Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль №31. Историческое фентези


Моноэль №31. Историческое фентези

Сообщений 1 страница 30 из 207

1

http://cdn.history.com/sites/2/2016/04/Battle_of_crecy_froissart-E.jpeg

Битва при Креси. Иллюстрация из "Хроник" Жана Фруассара

Моноэлянт: как всегда
Секундант: см. ник над аватаркой топикстартера
Форма работы: проза
Жанр: историческое фентези
Объём: без ограничений
Задание: Рассказ должен быть привязан к какому-нибудь историческому событию. Гибель Густава Адольфа, стрелецкая казнь, Азенкур, Бал объятых пламенем - любое, какое придёт на ум. Под "событием" понимается собственно одноразовое событие, а не эпоха. Фентезийная составляющая рассказа должна непосредственно пояснять это событие. Ну то есть, например, Густав Адольф погиб не просто так, а потому что его туманники заплутали. Что-то вроде этого. Эпоху и время действия не ограничиваю, хоть Древний Египет, хоть Япония эпохи Сэнгоку Дзидай.
Задача 1: попытаться прочувствовать атмосферу ТЕХ времён и донести её до читателя.
Задача 2: вставить в повествование оригинальное существо, стилистически подходящее под выбранный сеттинг. Насколько это существо будет вписываться в мифологию сеттинга?
Задача 3: дать драму. Перед героем повествования ставится сложный выбор, и он должен принять решение, переступить через себя. Насколько естественным и мотивированным выглядит это решение?

Внеконкурсы допустимы и приветствуются, в формате как поэзии, так и прозы, будут размещаться по мере поступления. Секундант оставляет за собой право принять или не принять работу, как внеконкурсную.
Сроки написания: до 22.06.2017 29.06.2017 от Р.Х. (включительно), то бишь три недели (задание сложное, а вы шо хотели?)
Сроки голосования: до 25.06.17 03.07.2017 от Р.Х.
Голосование: открытое, в комментариях. Ставим работе оценки по шкале от 1 до 10 баллов. с точностью до второго знака после запятой. Обоснование своей оценки в виде хотя бы краткого отзыва на работу ОБЯЗАТЕЛЬНО. Также большая просьба к оценивающим не просто ляпнуть почти наугад балл, а определить, насколько, по их мнению, моноэлянт справился с каждой из трёх подзадач.
Раскрытие авторства своей работы до конца голосования будет караться ректороманоскопией раскалённой кочергой.
Hals und Beinbruch!

Отредактировано Эллекин (25.06.2017 19:49:54)

0

2

Фелиция

  Когда над Римом нависают полночные облака, а дневное пекло сменяется вечерней прохладой, жители торопливо загоняют скот в хлева, торговцы закрывают лавки, пересчитывая вырученные динарии, и весь город готовится к новому дню  — только благородные девы в храме Весты не прекращают свою службу — защиту священного огня. Он должен гореть дни и ночи напролёт, чтобы сохранить милость Богов к великой империи.

  В одну из таких ночей молодая жрица-весталка, склонившись над дымящимися угольками, изо всех сил дула на них в надежде снова разжечь пламя. Не обращая внимания на тунику, которая давно испачкалась, она сидела  прямо на ступеньках  алтаря, придерживая руками длинные тёмные волосы и плакала. Дула и дула, пока голова не закружилась. Но огонь и не думал разгораться. Девушка вытерла слёзы, шмыгнула носом и убежала прочь.

- Проснись, проснись, помоги мне! - услышала сквозь сон Фелиция, а затем почувствовала, как  кто-то трясёт её за плечо. Зевая, она развернулась к нарушительнице покоя.
- Ты что тут забыла, Петра?
- Огонь Весты погас! Я всё делала по правилам, как всегда, а он  взял — и погас! Я … я … я не спала, клянусь Богам! Меня накажут, если  не зажгу его снова, Верховный пантифик отлупит меня  палками!
- Ну так зажги, - лениво повернувшись на бок, ответила Фелиция.
- Да ты, ведь, и сама знаешь, что мы можем использовать только камни, как древние люди. Камни! Я не умею разводить огонь камнями. А ты? - Петра обхватила голову руками и упала на колени, - Помоги мне, молю, я знаю — ты можешь.
- А я тут причём? - ответила Фелиция, присев на кровати, - Твоё пламя погасло —  значит, твоя ошибка. Вот и отвечай.
- Я... я... видела, как ты делаешь огонь, - внезапно прекратив рыдать, сказала Петра, - Из ладоней. Когда злишься...
  Фелиция на мгновение оторопела.
- Видела? - прошептала она и огляделась, как будто кто-то мог их подслушать из темных углов комнаты.
- Да, видела. - ответила Петра - Когда старшая весталка лупила тебя — видела. Кода котёнка у тебя забрали — видела. Когда ты...
- Стоп. Хватит. Идём к алтарю, попробуем.

Весталки поправили туники и поудобнее устроились перед потухшими углями. Ветер ещё не до конца унёс запах горящих поленьев, и только полумрак давал понять, что священное пламя погасло.
- Начинай, - прошептала Петра, - они скоро заметят.
- А что начинать?  - недоумённо ответила Фелиция.
- Зажигай!
- Послушай, Петра, у меня есть способность, но она проявляется только когда я злюсь. Ты и сама заметила...
- И что это значит?
- Значит, нужно разозлить меня. Давай.
- Разозлить?
- Ну да. Можешь сказать какие-нибудь гадости.
- Гадости? Ну... ну...... Ты уродина! Твоё лицо страшнее задницы Керкопа!

Фелиция взглянула на свои ладони и усмехнулась.

- Я и так знаю, что некрасива. Нет, не разозлила ни капельки, - и отрицательно помотала головой.

  Петра поёрзала на месте, закусила губу и продолжила:

- Тебя никто не любит. Ты скрытная, нелюдимая, одинокая! И старая!

Фелиция медленно наклонилась вперёд и посмотрела прямо в глаза Петры.

