Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Поэзия » Поэт, рифмоплёт, — кулинар, обращаюсь к тебе!


Поэт, рифмоплёт, — кулинар, обращаюсь к тебе!

Сообщений 61 страница 84 из 84

1

Поэт, рифмоплёт, — кулинар, обращаюсь к тебе!
Раскрою рецепт сверхуспешного супа из слов:
Немного корицы, ванили и перца:
Душистого, белого, чёрного, красного...
(Столовую ложку каждого, с трепетом, от чистого сердца!)
Потом разболтай лимонад с молоком,
Туда же настойку душистой мелиссы,
Немного муската (найдёшь под столом).
Потом поспеши: колоти, растолки и приправь барбарисом!
Приправь куркумой, кардамоном, гвоздикой!
Вари! Куховарь! Понемногу томи! Размешай!
Секрет многослойный сокрыт в небылице двуликой:
Разгадка проста — разгадает не каждый. Валяй!
Оттенок различен. Добавь-ка воды. /Концентрация/.
Распробуй. Хлебни. Раскуси. Необычен контраст?
«Помои! — заявишь, — Ошиблись...» В ответ: Уникальность! /Прострация/.
Смелее, возьми. Унитаз — кульминация — нужная станция.
Теперь: сливай к чертям! Там этой бадяге самое место.

+3

61

ОБ ОСЛИКАХ И ЗОЛОТЫХ РЫБКАХ

Вы, конечно, мне не поверите. И скажете, что у этого осла уши
какие-то не такие, как положено у среднестатистических ослов.
Но это не имеет ни малейшего значения ни для меня, ни для то -
го буквенного ослика, которого я вам сейчас передам на блюде -
чке. (Очень-очень большом, не таких размеров, как положено у
среднестатистических блюд.) А подам его через довольно привыч -
ный нам начпис. сайт (Позднее вернёмся ещё к нашему ослику.)

***

Мой карман так пуст. Даже слишком. Но что есть пустота? Вселенная.
Мы называем ничем то, что не поддаётся измерению, что просто так
никак не раскусить, не осмыслить, не дать объяснение, потому что...
Потому что это вне нашего понимания. Вне зоны доступа сети мозга.
И это нужно принять. Возьмём, к примеру, рыбку. Простую. (Давайте-
ка договоримся, что сегодня мы не усложняем.) Обычную золотую ры -
бку. С хвостом, жабрами, чешуёй и плавниками в стандартной компле -
ктации. А теперь, давайте спросим у неё, давайте мы спросим вот что:

Насколько глубока кротовая дыра? Есть ли жизнь после физической
смерти? Наш мир — это отпечаток чьего-то пальца на стёклышке? Или
вселенная — лишь только декорация в каком-то аквариуме, содержимое
которого легко могут слить в унитаз однажды? Конечно, не в нашем ве -
ке, но это не важно. Совсем. А теперь, давайте ответим за нашу стандар -
тную золотую рыбку... которая в ответ пускает мини-вселенную воздуха
из своего крошечного рта и, конечно, шлёт нас на... (Ну, вы поняли.) Ведь
она — лишь чёртова золотая рыбка! (С положенной ей памятью золотой
рыбки.) Так что, увы, уже забыла суть вопросов, даже если и понимала их.

Конечно, вы спросите: что же общего между чертовым среднестатистичес -
ким осликом и вполне себе стандартной, тупой золотой рыбкой? И я вам
отвечу вот что: в данном случае, их объединяет этот ограниченный, тупой
и пустотелый верлибр, на который вы тратите минуты своей бесполезной
среднестатистической жизни. Под снос идёт их буквенно-карточный домик.
/Раскритикован, разбит и сожжён./ (При какой температуре горят блеклые ру-
кописи в цифровом формате?) Но, товарищи, дорогие мои, вы задумайтесь...
Тоните в болоте с жабьей икрой и всплывайте с новой порцией сновидений,
схватив основу: этот стих, что бред для вас, для рыбки и осла — жилище.
Кошкин дом горит! /Левиафан урчит в карманной полости, озвучивая титры./

0

62

О, Диана! Подпишусь.

