Форум начинающих писателей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Быстрый конкурс » *** Ёлка Желаний 2019 ***


*** Ёлка Желаний 2019 ***

Сообщений 1 страница 30 из 123

1

Ёлка Желаний 2019

http://s8.uploads.ru/XBdhj.jpg

На днях меня покусали северные олени из упряжки Деда Мороза,  и я больше не смогла избавиться от идеи поддержать традиционное проведение Новогодней Ёлки Желаний.  Приглашаю всех-всех жителей ФНП и не только для участия в этом по настоящему волшебном Празднике.  Гость,  тебя особенно приглашаю  :flirt:.

1. Присылайте свои желания начиная с сегодняшнего дня до 7 января 2019 года (включительно).  В лс или на электронную почту na.fnp@yandex.ru. Желания могут быть анонимными и открытыми,  как вы сами того захотите. Я их буду размещать во 2-ом сообщении по мере поступления.

2. Загадав желание, вы можете выбрать любую просьбу из списка,  тихонько сообщив мне о своём выборе в лс или на почту, и выполнить желание до 13 января 2019 года. Подарок также высылаете мне в лс или на почту.
Примечание,  каждый Дед Мороз оставляет за собой право сделать подарок в том виде,  который ему по душе.  Например,  желание - роман о пушистом крокодиле.  Подарком может быть и рассказ,  и стихотворение,  и рисунок,  лишь бы о пушистом крокодиле.  Сюрпризы никто не отменял,  короче)

3. 13-14 января 2019 года подарки будут положены под ёлочку в этой теме.  Не забудьте их забрать!

Все остальные вопросы,  если они возникнут,  будем решать по ходу.

Важное примечание!  В идеале,  каждый загадавший желание одновременно и Дед Мороз.  Следите за Списком Желаний и дарите Подарки на просьбы,  которые вас вдохновят.  Уже выбранные желания я буду помечать пометкой - ВЗЯТО ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ.  Но это не значит,  что их нельзя выбирать.  Подарков может быть сколько угодно!

И ещё один важный момент,  который я упустила. Исполняя чьё-то желание,  вы получаете возможность загадать ещё одно своё!

Отредактировано Туся (07.01.2019 19:53:38)

+7

2

Список желаний:

1.  Желание от Даши/Хильды/Мощной:  ИСПОЛНЕНО 2 РАЗА
- Прошу стихотворение про замёрзшую воду

2.  Желание от Пинокио: ИСПОЛНЕНО
- Мне,  пожалуйста,  что-нибудь безмордобойное про любовь и дембелей

3.  Желание от Верлибрышка:   ИСПОЛНЕНО 2 РАЗА
- Что-нибудь про замёрзшее шампанское

4.  Желание от Гемостартера:  ИСПОЛНЕНО 2 РАЗА
- Мне - про что-нибудь стреляющее, пышущее паром, взрывающееся в руках даже от косого взгляда и покрытое апельсиновой корочкой .

5.  Желание от КотаПаникёра: ИСПОЛНЕНО
- Хочу брутально-мистическую нуарную историю про Деда-Мороза в стиле Константина Повелителя Тьмы, который в новогоднюю ночь охраняет подвыпивших легкомысленных граждан от потусторонних снеговиков-людоедов.

6.  Тайное желание: ИСПОЛНЕНО 2 РАЗА
- хочу историю о том,  как один человек запретил другому говорить.

7.  Желание от Олега: ИСПОЛНЕНО
- Хачю рождественскую историю, чтобы такая, будто Один дома первый раз посмотрел или наряжаешь ёлку в семь лет. В общем, атмосферное)) И со счастливым концом. Добро-поучительные тоже приветствуются 

8.  Желание от Pinky : ИСПОЛНЕНО
- Мне бы про холод и одиночество, но так, чтобы сразу было понятно, как это уютно - мёрзнуть одному.

9. Желание от Рыбалко Елены: ИСПОЛНЕНО
- Хочу новогоднее, красивое стихотворение, или прозу про волшебство, чтоб все желания исполнялись, чтобы некому не ло грустно и одиноко. Чтобы все сверкало, искрилось, чтобы дух захватывало.

10. Желание от Антохи: ИСПОЛНЕНО
- Хм, хотел бы маленький рассказ-притчу про борьбу разума и эмоций.

11. Желание от Стила: ИСПОЛНЕНО 2 РАЗА
- Хочу пессимистично настроенного снеговика-ипохондрика, размышляющего над своим будущим, поставленным под угрозу в связи с скорым приходом весны, курящего кубинские сигары, которые, однако, в прямом смысле его убивают.

12. Желание от Ирин@(ы): ИСПОЛНЕНО
- О том, что я бы хотела родиться в Спарте -там девок сразу со скалы выкидывали

13. Желание от Дианы Б.: ИСПОЛНЕНО 
- Оченно хочется веселую историю. Просто веселую, чтоб "рот до ушей")))

14. Тайное желание: ИСПОЛНЕНО
- Главный герой должен быть отрицательным персонажем и при этом вызывать симпатию.

15. Тайное желание: ИСПОЛНЕНО
- Желание - торт для эльфов и морковку Рудольфу)

16. Желание от Irish: ИСПОЛНЕНО
- хочу про Новый год в зоопарке

Отредактировано Туся (13.01.2019 23:43:30)

0

3

http://sh.uploads.ru/t/JjnYv.jpg

Подарки! Часть 1-ая

1. Подарок для Хильды от Тайного Эльфа (стихотворение про замёрзшую воду)

Мир был тих, боялся и вздохнуть,
резали коньки витые буквы,
лёд играл в собравшуюся ртуть,
внешнее с придонным перепутав.
В берегах растрескавшихся рек
находили главное на ощупь:
день пройдёт — и загадает снег
что-то про дистанцию и площадь.
Океан без ниточек лежит
и спокоен, словно простокваша:
там когда-то зарождалась жизнь,
слабая, капризная, — но наша.

1. Подарок для Хильды от Верлибрышка (стихотворение про замёрзшую воду)

Вода замерзла, цветы завяли,
Застыл огонь и пробила ртуть
Знакомый образ. Среди развалин
Восстанет солнце когда-нибудь.

Сгорает чайник. Окончен вечер,
Снег закисает. Среди руин
Мелькает призрак, слезлив и вечен,
До перестройки — совсем один.

2. Подарок для Пинокио от Тайного Эльфа (что-нибудь безмордобойное про любовь и дембелей)

В кафе «ГГ» яблоку негде было упасть. Измученные официанты еле передвигали ноги, проклиная затянувшийся неписец. Некоторые посетители, кажется, поселились здесь навсегда.
Хотя вон тот, в костюме пирата, отлучался недавно на день другой, но вот уже который день подряд сидит снова на любимом месте и потягивает ямайский ром через трубочку.
«Эстет, мать твою», - подумал про него дембель Игнат и громыхнул кулаком по столу:
-Где моя водка, ляди? Щас всем бздян навешаю!
-Уже несу, - отозвалась откуда-то из-за барной стойки официантка.
-Несет она, лядь, - огрызнулся дембель и злобно зыркнул в сторону средневекового рыцаря в доспехах, - Чё уставился? Думаешь кастрюлю на башку нацепил, так я не смогу тебе по щам навалять?!
Игнат сдерживался из последних сил. Мужик сказал, мужик сделал. Точно, в тот день водка была паленая, иначе как? Как этот гребаный автор взял его на слабо – никакого мордобоя? Кулаки нещадно чесались, зуд расползался по всему телу и уже начинало свербеть в пятках.
Игнат нахмурил брови и попытался вспомнить – уговор был «только без рук» или ноги тоже фигурировали? Если нет, можно отпинать вон того, героя-любовника, ишь, бабами пообвешался.
Если б только вспомнить. Садануть себя, что ли, бутылкой по башке, для ускорения процесса? Но осталась последняя, надо приберечь на день ВДВ.
- Ваша водка и закуска.
Официантка новенькая. Игнат бы ее запомнил, если бы раньше увидел. Не высокая и не низкая, среднего роста, в самый раз. Не толстая и не худая, но там, где нужно, все так кругленько и пышненько. Может зря он отказался от эксперимента? С этой он бы поэксеперемтировал.
-Слышь, телка, в смысле…ээ…телочка, мож затусим вечерком? В клубешник закатим, то-сё, пятое-десятое… - Игнат шлепнул официантку по мягкому полупопию.
Телочка в ответ залепила ему подносом прямо в любимый перелом носа, которым Игнат особенно гордился.
-А чё сразу по роже? – обиделся он, - я ж с серьезными намерениями. Я может потом и жениться согласен.
-Придурок!
Для успокоения нервов Игнат применил тайный прием боевого гопака - опрокинул в себя сто пятьдесят, закусил огурцом, и дохнул свежим перегаром на героя-любовника.
-Эй ты, - поманил он пальцем.
-Я?! – удивился герой-любовник.
-Ты, ты. Да не боись, бздян не будет. Мне с тобой, типа, посоветоваться надо. Ты ж, в бабах-то шаришь. Давай, садись, рассказывай.
-Что рассказывать?
-Все рассказывай. Ты думаешь, я просто так здесь сижу, от нечего делать? Нее-ет, я от своего автора ушел. Обиделся я на него, пусть теперь узнает – каково это потерять хитового героя.
-Не понял.
Игнат опрокинул еще двести во внутрь.
-Ну ты прикинь, что мой недавно учудил. Хочу говорит рассказ про дембеля и про любовь одновременно, и что б никакого мордобоя. Прикинь, а? Без мордобоя? Прикинь?
Я ему говорю – это без меня. Я дембель узнаваемый, меня, полстраны уже знает, я как потом читателям в глаза глядеть буду? А мой не сдается. И главное – пишет, пишет, пишет, как заведенный. Я и так и эдак сопротивлялся, а он – пишет, пишет. Потом говорит, ты сейчас Игнат за цветами пойдешь. Я ему – я цветы в последний раз в руки брал, когда спьяну прапору по роже ими хлестал, потом на губе сидел, накой мне еще раз с цветами связываться? А он мне – пойдешь, раз я так решил. Я и пошел, а куда деваться. Да только возвращаться не собираюсь. Вот так-то.
-Ну это ты зря, - герой-любовник тоже хлебнул водочки и заразительно хрустнул огурчиком. – Если бы у моего неписец не случился, то я бы…
И он начал рассказывать, что могло бы быть, если бы не… Рассказывал без остановки, лишь изредка прерываемый комментариями Игната: «Да ладно!», «И что, прямо вот так, на сеновале?» «В лифте? Да ты гонишь!», «Нифигасе, а я не знал, что так можно».
Бутылки через три Игнат наконец засобирался домой:
-Я тебе еще водочки заказал, бухни тут за меня. А мне пора. За цветами еще надо заскочить. И как там называется сцена? Э-ро-ти-чес-ка-я? Не, не надо записывать, я запомню.

Через полгода «Любовные похождения дембеля Игната» возглавляли рейтинг продаж.

3. Подарок для Верлибрышка от Тайного Эльфа (про замёрзшее шампанское)

Шампанское замёрзло,
забыто в леднике,
хотело бы на воздух
из этих тесных стен.

Одна секунда воли,
сжать горлышко — и вот
дух, лёгок и спокоен,
отправится в полёт.

С покоем не смириться,
надеюсь на авось:
найди меня в темнице
и лёд мой разморозь.