- Мало. Очень мало, Петра. Я прекрасно знаю, что мой облик не сравним и с мизинцем Афродиты, но я научилась с этим жить. А вот тебе, похоже, давно пора получить по спине от пантифика. Ты заслужила наказание. Плохо смотришь за огнём. Я много раз видела, как ты спишь у алтаря.
- Я? Это я плохо служу? Да ты на себя посмотри! Думаешь, никто не знает, что ты гуляешь по ночам? Так вот — я знаю, я видела, как ты уходишь из дома весталок, переодетая в балахон. Да, это я рассказала старшей весталке, я! Из-за меня тебя высекли!
   Фелиция стиснула зубы и закрыла глаза, затем разжала кулаки и поднесла ладони над поленьями. Через секунду  на потухшие угли упало несколько ярких искр.
Петра принялась неистово дуть на них, и огонь разгорелся снова.
- Спасибо тебе! - хлопая в ладоши от радости, сказала Петра, - Я так тебе благодарна!
- Во славу Рима... - сухо ответила Фелиция и удалилась к себе.

Виола

Этот тёплый вечер для Виолы казался таким же славным, как и многие другие. Пробегая по узким улочкам города, она, как всегда, купила пшеничную лепёшку, быстро расплатилась с торговкой и забыла про сдачу. Торговка пару секунд держала вытянутой ладонь с парочкой сестерций, но Виола, обернувшись, лишь улыбнулась, махнула рукой и быстро свернула в соседний квартал. Перепрыгнула  через обломки старой повозки, пробежала мимо рыбной лавки и свернула направо, к входу в цирк. Туда, где над большими деревянными воротами горел масляный фонарь.

  Девушка поправила длинные светлые волосы, подтянула льняную юбку, глубоко вздохнула и с уверенностью шагнула за порог.

  Пройдя по тёмному двору, Виола, наконец-то, оказалась в том месте, которое манило её всей душой. Арена. Едва она зашла, как в нос ударил запах конского навоза, а через мгновение появились и сами лошади. Они стремительно влетели из загона и побежали по кругу, словно пытались угнаться друг за другом в бешеной гонке; и поднимали в воздух такую пыль из-под копыт, что девушка закашлялась и прищурила глаза. В центре стоял ммолодой ускулистый парень с длинными чёрными волосами, собранными в хвост, и махал хлыстом, подгоняя лошадей.

Виоле нравилось наблюдать, как Марк репетирует. Она присела на пустующую скамью для зрителей и сложила ручки на коленях.

- Опять пришла? - послышался хриплый голос за спиной, и Виола дёрнулась от неожиданности.
Старый шут Ромон, одетый в лохмотья, присел рядом и предложил девушке флягу, но та отказалась.
- Ромон, ты меня в могилу сведёшь! Разве можно так подкрадываться?
- Я тебя могу свести только в свою халупу и там придаться утехам, деточка! - громко рассмеялся и схватился руками за живот.

Виола поднялась на наги и упёрла руки в бока.
- Да как ты смеешь мне такое говорить, шут? - сказала она и запрокинула подбородок.
- Ой-ой, уморила совсем. А ты кто такая, недотрога? -  Ромон снова залился хохотом, но тут же закашлялся при виде приближавшегося Марка и поспешил скрыться с глаз. Только буркнул под нос напоследок: «Доиграешься».

- Не сердись на него, - сказал юноша и едва заметно улыбнулся, - чего ещё ждать от бывшего бродяги? Он уже два года с нами, но, боюсь, никогда не научится манерам.

  Виола смотрела под ноги и ковыряла сандалиями камушки.

- Мы не все такие, - продолжил Марк, - Мы — семья, дружная семья. Я не хочу, я правда не хочу, чтобы ты забыла к нам дорогу.

  Виола была рада, что на улице уже стемнело, иначе покраснела бы ещё сильнее.

- Готовитесь? - робко спросила она и взглянула на опустевшую арену. Лошадей увели, и от их присутствия остались лишь следы копыт на  песке.

- Да. Совсем скоро будет представление по случаю начала Жатвы. Сам Нерон посетит нас! Представляешь? - с горящими глазами ответил Марк.

- Нерон? Вот это новости! Я рада за тебя, правда.

- А как же ты? Давай, попробуй выступить! У тебя очень хорошо получаются трюки с огнём. Это шанс показать себя, настоящий шанс. Тем более, что у нас нет факира...

- Зато у вас есть гонки на колесницах, сражение со львом, чужеземные уроды и даже глупый шут.

- Говорят, что Нерону нравится огненное шоу, - Марк приблизился и аккуратно взял ладони девушки в свои. - Ты сможешь, Виола, я знаю.

  Но она лишь опустила глаза, одёрнула руки и спрятала их за спину, словно обожглась.

- Извини, мне пора, - и поспешила к выходу.
- Давай я провожу тебя до дома? - догоняя, спросил Марк.
- Не стоит. Я доберусь сама.
- Виола...

Фелиция

После короткого стука, Петра влетела в комнату Фелиции, не дожидаясь особого приглашения.
- Чего тебе нужно?
Фелиция сидела на кровати и разглядывала новую амфору. Её тусклые седые  волосы бесформенно лежали на спине и плечах, но в такие моменты весталка  не думала о своей внешности, придаваясь прекрасному. Искусству...
- Тут это... весточка тебе...
- Ну так давай сюда! - нахмурилась Фелиция.
- Там.. там нехорошие новости, - ответила Петра и, отведя взгляд, протянула свёрток.
- Ты что, читала? - гневно спросила Фелиция и выхватила свёрток из рук Петры.
- Ну... Нет.. Вернее, да... Извини, - Петра не нашла других слов и пулей выскочила из комнаты.

