Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Малая проза » В поисках Золушки


В поисках Золушки

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

От автора:
На собственной шкуре убедилась, как сложно писать на исторические темы. Теперь в голосовании я буду засовывать критика подальше и воздавать хвалу рискнувшим.
Кинематографисты и литераторы настолько заполнили нишу, что при  запросах выдается минимальное количество достоверной информации и максимальное  популяризированной. К сожалению, мои достижения в языке оказались ничтожно малы, чтобы с легкостью приводить цитаты из достоверных источников.
Благодарю энтузиастов-исследователей с различных ресурсов, хотя без Википедии тоже не обошлось.
Получился этакий фьюжн из правды, легенд и домыслов. Отсутствие описаний постараюсь компенсировать визуальным рядом.
Работа продолжается. Буду выкладывать по мере написания и наличия интереса у читателей.
В любом случае, рада поделиться с вами, пусть даже небольшими, знаниями о стране, которая мне интересна и куда я все-таки съезжу… когда-нибудь :)

+1

2

Часть 1 "Всего лишь книжка небольшая"
Дознаватели Королевского Суда запишут в своих донесениях – зараза сия проникла на улицы столицы из книжной лавки Пак Мён Ху, что у восточных ворот Тондэмун.
И королевские стражники разнесут книжную лавку у ворот Тондэмун на мелкие щепочки,  предадут те щепочки огню  и пепел развеют по ветру.
И начнутся аресты. Сначала в Ханъяне, потом в его окрестностях и дальше по всей стране.
Уже не будет хватать места в тюрьмах, и палачи, изнуренные тяжкой работой, будут валиться замертво рядом с телами казненных.
Отовсюду будет раздаваться похоронный плач,  и Жнецы соберут урожай душ невиданный, больше, чем в последний визит Сонни́м Мама́, Госпожи Черной Оспы.
Но только после смерти главного своего обвинителя ведьма из дворца, укравшая разум и сердце короля, сочтет себя отмщенной.
Это все произойдет позже, а пока…

Поздним июльским утром 1689 года торговец Пак Мён Ху предавался любимому занятию – подсчитывал барыши. Круглые медные муны издавали мелодичный звон, а серебряные башмачки ямба приятно холодили ладонь; укладывая свои сокровища в сундук с казной Пак Мён Ху напевал под нос навязчивый мотивчик, услышанный недавно на рынке. Песенка эта была очень фривольная и даже бесстыжая, но зато давала вполне определенный ответ на вопрос – что бы я сделал, окажись под одним одеялом с прекрасной Чан Хи Бин. Лучше бы ее и не петь вовсе, ведь с недавних времен Чан Хи Бин следовало величать Матерью нации, но торговец пребывал в прекрасном расположении духа, поэтому и мурлыкал вполголоса, одновременно записывая цифры в соответствующие колонки доходов и расходов.
Если дело пойдет так и дальше, можно будет не беспокоиться о приданом для Су Воль. Шутка ли, сам Ким Ван Со обратил на нее внимание и прислал сваху. Породниться с чиновником седьмого ранга… Такое не приснится в самом смелом сне.
Вдобавок к прочим достоинствам, чиновник Ким вдовец и крошка Су Воль войдет в его дом не какой-то там наложницей, а законной женой. И если всемилостивый Будда пошлет ей сына… Но лучше не загадывать так далеко. Удача – птица пугливая.
Су Воль, Су Воль, ах, что за дочь! Мало того, что умница и красавица, всем женским премудростям обучена, так еще и проницательная какая. Так и сказала – вот, отец, эту книгу ждет  успех, если вовремя подсуетиться, можно будет неплохо на ней заработать.
И где только раздобыла?  Но ведь права оказалась, права. Разлетается книжонка как горячие булочки со сладкой фасолью, только успевай новые копии делать. Название простецкое совсем – «Путешествие госпожи Са по югу» - а, поди ж ты, даже мужчины покупают. И монетки все падают и падают в казну. Пришлось даже мальчишек-разносчиков нанять, чтобы и у Западных, и Северных, и у Южных ворот торговлю наладить. Одному где ж все успеть.
Пак Мён Ху потянулся, расправляя затекшие ноги, бросил взгляд в учетную книгу, еще раз убедившись, что цифра доходов значительно превышает цифру расходов и подумал, что неплохо бы это дело отметить.
Начать он решил с рисового вина макколи и супа из бычьих хвостов в соседней харчевне, а там как пойдет.
Закрывая лавку, он оставил на видном месте «Путешествия госпожи», с твердым намерением завтра же прочесть эту книгу.
Но завтра он будет мучиться похмельем, а послезавтра найдутся более важные дела и только на допросе в Королевском суде он узнает о содержании модного и, казалось бы, безобидного женского романа.

Предоставим несчастного Пак Мён Ху его судьбе и узнаем, как дело обстояло в городе, на который внезапно обрушилась читательская лихорадка.
Увлечение новым романом стало сродни эпидемии. Про скитания госпожи Са узнали все, даже те, кто не умел читать. Для таких нашлись доброхоты, читавшие книгу вслух на больших рыночных площадях и в маленьких закусочных.
Равнодушных не осталось. Женская половина города разделилась на два лагеря. Жены негодовали, целиком и полностью поддерживая госпожу Са. Наложницы оправдывались, справедливо замечая, что не все из них подлы и коварны как соперница госпожи-скиталицы.
В домах бедняков было проще. Одну бы жену прокормить, откуда ж наложнице взяться. Там просто жалели несчастную хозяйку и радовались по-детски бесхитростно очередной победе добра над злом.
А вот мужья благородных сословий, которым и без того хватало интриг на службе, возвращаясь домой, заставали там хаос и разброд, вместо привычного раз и навсегда заведенного порядка. Жены таскали за волосы наложниц, наложницы жаловались на головную боль, и те и другие отказывали  мужьям в постельных утехах.
Но хуже всего приходилось янбанам – дворянам и чиновникам высшего ранга. У них и жены были образованней, оттого в мести искусней, и наложницы по родовитости своей мало в чем женам уступали. И домашние их скандалы вполне могли вылиться в межклановые распри.
Надо было срочно принимать меры, пока вредная эта книжонка не подорвала вековые устои целого государства.

Так о чем же была эта книга? Что такого предосудительного содержалось в романе?
На первый взгляд ничего.
Житейская история про то, как один дворянин, отчаявшись получить наследника от законной супруги, привел в дом наложницу. Дева была хороша и лицом и станом, и плодовита, как земля в урожайный год. Дворянин наивно полагал, что жена и наложница должны стать лучшими подругами, ведь он любил их одинаково и свято соблюдал закон и мораль. Но хитрая, коварная наложница-интриганка замыслила занять место законной жены. Строила козни, сплетничала, выставляла «сестру» в невыгодном свете, пока усилия ее не увенчались успехом. Терпение у мужа лопнуло, и он выгнал непочтительную супругу из дома.
Что оставалось несчастной госпоже Са? Только скитаться по югу, куда отослал ее разлюбивший муж, с глаз долой из сердца вон. Опозоренная, изгнанная разведенка – это в сто раз хуже, чем вдова или сирота. Даже родители не примут ее обратно.
Но видно у наложницы на роду было написано – век счастья не видать. Муж внезапно прозрел и  освободился от любовных чар. Понял, какую змею на груди пригрел и как несправедливо обошелся со своей верной женой. Он быстро все переиграл, выгнал наложницу и, разыскав на юге госпожу Са, зажил с ней долго и счастливо.

