Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль № 17, кровавая. Проза.


Моноэль № 17, кровавая. Проза.

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

Ещё одно блюдо вниманию господ гурманов. Особое блюдо.

http://orig14.deviantart.net/54fd/f/2011/200/a/9/blood_as_a_weapon_by_ann_jey-d40xklo.jpg
рисунок: Ann-Jey

Тема: Моя кровь - моё оружие

Моноэлянт: Эллекин
Секундант: aequans

Форма работы: Проза.
Объём: от 10.000 до 20.000 знаков, возможны лёгкие болтания туда-сюда.

Задание: написать работу по предложенной теме. Жанр - хоррор (ужасы, если кому так больше нра). Обязательно наличие в тексте красивой женщины (девы), её красота должна иметь сюжетное значение. Трактовка темы - вольная.

Дополнительные условия: нет.

Сроки написания: до 03.04.2017, 22:00 по Москве. Раньше автор напишет - раньше и выставится. Работу слать мне в личку.

Сроки голосования: три дня после выставления работы. Работа выставлена в 20:17 31.03.2017, время голосования - до 22:00 03.04.2017

Внеконкурсы допустимы и приветствуются, в любом формате. Выставляются в третий пост по мере поступления и возможности. Секундант может отказать в выставлении внеконкурса по своему усмотрению.

Голосование: открытое, в комментариях. Ставим работе оценки по десятибалльной шкале, от 1 до 10, целое количество баллов. Обоснование своей оценки в виде хотя бы краткого отзыва на работу обязательно. Подробные отзывы - приветствуются! Отзывы на внеконкурсы - приветствуются тоже.
Раскрытие авторства своей работы до конца голосования недопустимо и влечёт дисквалификацию моноэлянта.

KotPaniker написал(а):

8 баллов.

Энни написал(а):

9 баллов

sandro написал(а):

9 баллов.

Эвиллс написал(а):

10 баллов.

Олег написал(а):

5 баллов.

Ijeni написал(а):

8

Lenka написал(а):

На 7 баллов.

leonfury95 написал(а):

9/10.


Итого оценок: 8
Итого баллов: 65
Средний балл: 8,13

Отредактировано aequans (04.04.2017 08:03:20)

0

2

работа

Донор

У него не было имени.

Конечно, чиновники выдали ему бумажку, где бездушный компьютер накарябал несколько слов, но человек вот уже шестой год как не считал их относящимися к себе. Он лишился имени, когда в его душе поселился шёпот, и шестой год он с этим шёпотом боролся.

И упорно сводил борьбу к ничьей.

- Паспорт, пожалуйста, - девушка за стеклом регистратуры дежурно улыбнулась ему. Никакой очереди в пункте приёма крови не было – отдел прекратил работу час назад, но идти велели сюда, и пришлось ждать.

Пропотевший от пальцев документ перекочевал в руки девушки. Та лишь мельком взглянула на него, словно проверяя, не изменилось ли чего, и улыбнулась снова – на этот раз куда приятнее.

- Ты как заранее знал. Только позвонили, и уже здесь.

- Стараюсь, - человек тоже улыбнулся, правда, вымученно и кисло. Настроение было на редкость паршивым. – Что такого случилось, если меня вызвали на месяц раньше срока?

- Авария, – она пожала плечами. – Двое погибших. Трое ранены, из них один – очень тяжело. И у него первая минус.

Человек кивнул. Он не гордился редкостью своей группы крови. Нечем тут гордиться. Всего лишь генетическая случайность. И сюда он приходил не потому, что хотел помочь людям. Причины у него были совсем другие и полностью эгоистичные: только донорство позволило человеку прожить эти пять с лишним лет в здравом уме.

- Терапевт уже не принимает, но это ведь не первый раз... Обойдешься без чая?

- Вполне.

Девушка вышла через неприметную дверь в глубине комнаты, и вскоре они уже шли по узкому коридору к лестнице на третий этаж. Человек молча слушал рассказ об аварии. Все как обычно – парень выпендривался перед пассией на новеньком «Порше», вылетел на встречную, где и попал под удар минивэна. Спутница погибла мгновенно, он сам – через час в реанимации. Пассажирам второй машины повезло больше, они остались в живых. Но у одного была первая минус… и ему вольют кровь безымянного.