Фелиция развернула послание и начала читать:

Я, император Нерон Клавдий Цезарь Август Германик, Великий понтифик, повелеваю признать семью Фелиции Флафий в предательстве и неуважению величества. Придать  всем членам семьи  статус рабов, а имущество передать в государственную казну. Решение не распространяется на саму жрицу Фелицию, защищённую покровительством богини Весты, но обязует её навсегда отречься от семейства.

Фелиция так сжала свёрток, что он захрустел в её руках. Подлый Нерон! Её семья ничего не сделала против государства. Разбогатела — да. Но это ли — грех перед богами? Как долго будут продолжаться эти зверства? Как долго Нерон будет возмещать свои порочные утехи и пустоту  казны за счёт собственных подданных?

Перед её глазами вдруг всплыла картина, как много лет назад, проводились выборы в весталки. Девочки от десяти до пятнадцати лет стояли на площади, практически раздетыми, и тряслись от  холода, а Нерон выбирал, кто их них достоин стать весталкой.

Фелиции повезло тогда. Её выбрали.

Родители радовались, закатили пир в честь того, что их дочка теперь отмечена богами. И все те, кто тогда пил  вино и ел угощения, в большинстве своём не понимали, что служение Весте — это прежде всего служба, тридцатилетняя служба. Тридцать лет... Фелиция выйдет из стен храма богатой матроной, но не завидной невестой.

А повезло ли Фелиции на самом деле? Где теперь семья? Как сможет мать пережить заточение? Она, ведь, совсем слаба сердцем стала.

Фелиция громко разрыдалась, сжимая послание в руках, а через мгновение бумажный свёрток вспыхнул в её руках, словно масляный факел от искры. Весталка испугалась и бросила его на кровать, затем принялась лупить подушкой загоревшееся одеяло. Потушить пламя удалось, но постель теперь  придётся тайно заменить. Фелиция стала махать руками в попытке развеять дым и запах гари, витавший в комнате, затем бросилась на колени, прочитала молитву. Когда закончила,  накинула балахон и вышла прочь.

Виола

- Марк, позволь мне выступить! - умоляла Виола, и теребила юношу за рукав - Ты, ведь, сам предлагал!
Юноша почесал затылок и на секунду задумался, но не смог отвлечься от приготовлений к представлению. Пришло время гонок на колесницах, а рыжая лошадь хромала на правую ногу. Ромон пытался натереть её ногу специальным маслом, но всё вело к тому, что шоу потеряет одну упряжку. Это плохо. Это очень плохо.
Раздосадованный юноша, наконец, обратил на девушку внимание, и, пытаясь скрыть раздражение, ответил:
- Виола, пойми, цирковая программа уже предоставлена Нерону. И в ней нет твоего номера. Да, я предлагал тогда, но ты сама отказалась.
- Но ты говорил, что он любит огненное шоу, - не уступала Виола, -  Поверь, я смогу. Будет сюрприз. Обещаю. Я сделаю так, что он надолго запомнит...
- Хорошо. Твой номер пойдёт последним, но только не подведи меня, - ответил Марк и убежал на арену.

Когда помощники убрали остатки мусора после колесниц, на арену ступила Виола. Яркий красно-оранжевый костюм казался слишком откровенным. Появись любая девушка в таком виде на улицах Рима, - выставили бы на посмешище.  Но другое дело - цирк. Здесь словно терялись устои морали, и всё на радость правителя Нерона. Ему на потеху или развлечение.

Виола взяла в руки два факела и подожгла их от горевшей в центре арены большой металлической чаши. По одному в руке.
Сначала она просто танцевала, красиво изгибаясь всем телом. Затем начала  жонглировать, присоединяя по одному третий, четвёртый и пятый.

  Зрители оживились. Многие даже аплодировали после очередного трюка. В том числе и сам Нерон. Виола заметила, как он улыбается и кивает в знак одобрения. Девушка отложила факелы и приготовилась к финальному номеру.

Она подошла к чаше, вытянула руки над пламенем и закрыла глаза. С трибун послышались удивлённые вздохи. Люди не понимали, как девушка может выдерживать такой жар.
Затем Виола резко подняла руки над головой, и большой огненный шар из чаши так же быстро поднялся прямо над ней и завис в воздухе.
Толпа  ахнула. Некоторые даже громко кричали. Не от восхищения, не то от испуга. Рим не видел ранее ничего подобного.

Виола стала медленно двигаться в направлении Нерона, продолжая держать руки над собой. Шар плыл в воздухе следом. Шаг за шагом она приближалась к ложу, где сидел правитель. Ещё немного, и она покажет ему истинную силу огня.

Нерон заметил, что девушка идёт в его сторону и стал медленно аплодировать, полагая, что циркачка хочет продемонстрировать свой трюк поближе.
Но Виола резко рванула руками вниз, и шар стремительно полетел прямо на Нерона. Толпа завизжала. Не успел правитель сделать и единого шага в попытке отжать в сторону, как шар оказался прямо напротив него. Но в последнюю секунду остановился на расстоянии лошадиного корпуса, а через секунду вспыхнул и растворился в воздухе.

Под восторженные возгласы зрителей Виола рухнула на колени и разрыдалась. Нерон аплодировал стоя.

