, извергающие молнии.
   – Меня зовут Хаксли, мэм. Я учёный. Проводил здесь некоторые исследования. Но, кажется, они оказались неудачными...
   – Какие такие исследования? 
   – Мммм... почвы. Исследования почвы.
   – Правда? И почему же эти исследования оказались неудачными? – Лаура наклонила голову набок и скрестила руки на груди,  –  Наша почва недостаточно плодородна? Или наоборот – богата? Да, и какими приборами вы тут её изучали, а? Отвечайте же, учёный.
    Хаксли глубоко вздохнул. Единственным его желанием в тот момент было забыть всё, что произошло, как страшный сон.  И снова вернуться домой, продолжить исследования. Что-то явно пошло не так, не по плану... Видимо, он недостаточно хорошо поработал над механизмом. Эта женщина не могла быть его половинкой. Нет. Нет. Не могла. Она непривлекательна, чересчур высокомерна и к тому же замужем.
  – Хорошо, - ответил Хаксли, - я расскажу вам. Но я предупреждал... Мои исследования несколько иного рода, вы правы, Лаура. Я думал, что смог изобрести аппарат, соединяющий две половинки, минуя препятствия пространства и времени. Родственные души, связанные невидимыми нитями, понимаете? Но теперь я вижу, что ошибся. Мой механизм не работает. Фиаско!
    Учёный стал размахивать руками, изображая салют, а Лаура расхохоталась.
   – Мистер учёный, а вы умом тронулись, видимо! Мало того, что вы несёте чушь, так ещё и говорите мне в глаза, что я некрасива! Такой наглости я ещё не видела, ей богу. Уму непостижимо. Вы себя-то видели вообще? Седой хромой старикашка с расстройством разума – тоже мне, казанова нашёлся!
   Хаксли нахмурил брови.
  – Это я сумасшедший? Нет, это вы - недалёкого ума. Только не обижайтесь, уважаемая Лаура. Вы и представить не можете, до чего дошла наука в двадцать первом веке. Нет, вы просто неспособны этого понять, ведь в вашем времени люди ещё не обладали нужным уровнем интеллекта. Да, точно. Кстати, какой сейчас год?
  – Тридцать пятый.
  – Тысяча восемьсот тридцать пятый? Ха! Понятное дело. Я же говорил – не понять!
  – Тысяча семьсот, мистер Хаксли... А вы хорошо играете. Уж не знаю, шут вы или правда умалишённый.
  – Перестаньте называть меня глупцом, дамочка! –  кипел от злости учёный,  – Вы не верите мне?
  – Нет, не верю! Ни на волосок!
  – Ха! Я вам докажу, докажу! –  фыркнул Хаксли и достал металлическую чёрную панель, размером и формой напоминавшей плитку шоколада, с кнопкой посередине. –  Вот, смотрите!  –  Гордо сказал он.
  Лаура снова рассмеялась.
   – Вы хотели удивить меня этой штуковиной? Боже мой.  Наивный, наивный учёнишко, я видела вещи гораздо необычнее и удивительнее. Из золота, серебра, бриллиантов.  А ваша коробочка - пустышка. Ерунда.
   – Ерунда, говорите? Я покажу вам не ерунду, миссис Лаура. Это не просто коробочка, это – переходник для возврата в мою реальность, моё время. Зря вы возомнили себя такой умной, дамочка, или как вас там.
  – Выбирайте выражения, Хаксли. Я вам не дамочка.  Да что вы себе позволяете вообще? Путешествия во времени, говорите? Шарлатан!
   – Это я шарлатан? Я – шарлатан?
   – Так точно, он и есть! К тому ещё и нахал. Во времени перемещаетесь? Ну-ка переместите меня! Что скажете?
   – Легко!
   – Вперёд, я жду.
   – Вам нужно меня обнять, подойдите ближе.
   – Нет, ну это ни в какие рамки... Обнять? Вы точно с ума сошли.
   – Нам нужен физический контакт для перемещения. Если я так неприятен – можем  встать спиной друг к другу.
   – Идёт!
   И они встали. Рядом. Прижались друг к другу спинами и запрокинули назад головы, чтобы их затылки тоже соединились. Хаксли улыбался, представляя, какова будет реакция этой наглой рыжей бестии. Лаура тоже смеялась, не веря ни единому слову горе-учёного.
   Хаксли достал из кармана панель и с яростью нажал на кнопку. Реальность вдруг задрожала, закрутилась вокруг, словно бешеный калейдоскоп. Спустя несколько секунд Лаура поняла, что это вовсе не шутка, и закричала, но было поздно. Вскоре они оба очнулись на полу старого сырого подвала в доме учёного...