Это повторялось из года в год, каждые три месяца. Человек приходил сюда, спокойно сдавал положенный объём крови и уходил домой. Он давно был знаком с идущей рядом девушкой, которую звали чуждым для его уха именем Эльза, наизусть выучил все плакаты на стенах. Областной центр крови стал для него машиной умиротворения, бастионом, где недуг временно отступал с поля боя.

День за днем, с самого начала болезни в душе человека копилась тоска, переходящая в злобу, лютую ненависть к этому миру и желание убить – кого угодно, только чтобы перестать сходить с ума от ярости. Каждый раз, приходя сюда, он прятал глубоко внутри себя этого зверя, чтобы не сделать больно помогающим ему людям. Эльзе, к примеру – она и вовсе была в его глазах сестрой милосердия, настоящим ангелом исцеления, потому как именно её нежные руки вводили в вену иглу. Она и красивой ему казалась, как ангел. Иначе и быть не могло.

Сегодня девушка пришла в регистратуру только чтобы записать его – работавшие там тетки давно ушли. Откуда им было знать, что в больнице закончилась нужная кровь? Но умирающий ждать не мог, и Эльзе всё пришлось делать самой.

Правильно ли он делает, что сдаёт кровь сюда? Человек не знал, но подозревал, что рано или поздно узнает.

Они поднялись на третий этаж, в знакомый зал со стеклянными перегородками. Эльза торопливо заполнила донорский лист, прилепила на него гирлянду бумажек с указанием группы крови и кодом, после чего приглашающим жестом указала в сторону кресел. Те, конечно, пустовали.

Безымянный привычным движением улёгся поудобнее и положил правую руку на подлокотник. Эльза уже притащила пакет с прозрачной жидкостью и ловко затянула жгут у него на плече.

А затем аккуратным, уверенным движением вонзила иглу.

Это было неприятно, как и всегда: острая сталь проколола кожу, погрузилась в его тело, но уже через мгновение всё успокоилось. А потом трубка окрасилась алым, колыхнулись первые язычки багрового тумана в пакете, и человека накрыло блаженством.

Ни один наркотик не мог дать того, что чувствовал сейчас он. Вся тяжесть, злость, вся накопившаяся внутри ненависть уходила сейчас через эту тонкую иголку, расплывалась красноватым облаком в заполняющем пакет растворе. С души будто падал камень размером с Эверест.

- Ты как всегда, будто обкурился, - смех Эльзы вывел человека из дрёмы. Оказывается, прошло уже несколько минут: пакет был почти полон. – Неужели это настолько приятно?

- Ты что, никогда не сдавала кровь? – он посмотрел на неё. – За пять лет?

- Не-а. Не поверишь, боюсь. Но думаю попробовать. В ближайшую неделю, наверное.

- Столько времени людей доишь, а сама? – поддел её человек. Сейчас, когда отступает волна удовольствия, нужно только говорить. Шутить. Или мечтать. Но не думать о трубке, не смотреть на постепенно разбухающий пакет, иначе кажется, будто вся кровь сейчас вытечет из твоих жил, и смертельный страх охватывает тело.

А это плохой спутник для умиротворения.

- Только не начинай, - она поморщилась. – Мне все уши уже прожужжали. Понимаешь, все сдают, а ты нет, ну и так далее… Ничего, руку закатаю – и…

Она вдруг прижала иглу пальцем и резко выдернула её. Человек облегчённо вздохнул. Затем последовала быстрая перевязка, совершенно ненужная безымянному справка на красиво оформленной бумажке с красным сердцем и еще одна тёплая улыбка Эльзы.

Где-то за окном лениво прогремел гром.

* * *

Человек собирался, как всегда, забыть о существовании областного центра крови на три месяца, но на этот раз мироздание решило иначе.

Прошло всего три недели, прежде чем он вновь встретил Эльзу. Снова лил дождь – этой осенью они не прекращались. Ливень застал человека у самого подъезда его дома, а под козырьком стояла она. В промокшем пальто и грязных сапогах. И с таким грустным лицом, что безымянному захотелось стать кем угодно - лишь бы развеселить её.