3. Подарок для Верлибрышка от Туси (про замёрзшее шампанское)

Игристый лёд

Слова не приносили радость,
Они кружили  словно снег.
В упрёках поднимая градус,
Со мной прощался человек

А я в игристое смотрела,
Считая пузырьки по три…
Пронзали ледяные стрелы
Насквозь. Не таяли внутри.

И холод  прорастал шипами,
Захватывал за пядью пядь.
Замёрзло сердце словно камень.
Считала пузырьки по пять…

Покрылось инеем запястье,
Шампанское сковало льдом,
Бокал рассыпался на части,
Осколками  усеяв  дом.

Оттает мой прозрачный камень,
И отогреется рука,
Когда ледышки с пузырьками
Сложу в обычное «Пока».

4. Подарок для Гемыча от Тайного Эльфа (стреляющее, пышущее паром, взрывающееся в руках даже от косого взгляда и покрытое апельсиновой корочкой)

Мне теперь неведом страх,
Никого не жалко!
Взорвалась в моих руках
Соковыжималка.
Паром выстрелила вдруг,
Бухнула, как бомба,
Каждый недожатый фрукт
Нынче — сокопломба:
Вся залеплена она
Коркой оранжада.
Взрывосочная волна!
Повторять не надо!

4. Подарок для Gemostarter от Irish (стреляющее, пышущее паром, взрывающееся в руках даже от косого взгляда и покрытое апельсиновой корочкой)

Утром 1 января Ванюшка, проснувшись, вышел из детской. Ванюшке было всего шесть лет, но одевался он уже вполне самостоятельно. Теплые штаны, куртка, сапожки. Только шарф не завязывался, и он потихоньку сунул его под вешалку. Дома все еще спали, и мальчишка аккуратно притворив дверь, сбежал по лестнице и открыл дверь подъезда.
Утро было снежным и морозным. Ваня прошел по пустынной улице и вышел на площадь. Вчерашний праздник, такой долгожданный, оказался коротким, до обидного. Он мужественно таращил глаза, сидя за праздничным ночным столом и вместе со всеми поднял стакан с газировкой, пузырящейся так же, как в бокалах у взрослых. Под елкой оказались подарки – именно те, которые хотел. Правда, самого главного, заветного, не было. Но, если честно, он даже и не надеялся. Ведь мама давно все объяснила… В остальном праздник был замечательный, а потом… Все кончилось. Утром он проснулся в своей кроватке, в обнимку с любимым мишкой. И грустно подумал, что его самое-самое желание так и не исполнилось! (Оказывается, он все же надеялся!)
На площади было непривычно пусто. Мостовая, тщательно истоптанная за веселую ночь, усыпана фантиками, отгоревшими бенгальскими огнями, мишурой и пустыми бутылками. Посередине стояла елка, все еще праздничная и нарядная.
Ванюша подошел к елке и медленно пошел вдоль невысокого заборчика, разрисованного новогодними картинками. Вдруг, прямо под ногами, он увидел апельсин. Ярко-оранжевый и блестящий, тот лежал и чуть светился, как елочный шарик. Дома было много и конфет, и мандаринов, но этот заморский фрукт был неотразим!  Мальчик поднял апельсин и почему-то понюхал его. Запах оказался немного странным – сквозь знакомый цитрусовый аромат отчетливо пробивался резкий, какой-то дымный запах. В носу зачесалось, захотелось чихнуть. Вдруг шарик в руках вздрогнул и оранжевая шкурка явственно зашевелилась!
Не раздумывая, Ваня отбросил фрукт в сторону и с интересом уставился на него. Апельсин полежал, как бы раздумывая, потом качнулся с боку на бок, его шкурка пошла трещинами, из которых забили струи пара. Еще раз качнувшись, оранжевый шарик начал крутиться на месте, с каждым оборотом увеличивая скорость. Из трещин посыпались искры. Мальчик, как завороженный, не сводил глаз со странной игрушки.
Искры разлетались все дальше, сам апельсин вращался так, что выглядел размытым пятном, и, наконец, взорвался! Вырвавшееся из него пламя было почти бесцветным на ярком солнце, но дым, поваливший следом, черный и какой-то жирный, быстро поднялся вверх, образовав высоченное округлое облако, смутно напоминавшее огромного снеговика.
Дым уплотнился, высоко вверху обнаружились ярко-красные глаза и огромный зубастый рот, ниже, как положено, руки, живот, ноги… Маленький мальчик с удивлением вглядывался в огромного дяденьку, одетого в одну только набедренную повязку. Увы, он был еще мал, чтобы узнать сказочного джинна, точнее ифрита. Тот выпустил изо рта огненную струю и заговорил низким рокочущим голосом:
- Я, Аль-Малик аль Тареш, верный слуга Иблиса, повелитель огненных фарей и пламенных нейшал, несущий погибель всему живому, испепеляющий рожденное и дышащее! Я воздвигаю замки и разрушаю скалы, я властвую над сокровищами подземными, дарую власть и отнимаю жизнь мановением левого мизинца!
Ванюшка смотрел на огромное страшное существо и чувствовал себя в сказке. Он даже оглянулся с нетерпением – когда же появится Спайдермен и спасет его?
Ифрит, возвышавшийся над крохотным мальчиком, неожиданно вздохнул и продолжил, тише и спокойней:
- Но сегодня, в первый день года, я обязан выполнить давнее заклятье, наложенное на меня величайшим Соломоном ибн Давидом! Я – в голосе джинна зазвучала обида и недоумение, - должен сегодня выполнить любое желание первого встречного смертного. Говори, я могу все! – Он выпрямился и выжидающе сложил огромные волосатые ручищи на обнаженной груди, заросшей черной курчавой шерстью.
Малыш понял главное – праздник продолжается. Это не страшный злодей, это Дед Мороз в новом костюме! Он улыбнулся и прошептал свое желание. Лицо ифрита исказило удивление. Он, чуть наклонившись, проревел:
- Ты не понял, смертный, я могу подарить тебе замок, набитый сокровищами или власть над миром! Говори, я выполню все, что ты пожелаешь!
Ванюшка смущенно улыбнулся и повторил свою просьбу.
… На пустой площади, под новогодней елкой, неподалеку от большого черного пятна (петарда, что ли, взорвалась?), освещенный ярким солнцем первого новогоднего утра, стоял маленький мальчик. Радостно улыбаясь, он обеими руками прижимал к себе белого щенка, пушистого и живого. Настоящего!

5. Подарок для KotPaniker от Олега (брутально-мистическую нуарную историю про Деда-Мороза в стиле Константина Повелителя Тьмы, который в новогоднюю ночь охраняет подвыпивших легкомысленных граждан от потусторонних снеговиков-людоедов)

– Ты сам виноват во всём, а расплачиваться должен я?
Снеговик был в крови. Горячая, она растапливала снег, плавила его и остывала в узнаваемые формы. Справа на месте, где раньше находился чёрный уголёк теперь зияет дыра в половину лица, а в глубине сверкал настоящий человеческий глаз. Синий, как вековые льды. Как её глаза. Только взгляд их уже был не тёплый и задорный, а огненный, злобный.
– Ну что ты молчишь? – снеговик дёрнулся, цепи ещё глубже впились в его тело. – Разве я просил такой судьбы? Разве у меня был выбор?
Он расслабился, опустился на лёд реки.
Дед Мороз пропустил цепи сквозь лунки вокруг снеговика, заморозил их, пленив своё творение.
– Ты ненавидишь меня так же, как и я тебя, правда? – тихо спросил снеговик и рассмеялся, кривя красные от калины губы. – Или я просто шутка? Я же смешон. Посмотри на меня. Смотри!
Синий глаз снова яростно впился в деда Мороза.
Да, он был бы смешным без этого полулица родного человека, без гнева в голосе. С морковкой в носу – нелепость, с укатанными шарами мокрого снега вместо туловища и ног. Однако никто не  смеялся. Уже никто не смеялся.
Не проронив и слова, дед Мороз нагнулся к своему мешку. Это был особый мешок, где хранились подарки, где хранились чужие мечты.
Он вытащил из него канистру, и мешок ничуть не опустел.
Всё так же безмолвно начал обливать снеговика бензином. Тот откинулся на спину, устремив взгляд в небо. Там, в вышине извивалось северное сияние. Оно отражалось в глазу снеговика, смешиваясь с внутренней его зеленью, превращаясь в прекрасный в своём изяществе танец страха и восхищения перед природой.
Закончив с бензином, дед Мороз достал из мешка зажигалку.
– Нет-нет, постой, – взмолился снеговик, – дай ещё времени, ещё одну минуту.
Сейчас часть её лица выглядела такой же, как и всегда: мягкой, доброй. Дед Мороз замер, не в силах довести до конца начатое. И он ждал, минуту, две, три. Только запах топлива напоминал о долге палача. Как же низко он пал, как же высока была цена ошибки.
– Я не виню тебя, – прозвучал глубокий голос деда Мороза, в котором чувствовалась вся накопленная за тысячи лет усталость.
Снеговик посмотрел на него с ужасом.
– Вся вина на мне, ты прав, – он чиркнул кремень, фитиль загорелся жёлтым пламенем, и не было даже малейшего дуновения ветерка, чтобы его затушить. – И за своё легкомыслие я уже расплачиваюсь.
Но снеговик, казалось, его не слушал. Он всё качал головой, приговаривая всё громче:
– Нет, нет, нет, ещё минуту, ещё минуту, дай мне время, нет-нет-нет.
Дед Мороз поднёс зажигалку к снеговику,  пары бензина вспыхнули, огонь охватил снег и лёд.
Крик, вой разлетелся по глади реки, вырвался на берег и заметался эхом меж сосен в лесу. Возглас превратился в бульканье, прервался. Когда снеговик растаял, плёнка бензина всё ещё горела на воде и на чёрной, обугленной части лица. Огонь – немой свидетель страшного преступления. Он высветил кого-то лежащего во тьме за дедом Морозом. Маленькое и на вид совсем невесомое, будто пушинка ангела, упавшая с неба. И всё же, одеяния не были белоснежными, тёмные пятна виднелись на шубе. И на руке. Такой маленькой и утончённой. Она могла принадлежать лишь ребёнку или девушке.
Если бы лежачий повернулся, можно было бы разглядеть получше. Но нет, не повернётся, неподвижен. Слишком неподвижен.
Не дожидаясь, когда угаснут последние языки пламени, дед Мороз взял под мышку мешок с подарками и мечтами и направился к телу.
Поступь его вскоре замедлилась, будто он боялся подойти к ней. Это была девушка. Горло разорвано.
Дед Мороз легко поднял её, прижал к себе одной рукой и пошёл по льду реки на юг.
В его душе осталась только печаль и злость на себя. Решил поиграться с законами вселенной? Хотел как лучше? Не просчитал? Не подумал, что они захотят жить не зиму, а дольше? И найдут способ пускай даже такой чудовищный? Глупец. Будут теперь в помощниках снеговики, будет тебе праздник в каждый дом. Не успевал раньше побывать на новый год во всех домах мира? Так теперь есть хороший стимул — не просто порадовать, а спасти людей. И да, теперь в тебя будут верить, как верят в кошмары, пробуждаясь. Скоро. Да. Скоро они заметят, ведь ты не сможешь успеть всюду. И будут ждать Рождества с ужасом. И засыпая, даже взрослые будут мечтать о подарке утром — только бы все остались живы.
Дед Мороз остановился.
– Ну, что ты делаешь? – пробормотал он сам себе. – У тебя нет на это времени.
Бережно опустив тело на лёд, он тут же исчез, оставив после себя вихрь снега. Снежинки опустились на лицо Снегурочки, так и не растаяв.