Фелиция

Фелиция и Петра прогуливались в саду возле храма перед предстоящим обрядом и обсуждали последние новости.
- Как думаешь, нам ещё долго терпеть этот зной? - спросила Петра.
- Ох, не знаю, - ответила Фелиция, - надеюсь, что боги смилуются над нами после жертвоприношения. Ума не приложу, чем мы могли их разгневать. Которая неделя без дождя! Солнце совсем беспощадно.
- Кстати, о солнце, ты ведь слышала про вчерашнее шоу в цирке? - спросила Петра.
Фелиция равнодушно покачала головой и сделала вид, что разглядывает кусты с белыми лилиями.
- Нет, не слышала, - тихо ответила она.
- Как же так? Это же такое событие! Весь Рим на ушах стоит!
- Правда? И что произошло?
- Дело в том, что на последнем представлении одна циркачка показала такой трюк, что у Нерона челюсть отвисла. Говорят, что вся программа была скучной, и он даже подумывал покинуть арену, но потом появилась эта девушка и показала такое...
- Какое — такое?
- Она сделала солнце из огня и подняла его на небо, представляешь?
- Ого,  - удивилась Фелиция, - вот прям настоящее солнце сделала?
- Да нет, конечно. Это был трюк, - продолжила Петра, - Но он так понравился Нерону, что тот велел пригласить девушку в свой дворец, чтобы она лично выступала перед ним и его окружением.
- И что же она?
- Циркачка? Ах, она пропала. Да. Исчезла сразу после представления. И никто не знает, кто она такая и где живёт. Оказалось, что её номера даже не было в программе, и единственное, что о ней известно — это имя. Виола. Нерон объявил, что выплатит крупную награду  всем, кто хоть что-то знает об огненной диве.  Ты, случайно, не знаешь, кто она?
- Нет, - нахмурилась Фелиция, - а что я могу знать?
- Ну, мало ли, - ухмыльнувшись, ответила Петра, - а вдруг... ты ...Кстати, а чем ты занималась вчера вечером?
- Да как тебе совесть позволяет задавать мне такие вопросы? - Фелиция остановилась и стала сверлить Петру взглядом, - Ты сама прекрасно знаешь, что весь вечер я горевала о том, что сделали с моими родителями. Сама же читала письмо! Сунула нос туда, куда тебе не следовало!
Весталка топнула ногой и сжала в ярости кулаки. Неожиданно из них посыпался град ярких  искр, и Фелиция в растерянности немедленно убежала к стенам храма.

Виола

- Марк, - шепнула девушка, выглядывая в комнату из тёмного коридора, - Марк, это я.
Юноша резко дёрнулся и обернулся на голос, оторвавшись от подсчётов прибыли от представления.
- Виола? Хвала богам! Ты куда ты пропала? - Марк подскочил со стула, быстро приблизился и взял девушку за плечи, - Мы нигде не могли тебя найти. Твой номер он... он был великолепен. Ты знаешь, что Нерон тебя ищет?
- Да, знаю, - прошипела она, - но не собираюсь и пальцем шевелить на потеху этого чудовища!
- Согласен, наш правитель — не идеал добродетели и морали. Но мы можем прославиться, понимаешь? Мы можем быть богаты! - глаза Марка сияли, и он умоляюще смотрел Виоле прямо в глаза.
- Я пришла не за этим, - строго ответила девушка и отстранилась.
- А зачем же?
- Я... я... думала, что мы сможем сбежать. Вдвоём...
- Сбежать? Виола, да ты шутишь? Куда мне бежать, да и зачем? Пойми, цирк — это всё, что у меня есть. Это моя жизнь, моя семья, моё призвание! А ты предлагаешь куда-то уехать только потому, что Нерон сделал тебе предложение, о котором многие мечтают всю жизнь? Да у тебя рассудок помутился!
- Я не могу объяснить, - робко ответила Виола, - Нет, ты не поймёшь. Забудь, прошу, забудь всё, что я тебе говорила. И меня забудь. Навсегда.

Девушка развернулась и быстро вышла из помещения. Едва она ступила за порог, как наткнулась на Ромона, едва не сбив его с ног.
- Ты что, подслушивал, наглый шут?  - выпалила Виола, - А ну прочь с дороги!
Ромон с ехидной улыбкой прижался к стене, пропуская девушку, а спустя пару минут на выходе её скрутили стражники.

Виола стояла на коленях со связанными за спиной руками.
Прямо перед ней по роскошному мраморному полу ходил Нерон .
- Неужели ты думала, дитя, что я разыскивал тебя только из-за того, что восхитился твоим талантом? Не скрою, ты обладаешь уникальными способностями, но надо быть глупее Фавна, чтобы не понять твои истинные мотивы. Ты хотела убить меня, дрянь!
- Но не убила же..., - тихо ответила Виола, не поднимая глаз.
- А могла?
- Могла, правитель.
- И за какие грехи, смею спросить?
Виола подняла голову и посмотрела Нерону прямо в глаза.
- За то, великий вы наш, что упрятали мою семью, как и много сотен других,  за решетку, лишив не только богатства,  и свободы. Чем они заслужили подобного обращения?
- А ты кто такая, чтобы говорить от лица знатных семей? Говоришь, родители? Не смеши меня! Как такая оборванка, как ты, может быть дочерью богатых родителей?

  Виола сглотнула, стараясь успокоиться, но слова так и полились из её уст:

- Я совсем не та, что вы думаете.
- Правда? И кто же ты? Кто, отвечай!
Но Виола помотала головой и бросилась всем телом на пол.
- Отвечай! - кричал Нерон, - Покажи лицо, вонючая бродяжка!

Неожиданно Виола стала дёргаться, словно марионетка, а затем её густые чёрные волосы стали превращаться в седые и тусклые, длинные красивые пальцы стали заметно короче, а одежда обвисла, словно тело потеряло былые красивые формы.

Она медленно подняла глаза, и Нерон на секунду опешил. Прямо перед ним была уже не красивая молодая циркачка, а седовласая женщина с лицом с глубокими морщинами
- Ведьма! - вскрикнул он и отскочил к стене, - Убить ведьму!

* * *

Такого позора дом весталок не знал. Одна из священнослужительниц оказалась ведьмой. И как она умудрядась столько времени скрываться под пристальным вниманием верховного пантифика и старшей весталки? Волнения в народе пошатнули авторитет божьего храма и святость всего института Весты, поэтому Нерон принял крайние меры. Он приказал казнить женщину и провести её босиком через весь город в знак позора и покаяния.

В тот день и стар, и млад вышли на улицы города. Такое зрелище было весьма популярным, особенно учитывая тот факт, что личность жертвы на протяжении недели не сходила с уст всего города.

Её вели одетую, но грязную. Белая туника давно запачкалась, но одеть новую ей не разрешили, поэтому весталка, склонив голову, молча шла к месту свей гибели.