- Что случилось? – он торопливо зашел под козырек у двери. Эльза испуганно подняла глаза.

- Ты? Привет. Ты что здесь делаешь?

- Живу.

- Ой… - она сделала попытку улыбнуться. Неудачную. Что-то в душе мешало ей улыбаться – тяжелое, унылое, липкое. – Я просто шла мимо, к знакомой, но она куда-то ушла, а тут дождь…

- Тогда зайдем ко мне? Не могу оставить девушку на холодном крыльце.

Человек сам не знал, зачем пригласил её. С началом болезни его дом опустел – ушла женщина, с которой он жил и чьё имя уже не помнил, а животных он никогда не держал. И даже когда ему удалось купировать развитие недуга донорством, в квартиру не приходил никто и никогда. Человек жил один, а друзей у него не было. И даже соседи никогда не замечали его, точно безымянный был для них невидимой тенью.

Эльза согласилась быстро. Она его тенью не считала.

- У тебя странная квартира, - сказала она, проходя в комнату. – Берлога.

Берлогой она и была. Разбросанные везде вещи, заваленный эскизами и документацией стол с компьютером – безымянный работал дома, диван со скомканным одеялом и пара стульев. Иногда он брал в руки швабру и мыл полы, но случалось это нечасто, и больше всего комната напоминала убежище. Дом помогал ему во всём, и человек давно привык к такой жизни.

Она тут чужая, - сказали стены.

По счастью, кружек у человека оказалось всё-таки две: вторая осталась от ушедшей когда-то женщины. И вскоре он уже разливал горячий чай.

Лучше пусть она уйдёт, - сказал кухонный стол.

Шёпот исчез, затаился до поры до времени, но скоро вернётся. Зайди Эльза через пару месяцев, и безымянный не рискнул бы пригласить её к себе. В такое время он старался даже не выходить из дома, опасаясь сорваться: слишком много людей на улице, слишком много агрессии, чтобы не ответить на неё.

- Тебя что-то гложет, - сказал человек, не слушая настойчивый голос дома. Эльза сидела, упершись губами в сцепленные пальцы, и неотрывно смотрела на падающие за окном капли. Типичное проявление депрессии. Она так могла бы сидеть часами. – Не расскажешь?

- Пациент, - нехотя ответила она. – Тот, которому твою кровь влили.

Безымянный не удивился. Он ждал такого известия шестой год.

- Продолжай, - сказал он.

Эльза подняла голову.

- Убил свою жену. Раз двадцать ударил её ножом. Вот так, просто, зарезал на кухне.

- За что?

- Он сам не знает. Нашло, говорит, что-то. А теперь вот… убил и через час сам позвонил в полицию. Во всём признался. Только человека-то уже не вернуть.

- Не вернуть, - согласился безымянный. Он знал, в чём причина такого поступка, но знал и то, что глупо пытаться рассказать хоть кому-то о ней. Впрочем, перед ним сидит сейчас единственный человек, которому безымянный доверял. Сестра милосердия. – Я больше не буду сдавать кровь.

- Думаешь, это из-за тебя? – она невесело усмехнулась. – Брось. Глупости это.

- Когда пересаживают сердце, человек меняется. Почему его не может изменить кровь?

Она покачала головой. Уткнулась носом в ладони.

- Не знаю.

Безымянный колебался. Сказать ли ей о болезни? Но любому ясно, как Эльза отнесётся к этому. Нужно что-то посерьёзней, чем просто слова. Раз так, можно и подождать.

Не говори, - прошептал потолок.

- Ты можешь узнать, кому ещё вливали мою кровь? – спросил он.

- Да, - Эльза шумно вздохнула.

- Узнай. И посмотри в интернете имена. Новостные сводки… Если что найдёшь – сообщи. Не найдёшь – тоже.

- Ты уверен? – она подняла голову.

- Да. Мне это важно.

* * *

Эльза пришла через два дня, и безымянный ни секунды не сомневался в том, что именно она узнает. У него было достаточно фактов, чтобы предугадать результат.

Из троих найденных девушкой пациентов – на большее у неё попросту не хватило сил – все трое поступили так же, как и этот, последний.