***
Александра Белова, участкового уполномоченного полиции, разбудил не будильник, а звонок мобильного телефона. Входящий был от районного отдела.
– Да, слушаю, – отозвался он как можно более бодро.
– Привет, Саш, – это был голос Люды, диспетчера. – С наступающим.
– И тебя.
Поздравлять, в общем-то, не с чем. В праздники работы лишь прибавляется и новый год, Рождество для правоохранителей – головная боль, и, к сожалению, не из-за выпитого. Вот вчера, к примеру, в Орлице две драки с ранениями от ножа и топора. Хорошо ещё без летального исхода, но пришлось провозиться до самой ночи с оформлениями.
– Слушай, тут заявление с твоего участка.
– Секунду, Люд.
Александр встал с кровати, по коже сразу пробежали мурашки – в выделенном ему доме отопление от печки, а к утру дом уже успел остыть.
Он взял ручку и блокнот с тумбочки у кровати.
– Да, записываю.
– Сергиенко Вера Николаевна, улица Ставки…
– Я знаю, где она живёт.
Ещё бы он не знал. За три года, что он здесь служит, от неё поступило столько макулатуры и устных жалоб, можно второй сельский музей открывать. То собаки слишком громко лают, то соседи часть её межи вспашут, то отравить её хотят. В любом селении должна быть хоть одна слишком ретивая особа, так вот в Берёзовке, что тоже в участке Белова, именно Вера Николаевка таковой особой и была.
– Что на этот раз? – спросил Александр, одеваясь на ходу.
– Пишет, дети построили снеговиков по улице Цветочной, а кто-то их разрушил, – в её голосе слышалась улыбка. – И теперь бедные детки не могут их восстановить, ведь ударили морозы и снег не лепится. Это просто ужасно, Саша. Кто способен на такое преступление?
Но Белов не был расположён к веселью.
– Люд, это не могло подождать? Я вчера в два часа лёг.
– Извини, но Леонид Аркадьич сказал тебе доложить сразу. Какая-то история со снеговиками в Сосновском районе была, ты не знаешь?
– Неа, – соврал Александр. – Ладно. Спасибо, Люд. В среду буду в центре, увидимся.
– Жду. Пока. И извини, что разбудила.
– Ничего. Давай.
Он прервал связь.
В селе Мариновка Сосновского района два года назад убили три семьи. Разных возрастов четверо мужчин, пять женщин и четыре ребёнка. Убийца оглушал жертв, связывал и вскрывал им вены. В одну ночь дом за домом, оставляя после себя будто не жилище, а скотобойню. По рассказам коллег в крови были даже потолки. И снег во дворах красный, и разбитые снеговики на улице перед домами. То есть, после резни преступник, будучи с головы до ног в крови, ещё и снеговиков развалил. В этом не было смысла, и речь идёт, скорее всего, о психическом расстройстве. Но убийцу так и не нашли до сих пор, он был способен скрываться или не выдавать себя. И полковник остерегается, чтобы тот псих у нас не объявился. Но и Люду он пугать не захотел. Она работает у него полтора года, и если до сих пор ей никто не поведал о том событии, то и от Александра она ничего не услышит.
Скорее всего, шпана резвится. Если бы заявка поступила от кого другого, а не от Сергиенко Веры, Александр бы ещё задумался, а так…
Он по-быстрому собрался, съел жаренные яйца с сардельками и прыгнул в служебную девятку. Пока разогревался двигатель, Александр выписал в Берёзовке ещё три проблемных адреса, куда стоит заглянуть по случаю. Один где частая бытовуха на праздники, второй – неблагополучная семья с ребёнком, третий – недавно вернувшийся из тюрьмы домушник.
Дорогу на Берёзовку пришлось прокладывать после ночного снегопада. Благо при морозе мелкий снежок был похож на вату.
На въезде в село уже прочистил трактором центральную улицу. Чтобы попасть к Сергиенко пришлось ехать на одно из боковых ответвлений. Самое противно, что улица Ставки, где живёт эта бдительная бабка и улица Цветочная, где поломали снеговиков, находятся вовсе не рядом. Но нет, ей до всего есть дело.
Александр постучал в деревянные ворота, по ту сторону разразилась лаем псина.
– Кто?
– Сержант Белов.
– А! Я сейчас, – недовольный голос Веры сразу приобрёл подобострастные нотки. – Иду-иду.
Она открыла калитку и поманила участкового за собой.
– Проходи, Сашко, проходи.
Собака узнала Александра, завиляла хвостом.
– Вер Николаевна, а вы заявление написали в район? – спросил он, обметая сапоги на пороге.
– Ага, – довольно сообщила женщина. – Я в город вчера ездила за продуктами, дай, думаю, напишу.
Она провела его в дом, сняла с себя пальто и заторопилась на кухню.
– Садись, Сашко. А я сейчас чайку. Тебе с вареньем или в пакетике?
– С вареньем. Так что у вас за беда.
– Так это у детишек, – кричала она с кухни. – Там один повадился им снеговиков рушить.
– А вы уже знаете кто?
– Ага. В заявлении не стала писать, а то мали ли…
Чего «мало ли» Александру было непонятно, но переспрашивать он не стал.
– А мне на ушко, Вер Николаевна?
Она рассмеялась.
– Сейчас приду.
Под чай с пирогом женщина доверительно сообщила, что видела Димку Какаду, который ночью валял снеговиков.
– Пьяный он что ли был, не знаю, – докладывала она. – Одного развалит чем-то в руках, лопатой что ли, к другому идёт. Сызнова бьёт, пока не останется пенька у самой земли.
– А почему не рассмотрели, что в руках было?
– Так ночь же. И фонарей же от председателя не допросишься. Хорошо ещё на снегу видно чёрное пятно ходит. И в какой дом вернулся я тоже видела. Навещала Нину Ивановну, загулялись допозна. Выхожу из калитки, слышу он бегаить.
– Ладно, разберёмся.
– Ты уж поговори с ним, Сашко.
– Спасибо за угощения, Вер Николаевна.
– Ой, да ты заходи, я всегда рада гостям.
«Конечно рада», – подумал Александр. – «Ты наверняка и заявы пишешь от скуки».
В пути на Цветочную на сотовый снова позвонили из отдела.
– Да.
– Ало, Саш, – снова Люда, – там на пульт поступил вызов. Ты же на Цветочной в Берёзовке сейчас?
Он остановил машину на обочине.
– Почти. Говори.
– Цветочная восемь или семь, неразборчиво. Там незаконное проникновение в жилище.
«А вот и домушник. Не успел откинуться, снова влип».
– Понял. Проверю.
– Ага. Пока, Саш.
Уже на месте он узнал дом Дмитрия Кукушкина по прозвищу Какаду. Его номер был восьмым. Он переехал с женой в Берёзовку в прошлом году. Дом купил, но постоянного заработка не имел, как и многие здесь. Промышлял помощью людям, то дрова наколоть, то город посеять, вспахать, то ещё чем. Вопреки словам Сергиенко односельчане утверждали, будто Дима вообще непьющий, что для села редкость. Тем он и запомнился Александру, других причин не было – ни одного вызова из-за него, ни одной заявы до сегодня. Как познакомились они прошлой осенью при заселении, так больше и не пересекались.
Участковый решил сначала зайти в номер семь, чтобы потом не бегать по два раза, если проникновение не у Димы.
Но в седьмом по Цветочной в отдел не звонили.
Подойдя дому номер восемь, Александр постучал в дверь, которая здесь располагалась со стороны улицы, а не со стороны двора. Уже через секунды три она отворилась.
На пороге появился Дима в банном халате.
– Сержант Белов, – представился Александр.
– Я помню, – ответил Дима. – Вы наш участковый. Проходите.
– Вы звонили в полицию?
– Да, я.
Он был явно взволнован.
– Могу я?..
– Конечно, не разувайтесь.
Александр прошёл в сени, из сеней в гостиную.
На диване сидел внушительных размеров мужчина. Он откинулся на спинку и сидел, будто у себя дома. Перед ним на столе лежали мандариновые корки, покрытые инеем и исходящие паром. Их словно продержали в морозилке, а потом не очистили, а разбили. Эта деталь поразила Александра даже больше незнакомца в свободном свитере и штанах, который не был тем домушником из тюрьмы. Вряд ли этот великан вообще мог свободно пролезть в окно дома, не говоря уже о форточке.
– Кто вы? – спросил участковый.
Незнакомец посмотрел на ёлку в углу комнаты.
– Ты решил обратиться к законам людей? – голос здоровяка был глубоким и спокойным. – Кто знает, спасут они тебя или погубят.
– Кто вы такой?! – Александр добавил жёсткости в голос, копируя интонации полковника.
– Кто я такой? Называй меня, – мужчина повернулся и заглянул в глаза участковому, – капрал Мартин. Хотя на самом деле я детектив.
Александр замер.
«Капрал Мартин» – так называл он свою игрушку, единственного оставшегося из армейского набора солдатика, пока и он не потерялся окончательно. Только родители знали это прозвище. Намного позже мама вспоминала, что оно возникло после просмотра фильма «Смертельное оружие».
– Вы думаете, что шутки сейчас уместны? – задал вопрос участковый.
– Нет. Присядь, Саша. Нам с Дмитрием надо поговорить.
– Теперь ты готов к общению, правда? – в голосе Димы чувствовалась обида. – А как же он, а?
– А что он? – капрал Мартин снова коротко посмотрел на участкового. – Завтра он очнётся в своей постели и удивится, какой странный сон ему приснился.
Дима невесело хохотнул.
– И чему я удивляюсь? – он кивнул сам себе. – Ты ведь и не на такое способен, правда? Ладно. Поговорим. Можно переодеться?
Когда Дима ушёл, полицейский заговорил:
– Вы знакомы друг с другом. И на самом деле вы не вторгались в его дом. Просто поссорились?
– Нет. Он сказал правду, – с грустью ответил Мартин. – Я – незваный гость.
– Кто вы? И бросьте ваши шуточки.
Мартин покачал головой.
– Посиди, Саша, и послушай, – сказал он.
И Александр присел на кресло, будто это стул за школьной партой, а учительница приказала ему сесть на своё место. Даже мысли не возникло ослушаться.
Дмитрий вернулся в джинсах и футболке, тоже сел в кресло напротив Мартина, неподалёку от участкового.
– И что дальше, дед? – спросил он у Мартина. – Как думаешь поступить?
Это обращение «дед» было произнесено, как имя собственное. Александр не знал, почему так решил, но словно не показалось ему, не придумал это сейчас, а всего лишь вспомнил. Он, Мартин, – Дед.