Меня смущает большой зазор между формой и содержанием, который у тебя наблюдается. Потому как форма выходит отличной, но внутри неё много штампов и слишком много рационального и логичного. Нужен шаг в сторону, нужно погружение в глубину потока сознания, тогда форма с содержанием войдут в гармонию) эта форма имеет неплохой потенциал, и ты его ещё не раскрыла, надеюсь, ты это сможешь. Хоть и делаешь шаги в ненужные стороны, вот этот опус про ослика плохо катит. Его ирония слабая и плоская, предсказуемая, чтобы такой текст выстрелил с нужной силой, нужно тоньше работать. Я тебе советовал Данишевского, в этом случае могу посоветовать Ростислава Амелина и Виктора Лисина, у них такая жгучая (пост) ирония, есть чему поучиться)

+1

63

"Об осликах и..." - очень своеобразно. Получился эдакий стендаперский стёб, и это неожиданно от тебя. Но, честно говоря, самая последняя строка показалась мне ярче остального. Тут есть все: насмешка, страх и неприятие вместе с чем-то мистическим.

+1

64

ПО-РАЗНОМУ,

или И ваниль случается
 

1.

У нас с тобой всё по-разному:
и кашу мешаем по-разному,
и ложку держим по-разному,
и спим на разном боку.
И мечтаем, конечно, о разном:
ты когда-то о Эмме Уотсон, а мне
когда-то нравился Орландо Блум.

2.

Я ем мандарины на ночь,
а у тебя аллергия на цитрусовые.
Ты любишь орехи грецкие
от нервов неспешно лущить.

3.

Но всё это совсем не важно.
(Ну, разве совсем чуть-чуть.)
Ты спускаешь печали в кротовую нору
раковины, а я прочесую волосы улицы
взглядом и старые песни из советских
мультиков безмолвному паучку Валере,
что у бортика ржавой ванны, пою.

4.

Так по-разному,
всё по-разному...

/Post scriptum: люблю./

Отредактировано Диана (30.11.2017 10:50:06)

+2

65

Диана написал(а):

У нас с тобой всё по-разному:
и кашу мешаем по-разному,
и ложку держим по-разному,
и спим на разном боку.
И мечтаем, конечно, о разном:
ты когда-то о Эмме Уотсон, а мне
когда-то нравился Орландо Блум.

Классно. мне очень понравилось... Именно этот столбик. Про паучка мощно, но сложновато  http://smayly.ru/gallery/kolobok/AllDarkSML/175.gif

0

66

Влад Рое, спасибо!

Отредактировано Диана (23.12.2017 02:00:27)

0

67

БЕЗ НАЗВАНИЯ

Это умерло очень давно/вчера, однако успело дать обет на разных языках:
«Я останусь с тобой навсегда на Пикадилли стрит твоего сознания, где всег -
да пасмурно и натягивает на дождь. Пожалуй, возьму с собой зонтик и сапо -
ги резиновые/хрустальные туфельки. Может, даже возьму потёртый рюкзак
с термосом и крепкой тишиной, которую он так любил добавлять в ваш кофе.

Эта улица пропускает сквозь себя сотни тысяч прощальных импульсов (прямо
из цинковой колыбели). Но нужно смотреть под ноги, нужно быть осторожным,
чтобы не вступить нечаянно в свернувшееся в позе эмбриона сожаление, что
спит под ногами, украшенное красным/траурно-чёрным пионерским галстуком.
Если посадить здесь улыбку — не приживётся, если боль — она пустит корень.

Здесь Авель вновь погибает от руки Каина под неоновым светом афиш потёр -
тых, а призрак нерождённого малыша читает библию/детские сказки на балко -
не и потом растворяется (словно дым от сигары), размеренно блекнет, сто тысяч
раз немо солгавши: «отныне и во веки веков» и «... жили они долго и счастливо»,
чтобы завтра сместилось со вчера, составив эфемерное, несокрушимое сегодня.

Здесь угрожающе тихо, повсюду порядок, который вынашивает хаос в утробе.
И наоборот. Закономерность: одно заменяет другое — да только не меняется
главное. Эта улица держит, словно Калипсо. Это улица шепчет: «Не уходи, ты
— моё! Я — могила твоя! Схороню и оставлю в земле перегноем! Моё навсег -
да, раз попало ко мне... » Меня выдыхают её лёгкие, тут же втягивая обратно.