Один взял дробовик и расстрелял своего кредитора вместе с его новеньким «Лексусом».

Другой избил до смерти жену и дочь, после чего вскрыл себе вены.

Третий на каком-то семейном празднике сошел с ума, и только силами троих мужчин его удалось утихомирить. Несколько месяцев он провёл в психиатрической больнице, прежде чем к нему вернулся разум.

- Это же глупо, – Эльза сидела напротив безымянного, подтянув колени к себе и уткнувшись в них лицом. – Этого быть не может. Столько совпадений…

- Да какие совпадения… - вздохнул человек. – Уверен, что с остальными та же история. Ну и что нам делать?

- Не… Не знаю… - девушка всхлипнула. – Почему так? Я хотела помочь человеку… а он… Вместо крови – яд…

- Ты не виновата.

Человек рассказал Эльзе о том, как пять лет назад заболел чем-то странным. Как слово за слово его душа наливалась тоской, а потом – злобой, как он потерял имя, а врачи один за другим разводили руками: они не знали, что происходит с безымянным. И как по чистой случайности человек обнаружил, что донорство приносит облегчение. Тогда он не думал, что происходит с людьми, которым вливают его кровь. Но потом стал размышлять об этом, и вот, наконец, пришёл ответ.

Зря, - буркнул чайник.

- Это ужасно, - прошептала Эльза.

- Я не буду больше сдавать кровь, - сказал безымянный.

- А что тогда случится с тобой?

- Найду другой способ.

Он верил в это. Человек даже на тонущей шлюпке посреди океана во что-то верит. Ровно до момента, пока волны не сомкнутся над ним.

* * *

У него оставалось два месяца до критической черты. Безымянный не знал, что будет дальше, но мог предполагать, и варианты ему не нравились.

Человек уже чувствовал первые искорки, предвещавшие бурю. Он знал, как это происходит. Сначала приходит тоска – с каждым днём она становится всё сильнее, пока мир не становится настолько серым, что хочется умереть. Потом в душе начинает разгораться огонь, и шёпот чужого голоса раздувает неугасимую злобу.

Кровопускание приносит облегчение. Отступится ли шёпот, если просто излить кровь на пол? Раньше безымянный как-то не думал об этом. Теперь пришло время проверить.

Ты же знаешь, что ничего не выйдет, - сказало окно.

- Знаю, - ответил человек. – Но вдруг мы с тобой ошибаемся?

Закатав рукав, он надрезал вену и двумя иглами расширил рану, чтобы та не закрылась. Как и раньше, возникло ощущение облегчения, едва первые капли упали на пол, волна умиротворения захватила разум. Наверное, это действительно было в чём-то сродни наркомании.

На несколько дней человек даже поверил, что всё обойдётся.

Но через неделю тоска вернулась с новой силой, и человек со страхом ощутил в себе зачатки злобы. Где-то далеко на границе сознания появился и шёпот – пока ещё неразличимый, едва слышный. Скоро он усилится и можно будет даже различать слова. Шёпот захватит его голову, вонзится в разум. Подчинит себе. А человек даже не знает, как от него избавиться.

Он стал думать. Однажды к нему заглянула Эльза, и вместе они сходили в церковь – туда как раз привезли какую-то чудодейственную икону, и целая толпа верующих приникала к ней губами. Но шёпот лишь расхохотался, когда он переступил порог храма. Шёпот смеялся, когда человек наклонился поцеловать икону, и мерзко хихикал, слушая попа. Тот благословлял безымянного, не зная, что за существо стоит перед ним. И, конечно, не помогли ни икона, ни ладан, ни молитва.

Опечаленная Эльза ушла, пообещав прийти позже.

Шёпот говорил на каком-то непонятном языке, и если прежде человек не обращал внимания на его слова, то теперь вплотную занялся этим. Часами он слушал, записывал, а потом пытался искать их в Сети. Безрезультатно: или записанная им русская транскрипция оказалась бесполезной, или такого языка вовсе никто не знал.

В конце концов он забросил эти попытки и теперь целыми днями только лежал, не шевелясь и слушая шёпот. Шёл пятый месяц с момента последнего визита в донорский пункт. Можно было бы снова вскрыть вену, но какой в этом смысл, если через несколько дней шёпот вернётся? Он не сможет пускать себе кровь настолько часто.