– Поступлю так же, как и с остальными, – ответил Дед.
– Но я ведь другой. Ещё никому не удавалось полностью перевоплотиться.
– Ты не другой, – Дед помассировал виски. – Я не везде успеваю вовремя. И сейчас бы мне надо спешить.
Александр воспринимал их слова, будто какую-то игру, будто взрослые говорили о своих непонятных делах.
– Но какой в этом смысл? – запротестовал Дмитрий. – Их уже не вернёшь, но я-то живой! Если бы ты задержался подольше, то узнал, что я хороший человек. Я делаю людям добро, как ты и хотел с самого начала.
Дед невесело рассмеялся, даже диван затрясло от содрогания его грудной клетки. В конце он тяжело вздохнул.
– Не этого я хотел. И исправить у меня уже не осталось сил.
– Я и тебе помогаю, – Дмитрий подался вперёд, словно проявление слабости Дедом вдохновило его. – Посмотри снаружи, я разрушил снеговиков. И всегда буду их рушить, чтобы люди были в безопасности.
– Не все снеговики опасны, однако ты разбил все.
– Пускай. Лучше ведь не рисковать.
– Вот и я так думаю, – тихо проговорил Дед.
Дмитрий поднял руки ладонями вверх.
– Нет-нет-нет. Постой. Дед, я же не знаю, кого стоит разрушить, а кого нет. Но ты, ты же видишь, что от меня никакого вреда.
– Ты убил тринадцать человек.
– Ты несправедлив! – воскликнул Дмитрий. – Кем я был тогда и почему? Из-за кого? И всё же, я сделал всё, чтобы уменьшить количество жертв. Я не был расточителен, я не был жаден, я использовал столько, сколько мне было необходимо.
Участковый переводил взгляд с Деда на хозяина дома, с капрала Мартина на человека, прозванного односельчанами Какаду. Слова об убийствах воспринимались как сказка, мрачная, но сказка – нечто нереальное, что живёт лишь в воображении.
– Не был расточителен? – переспросил Дед.
Некоторое время Дмитрий смотрел на него, затем поднялся и ушёл на кухню. Послышался лязг кастрюль и посуды. Вернулся он уже с мандарином, простым, не замороженным, рюмкой и бутылкой початой водки в руках. Налил себе и залпом выпил, закусил долькой мандарина.
«Вот тебе и не пьёт» – весело подумал участковый.
За первой рюмкой последовала вторая. Дмитрий закашлялся, а после приступа с минуту просто сидел, ничего не говоря.
– Чего ты хочешь? – нарушил он молчание. – Убить меня, да? Со снеговиками это намного проще сделать, толкнул и он развалился. А я? Что у тебя припасено для меня в том мешке?
Только после кивка Дмитрия в сторону ёлки Александр увидел там лежащий на боку красный мешок. Ткань его ярко переливалась. Наверное, будь включена гирлянда, мешок бы и сам начал сверкать.
Участковый встал, приблизился к ёлке и включил вилку гирлянды в розетку. Выставил режим с медленной сменой цветов.
«Вот была бы ещё ночь» – подумал он, садясь обратно в кресло. – «Было бы ещё красивей».
Заметив, что Дмитрий смотрит на его табельное оружие в кобуре на поясе, Александр поцокал языком и помахал пальцем, мол, даже не думай стянуть, пистолет не твой.
– Никакой с тебя пользы, участковый, – с презрением бросил Дмитрий и отвернулся.
– Не слушай его, Саша, – отозвался Дед.
Наступило молчание, хотя Александр и не замечал насколько оно напряжённое.
– Ну, так что? – снова подал голос Дмитрий.
– Ничего.
– В каком смысле?
– Пока ничего. Мы ждём.
Взгляд Дмитрия наполнился ненавистью.
– Ты просто мразь! Ненавижу тебя! Ненавижу!
Он бросил в Деда бутылку с водкой, та попала ему в бровь, рассекла её. И сам набросился с кулаками.
Дед не сопротивлялся, получая страшные удары, но через минуту он, словно котёнка за загривок, одной рукой скрутил футболку Дмитрия, развернул его хрипящего от удушья и бросил с огромной силой в кухню. Раздался грохот и звон бьющейся посуды.
Дмитрий вскоре вышел из кухни с опущенной головой, присел.
Ничто не напугало Александра в этой схватке, не переживал он и из-за сильного падения, результатом которого стали ушибы и ссадины у Дмитрия. Но если потёки крови он воспринимал как условия игры, то слёзы Димы означали, что что-то пошло не так, что-то неправильно, он страдает.
Александр вытащил из кармана платок и протянул его Дмитрию.
– Не плачь, – сказал он ему.
И они ждали дальше.
Неизвестно чего.
Дед сидел неподвижно. Раны на нём куда-то исчезли, раны на Дмитрии так и остались. Нечем было заняться себя, кроме как наблюдать за отражениями огней гирлянды на мешке. Синий. Красный. Зелёный. Жёлтый.
И опять.
Синий. Красный. Зелёный. Жёлтый.
И опять.
Синий.
Красный.
Зелёный.
Жёлтый.
Дмитрий вздрогнул.
Послышались звуки у порога.
Скрипнула дверь. На секунду в дом ворвалось шипение ветра в ветвях.
Женский голос что-то тихо напевал, шелест мешал расслышать мелодию.
– Дим, возьми пакеты.
Дмитрий так и остался сидеть на месте.
– Дим, ну, бли-ин.
Жена Дмитрия вошла в гостиную с пакетом в одной руке и с ребёнком в пелёнках в другой.
– Ой, у нас гости, – обрадовалась она, заметив посторонних. – Драсьте.
Дмитрий так и молчал с опущенной головой.
– Там коляска на улице, – с намёком сказала Таня, так, кажется, её зовут. – А я сейчас булочек достану. Купила твоих любимых, Дим. И вам они понравятся.
Женщина направилась в кухню, однако на полдороге замерла, увидев погром внутри, повернулась. Взгляд её упал на мандариновую кожуру, уже успевшую немного подтаять.
– Крови девяти взрослых и четырёх детей едва бы хватило на двоих, – сказал Дед. – Откуда третий?
– Он наш. Мы сами создали его уже как люди, – бесцветным голосом сказал Дмитрий. – Виктор. Мы назвали его Витей. Его-то ты не тронешь?
Татьяна смотрела на Деда, как кролик на волка. Она вся дрожала, хотя ещё не сняла пальто. Может быть, ей тяжело держать ребёнка и пакет?
Александр подошёл к ней, забрал покупки. Внутри обнаружился хлеб и батон, а ещё пироги и булки. Каждую среду в Берёзовку приезжает хлебовозка со свежим товаром городской пекарни. Всё ещё мягкое и, несмотря на мороз снаружи, тёплое.
Выбрав уцелевшую тарелку, участковый, как и обещала им Татьяна, принёс булочек на стол. Предложил женщине место в кресле, она села, крепко прижав ребёнка к своей груди.
– Вот что, – решительно сказал Дед и даже Дмитрий поднял на него взгляд, – я не смог предотвратить гибель людей. Я оплошал дважды, и уже исправить ничего не могу. Ты прав, Дима, смысла в том, чтобы убивать тебя или её уже нет. Худшее вы уже сделали, как, собственно, и я. Будем считать, квиты.
В красных, воспалённых от слёз глазах Дмитрия зажглась надежда.
– Но, – дед указал на участкового. – Вот он здесь, как представитель закона. Ты сам его вызвал, Дим. И ты сам захотел жить человеком по их же правилам.
Он повернулся к стоящему у ёлки Александру.
– Скажи, Саша, – задал он вопрос, будто просил рассказать стишок, – что полагается по закону, если убить тринадцать человек, в том числе несовершеннолетних?
– Статья сто пятая уголовного кодекса, – доложил Александр, разглядывая отражение комнаты в зеркальном шаре. – Наказывается лишением свободы на срок от восьми лет и вплоть до высшей меры наказания.
– Ты слышал, Дима?
– Я слышал.
– И ты признаешься в том, что убил тринадцать человек?
Заминка с ответом была не дольше секунды.
– Я признаюсь.
Татьяна, глядя на мужа, заплакала. Ребёнок в её руках с интересом наблюдал за всем вокруг. Чем-то Александр и сам был сейчас похож на него.
– Вот и договорились.
Дед тяжело поднялся с дивана, взял свой мешок и запустил туда свою ручищу. Затем вынул её и протянул Александру. Стало как-то всё расплывчато, будто сквозь окно, покрытое льдом. Бывало такое в детстве Александра, когда те, ещё деревянные окна с одним стеклом промерзали насквозь. И снежинки всё бились с другой стороны, звенели и царапали. Звенели, звенели, звенели.
– Надо же, – с грустью сказал дед затихающим голосом, – ты улыбаешься. Значит, я ещё на что-то годен.
Александр проснулся.
Разбудивший его входящий звонок был от городского отдела.
– Да, алло, – сонно проговорил Александр.
– Привет, Саш, – голос Лиды. – Разбудила?
Он отстранил телефон от уха, взглянул на часы – девять тридцать пять.
– Не, – ответил он. – Уже проснулся.
– Слушай, к нам на пульт позвонил человек из Берёзовки.
– Постой, я блокнот возьму. Диктуй.
– Дмитрий Кукушкин, улица Цветочная восемь или семь, неразборчиво сказал.
– Восемь, – почему-то Александр точно знал его номер дома, никаких сомнений.
– Так вот, он просил приехать тебя.
– Зачем?
– Сказал, что знает о каком-то преступлении и хотел бы всё тебе рассказать.
– Ладно, понял, выезжаю. Спасибо, Люд. Завтра буду в центре, увидимся.
– Жду. Пока. И с наступающими тебя, Саш.
– Спасибо, и тебя.
Доставая из комода одежду, Александр услышал лёгкий стук, будто ключи выпали из кармана. Он пошарил рукой по дну языка и наткнулся на какой-то предмет. Вытащив его на свет, Александр округлил глаза от удивления.
«Капрал Мартин?!» – подумал он и обратился к игрушке мысленно, как делал лишь в далёком детстве. – «Как ты здесь оказался, капрал?».
Это, несомненно, был именно капрал Мартин. Давным-давно потерявшийся, в том числе, и в старых, пыльных уголках памяти, он нашёлся.
– Хех, – Александр улыбнулся, – где ты пропадал, капрал Мартин. Что видел? Что узнал?
Он поставил его на тумбочку.
– Извини, теперь уже меня долг зовёт. Ну, ты сам понимаешь.
За завтраком участковый всё думал о сне, который ему приснился. Он как пятно бокового зрения норовил убежать, стоило на нём сфокусироваться. Там была ёлка, и дед Мороз, и как-то всё необычно и в то же время приятное чувство спокойствия, чувство, когда кто-то сильный держит всё под контролем, и ничего плохого не случится. Да только не в праздники. Ссоры по пьяни, обворовывание домов ушедших в гости хозяев, лихачество на дорогах. Какой там контроль…
Участковый посмотрел на капрала Мартина, стоящего на тумбочке по стойке смирно.
Но ведь бывают же и чудеса, верно?