* * *
   Сначала она изумилась, но, осознав происходящее, принялась бить его кулачками, обзывать, требовать вернуть обратно. Хаксли прикрывал голову в попытке защититься и пятился к стене, не в силах сказать ни слова.
  Только сейчас он понял, что натворил, ведь вернуть Лауру было не так-то просто. Катушка снова сгорела, а следующую ждать – не меньше полугода. Прошлую Рик добывал восемь месяцев – полиция не давала и шагу ступить.
   Две недели она не выходила из комнаты. Сначала из-за двери доносились громкие рыдание, чуть позже - тихие всхлипывания.
  Хаксли заботливо приносил своей гостье еду, но она отказывалась есть. Недолго, конечно. Но всё равно так и не оценила вкусовых качеств современных хот-догов, копчёной курицы и наггетсов с сырным соусом.
   Потихоньку Лаура начала оттаивать, даже выходить из дома. Их совместный поход в супермаркет впечатлил её так, что, едва переступив порог, она принялась скакать между полок, как коза, и хлопать в ладоши, умиляясь разнообразию ровно выставленных баночек, бутылочек и коробочек. Прохожие смотрели на эту парочку с оглядкой. Седой старик с тростью и громкая  дамочка в длинном платье гуляли по улицам города, каждый день находя новый повод для удивления.
  Особенно волнительным был поход в кино. Как только погас свет, и на огромном экране появилось изображение, Лаура прижалась в сиденье и округлила глаза. Она смеялась, когда показывали весёлые сцены, хватала Хаксли за руку в напряжённые моменты, а в конце горько плакала в его плечо, переживая за трагический финал.
   Однажды утром пришёл Рик и принёс катушку... Хаксли долго стоял на пороге и хлопал глазами, пока не подошла Лаура. Он поднял глаза и развернул свёрток, а улыбка вмиг соскользнула с её лица.

* * *
   – Ты готова? – Хаксли надел на рыжую голову Лауры колпак-ёжик и отстранился.
  Она сложила ручки на коленях и кивала головой, поджав губы.
   – Понимаю, что это новый стресс для тебя, но так нужно, – продолжил учёный, – ты должна быть с тем, с кем соединена судьбой, со своей половинкой. С мужем. Я...я...я благодарен судьбе за то время, что мы провели вместе, но тебе пора. Так нужно, Лаура... Так нужно...

* * *
   Кончики её пальцев касаются холодной воды. Самой поверхности. Нежно и аккуратно, будто кистью по холсту. А чистая река уносит невесомые штрихи, растворяя в себе.
   – Эй! Мисс! – вниз, пыхтя как паровоз, бежал мужчина в строгом чёрном костюме. – Миссис! Мэм!
«Какая бестактность, – подумала она и улыбнулась, – вот так опаздывать на несколько лет», а вслух произнесла:
– Мисс. Мисс Лаура Скотт, господин учёный.