Он смертельно болен, и выхода нет.

* * *

Человек ударил кулаком по дивану. Костяшки пальцем слегка саднило – он занимался этим второй день. Кровь кипела, в голове звенел чужой голос. Шипящие слова гуляли в мозгу, лезли в разум, раз за разом штурмуя последние крепости, которые выстраивал человек. Не сдавался он только из чистого упрямства.

В кармане у него лежал перочинный нож – настоящий, швейцарский. Когда станет совсем невмоготу, он поможет. Наверное, стоило бы сделать это сейчас – получится ли у него потом? Но безымянный привык идти до конца.

И тут в дверь позвонили.

Не открывай! – крикнули стены.

Человек рухнул на пол, скуля от бессилия. Он не хотел идти открывать. Он знал, кто пришёл, знал, что идти нельзя, но тело само направилось к двери. Безымянный упёрся. Пальцы нащупали рукоять ножа, но шёпот вцепился в них, и человек, шатаясь, вывалился в коридор.

Снова раздалась трель дверного звонка. Безымянный с силой повернул рукоять.

Не надо! – зазвенел голос настенного зеркала.

Эльза так и не поняла, что произошло. На шее сомкнулось стальное кольцо, дёрнуло, как невесомую куклу, по затылку с силой ударило что-то твёрдое, и обмякшая девушка медленно сползла на бетон площадки. На облупленной стене за её спиной остался длинный алый след.

Человек упал рядом, глядя в её застывшие глаза. Шёпот отступал, злорадно смеясь.

- Т-тварь, - с трудом выдавил безымянный.

Он перевалился на спину и взял девушку за руку. Он не пытался щупать пульс – безымянный и без того знал, что его ангел исцеления мертва. И книжка, что валяется рядом с ней, ему не поможет. «Изгнание демонов». Может, раньше что-то и вышло бы. А теперь уже нет.

Идти до конца. Какая же это оказалась несусветная глупость.

Безымянный раскрыл швейцарский нож. Шёпот медленно возвращался, отогнанный гибелью Эльзы. Что ж, она хотя бы дала человеку шанс. Нельзя, чтобы она умерла напрасно.

Он с силой полоснул себя по горлу.

Шёпот взвыл от ярости. Безымянный растянулся на полу, чувствуя, как разум захлёстывает волна блаженства. Кровь толчками покидала его тело, заливала ступеньки, брызгала на светлое платье Эльзы.

Снизу донёсся чей-то испуганный крик, но человеку уже не было до того никакого дела. Он умирал и думал о том, что будет за чертой. Если есть хоть какой-то загробный мир, он найдёт там Эльзу и попросит у неё прощения. Помогать другим иногда смертельно опасно, и она узнала это слишком поздно. А если загробного мира нет…

Разве тогда ему не будет всё равно?

Отредактировано aequans (31.03.2017 20:17:22)

0

3

внеки

Вот, Ижени нарыла

Нет снов!
И даже кровь в бокале с ромом не бодрит...
И профиль остр, и так безумен и небрит
Суров!
Твой нож так точен. Знаешь - кожа лишь горит
И раскрывается бутоном - не болит.
И слов
Я не найду и стоном чайки по ветрам
Прощаться с жизнью так легко - парам- парам.
Но кров!
Наш кров, где было так тепло и так светло
Ты продал все. Ведь предавать не западло?
И может просто нам с тобой - не повезло...
Нет снов!
Нет снов - и просто черная стена.
А за стеною давит гирей тишина.
Она со мной. И я как будто не одна...
Да и закат -
Багров!

Ещё от Ижени

Совсем для меня невнове - так много горячей крови.
И куст моих роз - кровавый, цвета июньской зари.
Случайно, наверное вышло. Твой хрип никому не слышен.
Немного нажму сильнее. А ты его повтори.

У рукояти изящной блеск старого перламутра
На остриё чуть брызнув, ложится пурпурный тон
Уже все что было - не важно! Ведь летнее, нежное утро
Птичьим радостным взвизгом убьет болезненный стон.