Чиновники, которым поручили разобраться со скандальным романом, оказались в тупике. С точки зрения закона придраться было не к чему. С точки зрения морали тоже – все условности соблюдены. Причин для запрета вроде бы и нет. Хотели уже дело закрыть. Но тут кто-то нечаянно обратил внимание на имя автора.
Постойте. А не тот ли это Ким Ман Чжун, что не далее как три месяца назад был сослан в южную провинцию за поддержку опальной ныне королевы? Не тот ли это Ман Чжун из семьи Ким, что испокон веку поддерживала Западную партию?
Великий Будда! Но тогда книгу следует толковать совершенно иначе.
Проверьте, плотно ли закрыты двери? Прошу вас, говорите шепотом…
(далее шепотом) По всему выходит, что простофиля дворянин – это король Сук Чон, госпожа Са – сосланная королева Ин Хён, а коварная наложница…
(испуганно)  Нет, не произносите вслух имени Чан Хи Бин!
(громкий вскрик) Зачем вы это сказали?!
(обреченно) Что же теперь будет?

То, что для них было «теперь», для нас далекое «тогда». И что произошло тогда занесено в летописи королевства Чосон с хронологической точностью каллиграфическим почерком. Вот только один вопрос – насколько правдиво?
Историю, как известно, пишут победители, а правда – она у каждого своя.
Признайтесь, вы ведь поверили всему, что написано выше?
Но вместо июльского утра мог быть августовский вечер или июньский полдень. Книготорговца, вполне возможно, звали совершенно иначе, и у него было трое сыновей, а дочерей не было ни одной. И не было никакого читательского бума, а книгу прочли только те, чьим глазам она и предназначалась.
Ведьма из дворца, якобы устроившая кровавый террор, могла оказаться очень ранимой женщиной, тяжело переживающей клевету в свой адрес.
Подтасовывать факты нелегко, но возможно.
Доподлинно неизвестно, когда Ким Ман Чжун написал свою книгу, роман не датирован.
Факт. Написана она по горячим следам переворота 1689года, когда сменив главенствующую на протяжении десятилетий Западную Партию (Норон), к власти пришла слабая и малочисленная Южная партия (Сорон).
Факт. Прототипами действительно были 19-й ван, король Сук Чон и его женщины: свергнутая королева Ин Хён и наложница Чан Хи Бин, сумевшая подняться с низов до трона королевы.
Факт. Кровавый террор устроила как раз Западная партия, поддерживающая опальную королеву. Вернув власть, они казнили сторонников южан. Практически одновременно было убито более тысячи семисот человек. Надо учитывать, что большинство из казненных были люди высшего сословия – ученые, философы, политики, полководцы. Образованная прослойка государства понесла невосполнимые потери, вряд ли оправданные тем, что когда лес рубят, щепки летят.
Чудо. Писатель предвидел, чем все закончится, хотя сам не дожил два года до предсказанных событий.

Никто не знает, сколько раз переписывались королевские хроники. Неспокойное было время. То пожар, то нашествие мышей. А то вдруг писарю срочно понадобились деньги на лечение больной престарелой матушки, и очень кстати подвернулся благодетель. И просил-то всего пустячок – подправить строчечку здесь, подчистить циферку там, а вот тот свиток и вовсе отнесть в дальний угол архива. Кто будет всем этим старьем интересоваться? Да и главные персонажи давно оплаканы и забыты.

Но иногда так хочется узнать, так ли все было на самом деле? Так ли кротка и невинна королева Ин Хён и насколько сильна в приворотных зельях и черной магии ведьма Чан Хи Бин?  Кого любил король Сук Чон до самой своей смерти? Ин Хён или Хи Бин? А может, был кто-то третий?

Итак, конец XVII - начало XVIIIвв. Чтобы освежить в вашей памяти событиях тех лет, вкратце напомню.
Во Франции правит король-солнце. Творит Мольер, проводят свои научные изыскания Декарт и Ньютон. Новый Амстердам получает новое имя – Нью-Йорк.
В год рождения нашего героя родился будущий русский царь Федор Алексеевич и умер кардинал Мазарини.
К моменту окончания нашей истории, Петр I успел ввести свои реформы, а в Англии сменилось несколько королей – от Карла II до Георга I.
И где-то в этом же промежутке времени Шарль Перро подарил миру свою сказку о Золушке.
Сказочник даже не подозревал, что за тысячи километров от Франции, в далекой стране под названием Чосон, одна девочка тоже решит, что хрустальная туфелька ей впору и пройдет путь от служанки до трона королевы.

Отредактировано Нэиль (03.10.2017 18:52:36)

0

3

Часть 2  Жизнь за любовь.