Отредактировано aequans (20.03.2017 22:38:24)

+2

3

внеки

Внеконкурс от Билли Кинга, без доп. условий

Вечер не принес прохлады, сохранив духоту полуденного зноя.  Федеральный маршал мистер Джонатан Спэнч находился в полицейском участке, когда вдруг поймал себя на мысли о большом стакане содовой со льдом. Именно о большом, запотевшем, с плавающим кубиком льда и ломтиком лимона. Увы, реальность была такова, что в Рио-Гранде, где сейчас пребывал маршал, лёд не поставляли. Отогнав мираж,  он попытался сосредоточиться на беседе, которую вел уже больше часа. Его собеседник - пожилой шериф, не был склонен к каким-либо разговорам, тем более в такую жару.
- Послушайте, мистер  Дабб, - терпеливо повторял мистер Спенч, словно мантру, - может, припомните еще что-то об Эль Дьяболико?
Шериф покорно кивал и, спустя пару минут томительного молчания, выдавал какой-либо факт из биографии знаменитой разбойницы.
- Живет она в городе, - медленно выговаривал он. - Местные поговаривают о пещере...  Может это и так, но поживи в пещере неделю, и тебя не отличат от кактуса. А леди всегда в чистом и выглядит, как картинка...
Старик замолчал, поглаживая пальцами пышные усы. Джонатан кивнул и прикрыл глаза, пытаясь сформулировать очередной вопрос. Но ему снова привиделся стакан содовой. Нервно потянув узел галстука, он ослабил затяжку:
-А где? Где в городе? - не заботясь уже о формулировках,  атаковал он вопросами.
Шериф лишь пожал плечами:
- Этого я не знаю, сэр.
Маршал чуть не завыл с досады, мысленно обозвав собеседника ослом. Взяв себя в руки и в очередной раз отогнав видение ледяной содовой, он вымученно улыбнулся:
-Хорошо, мистер Дабб,  на сегодня, полагаю, хватит вопросов. Давайте прервемся до завтрашнего дня.
Шериф с видимым облегчением поднялся со стула и попрощавшись, покинул кабинет.
"Где-то в городе, - размышлял Джонатан, - городок совсем небольшой, тут все как на ладони..."
Увлеченный развитием идеи, он поднялся и надел сюртук. Застегивая на ходу пуговицы,  маршал двинулся к выходу из кабинета. Захватив с крючка шляпу, Джонатан покинул участок.
  Улица встретила его пылью, таинственно мерцающей в красных лучах заходящего солнца. Маршал чихнул и, пробормотав проклятие, неторопливо зашагал вдоль домов, перемежающихся товарными лавками и офисами контор.
" Или никто не знает, - думал он, равнодушно оглядывая окна на фасадах домов, - или... Или знают все, но молчат. Какая-то порука у них.... Каждый прячется за другого, но всё движется, как шестеренки чёртового механизма... Странный механизм. Надо будет подобрать к нему ключик"
  Погрузившись в свои мысли, Джонотан смотрел под ноги, но напротив часовой мастерской какая-то сила заставила его поднять глаза и...  Маршал обомлел, увидев за витринным стеклом профиль Эль Дьяболики. Секунду он моргал, надеясь, что наваждение пропадет, но разбойница не исчезала.  Положив ладонь на рукоять револьвера, Джонатан подошел к двери мастерской и распахнул её:
- Не двигаться! - срывающимся голосом заорал он, врываясь в помещение:  - Полиция!  Вы арестованы!
Но прошла секунда, другая...  Дьяболика оставалась без малейшего движения. Зато из смежной комнаты послышалось отчетливое покашливание. Джонатан почувствовал, как его спина мгновенно покрылась холодным потом, а волосы под шляпой медленно стали подниматься дыбом. Он крутанулся винтом, направляя револьвер на звук... Пожилой часовщик, в белой сорочке с закатанными по локоть рукавами и длинном фартуке, удивленно рассматривал его сквозь стекла пенсне. Когда маршал направил на него револьвер, часовщик комично задрал обе руки вверх.