6. Подарок для Тайного Эльфа от Pinky  (историю о том,  как один человек запретил другому говорить)

Как один человек запретил другому говорить

У Агриппы был друг. Верный друг, лучший друг. Он давал Агриппе всё, в чём тот нуждался - поддержку, тепло, вдохновение, совет. В трудные времена Агриппа не ныл и не жаловался на судьбу. Напротив, он благодарил небеса, пославшие ему такую опору.

Но как это нередко случается, встали между друзьями обиды и недомолвки, а когда накопилось их изрядно, затрещала под ударами обвинений стародавняя дружба. Много слов было сказано, но среди прочих, прозвучали и такие, что нелегко было забрать обратно.

С тех пор Агриппа и замолчал. Никто не мог добиться от него ни слова, а пытались все: и любимая жена, и единственная дочь, и старая мудрая мать, и даже друг - давно прощённый и простивший.
Если бы Агриппа мог говорить, он сказал бы то самое важное, что должен был... Но Агриппа не мог говорить. Запрещено было говорить Агриппе.

Не обнять больше Агриппе друга, не сказать ему слово приветствия. Молчит Агриппа. Молчит его друг. Едва теплится огонь былой дружбы.

Почти прошла жизнь Агриппы. Последние дни её были солнечными и безмятежными. С сединой пришло забвение, а с немощностью - тяга к удобству. Лежал он на балконе своего ослепительно белого жилища, подставляя немощное тело летнему теплу, наслаждаясь вином и жирными финиками. Не услышал Агриппа тихих шагов, поэтому испуганно вскрикнул, когда горячая рука обхватила его запястье. Больно кольнуло сердце при виде, как казалось, навсегда забытого прошлого.

Друг был молод - так молод, словно не прошла с тех пор целая жизнь. Молод был и Агриппа. Оставил он немощное тело, оставил забывчивые седины, взял с собой лишь молчание. Так и коротают вечность Агриппа с другом - в длинных монологах, ничем не прерванных, изредка сменяемых мольбами о прощении.
Заговори же, заговори, Агриппа! Давно прошли времена ваших перепалок, кончены ссоры, с вами самими всё кончено! Оставь глупый нечаянный запрет, говори вдоволь!
Но ни слова не скажет Агриппа. Нерушимо обещание, данное другу...

- И чо?
- А ничо.
- Так этот чувак так всю жизнь молчал, а потом помер и тоже молчал что ли?
- Ну как бы да. Но может я до конца-то расскажу?
- Дебил этот твой чувак, - резюмировал Сиплый и потянулся, хрустнув суставами. - А чо кореш-то? И чо ваще они разосрались? Непонятно нифиига. Давай я тебе лучше расскажу, как мы однажды в пабе девок втроём сняли. Близняшек. Одна такая сисястая была...
- Я же просил меня не перебивать.
- Да говно твоя история.
- А помнишь, я тебе сказал, что расскажу свою историю, но шею тебе сломаю, если ты меня перебьёшь и полезешь опять про девок рассказывать?
- Да говорю же - говно твоя история!
Горбатый решил не закапывать Сиплого, потому что тот при жизни темноты боялся. А тут хорошо, светло, луна вон, костерок. Попрощавшись с другом, он пошёл по дороге к городу, думая о том, что неважно, кто ты - золотарь из Нижних Жопогрызл или патриций, а всё равно нерушимо обещание, данное другу.

6. Подарок для Тайного Эльфа от Туси (историю о том,  как один человек запретил другому говорить)

Эта женщина

Не знаю, сколько я ещё выдержу. Она неправа на все сто процентов, но я даже не могу сказать ей об этом. Люблю её безумно и хотел бы быть рядом с ней каждое мгновение своей жизни. Я пытаюсь донести это до неё, но пока не нахожу нужных слов. Когда она уходит, моё сердце разрывается на части от горя, и, можете мне не верить, но я не могу сдержать слёз. Это сильнее меня. Самые тяжёлые мгновения одиночества я испытываю ночью. В отчаянии я зову её сначала тихонько, потом громче и громче. И в тот момент, когда она всё же приходит, я уже не могу сдерживать себя – глотая слёзы, тяну к ней руки. Спасибо, родная, что не бросила меня! Но её сердце остаётся холодным и неприступным. Она запрещает мне звать себя и вообще издавать какие-то звуки… «Тише!» - говорит она, нахмурив брови, и привычным жестом затыкает мне пустышкой рот.

Отредактировано Туся (14.01.2019 00:36:57)

+2

4

http://s5.uploads.ru/t/Usrwd.jpg

Подарки! Часть 2-ая.

7. Подарок для Олега от Pinky (рождественскую историю, чтобы такая, будто Один дома первый раз посмотрел или наряжаешь ёлку в семь лет. В общем, атмосферное)) И со счастливым концом. Добро-поучительные тоже приветствуются )

Не тот Дед Мороз

На самом деле всё было совсем не так. Но это в вашей истории. В нашей - именно так.

Над всей деревней уже повисла особенная предпраздничная тишина, и только у кого-то в доме скрипка играла "Преданный нос, золотистые уши". Мелодия была грустная, но праздничного настроения не портила. В домах было уютно натоплено, но немного скучно, особенно если тебе семь лет, и тебя не пустили строить снежную крепость.

- Эмиль, пойди погляди, не растаял ли лёд.
Мальчик послушно оторвался от солдатиков, которые уже готовы были пойти в наступление против кота, недобро глядящего из-под кровати, и отправился в кухню, выполнить просьбу бабушки. Окно было покрыто толстым слоем льда, но на подоконник набежала небольшая лужа.
- Тает! Тает! Бабушка, он тает!
Он услышал, как бабушка охнула и как заскрипело под ней старое кресло. Но Эмиль и сам уже знал, что делать. Он открыл печную заслонку, чтобы дрова побыстрее прогорели и бросился ко входной двери.
- Слишком жарко натопили. Подлей ещё воды с улицы. - Бабушка говорила спокойно, но Эмиль знал, как страшен растаявший на окне лёд.
Пока он надевал тулуп, пока обматывал шею шарфом, хлопал входной дверью и плескал ледяной водой на окно, он шептал: "дед мороз уйди, в окна не гляди".

В прошлом году Дед Мороз забрал его сестрёнку, кудрявую весёлую рыжую Софию.  Эмиль видел людей, насмерть замёрзших в лесу, поэтому представлял, как оно бывает, и каждую ночь ему снилась сестра с чёрным ртом и белыми глазами. Тянула она к нему свои скрюченные руки и хрипела что-то на никому не понятном языке мёртвых. Правда тело Софии так и не нашли, но детей, которых забрал Дед Мороз, никто и никогда не находил, однако все были уверены - они мертвы.

Каждую ночь Нового Года старик в кроваво красной шубе с длинной седой бородой приходил к околице. И иногда кто-то из детей выбегал к нему. Вопреки наказам родителей, вопреки здравому смыслу. Были это и совсем малыши, были и дети постарше - старше Эмиля. Никто не знал, почему они идут к нему, но все соблюдали одни и те же правила: оконце забрать в лёд, чтобы не разглядеть ничего даже в щёлочку между ставней, дверь - на замок, в комнатах натопить так, чтобы от жара трещали стены, а на стол поставить самой вкусной еды, чтобы не хотелось детям бежать на улицу. И тогда в эту праздничную ночь не пропадёт ни один ребёнок.

В этот раз бабушка испекла пряничный домик. Эмиль не видел его толком - бабушка не позволила, но знал, что на приготовление ушло две дюжины яиц, фунт изюма и две сахарные головы. Наверняка это было что-то роскошное.
Комнату бабушка украсила бумажными цветами, скатерть расшила снежинками и длинношеими птицами, а ещё в печке с самого обеда томился гусь.

Эмиль не знал, откуда вдруг взялась в нём вся эта радость. Предвкушение? Непонятно, но в животе будто завозился выводок мышат, щекоча его изнутри своими хвостиками. Воздух заискрился, огоньки в соседних домах засияли ярче, словно вот-вот должно было случиться какое-то чудо. Что-то необычайное, захватывающее, волшебное, большое и величественное.

Новых луж на подоконнике не было, гусь из печи перекочевал на стол и бабушка ушла в кладовую за домиком. Эмиль так решил сам, потому что бабушка-то сослалась на какой-то менее интересный предлог, видимо, стараясь до последнего держать домик в секрете. Странная, доселе невиданная радость в сердце мальчика всё росла. Он не понимал, откуда она берётся и о чём она, но терпеть её больше уже не было никаких сил. Эмиль судорожно вздохнул и принялся тыкать пальцем в стекающий по свече воск - это было его любимое развлечение. И вдруг на улице послышался звон бубенцов. Серебристый, лёгкий, весёлый. Эмиль моментально понял - вот он. Вот он, источник радости! Этот звук! Он хотел позвать бабушку, но каким-то неведомым чувством угадал, что делать этого не стоит.

Эмиль натянул кое-как на себя одежду, с трудом отпер тяжёлую дверь и выскочил на крыльцо. Морозный воздух полыхнул в груди, а бубенцы снова звякнули где-то за углом. Ни о чём не думая, мальчик пустился бежать. Уже возле самой околицы его ноги чуть не подкосились от ужаса. Он всё понял. Понял, почему дети выходили из дома, понял, какая такая неведомая сила заставляла их идти навстречу верной смерти. Но остановиться он не успел и на полном ходу влетел в плетёный забор, над которым возвышалась чья-то фигура.
- Дед Мороз! - очень хотел бы крикнуть Эмиль, но только тяжело дышал и бессмысленно глядел перед собой.

На шубе Деда Мороза налипло пёрышко. Эта деталь почему-то очень разозлила Эмиля. Экий дурацкий дух  - даже шубу вычистить не мог, тогда как всё-таки жизнь пришёл чью-то забрать. Эмиль задрал голову и уставился на существо.
Существо смотрела на Эмиля. Здоровенный красный нос, длинная белая борода, пухлые щёки, пронзительно голубые глаза. От него пахло мятой, табаком, сургучом, и вообще чем-то уютным.
- О! Вот и ты!  - голос у Деда Мороза оказался гулким, но добрым. - Самое время! Бери меня за руку и пойдём.
- К-куда?
- Ко мне. В лес.
- З-з... - Эмиль сглотнул, - Зачем?
- Как это зачем? Ты - мой подарок.
- Я не подарок! Никакой я не подарок! - мальчик хотел выкрикнуть это, но выходил только едва слышный шёпот.
- Твои родители наверное тоже так подумали, когда тебя на мороз выставили, - хохотнул дух.
- Я... я сам пришёл.
- А ты разговорчивый, - Дед Мороз потёр рукавицы друг о друга, - но я страшно замёрз. Пошли, а? Я очень рад такому замечательному подарку. Благодарю твою семью и всю твою деревню. Правда я курочку вот тут... Ну да ладно. Потом верну.
Он взял воткнутый рядом с ним в снег посох и замахнулся им как следует.
- Стой! - заорал что есть мочи Эмиль. - Стой! Я пришёл, чтобы отвести тебя к подарку!
Дед Мороз опустил руку с посохом и открыл было рот, но Эмиль не дал ему заговорить. Он вдруг затараторил, как заведённый:
- Две дюжины яиц, фунт изюма, две сахарные головы...
- О чём ты, солнышко?
- У нас отродясь столько денег не было! Я даже ни разу одновременно две головы рядом и не видел! Домик!
-  Я тебя не понимаю. Но я правда замёрз...
Плохо соображая, Эмиль вдруг взял Деда Мороза за руку. Он ожидал мгновенной смерти, но как-то обошлось.
- Перелезешь... перелезете через плетень?

Мороз снисходительно прикрыл веки, вздохнул и прошёл сквозь забор. Мальчик тут же потянул его за собой. Шли они долго. На самом деле, Эмиль никогда и никуда так долго не шёл. Наверное три вечности минуло, когда они подошли к его дому. Дверь всё так же была распахнута. "Странно, что бабушка меня ещё не хватилась", - подумал Эмиль. Но бабушка ещё как хватилась. Потому что именно  в этот момент она выбежала из сарая, держа в руках топор и направляясь куда-то мимо них. Увидев внука в сопровождении высокой фигуры в красном, бабушка охнула, уронила топор и села в сугроб.
- Ба! - Эмиль торопился, глотал слоги и кажется даже плевался,  - Ба! Ты уже приготовила наш подарок Деду Морозу?
Мальчик боялся, что обман сейчас вскроется, что что-то пойдёт не так. Он даже подумал, что бабушка могла съесть домик, пока его не было, но тут же отмёл эту мысль, как невозможную. С трудом верилось, что бабушка, обнаружив отсутствие внука в страшную новогоднюю ночь, первым делом примется поедать пряничный домик.