Смотри на меня мой милый - на память и на прощанье
А я для тебя танцую. Немного мешает дрожь.
Так мало осталось силы - сдержи же свое обешанье -
Любить до последней капли. Она обагрила нож.

Как смертные страстные взгляды взрывали хмельно и сладко
Горячее гиблое тело, там где бабочек сонм.

Любить меня было не надо... зажгу над тобой лампадку...
Пусть освещает несмело твой вечный спокойный сон

Отредактировано aequans (27.03.2017 22:49:23)

0

4

Здесь пробегала ласка

0

5

класс

0

6

Ijeni, внек?

ЗЫ как там твоя база?

0

7

базы нету, но по крупиночкам.

Вот, нарыла

Нет снов!
И даже кровь в бокале с ромом не бодрит...
И профиль остр, и так безумен и небрит
Суров!
Твой нож так точен. Знаешь - кожа лишь горит
И раскрывается бутоном - не болит.
И слов
Я не найду и стоном чайки по ветрам
Прощаться с жизнью так легко - парам- парам.
Но кров!
Наш кров, где было так тепло и так светло
Ты продал все. Ведь предавать не западло?
И может просто нам с тобой - не повезло...
Нет снов!
Нет снов - и просто черная стена.
А за стеною давит гирей тишина.
Она со мной. И я как будто не одна...
Да и закат -
Багров!

Самой смешно  :crazyfun:

0

8

внек в трёшке

0

9

Еще есть кровавенькое, правда, может постила уже

Совсем для меня невнове - так много горячей крови.
И куст моих роз - кровавый, цвета июньской зари.
Случайно, наверное вышло. Твой хрип никому не слышен.
Немного нажму сильнее. А ты его повтори.

У рукояти изящной блеск старого перламутра
На остриё чуть брызнув, ложится пурпурный тон
Уже все что было - не важно! Ведь летнее, нежное утро
Птичьим радостным взвизгом убьет болезненный стон.

Смотри на меня мой милый - на память и на прощанье
А я для тебя танцую. Немного мешает дрожь.
Так мало осталось силы - сдержи же свое обешанье -
Любить до последней капли. Она обагрила нож.

Как смертные страстные взгляды взрывали хмельно и сладко
Горячее гиблое тело, там где бабочек сонм.

Любить меня было не надо... зажгу над тобой лампадку...
Пусть освещает тихо твой вечный спокойный сон

Если было - убейте меня, за склероз

Отредактировано Ijeni (28.03.2017 08:46:37)

0

10

Ijeni, оно прекрасно. или я пьян?

ещё внек в трёхе

0

11

а щас?

:flirt:  :D

0

12

Ну, есть косяки. "невнове". "крови-кровавый". И это только начало.

Ijeni, а тебе ведь говорили - все стихи держать в одном документе формата док. Не напомнишь, кто?)

0

13

не а. но мне кажется все чаще, что мы уже пересекались

0

14

Ijeni, успокойся уже. Нет. Я заковыристый иногда, но открытый. Скрывать бы не стал.

0

15

Да я спокойна. У меня в сети друзей много. Есть и враги, правда. Но их мало... живых  :D

0

16

Я не забываю ни тех, ни других. Да и в сети активно - всего год как. До того другие масштабы были.

0

17

Поступила работа. Выставлю её часов через десять, как буду за компом.

Если кто ещё хотел тиснуть внек без оглядки на работу моноэлянта - у вас есть время.

0

18

Я не найду и стоном чайки по ветрам
Прощаться с жизнью так легко - парам- парам.

Нет рифмы - не беда.
Сойдёт и ерунда! http://www.kolobok.us/smiles/standart/laugh1.gif

0

19

Работа - во втором сообщении.

Прошу оценивать, обсуждать и комментировать!

0

20

Концовку слили :( Мне ТАК нравилось, ну реально! Но концовка... БЛИН!

Тягучий, нуарный такой язык, говорящие чайники и окна - ну вообще находка, честно. Просто круто. К языку вообще нет претензий, емко и ярко, картинка держалась все время.