- Не стгреляйте, - с характерным прононсом на букве "р, " попросил он.
- Что, черт возьми, это значит!? - рявкнул Джонотан.
- Я бы вас хотел спгросить, - обиженно отвечал часовщик. - Ви вгрываетесь в мастегрскую, размахиваете оружием, кгричите так, словно  вам по ноге пгроехала телега, и еще спрашиваете - что оно значит? 
- Я из полиции, - мистер Спэнч сунул руку во внутренний карман сюртука и продемонстрировал звезду федерального агента.
Часовщик  уважительно присвистнул.
- Я хотел узнать, кто или... что стоит там, у окна, - успокаиваясь, заговорил Джонатан. - И опустите руки, черт вас возьми!
Часовщик тут же опустил руки и натянутая улыбка засияла на его круглой физиономии:
- Если бы господин маршал таки обгратили внимание на вывеску моей мастерской, - произнес он, - то не задавали таких совсем уж глупых вопгросов.
- Но- но! Мы можем продолжить беседу в участке.
- Ах, - всплеснул руками часовой мастер, - я всего лишь хотел сказать, что мастегрская называется " Механические куклы Мацуреппа". Мацурепп это я, а у окна - кукла. А все вместе - мастегрская.
- Проклятье! -  не сдержался Джонатан. - Кукла разбойницы, за которую объявлена награда в десять тысяч американских долларов?! Зачем?
- Во-пегрвых, местная легенда, - охотно заговорил часовщик, - таки, кто к пгримеру знает имя федерального магршалла? А её имя знают все.  И во-вторых, по слухам, сеньорита интегресуется подобными вещами, а платит она щедро...
- Ага, пулями, - перебил его маршал. - Учтите, ещё ни один её подельник не остался в живых.
Мацурепп пожал плечами:
- Увегрен, что мы смогли бы договориться... Кстати, не хотите ли приобрести генерала Гранта? Отдам со скидкой...
Он просеменил внутрь комнаты, жестом приглашая маршала за собой. Тот, бросив подозрительный взгляд на куклу Эль, повиновался. Мацурепп подошел к платяному шкафу и, отперев створки, распахнул их. Послышался стук каблуков и на середину комнаты вышел генерал.
Джонатан почувствовал, как его нижняя челюсть  стремительно отвисает - сходство куклы с оригиналом было потрясающим. И она двигалась!
- Сколько... - внезапно севшим голосом произнес он и закашлялся. - Сколько стоит э-э-э... этот механизм?
Мацурепп улыбнулся:
- Дорого, - ответил он. - Генерал создавался по пгравительственному заказу, но... теперь оказался не нужным.  Так, возьмете? Десять тысяч амегриканских долларов.
Но Джонатан отрицательно помотал головой и направился к выходу. Еще раз взглянув на образ неуловимой легенды,  он вышел.
- Карамба! - тут же ожила кукла Эль Дьяболики. - Я уж было думать, он не уйти никогда!
- А вы, сеньорита, не хотите приобрести куклу генерала Гранта?  - Мацурепп по-прежнему улыбался, оставаясь на месте.
Эль усмехнулась:
-  Тан линдо, - процедила она,  пересекая помещение мастерской и подходя к часовщику, - предлагаешь купить мою же вещь?
- Ой-вэй, - с наигранным раскаянием произнес Мацурепп и хлопнул себя ладонями по щекам, - что я говорю!
- Баста, - негромко приказала Дьяболика, и Мацурепп замер на полуслове.
- Надо было написать на вывеске - "Механическая кукла "Мацурепп", - подал вдруг голос генерал Грант. - Кстати, если вы действительно платите пулями, то меня это не устраивает.
- Зато меня устраивает, - огрызнулась Эль, и в её руке,  блеснул револьвер. Грант побледнел и отшатнулся, но бандитка  убрала оружие и засмеялась:
- Можешь не боятся, амиго,  для тебя не пули, а деньги,  - Эль добродушно улыбнулась и добавила: -  Пока синьор шериф Дабб действует ...  И остальные тоже, механизм работает отлично. Эсто компрендидо?

