Всем-всем! Необходимо проголосовать в дуэли №311!

Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Король

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Одна сцена из книги
«Король желает вас видеть», - сказал сэр Харен, войдя в ее покои без стука, когда Элиза надевала платье. Он был человеком, которого посылали за ней, когда от нее снова и снова было что-то нужно: совсем молодой, со вздернутым подбородком, мужчина смотрел на всех свысока. Даже тогда он отвернулся, лишь только смерив ее взглядом с головы до пят, и нехотя извинился, все еще играя в учтивость. Не сказав более ни слова, он провел ее в великий чертог, где служанки убирали столы после очередного пира, и Элиза увидела, что они содрали даже гобелены с серых каменных стен. Сэр Харен и верные рыцари нового кастеляна остались ждать за дверью.
Элиза ошиблась: мужчина в короне не был ей знаком – человек, которого она знала, не распоряжался с такой легкостью человеческими жизнями. Он сидел на помосте, окруженный своей разномастной свитой, пока лорд Виллис стоял перед ними, откликаясь послушным тявканьем каждый раз, когда от него требовали подать голос.
«Он грабит меня, а я ничего не могу сделать...»
Король забрал их скот, их зерно, их золото; вычистил и сокровищницу, и амбары, а теперь оборвал и гобелены, которые столько лет украшали замок ее мужа. В обмен он оставляли ей пергаменты и обещания: все земли Синего Дола переходили ее семье, потому что весь род Кохартов был вырезан под корень. Некоторые из наследников отправились к праотцам, не перестав еще сосать грудь.
Но какой ей был прок от выжженной земли, где не осталось ничего, кроме руин, наполненных неуспокоенными призраками? Какая вообще разница, кому они принадлежат, когда приходит голод? Он уходил, забирая с собою все, оставляя ей лишь женщин и детей. И она никак не могла помешать ему.
- Я буду честен с вами, лорд Виллис, - говорил король. – Я жду от вас того же. По правде, я бы отдал десять тысяч своих солдат за пять сотен вооруженных всадников.
- Как я уже сказал, ваша Светлость, - отвечал лорд Виллис, словно хорошо вышколенный пес, - наши конюшни опустели, когда лорд Колдвин ушел со своим войском, чтобы дать отпор узурпатору. К сожалению, пять сотен я вам обещать не могу, но сотни полторы, думаю, я сумею найти...
- Что ж, я буду вам благодарен и за это. Мы также забираем всех, кто бился на стороне вашего брата: они пополнят мой авангард, где у них будет шанс доказать свою верность на деле. Однако без защиты мы вас не бросим: мои раненные останутся на вашем попечении. Тем, кто будет способен держать оружие, дайте его. Я также оставлю в городе небольшой гарнизон, который в случае нападения... – король выдержал красноречивую паузу, внимательно поглядев на Элизу, - или мятежа, сумеют удерживать стены до прибытия моих людей.
«Король не доверяет ему», - подумала Элиза. Да и как можно доверять человеку, сбросившему со стены собственного брата? Предал один раз – предаст снова.
Они уходят, забирая здоровых мужчин, оставляя ей слепых, умирающих и немощных.
- Мы оставим вам достаточно зерна, чтобы переждать зиму: голодные бунты ни вам, ни мне ни к чему. Но, как только сойдет снег, начинайте возделывать поля. Разумеется, королевская казна заплатит за все, что мы взяли... когда война будет окончена...
Лишь когда даже самые мелкие детали были оговорены, король отпустил всех, кроме двух своих бледнолицых рыцарей. И тогда он сказал слова, которые Элиза знала, он произнесет раньше или позже:
- Проведи нынешний день со своим ребенком. Забудь сегодня о своих горестях. Попытайся быть веселой: пусть запомнит тебя смеющейся...
«Он хочет не просто ограбить мой дом, - с ужасом поняла Элиза. – Он хочет отнять у меня сына...»
Слова сами сорвались с ее губ.
- Я не позволю его забрать.
- Я принял решение, - сказал человек, который не был ей знаком. – Белый городок называют городком, но это – огромный город. Я не оставлю в нем мальчика, который носит в себе королевскую кровь. Твоего брата Уолтера мне вполне достаточно...
- Он жив?
- Не просто жив, но еще и хочет украсть у меня все, что лежит выше Волчьего ручья, а это почти что четверть всего королевства.
Из его уст это прозвучало как: «Лучше бы он был мертв...»
Элиза слышала о юноше, который объявил себя королем Темноречья. Но она и подумать не могла, что это – ее братец, который все время бегал за ней – вечно хнычущий, цеплявшийся за ее юбки.
- Твое семейство уже доставило мне достаточно хлопот. Я не оставлю в таком большом городе ни одного мальчика и ни одного мужчину, в чьем теле найдется хотя бы капля королевской крови.
- Я не позволю его увести.
- Я позвал тебя не для того, чтобы просить твоего дозволения: я принял решение. Такова моя воля.
За его жизнь не беспокойся: он будет все время со мной. Он будет спать в моем шатре, есть с моего стола. Его будут охранять королевские гвардейцы и самые верные мои рыцари. Покуда его мать хранит верность своему королю, он ни в чем не будет нуждаться...
- Твоего брата тоже охраняли гвардейцы...
- Элота? – спросил король, безразлично взглянув на нее. – Ты говоришь так, будто я его знал. Я видел его всего один раз, да и то издалека.
- Ты хочешь забрать моего сына на свою войну. Ему всего четыре! Кем он там будет?!..
- Гостем...
- Заложником, ты хочешь сказать?! Так ты собираешь купить мою верность?! Он - мой единственный сын! Единственный, какой у меня когда-либо будет!..
После Элиза не могла вспомнить, кричала ли она: наверное, кричала, потому что мужчина, который не был ей знаком, вдруг поднялся и закричал сам: «Не забывайся, девочка! Ты знала человека, но ты разговариваешь с королем! Твоим королем! Я принял решение! Такова моя воля!..»
В чувствах Элиза назвала короля прежним именем, умоляя его изменить свое решение. Несколько мгновений он молчал. Но Эдмар III снова отпил из кубка и сказал:
- Во мне всегда жил добрый человек, но я заставил его заткнуться, и уже долгое время он не говорит и слова. Тот, кого ты упомянула, давно мертв: ты разговариваешь с покойником...
«Прежде я была бы счастлива, узнав, что он жив, - подумала Элиза, когда за ней закрылись тяжелые двери. Она больше не могла сдерживать слез. – Но лучше бы он умер. Лучше бы он умер...»

Отредактировано Графофил (24.08.2022 08:43:04)

0

2

Графофил написал(а):

Даже тогда он отвернулся, лишь только смерив ее взглядом с головы до пят, и нехотя извинился, все еще играя в учтивость.

из этого предложения абсолютно не понятно, почему он отвернулся - даже тогда?

Графофил написал(а):

Он сидел на помосте, окруженный своей

Да понятно, что не чужой.

Графофил написал(а):

Король забрал их скот, их зерно, их золото;

точка с запятой тут может ставиться только после слова забрал

Графофил написал(а):

весь род Кохартов был вырезан под корень.

затасканная фраза. Придумайте что-то своё. Изведён к нулю, хотя бы.

Графофил написал(а):

Он уходил, забирая с собою все, оставляя ей лишь женщин и детей.

Он уходил, оставляя ей лишь пепел, женщин и детей.

Графофил написал(а):

И тогда он сказал слова, которые Элиза знала,

И тогда он сказал слова которые, Элиза знала,

0