1

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жили-были король Сук Чон с королевой Ин Хён. Король мудро правил своими подданными, а королева пряла свою пряжу. Жили они душа в душу, в любви и согласии, а в стране царили мир и порядок.
Хорошее начало для сказки. Но нет, не так все было.
Король устал от постоянных распрей в правительстве, разрываясь между сторонниками и оппозицией, а королева в это время плела интриги во внутреннем дворце – гареме. И жили они как кошка с собакой, соблюдая при этом внешние приличия, потому что за  спиной королевы стояла могучая партия Норон, для которой ничего не стоило совершить дворцовый переворот и сместить ставшего неугодным правителя. Каждый день король жил как в последний раз.
Вредная профессия, как ни крути. Молоко за вредность ему не выдавали, а тут стресс, нервы расшатаны… Немудрено, что за три года брака король так и не зачал наследника.
Поговаривали также, что династия  Ли проклята. И, надо сказать, слухи родились не на пустом месте.
В семь лет он получил титул наследного принца Мён Бо, а в четырнадцать взошел на престол под именем Сук Чон. В то время он был счастливо женат на милой и застенчивой девушке из очень знатного рода. Принцесса родила ему двух дочерей, но девочки, едва появившись на свет, покидали этот бренный мир, одна за другой. В день коронации принцесса заразилась страшной болезнью – ветряной оспой - и скончалась, пробыв королевой всего восемь дней.
Король даже не смог попрощаться с супругой как следует. Отца нации следовало беречь от малейшего сквозняка, не говоря уже о смертельной болезни.
Но вдовствовал Сук Чон недолго. Негоже  оставлять нацию без Матери. Не дав королю соблюсти положенный трехгодичный траур, ему быстро сосватали самую перспективную невесту королевства – дочь министра правящей партии. Брак короля  вопрос политический. Жениха поставили перед фактом: такого-то числа, такого-то месяца состоится его брачная церемония. Явка строго обязательна.
Король жениться не хотел и втайне радовался, когда оппозиция, обратилась в суд, с просьбой отменить предстоящую свадьбу, нарушающую конфуцианский канон о соблюдении траура.
Но почти все судьи состояли в Норон, поэтому вердикт был вполне предсказуем.
Сук Чон получил вторую жену и раскол в правительстве, едва не закончившийся очередным бунтом. С трудом замяв конфликт, король надеялся, что самое худшее позади.
Новая королева, получившая вместе с титулом новое имя  Ин Хён, была не только знатного рода, но еще и красива и умна, обучена тонкостям ведения хозяйства, а оно оказалось немалым – почитай сто дворцовых служб и отделений, строго соблюдала все обычаи и почтительно относилась к королеве-матери.
В расцвете своих четырнадцати лет, преисполненная радужных мечт и надежд, она вступила в сказочный мир, в рай под названием королевский дворец.
Едва переступив порог этого рая, она поняла, в какую ловушку попала. Гарем. Рассадник зла и клеветы, предательства и ненависти, адский котел, в котором ей предстояло свариться заживо или… стать кукловодом и железными коготками в мягких перчатках дергать за нужные веревочки, направляя потоки человеческих амбиций в нужное ей русло.
Очень скоро власть во внутреннем дворце перешла в ее маленькие, цепкие ручки. Кнутом и пряником, она добилась полного подчинения, оставаясь при этом образцом добродетели.
Королева-мать была в восторге. Если Ин Хён родит сына, это будет идеальный наследник престола. Никто и никогда не усомнится в чистоте его происхождения, а унаследованные им от обоих родителей качества сделают его выдающимся правителем. И если небу будет угодно, то…
Но годы шли, а небу так и не стало угодно, чтобы у королевской четы появился ребенок, хоть какого пола.
Королева мечтала о детях.  Сначала она, как и положено добродетельной супруге, родит наследника для короля и престола, а потом  очаровательную дочку, для себя. Вот только бы Сук Чон обращал на нее чуть больше внимания. Приходил не по расписанию, исполнять супружеский долг, а просто как мужчина к женщине. Посидеть бы с ним синим летним вечером в беседке, у пруда с карпами, выпить по чашке чая из хризантем, прижаться к его груди, услышать взволнованный стук сердца…
Но кроме уважения, положенного ей по титулу, Сук Чон не проявлял к ней других чувств. Не помогали ни приворотные зелья, сваренные тайно на личной кухне королевы, ни шаманский обряд. Шаманизм карался смертью, но она готова была рискнуть, чтобы обратить на себя влюбленный взгляд собственного мужа.
Через три года королева знала наверняка – детей у нее не будет.
Но раскрывать эту тайну супругу она не собиралась. Бесплодная жена считалась преступницей, ее с позором изгоняли из  семьи, как не исполнившую свой главный долг и святую обязанность. Не для того Ин Хён трудилась, завоевывая власть, чтобы в одночасье рухнуть с пьедестала. Первым делом она позаботилась о лекаре, поставившем страшный диагноз. Считалось, что он официально ушел на покой и вернулся к семье в провинцию. На самом деле, он навсегда успокоился в глубоких водах реки Хан, далеко за городской чертой.
Потом были внесены некоторые изменения в меню для прислуги женского пола. Им стали давать травяной напиток, призванный укрепить хрупкое девичье здоровье, чтобы они как можно дольше служили королевской семье. Если у кого и возникали сомнения, что в отвар входят травки, предотвращающие беременность, то эти люди предусмотрительно помалкивали. Никому не хотелось «вернуться в провинцию» в расцвете лет.
Звездочеты и астрологи трудились, не смыкая глаз, вычисляя благоприятное время для зачатия, король решал демографическую задачу изо всех сил, но ни королева, ни одна из наложниц не сообщали долгожданную весть.
Уладив этот вопрос и считая, что теперь она в полной безопасности, королева Ин Хён  заскучала.
Ее отец, Мин Ю Джин, занимал очень важный пост, а мать, дама Сон, происходила из древней, благородной семьи, поэтому девочку с раннего детства учили быть королевой. А кем еще она могла стать?
И хотя официально королева не мола соуправлять страной вместе с королем, все же она обладала огромной  реальной властью – закулисные войны в Чосоне велись с незапамятных времен.
Прислуга была запугана и вышколена, дети, которых надо было воспитывать, холить и лелеять отсутствовали, поэтому скучающая Ин Хён решила посвятить себя именно политике, благо родственников с проблемами у нее имелось в достатке, а все их проблемы требовали решения.
Руководствуясь поговоркой «муж голова, а жена шея», королева вступила в мир теневой власти и вскоре весьма преуспела в искусстве плетения интриг и заговоров. И надо заметить, что  вдовствующая королева - мать,  вопреки сложившимся стереотипам о свекровях, целиком и полностью поддерживала жену своего сына.
Однако и король глупцом не был. Если стаж Ин Хён составлял три года, то он во дворце родился и способности к хитростям и уловкам впитал с молоком матери.
Если в начале супружеской жизни он с восхищением поглядывал на юную вторую жену, отдавая должное ее красоте и уму, то со временем его интерес  и мужской пыл стали угасать. Слишком чопорной и благочестивой становилась супруга, а ее попытки продвинуть родственников по служебной или социальной лестнице порой бывали откровенно неуклюжими. Ее неспособность к деторождению  подливала масла в огонь его разочарования, и он мог бы развестись с ней, но этот роковой шаг непременно привел бы к  бунту, к тому же, в большей степени,  он винил в отсутствии наследников себя.
Король Сук Чон вошел в историю как блестящий политик и справедливый правитель, однако в некоторых вопросах он  был таким же простофилей, как его литературный собрат. Для него оставалась тайной за семью печатями будничная жизнь гарема. Конечно же, у него имелись шпионы и верные евнухи на «вражеской» территории, но преданные королеве люди предпочитали не доживать до вызова в отдел дознаний Королевского Суда. Яд, веревка, утопление в тазу для умывания – годился любой способ самоубийства. В любом случае, попавший под подозрение не жилец, но так, хотя бы, можно было избежать жестоких пыток.
Король страстно мечтал о наследнике, но с каждой новой наложницей,  убеждался, что династия Ли проклята.
Вот так, находясь в крайней точке уныния, король принял приглашение на чай от своей прабабки, по причине ненужности отселенной в дальний квартал гарема, почти у самой городской стены.
Как сложилась бы жизнь короля, да и история страны в целом, если бы у Сук Чона в тот день был плотный график или неожиданно нагрянул посол из Мин, или просто заболел живот? Кто ж знает?
Несмотря на меланхоличное настроение, в целом здоровье короля было отличным, министры взяли тайм-аут и не ссорились, народу хватало хлеба и зрелищ, поэтому Сук Чон нарядился, согласно случая, сел в паланкин и поехал… навстречу судьбе.