Внеконкурс от Пинокия

  ТЯЖЕЛО В ДЕРЕВНЕ ЖИТЬ БЕЗ ПИСТОЛЕТА

Андрей вышел из автобуса. Его шатало из стороны в сторону.  Напился он  сегодня здорово. Но ведь был повод! Изобретена первая в мире машина времени. И изобрел её наш герой. Карман оттапыривался от полученного вознаграждения. Через плечо висела дорогая видеокамера: подарок спонсора , финансировавшего проект.  Конечно, в таком состоянии добираться до дома на общественном транспорте тяжеловато, но на такси Андрей не ездил принципиально. Даже если возвращаться приходится ночью, как сейчас.
  Около местного магазина, в котором закупалось все население данного района, стояла кучка азиатов и о чем-то довольно громко беседовали на своем языке. Один из них посмотрел на Андрея, что-то сказал, остальные тоже повернули голову в его сторону и дружно засмеялись.
- Чего ржете, уроды? – заплетающимся голосом возмутился Андрей.
- Чтё ти сказал? – веселая атмосфера тут же сменилась на угрожающую.  Но в пьяном состоянии Андрею страх был неведом.
- Чего слышали, козлы, - грубо ответил он. Дальше слов не было. На изобретателя посыпался град ударов. Потом что-то очень сильно ударило по затылку, и  стало совсем темно.
        Очнулся Андрей  через несколько часов. Камеры не было,  пачка денег не оттягивала карманы,  голова гудела и с похмелья и от побоев. Остальные части тела гудели только от побоев.  Но все же одна вещь осталась в его кармане. Небольшая, в виде наручных часов. Главное изобретение его жизни.  В гудящей голове возник коварный план. Заряда в  машине времени не так много, но часов на  15 назад можно перенестись можно. Этого хватит, чтобы подготовиться к встрече с подонками.
-Так, - вслух прошептал Андрей, - устанавливаем время, дату и жмем кнопку «концерко» и...поехали.
...- итак, я хочу поднять этот бокал за  лучшего изобретателя этой планеты! За тебя Андрей!
Чувствовал  себя Андрей сейчас как во сне. Вроде, как и реальность, а вроде и знает, что будет дальше. Да и может управлять событиями. Андрей улыбнулся спонсору, выпил до дна рюмку и сказал:
-Сергей Петрович, Вы тут говорили, что можете охрану ко мне до дома приставить?
- Да, без проблем. Проводят,  конечно.
-  Да нет, провожать не надо, а оружием меня можете  обеспечить?
- Оружием? – нахмурился спонсор, - Андрей, а зачем оно тебе? Давай уж доверим это дело профессионалам.
- Сергей Петрович, ну очень надо.
Выпив очередную рюмку , спонсор заметно захмелел, настроение у него, как это часто бывает у пьяных людей, поменялось:
- На, держи  мой.  Только поаккуратнее. А теперь давай еще выпьем.
- Давайте, -радостно согласился изобретатель.
.. Андрей вышел из автобуса. Его шатало из стороны в сторону.  Напился он  сегодня здорово. Дорогая камера висела на плече, карман оттапыривался от  денег, в другом кармане находился пистолет. Около местного магазина стояла кучка азиатов.
-  Чего не ржете, уроды? – заорал Андрей, -ну сейчас вам будет не до смеха,!- он попытался залезть в карман.
- Чтё ти сказал? – угрожающе произнес один из азиатов. На Андрея посыпались удары.
Очнулся он через несколько часов. Денег и камеры не было. Но машина времени  находилась на месте: во внутреннем кармане.
- Ну, козлы,  вы у меня попляшете,- зло процедила Андрей,  откатывая время на 15 часов назад...

Отредактировано aequans (22.03.2017 21:51:51)

+1

4

Ну нифига се!
Да уж, это будет непросто, ведь я в механизмах нихрена не шарю  :crazyfun: Но интересно.
Спасибо, Эк!
Олег, ка те? :D

0

5

Авторы сами решают, кто начинает писать первую работу, кто - вторую.
Как они договорятся между собой - их дело.

Главное - сроки и оценки у них общие)

Ап. Энни, спасибо за спасибо. Для благодарных авторов и работать приятно.

Отредактировано aequans (11.03.2017 14:37:44)

0

6

Блиииин( Эк, извини( Я с телефона не то нажал( Второй раз так, первый с Пинки.
Я отработаю, честно...

Тема шикарная, и честно сказать шокирующая. Раньше я и не думал писать стимпанк, но оттого еще интересней!