Вокруг нет никого... Пустота, миражи. Надеюсь, со временем ты найдёшь мне
компанию. Здесь похоронены резиновые уточки, дедушка, бабушка и их старый,
преданный стаф*, потому что все они умерли. Здесь лишь ничего с обломками
тех надежд, что вырезаны мужскими губами. Здесь лишь ничего, где выгулива -
ет его голос то, что могло быть, по могилам того, чего на самом деле не было.»

*стаффордширский терьер

0

68

"Без названия" - эмоционально сложное. Как всегда, твои стихотворения совершенно не безлики, иногда в них так много "от тебя", что приходится примерить их, чтобы попытаться понять.
Скажу, что не понравилось: первая часть. Выражение "натягивает на дождь" отдает сленгом с не особо хорошим смыслом. Последняя строка для меня так и осталась неясной, потому что я потеряла суть вот тут: "которую он так любил добавлять в ваш кофе". Кто он? В ваш - это чей?

А вот потом меня уже захватила грусть, история стала ближе. Поза эмбриона сожаления, посаженная боль, порядок с хаосом в утробе - все это очень, очень яркие образы.
Только могила - аж дважды. Но, в общем, это не бросается в глаза из-за размера стихотворения.

0

69

Hilda написал(а):

"которую он так любил добавлять в ваш кофе". Кто он? В ваш - это чей?

Изначально эта работа имела название ПОГИБШЕЕ ЧУВСТВО, а не просто БЕЗ НАЗВАНИЯ. Но потом убрала. Один Visioner уловил ваниль, наверное. Это история о погибшем чувстве к человеку, которое отныне навсегда погребено глубоко в сознании лг, на Пикадилли стрит. Если прочитать этот монолог от лица этого самого чувства, то станет понятнее, я думаю, насчет этого его и вашего. Но интерпретация у каждого своя, конечно. Отчасти именно поэтому изменила кричаще-навязывающее исходное название.

Спасибо!

0

70

Хорошая идея, удачи!

0

71

Оригинально, броско, интересно. Просто продолжайте также

0

72

* * *

Память сгорает, обжигает крылья, бьётся о лампочку мо -
тыльком. Эта самая ночь, которую ты подарил мне, сти -
рается. Вспять минуты, где мы вдвоём. Просматривают -
ся, как тело Офелии, виднеющееся с самого монстра-дна,
вбирающего всё и вся, /мальки образуют бусы, течение

усердно шлифует кожу, посмертную колыбельную напе -
вает река/ лишь жалкие блики того, что было и, может
быть, быть могло. Прекрасная ночь, сожжённая фонаря -
ми заживо, обращается пеплом, развеянным во́ поле/по -
гребённом в пучине несказанных слов. Безмолвно погру -

жаюсь, черпая энергию подводного солнца, брата того,
что выше, а потом засыпаю, потому что вокруг темнота,
созданная для того, чтобы спать. /Вечный сон рисует на
безымянном пальце символ несуществующей свадьбы,
облекая прошлое в непроницаемый кокон, чтобы ничего

не выпустить, ничего не выронить, ничего не потерять, не
оставить там, где его быть не должно./ Дана* усыпляюще
шепчет: «Смерть прекрасна, так же, как ночь нежна. Итог:
рыбы плетут твои мысли, рыбы плетут твои чувства, ры -
бы выпрыгивают из дома в бесплодных попытках прогло -

тить солнце, чтобы тьма была не только в воде. Свет за -
бивает им жабры, поэтому им предначертано жить в реке».
Я — вектор от точки желания, стремящийся к точке своих
глубин, где плачут на свадьбе жабы среди могил одиноких,
а младенец, которого не было/был, смеётся, врастая в ил.

* ДАНА — славянская богиня воды.