2

Судьбу звали Чан Ок Чон. В ту пору ей исполнилось двадцать два года, а ее неописуемая красота все же была описана и занесена в Анналы королевства.
Матерью Ок Чон была госпожа Юн из знатного рода Папьен Юн, подарившего Чосону несколько королев в далекую пору его основания, а отцом – обедневший дворянин, скорее принадлежавший к среднему классу чунгин, нежели к янбанам. Как случилось  что девицу Юн выдали за ничем не примечательного Чан Хёна, остается загадкой, но скорее всего причиной стали материальные затруднения некогда прославленного семейства Папьен.
И судя по всему, затруднения эти были глобального масштаба: госпожа Юн  переступила порог  нового дома в качестве наложницы. Худшее предложение из всех для девицы на выданье. Тем не менее, дело было сделано. Дождавшись смерти первой супруги, госпожа Юн стала второй законной женой господина Чан  и в благодарность подарила  мужу двоих детей – сына и дочь.
Одни источники утверждают, что на момент поступления Ок Чон на службу во дворец, ее отец, армейский офицер, был все еще жив. На собрании партии Сорон он сговорился с дядей короля и в обмен на будущие привилегии, авансом, получил для дочери протекцию во дворец к королеве-прабабке. Эта версия кажется чересчур прямолинейной, хотя больше всего похожа на правду.
Второй вариант развития событий тоже имеет под собой немало оснований, к тому же он больше соответствует романтичной линии повествования.
По меркам того времени Ок Чон была, мягко говоря, старовата для поступления во дворец. Обычно туда раз в семь лет набирали семилетних девочек и к возрасту нашей героини они уже успевали либо достичь определенного статуса, либо смириться с тем, что навсегда заточены в гареме в должности младшей поломойки, это уж кому что на роду было написано.
Для  Ок Чон, наверное, писали феи. Стихами. На шелковой бумаге.
Отец скончался, когда она была совсем юной, оставив семье разваливающийся дом и кучу неоплаченных долгов. В уплату одного из них Чан Ок Чон была отдана в услужение в лавку купца, торгующего тканями. Девочка оказалась очень талантливой.
Ее имя знала вся модная, как мы бы сейчас сказали, тусовка столицы. Чан Ок Чон просто творила чудеса с тканями, превращая удобную одежду в шикарную, отлично разбиралась в травах и минералах, и помимо основной работы в лавке, приторговывала собственноручно изготовленной косметикой – пудры, румяна, помада – ее «продукция» шла нарасхват. «Хотите быть модным? Обращайтесь к Чан Ок Чон!» - такой слоган вполне мог висеть над дверью лавки, если бы не конфуцианство с его нерушимой моралью и предписанием строгости и умеренности.
Да, конфуцианство требовало скромности, смирения и послушания, а если непокорная душа желала праздника, что ж, для такого случая существовала маленькая лазейка.
Дом кисэн, женщин, безусловно, падших, но так необходимых для спокойствия общества в целом  и для здоровья мужчин в частности.
Дядя короля, принц Дон Пён, как раз поправлял здоровье, коротая время с очаровательной танцовщицей, когда прислужница объявила, что пришла Чан Ок Чон с новыми образцами для продажи.
Принцев в то время было, простите, как собак несъеденных, а Чан Ок Чон одна. Поэтому прелестница испросила высочайшего позволения отлучиться на минутку, чтобы прикупить пару-тройку безделушек, скрашивающих  нелегкую жизнь девушки легкого поведения.
Принц, хотя и милостиво согласился оплатить эти маленькие покупки, в душе был очень расстроен и даже зол – кто ж такая эта Чан Ок Чон, на которую променяли его королевское высочество?
Он взглянул на нее только одним глазком… Хотел было влюбиться с первого взгляда, но вмешалась интуиция, единственная «дама» советам которой он следовал безоговорочно. Поэтому был до сих пор жив, чего не скажешь о других королевских родственниках.
Следствием того, что именно напела интуиция в августейшее ухо, стало появление Чан Ок Чон во дворце королевы-прабабки в качестве придворной дамы – служанки чайной церемонии.
По крайней мере, так гласит преданье старины глубокой.
Принц Дон Пён стал для Ок Чон крестным-феем. Не таким бескорыстным, как в настоящей сказке, но дело свое сделал.
Девушка хоть и была мастерицей на все руки, но с этикетом и правилами дворца была незнакома, поэтому вдовствующая прабабка частично от скуки, а в основном с далеко идущими планами, взялась за обучение красавицы.
Естественно, появление конкурентки не вызвало радости в гареме. Пусть это был самый обшарпанный квартал, забытый королем и фортуной, но все же мизерный шанс на счастье существовал даже для них – не слишком красивых и, в общем-то, совсем не удачливых девушек, попавших в услужение к доживающей век и выживающей из ума старушке.
И хотя Дарвин не написал еще свою теорию (он, впрочем, еще не родился даже) ни для кого во дворце не являлось секретом – выживает сильнейший. А Чан Ок Чон добавила бы от себя – и хитрейший.
Меж тем, чайная церемония с участием Сук Чона шла своим чередом.
Двадцатилетний король не сводил глаз с красавицы, она же, как подобает воспитанной девушке, своих очей на монарха поднять не смела, но видимо женское чутье подсказало – это он, единственный.
В том, что между королём и Ок Чон вспыхнула настоящая любовь, не сомневаются даже скептики. Исторический факт.
Вечером того же дня евнухи вывели ее из общей девичей спальни. И в последний раз назвали по имени, данному от рождения – Ок Чон – что означает «драгоценный камень».
Наутро весь дворец судачил о том, что у короля появилась новая фаворитка.
Познавшая бедность, Ок Чон ревностно относилась ко всем своим титулам и привилегиям к ним прилагающимся. Едва получив статус сан-гун  (любимая женщина короля), госпожа Чан тут же переехала в маленький, но отдельный павильон с двориком и цветочным садиком, украсив их с простотой и изяществом, прославивших ее в «прошлой жизни.
Новенькая сан-гун стала обзаводиться полезными знакомствами среди евнухов и прислуги и очень скоро выяснила, кто есть кто в тесном мирке гарема.
Помня о жизни за дворцовыми стенами, о постоянной борьбе за хлеб насущный, она не собиралась останавливаться на достигнутом.  Ее не устраивала быть «одной из..». Чтобы возвыситься над остальными, она планировала родить королю сына.
Разбираясь в травах, сан-гун догадалась, что за витаминный напиток раздает каждое утро королева Ин Хён.
Это был их первый конфликт, первое открытое противостояние. Чан сан-гун осмелилась дерзить королеве и демонстративно вылила содержимое чаши в клумбу с азалиями.
Конечно, она сильно рисковала. За неповиновение ей могли прилюдно отрубить голову, могли по-тихому закопать в саду темной безлунной ночью, устроить долгую и продолжительную болезнь или несчастный случай в пруду с золотыми рыбками. Видано ли дело!
Она представляла опасность для королевы, в конце концов, ее примеру могли последовать остальные сан-гун, и рано или поздно понести от короля. Но!
В этом месте мы снова сталкиваемся с вездесущим конфуцианством. В ту пору оно имело приставку «нео~» и от обычного отличалось доведенным до абсурда совершенства соблюдением приличий и моральных норм.
Основных постулатов учения двадцать два, однако, самым первым и самым важным чосонцы считали подчинение младшего старшему. Неважно, по возрасту или по социальному положению.
Как это связано с нашей историей?
Очень просто. Как было уже сказано, на службу во дворец раз в семь лет набирали семилетних девочек. Так вот, девяносто пять из ста происходили из знатных, но обедневших семейств. Все они стояли на несколько ступеней ниже королевы и даже под страхом смерти не могли противостоять ее воле, приученные с пеленок слепому подчинению старшим.
Скорее всего, расчет Чан сан-гун строился именно на этом, ибо ни до нее, ни после, никто не осмелился повторить сей подвиг.
Чан сан-гун пошла ва-банк и как результат  -  через девять месяцев двор праздновал рождение принца.
Ребенка назвали Сон Су, а его мать получила высокое звание...
А вот тут историки горячо спорят: «а был ли мальчик?»
Если был, то как объяснить, что в ту пору Чан сан-гун повысили всего лишь до Су-и, что хоть и означало «супруга короля», но было далеко не «мать наследника»?
С другой стороны, известно имя младенца и зафиксировано горестное событие – Сон Су умер, не прожив и года.
Королева Ин Хён и королева-мать, скорее всего, не знали, какие споры разгорятся по этому поводу в далеком-предалеком будущем, они просто воспользовались моментом и изгнали  ненавистную Чан Су-и из дворца.
Повод, спросите вы? Пожалуйста – преступная халатность. Не досмотрела, погубила молодую поросль. Это же не просто хрупкий побег, это была молодая веточка на королевском фамильном древе. За такое убить мало.
Королю с трудом удалось отменить смертный приговор. Скрепя сердце, рыдая в душе, он подписал указ, отправляющий придворную даму, его любимую  Чан Су-и,  в изгнание.
Для королевы вернулись золотые деньки. Власть во внутреннем дворце, еще недавно расколотого на  враждующие половины, снова целиком перешла в ее руки.
Король не вернулся за утешением в ее объятия, но она смогла примириться с этим фактом. Ее сердце ликовало – соперница устранена!
Как-то раз, прогуливаясь по саду, она заметила хрупкую красивую девочку, таскавшую тяжелые кувшины с водой для полива цветов. Строгая наставница сердито бранила ребенка, когда та была нерасторопна.
Заметив королеву, обе служанки склонились в поклоне, а королева поинтересовалась, из какого они ведомства и как зовут это прелестное дитя.
Если бы Ин Хён могла родить дочь, она хотела бы точно такую.