P.S.: даже не промахнулся - палец тупо дрогнул и сенсор воспринял(

Отредактировано Олег (11.03.2017 14:49:38)

0

7

aequans написал(а):

Отступление от заданного соавтором объёма более чем на 500 знаков - крайне нежелательно.

Это означает, что вторая часть должна быть примерно такой же по объёму? Я правильно поняла?

0

8

Олег написал(а):

Я отработал, честно...


отличный минус в коллекцию)

всем бы так реагировать на случайные минусы, как тебе)

Энни написал(а):

Это означает, что вторая часть должна быть примерно такой же по объёму? Я правильно поняла?

Ты правильно поняла.
Но и указывать, где закончил писать один и начал другой - читателю надо точечно.

Отредактировано aequans (11.03.2017 14:51:02)

0

9

aequans написал(а):

всем бы так реагировать на случайные минусы, как тебе)

*перестал себе бить пальцы телефоном и улыбнулся*

0

10

Условия работ - обязательные.
Дополнительно можно брать что угодно.

Если механизм из второй работы будет выполнен в виде одушевлённого существа, а в первой будет важный рыжеволосый персонаж - это норм.

Условия специально в этот раз так подобраны - никаких запретов, только обязывание.

0

11

aequans написал(а):

2. Обязательны элементы стимпанка.

ыыыыыыыыыы!

0

12

Charlie_Gelner, в смысле - любишь это дело?

0

13

...я всё думал, что из этого сыграет первым - "надо же, комедия и убийство в одном рассказе!" или "Эк вообще офигел - своих любимых рыжих везде пропихивает".

А обратили внимание на стимпанк, который всё равно КДПВ и самой темой навязан практически напрямую

0

14

aequans написал(а):

"надо же, комедия и убийство в одном рассказе!" или "Эк вообще офигел - своих любимых рыжих везде пропихивает".

Ты читаешь мои мысли!  :D

0

15

Энни, то и другое заложено же
обойтись без личного элемента было немыслимо - мы же сам формат, считай, втроём рожали)
но я замкнул его на себя - чтобы не дать никому преимущества)

Комедий с убийствами миллион, но задача всё равно непростая.
Я подумал: "Эти? Эти двое с такой фишкой справятся".

0

16

aequans, а я ниче кроме стимпанка и не увидела, ни комедию, ни рыжих, бегло просмотрела :)

0

17

Charlie_Gelner, как насчёт изобразить внеконкурс?)

0

18

aequans, в стимпанке? :D

0

19

Charlie_Gelner,  почему нет? у тебя-то есть выбор - какую работу из двух писать)

0

20

Charlie_Gelner написал(а):

в стимпанке?

Charlie_Gelner:yep:

0

21

Э, нет, я это, того, занята очень (жует синнабоны, запивает их кофейком)

0

22

Charlie_Gelner написал(а):

синнабоны

что это такое и чем отличаются от стимпанкеров? на слух то же самое)))

0

23

моноэль на двоих, это конечно, логичное продолжение дуэлей(этакий кооперативчик), но таки утопия. 
Предлагаю пари, что случится до конца месяца еще не более двух подобных дуэтов-моноэлей.

0

24

Билли Кинг написал(а):

до конца месяца еще не более двух подобных дуэтов-моноэлей.

рассмешил)))

0

25

aequans, очень отличаются, они мягкие и сладкие :)

0

26

Билли Кинг, какие ставки?

0

27

Билли Кинг, ну это же эксперимент. и нам нравится эта затея )))
Почему бы не попробовать?
Спорить не буду и ставок делать тоже, ведь все не для массового использования затевалось.  Ну а там - как пойдёт  8-)

0

28

Charlie_Gelner написал(а):

какие ставки?

Э-э-э... у меня ничего нет. :)
Могу поставить свою подпись.

0

29

Энни написал(а):

ну это же эксперимент. и нам нравится эта затея )))

Да я ж не против! Главное, чтобы нравилось. :)

0

30

Билли Кинг написал(а):

Да я ж не против! Главное, чтобы нравилось

Вот именно, ковбой ))) ;-)

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль № 16, соавторская. Энни и Олег.