Перед концовкой я подумал было, что у него такой вот случай аутоагрессии. А потом... демон. Ну блин. Нет, аутоагрессия как финал тоже не годится, а годится лишь как крючок, которым можно читателя ухватить за нос и таскать за собой, но потом все же обломать, выдав совершенно иной финал. Я не знаю, по-моему, автор, вы немного недофантазировали. К самому вот концу напряжение выросло не на шутку, и хотелось мощный удар по башке - так чтоб искры из глаз, - а вы стукнули меня воздушным шариком. Печаль.

За слитый финал ставлю 8 баллов. В остальном - блестяще.

Отредактировано KotPaniker (31.03.2017 21:40:33)

+1

21

Мне понравилось. Немного не поверила во вдруг возникшее желание ГГ прекратить сдавать кровь и измениться. Это всё из-за девушки? Но ведь он её много лет знал, а тут вдруг решил поменяться, встретив у подъезда? Да, и если это дьявол-таки, то откуда такие мысли вообще?
  Но, тем не менее, написано интересно и вкусно (Кровь... Ням-ням)
9 баллов

0

22

Я чувствую классную вещь. С ужасом думала, что будет кровавая, потусторонняя нуднятина, но все не так. Оставлю на утро, посмакую. Не буду портить впечатление на уставшие мозги. Но уже по первым двум абзацам -автор неординарен

0

23

Во многом согласен с Котом. Демон мне показался условным. Хотя, книга, вроде, говорит о другом. 9 баллов.

0

24

А я рискну поставить 10 баллов. Сложная драма получилась. Страшно и красиво при этом!

0

25

Всем спасибо! Продолжаем обсуждение работы!  :flag:

0

26

Откровенно скучно, донельзя уныло и предсказуемо. Отсутствие оригинальности. Идея ещё более-менее, но сам по себе рассказ не зацепил вообще никак.
5.

Отредактировано Эллекин (01.04.2017 20:15:53)

0

27

Несколько затянуто. На нескольких моментах споткнулся, но в целом написано хорошо.
Тема: моя кровь - моё оружие.
Оружие в моём понимании - это то, что приносит вред по волевому решению обладателя. А тут кровь не оружие, а проклятие. Герой не хотел зла тем, кто получал его кровь. Тут скорее для крови герой был оружием, она влияла на него.
По красоте девушки вопросов нет. Душевная красота её сгубила.
Сюжет мне показался линейным в том плане, что с самого начала и до конца всё идёт к раскрытию тайны крови персонажа. Своего рода усиление тех идей, которые заданы в самом начале. Убийство не удивило, и как-то не растрогало и не испугало.
Не понял, в чем разница кровопусканий. И там и там кровь убегает, а эффект разный. В других людей ярость переходила, как бы отсыпалась на сторону, а если на пол не получалось? Как-то притянуто показалось...

Итого: 5 баллов.

0

28

Немного переавансила. Затянуто - да. Первый признак -хочется проскочить строчку глазами. Но все же - это качественно сделано
Поэтому 8

0

29

Олег написал(а):

Тема: моя кровь - моё оружие.
Оружие в моём понимании - это то, что приносит вред по волевому решению обладателя. А тут кровь не оружие, а проклятие. Герой не хотел зла тем, кто получал его кровь. Тут скорее для крови герой был оружием, она влияла на него.


Ты только что определил такую штуку, как противопехотная мина. Которая причиняет вред и после войны. Оружием - является.

Работа соответствует теме. Иначе я просто не принял бы её.

Эллекин, не ожидал от тебя такой лаконичности, если честно.

Всем спасибо, оценки приняты.

Отредактировано aequans (01.04.2017 20:29:12)

0

30

aequans написал(а):

Эллекин, не ожидал от тебя такой лаконичности, если честно.

Критических ошибок, над которыми можно было бы поиздеваться, не увидел. Ну а общее впечатление - вот оно.
Общая беда рассказа - предсказуемость. Ну вот с самого начала ясно, что героиня в конце откинет копыта и что кровь персонажа будет устраивать бобо тем, кому её вливают. В общем-то это не такой уж минус, в хорроре просто не бывает иначе, но больше-то ведь ничего и нет. Уныние и скука, короче. И ничего такого, что выстрелило бы в конце.

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль № 17, кровавая. Проза.