3

Звали девочку Дон И, была она королевской рабыней и служила водоносом в прачечной.
Королевство Чосон давно не вело захватнических войн, откуда же брались рабы?
Категория первая –  потомственные. С этими все просто - дети рабов соответственно становились рабами, до бесконечности.
Категория вторая – приговоренные. Доносы в Чосоне дело обычное. Никто не мог спать спокойно – ни купец, ни янбан. В любой момент мог раздаться требовательный стук в ворота, и королевский глашатай зачитывал приказ об аресте заговорщика. Даже если заговор изначально был выдуман злопыхателем, палач жестокими  пытками заставлял арестованных признаваться в «содеянном». Главу семьи и сыновей казнили, уничтожая измену на корню, женщин обращали в рабство по приговору. Слуги и так уже были рабами, их просто передавали другим хозяевам.
Категория третья – проданные. Продавались крестьяне и ремесленники, сами, иногда всей семьей, за долги перед ростовщиками или за неуплату налогов властям.
К какой из трех категорий  относилась Дон И, кем были ее родители? Не поверите  - никаких данных об этом просто не существует. Девочка, словно по волшебству, появилась во дворце из воздуха и была внесена в реестр – Дон И, рабыня, пол женский, одна штука.
Так бы и провела она всю жизнь в прачечной. Сначала таскала кувшины с водой, потом стирала горы белья, обслуживая всех подряд – от короля до последней служанки, заработала бы артрит, радикулит и туберкулез, и умерла, толком не успев расцвести, но одним засушливым летом ее отправили в сад королевы поливать измученные жарой цветы.
Королева укрылась от палящего зноя в тени Ивовой беседки и, пока придворные дамы развлекали ее пением и игрой на каягыме, украдкой продолжала наблюдать за маленькой рабыней.
Певицы и музыканты увидели нахмуренный лоб королевы и отнесли это на свой счет, они удвоили усилия в попытке развеселить Мать нации. Музыка ускорилась, вступили в дело танцовщицы, но повелительным жестом королева велела им прекратить. Они мешали ей думать.
Дон И даже не подозревала, что стала объектом столь пристального внимания королевы, она просто делала свое дело; страдая от жажды, мечтала поскорее вернуться в прачечную и вдоволь напиться воды.
Каково же было ее удивление, когда она увидела рядом с собой королевскую служанку с чашей холодного рисового сикхе. Она и помыслить не могла, что хоть раз в жизни ей доведется попробовать  этот освежающий напиток.
Дон И повернулась к беседке и низко поклонилась, а когда подняла голову, ей показалось, что королева ей … улыбнулась?
Наверное, напиток был волшебным. Иначе как объяснить, что с того дня в жизни Дон И стали происходить перемены? Да какие!
Началось все с того, что однажды в прачечную случайно забрел рассеянный ученый.
Дон И в это время отвечала за подогрев воды для стирки. Работа была не сложной и монотонной. Подкинув полено в огонь под огромным котлом, девочка от скуки рисовала тонким прутиком в пыли бессмысленные черточки и полоски и подпрыгнула от испуга, когда ее накрыла тень склонившегося над ней ученого-чиновника.
Ученый тоже подпрыгнул. От удивления. Он, дескать, не ожидал от рабыни такого таланта к рисованию. Это не просто каракули, это цветущая ветка сливы, а может даже летящий журавль. Жаль, что женщина не может быть художником, к тому же рабыня…
Но если она согласится вывести его из лабиринта дворцовых служб, в которых он так безнадежно заплутал, то, пожалуй, он даст ей в благодарность один урок рисования.
У старшей дамы, управлявшей прачечной, в тот день было на редкость благодушное настроение, и она милостиво разрешила Дон И сопроводить господина ученого.
Она не верила своему счастью. Ей позволили взять в руки кисть и воспользоваться чернилами и бумагой.  О, великий Будда! Наверное, в прошлой жизни она спасла страну.
Она пробыла там до вечера и, возвращаясь в прачечную, дала себе слово, что сохранит этот день в памяти, как самое яркое событие в жизни.
Если бы она знала, что уготовила ей судьба…
Утром старшая дама велела ей собрать вещи. Дон И перевели служанкой в ведомство развлечений.
После едкой щелочной духоты прачечной, Дон И показалось, что она попала в рай.  Ухаживать за клумбами и подметать дорожки на свежем воздухе, при этом свободно наблюдая за репетициями музыкантов, певцов и танцовщиков – разве ж это тяжелая работа?
Вскоре служащие ведомства развлечений прониклись симпатией к милой, веселой и общительной девочке-рабыне. Кто-то научил ее петь, кто-то рисовать, кто-то складывать буквы в слова и читать простые предложения.  Они забавлялись, а в Дон И действительно открылись таланты. Больше всего ей полюбился комунго. Его раскатистый бас заставлял трепетать сердце девочки, словно что-то обещал ей – пока еще далекое, но очень важное.
Так прошел год, потом еще один и еще…
А потом во дворце произошли  события, внешне, вроде бы, и не связанные между собой и не значительные в важности своей, но имевшие далекие последствия.
Рабыня Дон И исчезла. Испарилась так же загадочно, как и появилась в свое время,
а  свита королевы пополнилась новой служанкой для омовения ног Чхве Дон И.
Насколько распространенным было это имя в те времена, затруднительно выяснить. И особо глазастые могли бы усмотреть внешнее сходство девушек, но всем известно – у рабов нет, и не может быть, фамилии, а у служанки Чхве она была. Да и королева не набирает в свиту кого попало. А служанка Чхве была мила и обаятельна и как никто другой могла развлечь королеву виртуозной игрой на комунго. Так что – весьма полезное пополнение.
В главном дворце, в свите короля тоже появился новый чиновник по особым поручениям.
Амбициозного молодого человека звали Чан Хи Че. Внимательные читатели, конечно же, уловили связь?
Король, как и королева, был доволен пополнением свиты. Мысли чиновника Чан Хи Че текли в нужном Сук Чону направлении.
Все чаще короля видели бодрствующим глубокой ночью. Он писал письма неизвестному адресату. А утром эти письма исчезали в складках широких рукавов одеяния чиновника Чан, и сам чиновник тоже исчезал на какое-то время, чтобы потом вновь объявиться с ответом так и не выясненного адресата.
Настроение короля заметно улучшалось день ото дня, что не могло не сказаться на благоденствии всего двора.
Но однажды в его покои принесли печальную весть – скончалась королева-мать.
Весть эта становилась печальнее вдвойне оттого, что в ее смерти обвинили королеву Ин Хён – свекровь приняла лекарство из ее рук  и через миг уже не дышала.
Король облачился в траур и уединился в храме, проводя дни и ночи в поминальном обряде.
Королева  под домашним арестом  скорбела по умершей и  ждала решения своей участи.
Ожидание было тем тягостней, что в этот раз она была действительно невиновна.
Если бы спросили нынешних врачей, они бы ответили – несовместимость принимаемых препаратов, повлекших летальный исход. Королеву-мать просто-напросто залечили.
Но в Чосоне – кто последний, тот и виноват. А последней была как раз она, Ин Хён. Из ее рук несчастная приняла роковой отвар.
Ин Хён рисовала в уме страшные картины отрубания собственной головы и жуткие конвульсии от яда, когда служанка объявила приход чиновника Чан Хи Че.
У королевы оборвалось сердце – время пришло? Но чиновник пришел с другой целью. Он сделал королеве предложение, от которого она не смогла отказаться.