0

73

Всё сказал на площадке)

0

74

ЖЕНЩИНА С РОТВЕЙЛЕРОМ

Женщина выгуливает своего ротвейлера,
скармливая ему по кусочку газету за хо -
рошее поведение, чтобы он наполнился
ненавистью, человеческими пороками и
сожрал наконец сына/дочь директора той

самой чёртовой газеты, в которой нет ни
слова правды, и переработал сие в отход.
Завтра женщина постареет, завтра её пёс
превратится в перегной: сквозь его рёбра
пролезут травы и одуванчики. Завтра она

всё поймёт... Завтра ветер подует с одной
из основных (пятой) сторон света, которую
ещё, увы, никто не открыл. Женщина хочет
научиться петь, но она немая с ангельским
голосом. Ветер нежно играет её локонами,

(русые... седеют... падают...) а после обе -
щает: «Завтра». Завтра сегодня поглощает
свой собственный хвост вчера, чтобы не
осталось ничего кроме того, что будет. От -
ныне никакого было не существует. Но су -

ществует женщина/не существует, которая
выгуливает своего ротвейлера, махая смя -
тым куском газеты в руке чему-то вдалеке,
а потом прячет её за спину, сломанную че -
тырнадцать раз, но это, конечно же, завтра.

Отредактировано Диана (17.03.2018 09:39:54)

0

75

Оригинально... http://s4.rimg.info/697e7bf03714a0175ceff55cef81032b.gif

0

76

RENCONTRERONS-NOUS DANS LES CIEUX *

Марта.

Маленькая Марта умерла в марте, не дожив пару дней до весны,
которая собиралась слишком долго /красилась: пудрила носик и
подводила глаза, вытаскивая глазные яблоки из глазниц, чтоб не
мешали/. Пустота говорит Марте: «Выходи, поиграем в салки или
в прятки... Ты не умеешь? Ах да... Тебе же нет и дня... Прости. Я
научу. А ещё я подарю тебе собаку, у которой воздух вместо носа
и хвоста, если ты пообещаешь о ней заботиться. Утри глазки. Не
плачь, малышка. Всё равно ведь tout passe, tout casse, tout lasse**».

Марта хочет дотронуться руками до своего лица, но, увы, находит
лишь дыру. Из неё как будто бы ничто струится, а из-под пальцев
лезут другие пальцы, дрожащие под тревожащий топот секундной
стрелки, отдающий пульсацией в ушах. Вены (скручены в клубок)
и сердце (забито до синевы)... Всё это положено в полиэтиленовый
пакет и вложено в конверт, до востребованности куда-то отослан -
ный... На север/юг, запад или восток? /Эфир весь покрытый трещи -
нами. Старый пёс ловит в пустоте седые клятвы на языке мёртвых/.

«Мне восемь недель с двухдневным хвостиком, — робко бормочет
Марта, — а ты говоришь нет дня. Я весила целых девять граммов,
которые были когда-то частью звезды». Март нервно ожидает вес -
ну, выкуривая сигарету за сигаретой. Нелепые тела бегут на работу.
Всё изменилось вчера или завтра вечером, но для них всё так, как
и прежде. Тишина. Тиканье часов пожирает всё вокруг, набирая вес.
/Сколько весит время?/ Священник, его старый пёс и незрячий грач
держат Землю, подобно трём китам, зная, что она — это череп бога.

_______________________

* Встретимся на небесах (перевод с французского)
** Ничто не вечно под луной (перевод с французского)

0

77

Диана написал(а):

Тиканье часов пожирает всё вокруг, набирая вес.
/Сколько весит время?/

http://www.kolobok.us/smiles/standart/good.gif

Иногда, это почти физическое ощущение. Есть ситуации, когда время "давит". Не возраст, а именно время.

0

78

Sauve et garde

Я падаю вверх: из омертвевших основ ив прямо в их змеисто-лиственные
руки, которые ощупывают нутро каждым листом-языком /листом-пальцем/,
но, конечно же, не удерживают, неохотно упуская меня в чистый кислород,
коим невозможно дышать, отправляя курьерской доставкой прямо в самые
низбеса, пропитанные копотью, кострами и пеплом — в угрюмо-укромные
Садом и Гамору — в рад для истинных грешников. Тело же моё укрыто зем -