  Из толпы летели камни и протухшие продукты. Даже от тех, кто не так давно  аплодировал ей  на арене. Свистели, шумели, бросали грязь в лицо, называя ведьмой. И шли. Неторопливо шли  к месту казни.

Проходя квартал за кварталом, весталка всё сильнее сжимала кулаки. Нет, она не должна реагировать, не должна злиться на весь город. Никто ни в чём не виноват! Но, получив очередным тухлым помидором по щеке, с яростью разжала ладони...

Только маленький мальчик заметил, как прямо на дорогу из рук весталки сыпятся незаметные искры. Толпа была занята только тем, что продолжала обвинять грешницу, поэтому в всеобщем шуме никто не заметил, как парнишка кричал и старался  затушить возгоревшееся вдруг пламя

Её провели через центр города, собрав ещё больше зрителей. Всем хотелось посмотреть, как благородная служительница  отвечает за свои грехи.

И все посмотрели. Насладились зрелищем, как весталку зарыли заживо под земля недалеко от стен Рима. Толпа ликовала и пила вино, не подозревая, что их дома в тот самый момент охвачены пламенем.

При такой засушливой погоде хватило бы и небольшой случайной вспышки. Но, как говорили потом многие историки, пожар начался сразу в разных частях города. Внезапно, стремительно и быстро. Так, что никто оглянуться не успел. Поговаривают, что жители Рима в тот день были заняты казнью какой-то весталки, поэтому не смогли вовремя потушить пламя. Огонь бушевал десять дней, уничтожив одиннадцать из четырнадцати  кварталов Рима.

Спустя совсем недолгое время  Нерон вложил немалые средства в в восстановление столицы и построил на пепелище свой Золотой дворец.

Отредактировано Эллекин (27.06.2017 08:10:11)