4

Утром по дворцу пронесся ветер – это в едином порыве выдохнули от облегчения представители партии Норон. Королева невиновна.
В отравлении признались  две неопытные служанки лечебного ведомства, не те травки смешали, что лекарь велел, а те, что на их взгляд лучше пахли. Убийцам выдали порцию яда и закопали тела в лесу, не обозначив места, а члены их семей, все, до последнего младенца, были проданы в рабство.
Едва печальный король вернулся к исполнению своих королевских обязанностей, главный министр, а по совместительству отец королевы Ин Хён и глава партии Норон, подал ему прошение. «Опечаленные произошедшим, - говорилось в прошении, - и обеспокоенные душевным здоровьем владыки своего, подданные королевства Чосон просят короля вернуть на законное место благородную супругу его – Чан Су-и».
Король, естественно, отверг это прошение – так требовал обычай. Тогда весь персонал дворца, от министров до служанок, упал на колени и, стуча лбами по плитам двора, дружно взвыл – просим, просим, просим. Но только после личной просьбы униженной королевы, Сук Чон подписал соответствующий приказ.
Возвращение Чан Су-и было триумфальным. Не хватало только массовых гуляний и фейерверков, запрещенных по случаю траура по почившей королеве-матери.
Из покоев королевы Ин Хён все чаще доносились  печальные звуки комунго, а покои дамы Чан Су-и все чаще посещал король, и оттуда тоже раздавались звуки, вполне определенного толка.
Через год после возвращения Чан Су-и подарила королю долгожданного сына.
Принц получил имя  Юн, а его мать высочайший титул – Бин. Этот статус  всего на ступень ниже королевы и означал, в вольном переводе, «супруга, родившая принца». Вне себя от радости, король даровал супруге Чан дополнение к имени  «Хи» - прекрасная. Так в историю вошла  Чан Хи Бин – прекрасная супруга короля, родившая принца.
Казалось бы, о чем ей еще мечтать? Девушка из  семьи чунгин взошла на пьедестал высшей власти, поднялась на вершину недоступную ей по рождению, получила любовь не простого смертного мужчины, а самого короля – отца целой нации, ее сын тоже мог бы стать королем.
Вот это маленькое «бы» не давало ей покоя, мешало наслаждаться достигнутым и спокойно спать по ночам. По закону сын наложницы никогда не сможет стать королем.
Ее маленький Юн, ее любовь, надежда и опора, НИКОГДА не станет королем?
О, сильные мира сего, как же вы ошибаетесь в своём стремлении свято соблюдать законы и обычаи. Вы, сильные мира сего, недооценили слабую женщину по имени Чан Хи Бин. Придет время…
И пришел Ги Са Хангук – дворцовый переворот, кровопролитное противостояние фракций, и начало ему положил сам король.
Не меньше Чан Хи Бин обеспокоенный судьбой сына, Сук Чон знал только один способ.
Чтобы Юн получил титул наследного принца и сменил его на троне, рождению мальчика следовало придать законность – отец и мать, оба, должны быть из королевской семьи. Сук Чон приказал королеве Ин Хён усыновить этого ребенка.
Приказать-то приказал, но на то она и королева, чтобы иметь право голоса.
Ин Хён уже пошла один раз на уступки, поддавшись уговорам чиновника Чан Хи Че, младшего брата Чан Хи Бин, душа ее требовала реванша.
Королевский суд рассмотрел прошение короля и ответ королевы и отказал… королю.
Мотивация проста – королеве Ин Хён всего двадцать пять лет, она еще в детородном возрасте и вполне способна подарить нации наследника при условии, что король окажет ей в этом посильную помощь.
Нашла коса на камень. Ни уговоры, ни угрозы не действовали на королеву. Комунго в ее покоях гудел все веселее. Но недолго музыка играла.
Зная, чем обернется его решение, король решился на развод.
Переворот 1689 года воистину был кровавым. Королеву Ин Хён низложили и сослали в дальнюю провинцию. Представителей партии Норон казнили семьями. Министра Мин Ю Джуна, отца Ин Хён,  разжаловали в простолюдины и по дороге к месту ссылки, он был жестоко убит.
Друг семьи Мин, ученый, политик и писатель Ким Ман Чжун завуалировал эти события в своем романе «Путешествия госпожи Са по югу» в надежде, что имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит.
А результатом этой кровавой бойни стало присвоение Чан Хи Бин статуса королевы-консорт. Партия Сорон пришла к власти. Брат королевы, Чан Хи Че, стал ее лидером, а сын Юн получил титул наследного принца.
Пять лет королева Чан была у власти. И пять лет она страдала паранойей. Во всем ей виделся заговор и во всех ей мерещились изменники. Если ей удалось невозможное, кто знает, возможно, найдется еще одна наложница, готовая на отчаянные поступки.
Жизнь в гареме, и до того не сахарная, в буквальном смысле превратилась в ад на земле. Стоило королю обратить свой взор на одну из девушек, как она внезапно заболевала или с ней приключался несчастный случай, в меню был возвращен волшебный напиток, укрепляющий здоровье, а при наборе на службу отбирали самых некрасивых из всех имеющихся.
Королева Чан пристально следила, чтобы у нее не было конкуренток, способных произвести  на свет конкурентов ее сыну. Ее верные наушники докладывали ей о каждом шаге Сук Чона. Но, как говорится, у семи нянек дитя без глазу.
Если бы королю это пристало, Сук Чон рвал бы волосы, видя, чем обернулось его, казалось, правильное решение. Но проявлять бурные эмоции не в его власти. Поэтому он тихо печалился, наблюдая со стороны, как его жизнь идет прахом. Некомпетентные в политике, Сорон  только тем и занимались, что делили между родственниками власть и королевскую казну заодно. Темпераментная Чан Хи Бин, которую он и полюбил за ее огненный характер, на глазах превращалась в кровожадную кумихо, девятихвостую лисицу, пожирающую его печень, сердце и разум.
Как ему не хватало сейчас спокойной и уравновешенной Ин Хён. Как он мог принимать ее обдуманные действия за холодность?!
Ноги сами несли его к павильону бывшей королевы, в заросший крапивой пионовый сад. Его манил туда жалобный плач комунго. Король приписывал этот звук разыгравшемуся воображению и остановился, удивленный, когда увидел одинокого музыканта, притаившегося у боковой стены заброшенного дворца. Еще больше он удивился, когда королевские очи опознали в музыканте молодую девушку.
Пораженный ее искренней печалью и неподдельной тоской комунго, король пригласил деву в свои покои, испить утешающий душу хризантемовый чай.
Пока заваривался исцеляющий напиток, к королеве Чан был послан гонец с запиской от короля.
В записке недвусмысленно говорилось, что если, не приведи Будда, с новенькой сан-гун что-то случится, даже если она чихнет невпопад, отвечать будет не кто иной, как прекрасная королева Хи Бин. Отвечать своей головой.
Через девять месяцев их трио, Дои И, комунго и король, стало квартетом.
Ребенок недолго радовал своим присутствием родителей. Взяв в сообщники высокую температуру, корь украла жизнь второго принца Ён Су.
Безутешная мать, рыдая, просила короля отпустить ее из дворца, чтобы она могла остаток жизни оплакивать сына. Но король не смог этого сделать.
Дон И не обладала ни острым умом Ин Хён, ни пленительной красотой Хи Бин, к тому же она происходила из  самого низкого сословия  из всех существующий в то время, чем же она приворожила короля?
Королева Чан не находила ответа на вопросы – чем она лучше меня? Что он в ней нашел?
Ей и в голову не могло прийти – искренность.
Дон И не нужны были титулы, она не стремилась к власти, за ней не стояли могущественные, алчущие богатства и почестей родственники. Все что у нее было – она сама. И всю себя она отдала этой любви. Любви не к королю, к мужчине по имени Сук Чон.
Судьба была к ней благосклонна.
Через год она родила здорового и крепкого мальчика Ён Джо