лёю сырою, словно стилетом пронзённое тугими корнями. Челюсть наве -
ки застыла в последнем крике, не смогшем пробиться через толщу дёрна /в
(и)сток тверди — семя земли, зреющее, чтобы прорости одуванчиком, ко -
торый накроет весь мир, триллионы лет вспять, а, может... в непостижи -
мом будущем, до которого не продлить даже срок годности мирского рада/.
Земля упрямо отказывается принимать меня в рацион, нервно вращаясь

вокруг не своей оси. Toute la vie est la lutte* и даже после смерти. Напрасно
просятся комья земли в неподвижно застывшие зубы. Лишь черви вне вре -
мени моё тело грызут, чтобы после возвернуть обратно. Незнакомые не -
звуки пинают меня под дых, /может, хотят, чтобы я дышал?/ бесплотные
крики терзали меня, а затем ушли, оставив лишь чёрно-белый, бесполезный
шум... Но я помню те волны пустым нутром, я пробовал их своей прогнив -

шей насквозь пастью, через которую они утекли. А я всё пикирую вверх, как
будто бы попавшись на крючок, и вот уж воздух липнет /патока/ и просится
в несуществующие уши, и так поёт, и так поёт, как на земле не велено, на -
верно. Я наконец твой мир узрел, о Биче! Нет больше тяжести ни в сердце,
ни во рту. Она как эмбрион, что переношен /назад, обратно в землю/. Здесь
вход, увы, для посторонних. Я есть и в почве, и в воде. Теперь мной дышат.

______________________

*Вся жизнь — борьба (перевод с французского)

+1

79

GALERUS RUBER

Ты мне не друг, ты мне не брат, ты мне не кот и не комбат. Мои со -
я тебя не избирали, хоть белый дым с ушей валил... не чёрный, нет.
Едва ли! Сonclave так пуст/так полон, он ждёт решение двухста. Пле -
вать, что в Павлавском/соразумном написано-неписанном законе,
на осемь десятин должно быть меньше galerus ruber* плоских глав.

Ну, что стоишь? Доставай во вздох сороковую WDшку, чтобы ворваться
без скрипа в душу. Думаешь, что ты мне всё ещё патологически-здраво
нужен? Нет, но ты свет почини и розетки вон там, в забитом подвале, ку -
да я спрятала твоё барахло, которое ты оставил, когда уходил в тот раз,
прокричав на ушко: «Я туда и обратно — налево, — мигом!», а теперь

почини всё, как было, и покойся, уродец,
с миром.
_______________________

*galerus ruber — красная шапка — кардинальская шляпа, очень большая, плоская, красная шляпа с широкими полями, с которых по сторонам свисают по 15 кисточек.

0

80

Диана написал(а):

GALERUS RUBER

Прикольно

0

81

Я лишь скажу своё мнение, т.к сам я только начинаю писать:
1) Квадратные рифмы и прилагательные - ну камон, в 2к20 так еще рифмуют? Это же не имеет сложности и теряет интерес читателя.
2) Ритм - это ведь не белый стих и хотелось бы читать в такт.

У тебя есть хорошие рифмы, типа "размешай - валяй", очень хороший ассонанс на последнюю гласную слов, но большая часть это очень простые и неинтересные рифмы.

Прошу, без обид и чего либо, ведь все мы хотим честной критики. Надеюсь, я тебе помог :)

В целом стих шикарный (я сейчас не про внешнюю составляющую, а именно про смысловую)

0

82

стакан без дна

Выворачиваю прохожих наизнанку, проверяя, нет ли в них тебя,
а виноградная улитка раскручивает внешний скелет, в тех же по -
исках, наверное, но мы обе ищем не там, по всей вероятности не -
вероятного. /Что я сделала, боже мой, что ты меня разлюбил?/ Ты
молчишь слишком громко /извержение Кракатау/, молчишь пото -

му, что ты — речь, которая не требует отклика. Раздаю свои поз -
вонки неимущим, моя погибель протекает внутри меня, ты же всё
вертишься на языке, а потом будешь сказан, но затем пустота, да,
хоть и захочешь повториться, ведь никто не хочет быть забыт на -
всегда, поэтому я молчу. Я знаю цвета, знаю столько их есть, но