0

3

Внек от Олега

Переговоры окончились руганью.
Дато Лапулапу не хотел платить дань радже Хумабону. За что? За воздух? За воду? За землю? Они принадлежат духам, а не радже. А то, что поймано в море и выращено на земле людьми из барангая Лапу-Лапу, то они отдавать не обязаны. Никто им не помогал, не с кем и делиться.
Кастила уплыли к Себу под оскорбительные крики самого дато и его воинов. Но ярость прошла, и вспомнились рассказы о совершенной броне кастила. Они покрыты железом, а Лапу-лапу и его люди лишь татуировками, которые больше от злых духов защищают, чем от злых кастила.
Дато сидел на траве у воды и размышлял о предстоящей битве. А она случится, он не сомневался. Лодки раджи Хумабона и дато Зулу уже стоят по другую сторону пролива. Утром  они подплывут к Мактану, чтобы посмотреть, как строптивый дато Лапулапу падёт от рук кастила. Хумабону даже не придётся терять своих махарлика – всю работу за них сделают белые люди.
И на этих берегах завтра прольётся кровь. Лапулапу  живо представлял это пока закатное солнце окрашивало песок в алые цвета. И знал, чьей крови будет больше – его барангая. А в конечном итоге, Мактан подчинится радже и белым людям, как поступили менее гордые и отчаянные дато.
А Лапулапу не смирился, и презрение с которым кастила вели переговоры только раззадорила его. Тот, кто был Голосом между сторонами передавал слова вежливо и мягко, однако его белый хозяин говорил на своём языке так, словно духи ветра и волн подчинялись ему лично.
Нет. Здесь духи предков Лапулапы шепчут морю и ветрам.
И хотя он уже награждён ими сильным телом и умом, дато собирался просить их о ещё бОльшем участии. И цена за это – жизнь не менее сильного, не менее умного, не менее храброго, чем он сам – жизнь дато, не меньше. И потому раджа Хумабон и дато Зулу не станут биться завтра. Требуя дань, они сами боятся стать данью для старой как небо магии.
Зулу был вместе с Лапулапой у саламанкеро. Он знает. И теперь знает Раджа, что духи затребуют плату у саламанкеро, а саламанкеро у Лапулапы, если дато вообще решиться обратиться к нему. А ведь ему нечего предложить взамен, только свою жизнь, своё сильное тело и сильный дух.
Впервые за долгое время дато смотрел на мир таким взглядом, будто хотел его вобрать целиком. Взглядом ребёнка.
Мерцающая дорожка света на волнах прерывалась у Себу. Чуть в стороне на фоне зелёных лесов виднелись серые паруса – это уходит большая, как древний барангай лодка к лодчонкам Хумабона и Зулу. Уходит с отказом, на который белые люди и рассчитывали с самого начала.
На берегу шумели волны. Они накатывали на песок и скалы до Лапулапы и будут накатывать после него. Ничего не изменится, если смотреть и слушать всё вокруг так, как смотрел и слушал дато сейчас. Он чувствовал ход времени, как оно нещадно приближает то особое утро, когда ему надлежит отдать себя в уплату победы.
– Дато, – голос Аконы вырвал его из отрешённости, – пришли воины из Ангасила.
Это деревня на другом конце Мактана, где правил Зулу. Не все из его барангая согласны с тем, что он покорился белым людям.
– Я услышал тебя.
Ещё больше крови…
– Также в Булайю приплыл торговец из Себу, – добавил Акона. – Он рассказывал, как кастила били кувшины своим оружием во дворе Хумабона. То, чем они стреляли даже бамбук под кувшином разрывало.
– То-то раджа ими доволен.
– Рассказать воинам?
Лапу-Лапу обернулся к Аконе. Его верный махарлика стоял перед ним, и дато видел его жизнь в морщинах на лице, в шрамах на груди и животе, в татуировках на коже. Он был хорошим воином и хорошим другом.
– Они должны знать, какого сильного врага они прогонят этим утром. Расскажи им и передай мои слова. Ступай.
Лапулапу дождался, когда солнце скроется за верхушками деревьев Себу и отправился вглубь Мактана. Ему встречались воины из разных деревень. Все шли на бой, все знали его и слушались. Он встречал их, идя вглубь острова, туда, где нет деревень, но живёт один отшельник – странный и страшный дух в обличии человека.
Последними ему встретились люди из барангая Зулу. Они развели костёр на ночь, не успев выйти к побережью, и когда Лапулапу проходил мимо, сделали ему смоляной факел.
К саламанкеру не вели тропы – его сторонятся.
Сквозь заросли дато, наконец, увидел очертания трухлявой хижины.
Он зашёл внутрь. Дом выглядел брошенным, но на лежанке из сухих веток спал старик. Дато не видел, чтобы люди доживали до такого возраста. Саламанкеро выглядел не просто старым, а древним. Таким его помнил Лапу-Лапу с тех пор, как отец привёл его сюда ещё мальчишкой.
Его волосы седые, а кожа дряблая и настолько чёрная, что татуировки уже не различить.
– Саламанкеро, – робко позвал дато. – Саламанкеро.
Старик зашевелился.
– Кто здесь?
– Дато Лапулапу, сын дато Мангала.
Саламанкеро был нагой, худой и слабый. Он поднялся на трясущихся руках и ногах, и приблизился к дато. Его белые незрячие глаза смотрели вправо и вверх, но чуткие пальцы коснулись лица Лапулапы.
– Ты похож на своего отца, – сказал саламанкеро. – Его лицо. Всегда серьёзное и задумчивое.
– Саламанкеро, утром будет битва.
Саламанкеро хрипло рассмеялся.
– Узнаю отца в сыне, – кряхтел он весело. – Значит битва? Вот как. Вот почему духи так неспокойны… И что же ты хочешь от меня?
– Помощи, – дато вложил в это слово всё своё отчаяние. – Заставь духов помочь нам, саламанкеро.
Тот улыбнулся беззубым ртом.
– Заставить?
– Да, заставить.
Саламанкеро потрогал плечи Лапулапы, кисти, ладони.
– Ты не приводил сына ко мне, – сказал он с укором. – Кто будет помнить обо мне, когда тебя не станет?
– Я возьму его с собой, – пообещал дато, – когда приду снова. Завтра после битвы.
– Так ты помнишь, чем духи возьмут плату?
– Да.
Саламанкеро покивал головой.
– Хорошо. Я призову их на помощь. Только… дай я взгляну на тебя ещё раз. Боюсь, потом  уже не удастся.
Он снова коснулся лица Лапулапу, а в конце провёл большим пальцем по лбу, носу, губам и подбородку.
– Иди, Лапулапу сын Мангала. Теперь я буду говорить с духами по твоей просьбе. Иди.
***
Барангай кастила был слишком глубоким для рифов Мактана. Белые люди пересели на лодки и поплыли к берегу.
И в этот момент начали появляться духи.
Они сначала были прозрачные, как медузы, однако с каждым ударом сердца живых духи будто проявлялись в этом мире. Пульсировали в каком-то странном ритме, и казалось, что дато слышит в этом ритме хриплый голос Саламанкеро.
Воины Лапулапу не замечали духов, только дато и белые люди на лодках видели, как из леса выходят новые фигуры и встают рядом с другими. Это предки шли к своим наследникам на защиту, повинуясь зову Лапулапу и саламанкеро.
Дато увидел рядом с собой отца. Тот не смотрел на сына или подплывающих кастила, но наблюдал, как светлая полоса на скале медленно опускается вниз по мере подъёма солнца над лесами острова Мактан.
Лапулапу не стал его отвлекать. Скоро они свидятся по ту сторону, и тогда вволю наговорятся о том, как сын справлялся без наставлений отца все эти годы.
А тем временем его барангай с частью воинов дато Зулу превратился в глазах кастила в настоящую армию, которая разрослась в дюжину раз пока они плыли к берегу.
Кто-то заметил дым над Булайей. И живые и духи повернули голову в ту сторону.
– Вам лучше сложить копья и луки, – кричал Голос белых людей с лодки, – иначе все деревни Мактана будут сожжены.
Живые воины ещё не успели понять смысл сказанных слов, а лица духов уже искривились в злобе и ярости. Их кожа лопалась от напряжения, и они всё больше становились похожими на мертвецов.
Духи ринулись в бой первыми. Чуть погодя следом побежали и воины, с криками и кличами. И Лапулапу среди них.
Кастила стреляли из своих шумных палок, целя в тела, которые и так уже давно мертвы. Потом ударили железными стрелами, и первые из воинов упали, окрашивая чистые воды своей кровью.
Духи вырвались вперёд – им не мешала вода, они бежали по дну, не встречая сопротивления. И хотя духи не могли причинить людям вреда, в кастила вселял ужас сам их внешний вид и неуязвимость к их мощному оружию.
Живые воины, сбивая ноги о рифы, достигли лодок и опрокинули их. Бросали копья в тех, кто успел отплыть дальше, преследовали, подбирали в воде бамбуковые копья и снова бросали их.
И одно копьё угодило в ногу человека, который приплывал на переговоры прошлым вечером – важный белый. Лапулапу узнал его и бросил клич убить кастила.
Дато убил одного белого человека по пути к тому, кто так презрительно говорил с ним. Но уже справились и без него.
Два воина кастила были мертвы, а последний быстро истекал кровью.
Остальные с поражением возвращались на барангай под серые паруса. Возвращались и духи, откуда бы они ни пришли.
***
Саламанкер сидел на постели из веток и листьев, раскачиваясь взад и вперёд. Вокруг него были в особом порядке разложены внутренности животных, перья и кости. В середине хижины дымился чёрной копотью костерок.
Внезапно его раскачивания прекратились, а в хижину вошёл Лапулапу и два его сына.
– Ты не сам пришёл, Лапулапу.
– Да, саламанкер. Я пришёл уплатить долг и показать сыновей. Они запомнят тебя.
– Здесь кто-то ещё…
Сыновья Лапулапу помогли отцу опустить со спины белого человека. Дато нёс его полуживое тело от самой деревни.
– Этот белый человек сильнее, умнее и храбрее меня, саламанкер. Раджа Хумабона предлагал за его тело шёлковые ткани и железные мечи, но я принёс кастила тебе и он до сих пор жив.
– Едва-едва.
Саламанкер вышел из своего круга звериных останков и ощупал лицо белого человека.
– Сильнее тебя?
– Он убил троих воинов.
– Умнее?
– Он правил барангаем, который проплыл мир насквозь.
– Хм, насквозь? А храбрее? 
– Он остался защищать свой барангай, зная, что это безнадёжно, и отступал одним из последних.
Саламанкер наклонил голову, будто прислушиваясь к пению птиц.
– Духи говорят, это великий человек, – саламанкер кивнул одобрительно. – Говорят, ты победил дато белых людей. Они принимают плату.
Лапулапу вздохнул с облегчением.
– Чтобы призвать белого человека к себе, духи должны знать его имя, – сказал саламанкер. – Какое у него имя?
– Раджа Хамабона и кастила звали его адмирале. Адмирале Фернандо де Магелланс…