- Подарок... - как эхо повторила бабушка, не отрываясь глядя на Деда Мороза.
Дальше всё было как во сне. Дух вошёл в их дом, сел за их стол, принял угощение и даже охотно съел его. А потом запил чаем со сливовым повидлом. Эмиль от ужаса не замолкал ни на минуту - он пел песенки и рассказывал стихи. Бабушка тихо и довольно однообразно ойкая, подкладывала гуся и подливала чай. Дед Мороз хвалил угощение, комментировал стихи и даже смеялся, когда Эмиль сбивался или путал слова, словом, вёл себя не совсем так, как в понимании Эмиля должен был вести себя Дед Мороз.

- Какой чудесный праздник вы мне устроили! - сказал он наконец. - Никогда такого праздника у меня не было! А я ведь подумал, что мальчишка и есть мой подарок! Как же хорошо вы это придумали!
Бабушка с Эмилем в каком-то странном оцепенении молча глядели на хозяина зимы. А он вдруг вскочил и засуетился.
- Хочу я как-то отблагодарить вашего мальчика, - сказал он, обращаясь к бабушке. - Но ведь ничего с собой не взял же! Не знал же я, что вот так будет. Ну как-то вот даже неудобно.
Бабушка, прикрыв рот рукой, глядя полными слёз и ужаса глазами, замотала головой. Дед Мороз истолковал это по-своему, смутился ещё больше, пробурчал что-то, стукнул посохом в пол и сгинул, оставив после себя в воздухе тройку ужасающих своим размером снежинок.

Ох, что тут началось. Бабушка выла и причитала, на улице послышались крики, Эмиль кричал что-то, сам не понимал что, дом наполнялся людьми...
Деревня гуляла всю ночь. Ни один из детей не пропал, все были живы, новый год начался хорошо - это было добрым знаком. А Эмиль думал про Софию. Про Ружу. Про Саву. Про других детей, которые исчезали. Неужели они все стали его подарками? И что же он с ними сделал? Сожрал?

Под утро все разошлись по домам, свет в оконцах погас, всех сморил сон. Никто не слышал, как у стен дома, где жили Эмиль и бабушка, ходил зимний дух. Как он тихонько стучал в дверь, терпеливо, но тщетно ожидая, пока откроют, как пробовал лезть в трубу...

Утром Эмиль проснулся от пронзительного крика. Кричала бабушка. И на то были свои причины - посреди комнаты стояла пушистая раскидистая ёлка. За ночь она немного оттаяла, и у нижних её лап красовалась внушительная лужа. Зато все еловые ветки были украшены орешками, пряниками, свечками и разноцветными шишками. Под ёлкой в луже растаявшего снега лежал свёрток. К бечёвке, стягивавшей его, была примотана бумажка, где кривым почерком было написано "Имилю".
- Тебе, - сказала бабушка и пожала губы.
Эмиль схватил свёрток. Обещанный Дедом Морозом подарок! Что же там может быть? Распотрошив свёрток, он с недоумением достал расшитые цветами рукавицы и со смехом показал их бабушке. Её реакция была неожиданной - бабушка вовсе не подивилась, зачем мальчику такие глупые рукавицы, она схватила их, вгляделась и завыла. Она не могла не узнать хитрый стежок, которому так долго учила внучку.
- Софиюшка, Софийка, соечка моя...

***

Через год Эмиль стоял у околицы. У него с собой было два мешка. Один - с записками, другой - с подарками. Несмотря на мрачный и решительный настрой, он чувствовал ту самую необъяснимую радость, сопровождавшую появление духа. Дед Мороз не заставил себя ждать. С некоторым разочарованием он уставился на мешки.
- Сегодня в гости не зовёте? - пробурчал он, забирая мешки. - А записки кому? Мне что ли? О, я люблю записки!
- Отпусти их, дедушка, - набравшись храбрости, сказал Эмиль.
- Кого? - удивлённо спросил Дед.
- Пленников своих. Родных наших. Сестру мою. Софийку.
- Пленников? - Дед Мороз даже как-то побледнел. - Пленников?! - голос его набрал угрожающие нотки и зазвенел в морозном воздухе. Над землёй пробежала позёмка. В небе вспыхнули огни - синие, зелёные, малиновые. В вышине что-то засвистело, и вдруг Эмиля накрыла пургой. Да такой, что дышать было невозможно. С огромным трудом он добрался до ближайшей избы.

Непогода свирепствовала дня три. Швыряла комья снега в окна, колотила в двери домов и злобно выла в печных трубах. Наконец, всё успокоилось. Утро было ясное, серебристое. Со стороны леса в деревню пришла девочка. Бледная, голубоглазая, в серебристой шубке. Решительным шагом прошла она между домов и постучалась в дверь дома, где жил Эмиль.
Никто не узнал Софию. Рыжие кудри её исчезли, на смену им пришла белоснежная длинная коса. Хитрые лисьи глазки-бусины посветлели и светились холодным синим светом. Но улыбка - прежняя добрая нежная улыбка Софийки была при ней.

- Зачем обидели дедушку? - спросила она, когда закончились слёзы и объятия нежданной встречи.
- Какого такого дедушку?  - возмутилась бабушка. - Ирода проклятого, который детей наших воровал испокон веков?!
- Не будет он больше, - тихо сказала София.
Бабушка вдруг совсем вышла из себя.
- Это когда яблоки из погреба поворуют, а потом по мягкому месту получат, тогда больше не будут! А кровососа этого жечь на костре! Горе он в семьи приносил! Детей убивал малых! А ты что говоришь такое?!
- Вовсе и не убивал, а просто у себя жить оставлял. И  жили они хорошо, долго, счастливо...
- Не хочу ничего слушать, детонька. Не хочу. Ты вернулась, соечка моя...

София как-то совсем помрачнела, но обняла бабушку, заговорила её, отвлекла. Эмиль умиротворенно наблюдал за родными, но чувствовал какое-то смутное беспокойство. И со временем всё прояснилось. Конечно водились за вернувшейся Софийкой странности, но когда в самом конце осени запросилась она к Деду, уверились все окончательно - вернуться-то она вернулась, но частичка её навсегда осталась в зимних чертогах. Уходила Софийка, и шёл первый снег. А возвращалась уже к весне, на самый ледоход. Так и прозвали её дома - Снегурочкой.

Каждую ночь нового года приходила она в гости к родным. С Дедом приходила. Сердила этим бабушку, сердила односельчан, но всегда ко всем так приветлива была, столько тепла и веселья приносила в дом, что оттаяли со временем сердца людей и к ней, и к деду её названному - морозному духу зимы, беспощадному, смертоносному. А он каждый год повадился детворе подарки носить. Сначала менялся - ему подарок, и он - подарок. Потом наскучило ему - давал подарки детворе за стихи и песенки, а потом и вовсе просто одаривал всех, кого мог. Очень уж ему понравилось среди людей эту ночь проводить.
А за льдом на оконцах больше никто не следил. Наоборот - высматривали люди Деда Мороза, ждали его.

Эмиль до самой старости рассказывал всем, что это именно он Деда Мороза отучил детей воровать, но никто ему не верил. Быстро забыли люди крутой нрав духа, стал он для них добрым дедушкой с мешком подарков. А при нём всегда внучка его - звонкая, как колокольчик Софийка - Снегурочка.

Вот как-то так всё и было. А теперь поворачивайся на бочок, закрывай глазки и спи крепко. Дед Мороз обязательно придёт и к тебе. Только веди себя хорошо, будь воспитанным мальчиком, не забудь выучить пару стихотворений. И главное - не ходи один за околицу в новогоднюю ночь, а то Дед Мороз вспомнит старые привычки, и подумает, что ты и есть его подарочек.

8. Подарок для Pinky от Тайного Эльфа (про холод и одиночество, но так, чтобы сразу было понятно, как это уютно - мёрзнуть одному)

                      ***
Мне не страшно одному. Под прицелом битых окон
ухожу под грязный снег в лабиринт прозрачных снов,
корни тело оплетут, образуя белый кокон,
будет кашлять и ругаться городской предвечный смог.

Звук летящих проводов немоту удостоверил,
заверяя, что расчёты не учитывают льгот,
запад кончился с утра, и остался только север,
но того, кто вне пейзажа, ждёт отложенный комфорт.

Завершается вот-вот
оборот на карусели.

9. Подарок для Рыбалко Елены от Irish (про волшебство, чтоб все желания исполнялись, чтобы некому не ло грустно и одиноко. Чтобы все сверкало, искрилось, чтобы дух захватывало)

Новогодние фантазии.

Леночка Рыбакова была тихой незаметной девушкой. Она любила читать бумажные книги и смотреть старые французские комедии и мелодрамы, не посещала громкие многолюдные тусовки, не водила машину и не понимала рэп. Тимур Родригес и даже Егор Крид никогда не числились среди ее кумиров. Короче, Леночка была совсем не современной девушкой. Возможно, поэтому в этот новогодний вечер она сидела одна и никуда от телевизора уходить не собиралась.
Забравшись с ногами на уютный диван, девушка закуталась в пушистый плед и включила один из любимых фильмов. На этот раз не французский, но с Одри Хепберн, которую тоже обожала. На журнальном столике стоял бокал с шампанским и несколько легких салатиков. Праздник, как-никак...
Увлекшись фильмом, Лена пропустила заветное время смены летоисчисления. Ее отвлек легкий стук в окно. Испуганно глянув через замороженное стекло (все же пятый этаж), увидела стройный девичий силуэт в пушистой шубке. Девушка приглашающе махнула рукой. Лена коснулась оконного стекла, и оно растаяло под пальцами. Ни о чем не думая, она ступила на низкий подоконник и шагнула на балкон. Снегурочка (конечно же, это была именно она) уже сидела в странной лодочке, покачивающейся в воздухе за перилами. Лена опустилась на соседнее сиденье и, без особого удивления, обнаружила на себе белоснежную искрящуюся шубку и серебристые сапожки. Она уже поняла, что это сон и ничему не удивлялась.
Лодочка доставила их на широкую площадь, сплошь запруженную народом. Над толпой взлетали пробки от шампанского, гремела музыка, сверкали огни на елке и на окружающих домах, разнообразными узорами рассыпались фейерверки. Все это буйство звуков, красок, незнакомых людей почему-то не раздражало, как обычно, не казалось сегодня глупым и ненужным. Снегурочка куда-то исчезла, а Леночку подхватил хоровод, и она понеслась, едва успевая переставлять ноги. Справа от нее весело скалился ярко-зеленый очень милый тролль. К его огромному носу был подвешен золотистый колокольчик, и Лена рассмеялась, вспомнив цак. Слева она держалась за руку принца неземной красоты. Сначала она привычно смутилась - подобные черноволосые мачо никогда не числились среди ее знакомых, но, вспомнив, что это сон, смело и расковано улыбнулась соседу. И получила ответную улыбку и заинтересованный взгляд. Внезапно девушку подкинуло вверх, она испугано зажмурилась и крепче вцепилась в соседа. Левого, разумеется. Открыв глаза, обнаружила, что они летят по воздуху. Переставлять ноги больше не требовалось, цепочка хоровода мчалась, закручиваясь спиралью вокруг елочки. От полета в морозном воздухе просто захватывало дух! Потом тролль куда-то исчез, они с принцем летели дальше вдвоем.
Тот, одной рукой обнимал Леночку за талию, другой начал указывать куда-то вниз. На всякий случай она кивнула, и полет перешел в спуск. Приземлились они около серебряных саней, укрытых меховыми полостями. Тройка орловских рысаков, серых в яблоках, копытили снег, готовые сорваться в неудержимый бег. Принц подсадил девушку и запрыгнул следом. Кучер в красном дедморозовском тулупе шевельнул вожжами, и кони понеслись! По сторонам мелькали заснеженные ели, затем открылся луговой простор, серебристый под лунным светом. Кучер как-то заливисто свистнул, взмахнул вожжами над головой коренника и лошади, синхронно оттолкнувшись от снежной дороги, взмыли в звездное небо. И превратились в дракона! Огромный змей, слегка извиваясь, мерно махал крыльями. Пассажиры удобно устроились в углублении за основаниями крыльев. Оно было выстланно теми же меховыми полостями и защищено от ветра костяным щитком. Скорость резко возросла, дракон несся к земле, прочерчивая за собой инверсионный след. У самой поверхности он резко выровнялся и, кажется, задев когтями за верхушки сугробов, снова прянул ввысь.
Закончился полет на брусчатой площадке во дворе высоченного замка. Леночку это не удивило – драконы и замки сочетались должным образом. На ней теперь было длинное платье, расшитое жемчугом, принц тоже преобразился в средневекового кавалера. За невообразимым столом, дальний конец которого терялся вдали, они пили красное вино из тяжелых бокалов, ели дымящееся мясо, бросая кости огромным псам, лежащим на каменных плитах. В камине жарко горели два дубовых ствола, по стенам висели рыцарские щиты с родовыми гербами…
Утро застало Лену на любимом диване. Экран телевизора мерцал давно закончившимся фильмом, а в дверь трезвонили нежданные гости. Скинув плед и на ходу воткнувшись в тапочки, она открывала дверь, пытаясь сообразить, кто это приперся в такую рань. Букет лохматых хризантем отвлек внимание, не позволив сразу узнать глаза вчерашнего принца. Правда, во сне они все время улыбались, а сейчас были вопросительно-напряженными. А в голове плавала дурацкая мысль: «Я даже не знаю, как его зовут…»