не знаю, всё время ли так... Может, только сейчас, только здесь?
Если бы у меня даже меж рёбер были глаза, я не знала бы, куда
иду, ведь без тебя я больше не знаю, что впереди, а что за спиной:
весь горизонт извернулся ужом в моём средостении, и только ты
знаешь, как меня уберечь. Разбиваюсь о скалы, стараясь раско -

лоть их. Может, там ты, свернулся белком в стопроцентном спирте,
но под моим взором юродивым развернёшься обратно, вылезешь и
непременно скажешь, мол, сыскала таки, упрямица, хоть и не отли -
чающая правой руки от левой. Хочешь, возьми и убей меня, но ты
не убьёшь: схватишь и не отпустишь, плача переваренным кофе в

стакане без дна, который мы так и не выпили, но пригубили, испуган -
ные, что больше нет ни зерна, ни турки, а кофемолка зажевала число
π, забилась в беспредельности, двигатель сгорел, и наступило завтра.
Всё проще камушка из-под ботинков из кожи: было сперва так хорошо,
ах, так хорошо, а потом ужасно-плохо, но уже не сейчас и уже не нам.

0

83

творение тюссо

Поклади аккуратно меня сувениром в сервант, атрибутом победы
— хрустальной, простой, молчаливо-счастливой, прилежно храня -
щей покой очага статуэткой. Нареки домработницей, вещью своей,
априори неотъемлемой частью декора — абстрактной эстеткой. В
холиваре палитр городских эдельвейс раздобыть прикажи. Повели
посвящать графоманские оды/сонеты тебе... Патетически, с пеной

у рта декламируя на табурете. /Фонтанируют буквы, сплетаясь без -
удержно в строки в дикарском, первобытном соитии сотен рандом -
ных, баянистых фраз. Фонтанируют, словно бесчисленность гейзе -
ров, будто с ремаркой: « Метастаз, одержимость, тюрьма — добро -
вольный, четвёртой стадии рак. »/ Сотворила меня издеваясь, на -
верное, (по твоему поручению) основатель музея — Мария Тюссо,
маневрируя редким, особым сортом необычно-послушного воска.

Итог: /наваждение/ изваяние с искренне любящим сердцем — без
авторских прав — твоё. Непременно последую на поводу /неизмен -
ным эскортом/ в кругосветное странствие: север/восток, запад/юг —
без разницы! Позови. Умоляю, возьми, что так дорого мне: покорён -
ное сердце. /Привязаться бы крепко-накрепко к мачте, залить уши
воском, чтоб от пения ада не сгинуть / Так жаль, что тебе не нужно.

0

84

пру-са-ки

Шнур оголённый к артериям — стонет будильник в уши. Сборник Шекспира
к чертям, к зиккурату простынок подкидышем. Просится в окна... стучится,
стучится, стучится, стучится обломный дождь, чтоб не лишиться покоя сре -
ди углублений асфальта (терзаемых обувью лужах). Завтрак: лапша — «До -
ширак» в Эрмитаже кухонном возвышенно (новый, с креветками) словно кри -
чит саркастически: «Ну же! Накручивай! Толку, ответь, церемониться? Жуй!»

Не задавая вопросов, /обыденно/ жизнь растекается по сталактитовой ветке:
без колебания, без остановок, в бескровном мерцании собственных струй.
Вот бы водой изменения тонкой иглой запустить внутривенно — прививкой
от жизни, дней, ограниченных рамками крепких паучьих сетей. В час по еди -
ной прописанной букве-таблетке среди остальных графоманских тихих: той
поэтической нотке, которая птицей стремится в воздушную манну незримых

эдемских стезей. Но ничего, ничего, ничего, ничего, ничего — проползают не -
спешно, лениво, небрежно пру - са - ки по деревянной, столетней, трухлявой
с облущенной краской столешнице. Всё ничего, ничего, ничего, ничего, ничего
— неизбежность в соитии с тленностью. Только рискни! Сотвори невозможное:
вверх поднимись /поперёк регулярности/ — вверх по лестнице. По той, которая
/к центру земли перевернутый конус Алигьери / лишь неизменная санная вниз.

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Поэзия » Поэт, рифмоплёт, — кулинар, обращаюсь к тебе!