Отредактировано Эллекин (10.06.2017 14:21:03)

0

4

Срок голосования, месяц...
Интересное задание)

0

5

исправил. Хотя какая разница...

0

6

ужос

0

7

Эллекин, с почином!
КДПВ будет?

0

8

aequans написал(а):

КДПВ будет?

Моя не знать, что это такое.

0

9

Эллекин, картинка - блеск) Ты верен себе.
Тут с мест интересуются: а внеки-рисунки принимаются?

0

10

aequans, канэшна. Всё принимается.

0

11

Эллекин написал(а):

Историческое фентези


Блин. Первое слово глаз радует, от второго тошнит.

0

12

*задумчиво*
В задании нигде не сказано, что речь должна идти именно о прошедшей истории, а не будущей. Хотя сам термин... ох уж эти дефиниции.

0

13

pinokio написал(а):

Блин. Первое слово глаз радует, от второго тошнит.

Сразу видно человека, который исторического фентези не читал.

aequans написал(а):

В задании нигде не сказано, что речь должна идти именно о прошедшей истории, а не будущей.

В будущей истории ещё нет событий.

Отредактировано Эллекин (01.06.2017 11:11:24)

0

14

Эллекин, это зависит от того, какого взгляда на сущность пространственно-временного континуума придерживается наблюдатель)

А вот ещё. История - это история человечества? Мезозой можно?

0

15

aequans написал(а):

Мезозой можно?

Если ты найдёшь там исторические события, к которым можно привязаться, и фольклор, в который должно вписаться существо из подзадачи 2, то ради бога.

aequans написал(а):

это зависит от того, какого взгляда на сущность пространственно-временного континуума придерживается наблюдатель)

Это, извини, софистика. Исторические событие есть историческое событие.

0

16

1. Задача 2 в принципе решается без привлечения фольклора. Насколько вижу. "Вписываться в мифологию" - не значит, что мифология есть; это тоже софистика, но она работает)
2. Да. Некоторые глупые вопросы задаются не потому, что вопрошающий глуп, а потому, что некоторые очевидные вещи должны прозвучать.

0

17

aequans написал(а):

"Вписываться в мифологию" - не значит, что мифология есть; это тоже софистика, но она работает)

Если мифологии нет, то и вписываться некуда: это пустое множество. Следовательно, автор не справился.

aequans написал(а):

Да. Некоторые глупые вопросы задаются не потому, что вопрошающий глуп, а потому, что некоторые очевидные вещи должны прозвучать.

Я не люблю играть в кэпа Очевидность.

0

18

Эллекин, принято. Некоторые вещи лучше прояснить до, чем после. Надеюсь, не помешал.

0

19

ОГО!

0

20

Hilda написал(а):

ОГО!

Поддерживаю.

Эллекин написал(а):

Ставим работе оценки по шкале от 1 до 10 баллов. с точностью до второго знака после запятой.

Т.е. дробные оценки будут приниматься?

Эллекин написал(а):

Раскрытие авторства своей работы до конца голосования будет караться ректороманоскопией раскалённой кочергой.

Это что-то новенькое. ))

0

21

Энни написал(а):

Т.е. дробные оценки будут приниматься?

Да.

Энни написал(а):

Это что-то новенькое. ))

Это в тему задания: гуглим Эдуарда II Английского.

0

22

Я тут на днях смотрела видео-статью про пытки... У европейцев вообще фантазия была какой-то болезненной. Надо же было придумать стопятьсот всяких извращений. Лучше бы мылись как следует.

0

23

Hilda, пытки и у нас были. Да и с мытьём всё не так однозначно)
Хотя в целом - да. У них там было видно, что людей прёт эта тема. Именно причинить страдания.

0

24

Hilda написал(а):

У европейцев вообще фантазия была какой-то болезненной.

У нас не хуже.

Hilda написал(а):

Лучше бы мылись как следует.

Мылись. Извини, но эта тема про грязную Европу меня уже настолько достала, что не могу. После того, как меня упрекали в том, что героиня в начале романа о средневековой Франции с удовольствием моется после недели в седле... http://fancon.ru/forum/html/emoticons/facepalm2.gif

0

25

Эллекин написал(а):

Извини, но эта тема про грязную Европу меня уже настолько достала, что не могу

"К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота – грех, да и холодно – простудиться можно.
Горячая же ванна нереальна – дровишки стоили уж очень дорого"©
Изабелла Кастильская мылась два раза в жизни, при крещении и перед брачной ночью.
У Кена Фоллета "описаны" правила гигиены - руки и лицо мыть раз в день, пахнущие места раз в неделю, все тело не чаще одного раза в месяц.