5

Некоторые историки настаивают на том, что Чхве Дон И родила королю еще одного сына и дочь, но в хрониках об этом не написано ни строчки.
Зато там написано, что дама Чхве получила высочайший статус Бин с добавлением имени Сук, что означает «чистая».
Чхве Сук Бин поселилась в небольшом, но уютном павильоне с садом и внутренним двором, куда так часто любил наведываться король.
Маленький Ён Джо рос не по дням, а по часам. Да, он был принцем по рождению, но никогда бы не смог претендовать на престол, поэтому ребенка просто оставили в покое, и он наслаждался счастливым детством, насколько это возможно во дворце.
Никто и никогда не смог бы упрекнуть Сук Бин в алчности, она не просила ничего ни для себя, ни для сына, считая, что небеса и так были слишком добры к ней. Один только раз она обратилась с просьбой королю – вернуть изгнанную королеву Ин Хён.
Надо сказать, что Сук Бин даже это просила не для себя. При всей своей простоте, она не могла не понимать, что творится во дворце и в стране в целом. Приверженцы Хи Бин разворовали казну, подорвали авторитет короля и готовились возвести на престол Юна раньше положенного срока. Единственно правильным решением ей казалось возвращение королевы Ин Хен и партии Сорон.
Сук Чон исполнил ее просьбу.
Тысяча семьсот человек были казнены. Ошибки королей дорого обходятся его подданным. Это было самое большое кровопролитие во дворце за всю историю Чосона.

Статус-кво был восстановлен и, казалось, жизнь должна вернуться в проложенное русло, но…
Всегда есть маленькое «но», которое мешает идеальному исполнению задуманного.
Едва вернувшись во дворец, королева Ин Хен умерла.
Одни говорят, ее отравили, другие, что имел место шаманский обряд. И те и другие забывают, что пять лет ссылки — это не пять лет на курорте. Скорее всего, здоровье Ин Хен было непоправимо подорвано и она просто не выдержала долгого путешествия.
Партия Норон даже смерть королевы сумела использовать с пользой.
Кто остался виноват? Угадайте с первого раза.
Нашлись свидетели, которые видели, как придворная дамы Чан закапывала под окнами покойной куклу, утыканную острыми иглами. Разыскали шаманку, которая под пытками призналась, что получила щедрое вознаграждение от матери наследного принца. Служанки подтвердили, что Хи Бин устроила веселое празднество, узнав о смерти королевы.
Пасьянс сложился.
Через три дня после похорон, дама Чан Хи Бин приняла яд по приказу короля. Ей было сорок два года.
А перед королем снова встал вопрос женитьбы. Как мы помним – негоже оставлять нацию без матери.
Он разрывался между желанием жениться на любимой женщине, матери его сына, и пониманием того, к чему это может привести. События последних лет все еще были свежи в его памяти.
Именно Чхве Сук Бин, стала инициатором нового указа. С этих пор ни одна из наложниц, даже со статусом Бин, не могла становиться королевой.
Вот так девочка Дон И, рабыня, прошла путь от прачечной до трона, остановившись всего в шаге от него. Да, она не стала королевой Чосона, но она до самой смерти правила сердцем короля.

А теперь немного исторических фактов.
По состоянию здоровья, Дон И испросила позволения покинуть дворец. Король оставил наследного принца править в качестве регента и ушел из дворца вместе с ней.
Ей было 49 лет, когда она умерла. Сук Чон пережил ее на два года, ему было 60.

Третья жена Сук Чона – Ин Вон усыновила Ён Джо и он смог претендовать на престол.

Наследный принц Юн взошел на престол под именем Кён Чон. Он был слаб здоровьем, к тому же, Хи Бин однажды так избила сына, что впоследствии он не мог иметь детей. Правил Кён Чон всего четыре года и умер от отравления, поужинав несвежими креветками. Одни говорят – сам виноват, другие, что ему помогли отправиться на тот свет.

Восхождение на престол Ён Джо не обошлось без кровавой резни. Ему не могли простить мать-рабыню, однако, жестоко расправившись с врагами, он вошел в историю как великий правитель. При нем Чосон процветал. В его жизни была страшная тайна – смерть его сына, наследного принца Са До.
Загадочная, надо сказать, история. Но о ней в следующий раз.

Отредактировано Нэиль (20.04.2019 22:22:29)

0

4

Часть 3 Визуальная

Свернутый текст

вот так выглядит серебряный китайский башмачок ямб или ямба. Хотя по мне - кораблик корабликом
http://s5.uploads.ru/t/eBbAS.jpg

А это мун. Чаще всего медный, но редко лили и из бронзы. Эти монеты использовались чаще, чем китайские ямба. Для удобства муны нанизывали на веревочки по 100, 500 и 1000 штук.
http://s7.uploads.ru/t/Yj46R.jpg
А это скорее всего нерадивый работник архива, который невесть куда отнес нужные документы
http://s6.uploads.ru/t/IbZ9m.jpg

Восточные ворота Тондэмун. Лавка Пак Мён Ху, конечно же, не сохранилась.
Этот район Сеула считается  русским. Захотите проверить, поезжайте по адресу -  станция метро "Dongdaemun History and Culture park", выходы 11, либо 12.
http://se.uploads.ru/t/6cLxT.jpg

Позвольте представить - ученый, политик, писатель Ким Ман Чжун, автор "Путешествия госпожи Са по югу". БОльшую известность получил его первый роман "Облачный сон девяти", но обе книги являются памятниками литературы и народным достояние Кореи.
Ким Ман Чжун первый начал писать на хангыле (утрированно - корейском языке), до этого вся поэзия и проза была только на китайском.
http://s4.uploads.ru/t/bLkHx.jpg

часть 1-я части 2-й  :D

Свернутый текст

http://sd.uploads.ru/t/nzBqS.jpg
Мы могли бы с вами пройти во дворец в ворота для гостей, но там, как видите, очередь, да и внешность наша отличается от привычной в Чосоне. Зачем же  привлекать ненужное внимание охраны.  Нам ведь надо  разобраться в хитросплетениях дворцовых интриг, поэтому давайте пройдем в тайную калитку  в дальнем квартале гарема, почти у самой городской стены.
http://s7.uploads.ru/t/OWRTS.jpg
Пройдя по мосту через рукотворную реку, спрячемся в павильоне и подождем, не появится ли кто из наших героев.
Пы.Сы. Гора на заднем плане самая настоящая. Сеул расположен в горной местности.
http://s5.uploads.ru/t/LSNZT.jpg

О Боже!  Это Сук Чон.
http://s6.uploads.ru/t/AdBKZ.png
«А если кто скажет, что это не король, пусть бросит в меня камень» - наверняка воскликнул художник. И что-то мне подсказывает, что желание его было исполнено. Сам виноват. Надо было нарисовать по канону.
Вот так.
http://sh.uploads.ru/t/tcs2h.jpg
Но на героя романтичной истории тоже пока не тянет.
Ну тогда вот такого предлагают киношники.
Молодой, наивный и ушастый
http://sh.uploads.ru/t/HjdT8.jpg
И умудренный опытом
http://s9.uploads.ru/t/92WRc.png
Где-то рядом обязательно должна быть Ин Хён. Вот же она.
http://s4.uploads.ru/t/eVEAC.jpg
http://s7.uploads.ru/t/jp5ms.jpg
Ин Хён предстала в свадебном наряде. А так они выглядели бы в паре.
http://sh.uploads.ru/t/nezBq.jpg
А это свадьба обычных Чосонцев
http://s7.uploads.ru/t/njaVH.jpg
Обширное хозяйство королевы – почитай сто дворцовых служб и отделений
http://s2.uploads.ru/t/8jW7c.jpg
На самом деле это двор монастыря, но уверяю вас, постройки типичные. А сегодня от дворца осталось  совсем немного. Так, только чтобы хватило музей разместить.
http://s2.uploads.ru/t/BhxFr.jpg

часть 2 части 2

Свернутый текст

Король Сук Чон прибыл на чаепитие к вдовой прабабке.  Мероприятие, скажем, не первой важности, так что и одежды самые скромные.
Прабабке на тот момент было слегка за шестьдесят.
http://s5.uploads.ru/t/lV6d4.jpg
Сидит, наслаждается  дынным улуном, печеньками югва заедает  и вдруг видит деву редкой красоты.