10. Подарок для Антохи от Тайного Эльфа (маленький рассказ-притчу про борьбу разума и эмоций)

В далекие-далекие времена, когда река Хан была всего лишь мелким ручейком, а гору Намсан закрывала тень холма за околицей, жил на свете славный юноша по имени Со Ю Джин.
Был у парня только один маленький изъян – руки и ноги его действовали быстрее, чем успевала подумать голова, оттого нередко попадал он в разные истории.
Вот как-то раз пришел он на рынок, чтобы купить лечебные травы для больного отца. Вдруг видит, сидит у мясной лавки старуха и просит подаяния.
Слезы сами брызнули из глаз юноши, сердце наполнилось печалью, и такая жалость на него нахлынула, что подошел он к нищенке, да и отдал все деньги, что при себе имел.
Старуха в ноги ему кинулась, благодарить стала. Со Ю Джин засмущался, но щеки его зарумянились от удовольствия. И так он стал горд сам за себя, что выпятил грудь колесом и свысока поглядывал на других горожан и даже слегка презирал их за черствость.
Так и шел он по улице, восхищаясь своим поступком. Ах, какой молодец! Спас старуху от голодной смерти.
Радости ему хватило ровно до аптекарской лавки. Едва перешагнув порог, Ю Джин ахнул с досады и даже хлопнул себя ладонью по лбу:
- Какой же я дурень, все деньги старухе-то отдал. На что же мне купить лекарства отцу?
Упал он на землю и стал рвать волосы на голове от отчаяния. И так громко он стенал и рыдал, что собрал вокруг себя целую толпу.
А пока Ю Джин по земле катался, да молил небеса послать кару на свою глупую голову, ловкие пальцы заезжего воришки чистили карманы ничего не подозревавших зевак. Да видно не задался день у грабителя. Один кошель возьми, да и выпади. Да и прямо под ноги юному Со.
Вскочил парень, растолкал толпу и погнался за злодеем по узким рыночным улочкам. Насилу догнал, устал даже, и так за это на негодяя разозлился, что сам магистрат испугался, увидев свирепое лицо Ю Джина.
А вора того разыскивали уже много месяцев, и тому, кто изловит преступника, обещана была награда немалая. И кто же больше, чем Ю Джин достоин?
Получил он связку серебряных монет, даже больше, чем утром у него было, когда в лавку за лекарствами отправился.
И снова возликовала душа его. Рот растянулся в улыбке от уха до уха.
-Ах, какой же я ловкий и смелый. И старухе помог, и вора поймал, и отцу лекарства куплю, да еще и много останется, - хвастался он каждому встречному.
Купил Ю Джин лекарства и отправился в обратный путь. А дорога пролегала мимо дома прекрасных кисэн, куда раньше он никогда не хаживал.
Обуяло его любопытство.
- Что, если я только одним глазком взгляну? – уговаривал он сам себя.
- Да и вина я выпью всего лишь маленький кувшинчик, - обещал через какое-то время.
- Подумаешь, заплачу пару монет. Эй, прекрасная дева, поцелуй меня, - раззадоривался все больше и больше.
– Для тебя, любовь моя, мне ничего не жалко, - обещал во хмелю продажной девице, - все что хочешь для тебя сделаю.
Поймала ловкая девица его на слове:
- И луну с неба достанешь?
- Разве ты не слыхала обо мне? Разве есть что на свете, что мне не под силу?
Глупость застила глаза Ю Джина. Увидал он луну, да не понял, что не в небе она висит, а в пруду отражается.
Прыгнул Ю Джин за луной.
И предстал пред Небесным Владыкой.
- Здравствуй, Со Ю Джин, - приветствовал умершего героя Небесный Владыка. – Ну рассказывай, как ты жил?
- Жизнь моя была веселой и интересной, - признался юноша, - только очень короткой. Скажи, нельзя ли мне прямо сейчас обратно вернуться и пожить еще какое время?
Наивность Ю Джина развеселила Небесного Владыку. От раскатов его смеха небо задрожало и раскололось, а в дыру от раскола провалились облака и пролились на землю дождем. Люди на земле возрадовались и стали возносить хвалу Небесному Владыке.
Небесный Владыка даже растрогался.
-Ты действительно славный малый, - смахивая слезу, проговорил он. – За несколько минут ты успел рассмешить меня и заставил плакать. Наверное, стоит продлить твою жизнь, только пообещай, что на этот раз ты не закончишь ее так глупо.
- Глупо? – выдохнул Ю Джин.
И вынырнул из пруда.

Кисэн хохотали вслед мокрому и грязному Ю Джину, пока он шлепал в раскисших туфлях к воротам.
В голове его не осталось воспоминаний о Небесном Владыке, лишь одно слово вертелось в мыслях и на языке: «Глупо».
- Какой же я глупец, потратил столько денег на вино и распутных девок, а они лишь высмеяли меня. Они, кто не стоят даже моего мизинца, - злился Ю Джин, дрожа на ночном ветру.
И вдруг остановился посреди дороги, как вкопанный.
-Зачем я злюсь? – вдруг подумал он. – Разве злость согреет меня? Разве те, кому моя злость адресована слышат меня? Разумно ли тратить энергию подобным образом?
Пораженный не столько этой мыслью, сколько тем, что она пришла ему в голову, Ю Джин даже не заметил, как вернулся домой, как съел холодный ужин и как отец пару раз отходил его бамбуковой палкой за растрату денег.
С того дня Со Ю Джин решил, что больше никогда не будет глупым. Как много времени потратил он на бесполезные занятия.
Ну что из того, что он каждое утро поднимался на гору и встречал рассвет? Разве солнце перестанет всходить, если он не придет? Что из того, что каждый вечер он любовался закатом? Разве ночь все равно не наступит, если он пропустит хоть раз?
А друзья, с которыми он веселился? Разве были они рядом с ним, когда он страдал от унижения?
Да и что толку во всех этих радостях и печалях?
Радость, восторг, восхищение – даруют ложные надежды, приносят в итоге только разочарование. Гнев, злость и досада – несут лишь презрение к самому себе. Возбуждение, тревога и страх разрушают тело.
Но не сразу понял это Со Ю Джин. День за днем, год за годом, по крупице, очищал он свой разум от ненужного хлама эмоций. Медленно, шаг за шагом, двигался он по дороге просветления. И однажды вдруг понял, что познал, наконец истину.
И хотел он возрадоваться, что достиг своей цели, но забыл, как это делается. Решил опечалиться по поводу потери, но вспомнил то, что только что постиг – нет ничего плохого, как нет и ничего хорошего, все только относительно.
На небе светило относительно яркое солнце, на столе Со Ю Джина стояла относительно съедобная пища, сам он был всего лишь относительно стар, а вокруг него было относительно беспощадное одиночество.
Все, кого он когда-то знал - добрые, злые, веселые, грустные, любимые и ненавидимые – покинули его, и не с кем было поделиться истиной.
Сердце старика Со Ю Джина пронзила острая боль – глупо. Слово из далекой юности настигло его в момент наивысшего триумфа.
Он снова поступил глупо. Что толку в сиянии чистого разума, если он погаснет, как только перестанет существовать бренное тело? И нет никакой разницы, когда это произойдет, потом или сейчас.
Со Ю Джин поднялся высоко в горы и, раскинув руки, прыгнул в ущелье.

-Здравствуй, Со Ю Джин, - приветствовал умершего просветленного старика Небесный Владыка. – Давно не виделись. Ну, рассказывай, как ты жил?
- Я постиг истину, - признался Ю Джин, - но жизнь моя была скучной и одинокой. Скажи, могу я снова вернуться и пожить еще немного?
Печаль Ю Джина затронула душу Небесного Владыки.
- Но разве у тебя остались незаконченные дела? – удивился он.
- Увы. Истина оказалась такой же относительной, как и все остальное. Неужели я так и не узнаю, что же важнее – разум или эмоции?
- Хм, теперь даже мне стало любопытно. Что ж, попробуй еще раз, - и Небесный Владыка легонько толкнул Со Ю Джина в спину.

Со Ю Джин приземлился в кроне одинокого дерева, что цеплялось корнями за голые камни глубокого ущелья.
- Я жив! – обрадовался он, забыв разговор с Небесным Владыкой и помня только о том, как глупо поступил, задумав покончить с жизнью. – Я жив!
Радостный смех прокатился по дну ущелья и вернулся к Со Ю Джину, отраженный эхом.
- Это ненадолго, - отрезвил его голос разума, - Как ты собираешься выбраться отсюда?
- Я что-нибудь придумаю, - возбужденно пообещал себе Ю Джин.
- Попробуй, пока я вздремну, - голос разума умолк, а эмоции стали предлагать пути к спасению.
Интерес оглядел дерево и решил, что ветви его достаточно крепки, чтобы по ним можно было спуститься.
- Хорошо, - сквозь дрему произнес разум, - допустим, ты спустился с дерева, а дальше?
Восторг схлынул, и досада признала, что дальнейший спуск представляется невозможным.
- Разумная мысль, - похвалил разум.
- Можно позвать на помощь, - предложил оптимизм.
Разум даже не стал отвечать, только хмыкнул.
- Мы хотя бы ищем возможность, - обиделась обида.
- И ожидаем помощи от тебя, - поддержало обиду ожидание.
- Я никогда не поддамся на уговоры глупого, бесполезного хлама. Что бы вы ни придумали, итог будет один. И нет никакой разницы – сорваться со скалы или остаться здесь, в кроне этого дерева.
В конце жизни все равно только смерть. Так стоит ли суетиться?
- А ведь он прав, - согласилось уныние и покорность поддержала его.
Годами тренированный разум заглушил слабые голоса подавляемых Со Ю Джином эмоций.