0

26

Нэиль, вы цитируете печально известную говностатью, автора которой стоит показательно расстрелять, повесить, четвертовать, колесовать, а потом посадить на хлеб и воду, чтобы не писал больше такую чушь.
Реальность же - вот она (я любезно процитирую наиболее дегенеративные тезисы из статьи):

Только избранные доктора придавали значение гигиене

При этом в те времена господствовала теория миазмов, согласно которой все болезны идут, на минуточку, от вони. Тупость идиота, сочинившего этот бред, воистину безгранична.

Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.

Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.

Господи, я просто уже не могу. Мало того что у этого анацефала реверанс совершают мужчины(!!!), так он ещё и не в курсе, что широкополые шляпы носили в первую очередь мушкетёры, так как широкие поля прикрывали лицо от тлеющего фитиля мушкета. И даже если бы шляпы попытались использовать как защиту от дерьма, она бы тупо не выдержала - ну всё-таки когда на улицу выливают ночной горшок, масса падающего вниз вещества слишком велика, чтобы поля прикрыли от неё.

Рыцари справляли нужду в доспехи

Дебил-автор никогда не видел рыцарских доспехов и не в курсе, что для этого там есть специальные клапаны

Небритое и немытое лицо этого «красавца»

Ага. Гуглим портреты тогдашних рыцарей - например, Карла Смелого - и О ЧУДО, он на портрете БРИТЫЙ! Не иначе художник польстил.

Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил).

*рукалицо*

Зубная щётка Наполеона

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/9c/Napoleon%E2%80%99s_toothbrush%2C_c_1795._%289660576547%29.jpg/1024px-Napoleon%E2%80%99s_toothbrush%2C_c_1795._%289660576547%29.jpg

а в Средние века пользовались размочаленными деревянными палочками.

Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше.

Тут просто без комментариев. Как я уже говорил, автор никогда не видел рыцарских лат.

Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия — до половины.

Вообще-то в XIV веке по Европе шла лёгочная чума. Которой на гигену наплевать. И как раз бани были рассадниками чумы. И автор почему-то забыл упомянуть, что по Руси чума тоже прошлась.

Нэиль написал(а):

У Кена Фоллета "описаны" правила гигиены - руки и лицо мыть раз в день, пахнущие места раз в неделю, все тело не чаще одного раза в месяц.

Я понятия не имею, кто такой Кен Фоллет. Да мне и плевать, собственно говоря:
Ванна очищает тело от грязи, оставшейся на коже после физических упражнений.
Magninius Mediolanesis, "Regimen Sanitatis", XIV век.
Для того, чтобы идти в баню, или в любое другое место, должно быть вас не менее двух или трех.
Устав ордена святого Августина
https://www.happynews.com/living/create … e-soap.htm - рецепт средневекового кастильского мыла.
Фруассар, когда писал о безумии Карла VI, с отвращением упоминал, что он не мылся несколько месяцев.

Надоело. Я могу ещё и дальше продолжать, бесконечно, потому что конкретно эту тему изучил вдоль и поперёк. Пожалуйста, не повторяйте больше чужие глупости. Не стоит.

Отредактировано Эллекин (03.06.2017 13:11:36)

0

27

Эллекин написал(а):

в те времена господствовала теория миазмов, согласно которой все болезны идут, на минуточку, от вони.

Теорий было много. "Миазмы" - лишь одна из них.
Мне, например, особо симпатична идея "оружейной мази" (лекарство налагалось не на рану, а на оружие, которым рана причинена). И у этого метода есть положительная корреляция по случаям выздоровления! Кто бы мог подумать - мазать наконечник стрелы жиром летучей мыши полезнее, чем налагать на рану собачьи фекалии!
(застряло в голове после прочтения книги: "Энциклопедия человеческой глупости", Иштван Рат-Вег)

Эллекин написал(а):

Мало того что у этого анацефала реверанс совершают мужчины(!!!)

Да, это ужасно.

А ведь как можно было обыграть! "Дамы тем самым в уважительной форме дают понять, что их сносит с ног исходящее от собеседника зловоние".

Эллекин написал(а):

И даже если бы шляпы попытались использовать как защиту от дерьма, она бы тупо не выдержала - ну всё-таки когда на улицу выливают ночной горшок, масса падающего вниз вещества слишком велика, чтобы поля прикрыли от неё.

*неожиданно понял суть традиционных китайских-вьетнамских шляп-конусов*

Эллекин написал(а):

Зубная щётка Наполеона

Ну, он всё-таки уже не рыцарь.
Хотя красиво, конечно.

0

28

Эллекин написал(а):

широкополые шляпы носили в первую очередь мушкетёры, так как широкие поля прикрывали лицо от тлеющего фитиля мушкета.

Спасибо. Мне кое в чём не хватало этого кусочка пазла.

0

29

aequans, угу. я целое исследование по этому поводу запилил, просто чтобы узнать, для чего же нужны были таки эти грёбаные поля.

aequans написал(а):

"Миазмы" - лишь одна из них.

Миазмы были очень популярны. В том и суть.

Самый сок всех этих любителей грязных Европ в том, что на Руси канализации тоже не было. Точно так же срали в ночные горшки и всё это выносили золотари. Даже само слово "золотарь" из английского пришло, где дерьмо в шутку  называли "ночным золотом". И в XIX веке в русских городах была та же беда с нечистотами, что и везде. Эх.

А ещё у средневековых людей не было кариеса. Потому что сахар не употребляли.

Отредактировано Эллекин (03.06.2017 14:04:13)

0

30

Эллекин написал(а):

потому что конкретно эту тему изучил вдоль и поперёк. Пожалуйста, не повторяйте больше чужие глупости. Не стоит.

Кен Фоллет автор книг как раз о средневековье. Не думаю, что он писал их, ориентируясь на вышеупомянутую статью.
Почему- то  у вас стойкое мнение, что только вы изучаете факты, а остальные довольствуются википедией.
В 19 веке врачи не мыли руки, переходя от одного пациента к другому и приступая к операциям после выхода из прозекторской, а щетка Наполеона, да, мило.

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Моноэли » Моноэль №31. Историческое фентези