Упс! А вот портретов неописуемой красавицы и нет. Можно, конечно прочитать
http://s7.uploads.ru/t/69Ujr.jpg
Но за подлинность не ручаюсь, тут все же на ханча…
Поэтому снова доверимся киношникам и представим, что она была вот такой
http://s3.uploads.ru/t/mQBPt.jpg

Семья ее была из среднего класса,  и дом их вполне мог быть вот таким
http://s9.uploads.ru/t/KtU2d.jpg
Который рядом даже не стоял с усадьбой, в которой обитала до замужества королева Ин Хён
http://sg.uploads.ru/t/TwemD.jpg

Фото усадьбы богатого дворянина янбана, увы, черно-белое, зато подлинное
А это и вовсе рисунок их современника
http://s7.uploads.ru/t/TVxYn.jpg

После ночи, проведенной с королем, Чан Ок Чон  вспоминала, что оставила за воротами дворца
http://se.uploads.ru/t/X02sm.jpg
Какая судьба ждет  ее там
http://s4.uploads.ru/t/YxQgk.jpg
И что будет, если она очень сильно постарается
http://s9.uploads.ru/t/AMVtd.jpg
Нынешний пейзаж оказался привлекательней оставленного в  «прошлой» жизни
http://s4.uploads.ru/t/KRLSb.jpg
А личный павильон превосходил размерами дом, вместе с двором и половиной улицы, на которой она жила раньше
http://s0.uploads.ru/t/yOkSi.jpg
"Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше" - подумала она и с тех пор завертелась история...

Свернутый текст

Пока готовлю картинки для заключительной части, предлагаю немного развеяться и послушать музыку.
Полноценный герой повествования - комунго

Комунго считался "мужским" инструментом. Тяжелый, потому что и громоздкий.

Женская версия - каягым. Можно было и классическую пьесу поставить, но мне эта нравится

Отредактировано Нэиль (22.10.2017 13:17:16)

0

5

Первую часть с утра не одолел, но третья - красота!

0

6

aequans написал(а):

Первую часть с утра не одолел,

тренируйся на первой, Эк, вторая еще длинней. :D

aequans написал(а):

но третья - красота!

А то! Книжка с картинками будет. К первой части сейчас добавку сделаю.

0

7

я прозопрофан. Но читать - удовольствие

0

8

Ijeni написал(а):

я прозопрофан

Это означает, что ты не знаешь про вышеупомянутую книгу? О ней вообще знают только сумасшедшие кореефаны  :D
На самом деле, я была очень! удивлена, когда узнала, кто прототипы этого (честно признаюсь, скучно-поучительного) романа.

Ijeni написал(а):

Но читать - удовольствие

надеюсь, что малая часть относится и к первой части, а не только  к чтению вообще  :D
Спасибо.

0

9

незашо

0

10

Очень понравилось. Живой язык вкупе с восточной темой пленили позволив проглотить на одном дыхание, не смотря на размер.

0

11

Николай Просвирин, спасибо.
Заходите еще, продолжение следует.

0

12

Для заинтересовавшихся.
В 3 и 4 сообщениях продолжение.

+1

13

Нэиль, привет! Прочла первый рассказ. Понравился и язык, и стиль. Очень хорошо написано)) Умничка!

0

14

Нэиль написал(а):

страшной болезнью – ветряной оспой

:D ветрянкой штоли?  :D Кагбэ.... вроде не так страшна сама болезнь,как люди ею болеющие  :D

0

15

Нэиль написал(а):

Гарем. Рассадник зла и клеветы, предательства и ненависти, адский котел, в котором ей предстояло свариться заживо или…

Ох, и не говори. К работе в женском коллективе это тоже относится)))) Прости за флуд, вырвалась боль души  :D

Нэиль написал(а):

Шаманизм карался смертью, но она готова была рискнуть, чтобы обратить на себя влюбленный взгляд

Думаю, тут ошибка. Она уже прибегла к обряду, стало быть не "готова была", а "рискнула". Уже рискнула.

Нэиль написал(а):

с проблемами у нее мелось в достатке,

Имелось.
Здорово))) Понравилось)))

0

16

Еленушка-прекрасная написал(а):

Умничка!

Спасибо :blush:

Еленушка-прекрасная написал(а):

ветрянкой штоли?   Кагбэ.... вроде не так страшна сама болезнь,как люди ею болеющие

- От чего умер ваш сосед?
-От гриппа.
- Аа, ну это не страшно.
На самом деле в те времена ветрянка, как и корь,  в большинстве случаев заканчивались смертью. Выжившие, ессно тоже бывали.
Королеве Ин Кён просто не повезло.

Еленушка-прекрасная написал(а):

Думаю, тут ошибка

Нет это пояснение, почему шаманский обряд для нее был отважным последним средством/шагом. Она готова была рискнуть не только титулом, но и самой жизнью.
О шамансих обрядах в жизни королевы еще будет упомянуто. Анонс, ага.

Еленушка-прекрасная написал(а):

Имелось.

спсб, исправила.

0

17

О, невидимые мои посетители, молчание, как известно, знак согласия, потому выкладываю продолжение в соотв.№№

0

18

И вот настал момент, когда уже конец.
Но нет.
Разделю-ка я его на части. Наслаждайтесь http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_devil.gif

0

19

Я надеюсь, что невидимые мои посетители заглядывают не только в последний пост.
Если только для этого, то сообщаю - жанр не поменялся, чуда не произошло.
А если ( ну а вдруг?!) кто-то ждет продолжения, то вот оно. В смысле в том сообщении, где и начало.
Визуальный ряд сегодня тоже будет.

0

20

Мне первая часть понравилась... слог такой приятный плавный, соответствующий восточной атмосфере...
Вот только бы от скобок избавиться - сие не очень литературно...) если раскрыть их не получается, то можно обособить тире...

0

21

Атос написал(а):

Вот только бы от скобок избавиться - сие не очень литературно

Скобки это те, которые "ремарки"? Если честно, я пробовала и тире и : 
Смотрится одинаково безобразно. Решила использовать прием, как в пьесах ( судорожно листает  пьесу) вот это место, вот... :)
Атос, спасибо, что заглянул и за отзыв.

0

22

Чтобы застолбить место и не листать страницы архива...
А потому что решила закончить начатое.
На правах саморекламы, ага. :D

0

23

Вот этот труд, моё почтение. Читала торопясь и по-диагонали, потому что ну очень хотелось прочитать. Поэтому никаких замечаний не будет, примите тонну восхищения http://www.kolobok.us/smiles/big_he_and_she/give_rose.gif

0

24

Ириса, спасибо. Мне очень приятно.
Сегодня как раз закончила.
Последняя часть не такая красочная, скорее изложение фактов. Но мне хотелось завершить, наконец, эту историю.
Так горела, так горела, что в итоге перегорела :D  А черновик лежал и плакал.
В общем, последняя часть выложена под № 5

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Малая проза » В поисках Золушки