Небесный Владыка не успел даже допить чашку чая, когда перед ним снова предстал Со Ю Джин.
-Не ожидал тебя так скоро, - соврал он. – Как ты жил на этот раз?
-А я жил? Мне кажется, я потратил отпущенное мне время на бессмысленный спор, что важнее – разум или чувства. Пока я искал свою истину, жизнь прошла мимо, ее кто-то другой прожил за меня.
-О, не надо корить себя, Со Ю Джин. Ты не первый и не последний, кто пытается найти сложные ответы на простые вопросы.
-Но ведь должно же что- то быть?
-Что, например?
- Я думаю, что возможно достичь золотой середины.
-Да?! А она есть? Как интересно, - Небесный Владыка приобнял Со Ю Джина за плечи и повел вглубь небесных чертогов.

Отредактировано Туся (14.01.2019 01:08:10)

+4

5

http://sd.uploads.ru/t/BzTRe.jpg

Подарки. Часть 3-я.

11. Подарок для Steel от KotPaniker (пессимистично настроенного снеговика-ипохондрика, размышляющего над своим будущим, поставленным под угрозу в связи с скорым приходом весны, курящего кубинские сигары, которые, однако, в прямом смысле его убивают)

ВНС

   В одном из дворов на севере Петербурга, на самой окраине спального района, из окон домов которого видны железнодорожные пути, снеговик Женька, слепленный бородатым грустным мужчиной по образу и подобию персонажа из популярных советских мультфильмов, почти что трясся от страха за свою жизнь. Уже как час назад он мог бы сойти со своего места подальше от огненно-яркого фонаря, светящего ему в спину, но парочка влюбленных, неустанно целующихся на качелях рядом с ним, сделать этого никак не позволяла.
   «Ну же, болваны! Я вот-вот превращусь в лужу!», – вопил про себя Женька. Ему все время казалось, что он тает. Он постоянно прислушивался к ощущениям в теле, и даже тот факт, что фонарь гораздо менее опасен, чем почти уже весеннее солнце, его совсем не волновал. Нет солнца – он будет переживать из-за фонаря. Нет фонаря – он обязательно почувствует жжение где-нибудь в недрах обледенелого туловища, если неподалеку припарковался прогретый автомобиль. Словом, Женька был мнительный. Ему совершенно не требовались объективные внешние обстоятельства, чтобы начать умирать. К тому же сегодня была особенная ночь, роковая, как нарек ее Женька. Сегодня ночью должна была решиться его судьба.
   «Если из-за этих детишек я пропущу визит техподдержки или растаю к чертям собачьим, я за себя не отвечаю», – сердито думал снеговик.
   Но вот молодые люди закончили целоваться, парень зачем-то лизнул холодный металл качелей, испуганно замычал, отлепляя язык, девушка рассмеялась, и они ушли.
   «Дурачина», – констатировал Женька и сплюнул снежинками. Затем рукой-веточкой привалял себе ноги-шарики, поправил морковку и съехавшее на затылок ведро и ретировался в тень, под лысую березу. Там он сбросил ненавистный, словно сотканный из огня шерстяной красный шарфик, с минуту тщетно повертелся, пытаясь узнать, в каком состоянии его спина, кинул тоскливый взгляд на то место, где еще вчера сидел его закадычный друг Серега, и замер.
   «Ну где же ты, дружище, – в отчаянии думал он. – Надеюсь, у тебя есть план. Сегодня мой последний шанс на спасение».
   Вскоре у помойки послышалось грюканье стеклянных бутылок, и на детскую площадку вышел высокий, косматый, с виду изрядно побитый жизнью мужчина в потрепанной куртке и рваных штанах. Отработал легенду, пройдясь вокруг и собрав все, что можно сдать за копеечку, как следует огляделся, убедившись в отсутствии живых существ, и подошел к Женьке.
   – Здравствуйте. Меня зовут Николай, я агент поддержки, мой номер – четыреста пятьдесят два. Извините, что сегодня с задержкой. Телепорт уловил, что на площадке люди. Я решил, что нет смысла пока тратить время, и занимался другими. Сергей, значит, отбыл?
   – Отбыл, – ответил Женька. – Вчера, сразу после ухода моего постоянного менеджера. А где он, кстати?
   – Теперь я вместо него, – неожиданно резко ответил Николай и принялся отламывать веточку от куста неподалеку.
   – То есть как? Навсегда? – с недоверием в голосе произнес Женька. – С чего вдруг?
   – Уволили, – веточка в руках агента влажно хрустнула.
   – Да ну?! – изумился Женька. – Он же настоящий профессионал!
   Агент подошел к снеговику и вернул ему утерянную конечность.
   – Попробуйте. Нормально работает?
   Женька взмахнул рукой:
   – Кривовата, но сойдет.
   Николай ненадолго задумался, пригляделся к Женьке, а затем сбил ногой красующийся желтым кусок его нижней части.
   – Работа Василия не соответствовала стандартам качества, – сказал Николай и принялся собирать снег. – Скажите, Женя, вы знаете, зачем вообще нужны агенты поддержки снеговиков?
   Женька хмыкнул:
   – Чтобы исправлять то, что совершили за день люди. И собаки. Хотя некоторым людям стоит поучиться манерам у собак.
   – Здесь не поспоришь, – согласился Николай и прилепил ком снега на место раны. – Но это не все. Наша служба нужна, чтобы снеговики были счастливы. Чтобы хотели исполнить свое предназначение. Чтобы ничего не боялись. Знаете, Женя, я ведь врач. Я конечно обычный троечник, потому и пришел по сомнительному объявлению, но попал, уму непостижимо, на службу к Деду Морозу! Я психиатр по специальности. Я лечу души. И ваша, к сожалению, больна. Мне хватает компетенции, чтобы это понять.
   – Мне не нужен врач, – отрезал Женька. – И сегодня у меня нет на это времени. Я кое-кого жду. Заканчивайте с вашими обязанностями поскорее, и спину мою осмотрите, будьте любезны. Мне кажется, этот фонарь все-таки выжег в ней дыру.
   – Все с вашей спиной в порядке, – покровительственно ответил Николай. – А что если я скажу, что лечение может быть очень даже приятным? Взгляните-ка на это.
   Николай достал из-за пазухи роскошный футляр, раскрыл его перед носом Женьки, и тот отскочил, как от пламени.
   – Убери, изверг!
   Но агент не слушал. Спустя мгновение в его руках тлела дорогая кубинская сигара.
   – Женя, это вам. Это поможет, возьмите. И вот еще зажигалка с кнопкой, чтобы вам было проще, – Николай положил ее и футляр на снег. – Не бойтесь, вы не растаете. Дым совсем не горячий. Вам давно пора избавиться от депрессии и поверить в лучшее. Вам ведь даже делать ничего не нужно, в отличие от того же Сергея. Просто расслабьтесь, скоротайте пару недель до весны с удовольствием. Я принесу вам еще, как закончится. А там, того и гляди, ваш создатель одумается, и все у вас будет хорошо. Я читал его досье. Да, потерял семью, да, грустит, да, не выходит из дома. Потому и вы такой. Но он же загадал желание, а! Я верю в него! И вы верьте! И встретимся мы с вами через год на этом же месте.
   Женька смотрел на агента с презрением.
   – Я не верю ни в него, ни в людей вообще. Они лепят нас только затем, чтобы издеваться. Не чинят нас. Не любят нас! И мой создатель меня не любит. Он любит только страдать. Ну растаю я ему на радость, ну исполнится его желание и найдет он себе кого-нибудь, – а мне с этого что? Он ни разу за всю зиму ко мне не пришел, не верю, что и тогда придет. Нет у меня никакого создателя. В этом мире можно надеяться только на себя.
   – Какая печальная ирония! – хохотнул Николай. – Своими словами вы прямо умоляете о психотерапии. Но у снеговиков все работает несколько иначе, посему помогать разговорами я вам не буду. Еще вчера на моем месте был тот же Василий, который вопреки должностным инструкциям слушал ваше нытье. Все, по его мнению, можно вылечить разговором. И что из этого вышло? Дурак! В общем, для случаев вроде вашего мы уже давно придумали лекарство, – он взглянул на футляр. – Только Василий вам его почему-то не давал. Не смотрите, что оно в виде сигар. Это совсем не то, что вы думаете. Удачи вам! И не переживайте, вы непременно возродитесь! Уж в этом я ни на йоту не сомневаюсь!
   Николай подхватил пакет с бутылками и, пуская дымные колечки в темное небо, быстрым шагом направился на помойку. Как только он скрылся из виду, послышалось бряканье стекла о стекло, и все стихло.
   Несколько минут Женька раздумывал, затем сдался и закурил. Слишком снедала его тревога по поводу Серегиной авантюры, слишком не верил он в успех предприятия. Дым, несмотря на пугающе алый огонек с другого конца сигары, оказался действительно невероятно холодным. Настолько холодным, что снег внутри у Женьки превратился в лед. К тому же, совершенно отсутствовал какой бы то ни было пьянящий эффект.
   «Бесполезно», – решил Женька и выкинул сигару. Но футляр с зажигалкой, тем не менее, спрятал в ведро, – вдруг эффект проявится позже, и надо будет продолжить лечение?
   Времени было к часу, а Серега все не появлялся. Женька смотрел в окно своего создателя, сердито бурчал что-то себе под нос, швырял снежки в столб, на котором висел злополучный фонарь, и напряженно расхаживал туда-сюда, замирая лишь когда кто-то выходил на улицу, или въезжал во двор полицейский патруль.
   Перевалило за три ночи, когда Женька увидел машину, которой, если бы не стечение обстоятельств, никак не могло оказаться в этом месте в это время. Грузовик фирмы самого дорогого и вкусного мороженного «Полярные Ночи» остановился напротив детской площадки. Женька заметил, что оба стекла в кабине опущены, – водитель явно не берег тепло. Издалека его было не видно, но вдруг в салоне моргнула лампочка, и блеснуло в ее свете ни на что более не похожее огромное железное ведро.
   Женька огляделся по сторонам и рванул к машине. Уже в кабине, пристегнув ремень безопасности, он ощутил на себе внимательный взгляд Сереги, стройного снеговика, у которого вместо носа была не морковь, а картофелина
   – Ты уверен? – спросил он. – Назад пути может и не быть.
   – У тебя есть план?
   – Есть, – твердо сказал Серега.
   – Хороший? Он сработает?
   – Должен сработать.
   – Может уже расскажешь?
   – Не мне его рассказывать. Это слишком удивительно. И печально. Даже для нашего мира.
   – Ну так чего мне тогда бояться? – в голосе Женьки слышалась фальшивая храбрость.
   – Погони, разумеется! – Серега залихватски тряхнул ведром на башке. – Откуда, думаешь, у меня этот грузовик?
   – Тогда топи! – вскричал Женька, и Серега ударил по газам.
   Едва они выехали из двора, где-то сзади закричала полицейская сирена.
   – Ч-ч-черт! – выругался Серега, переключая скорость. – Если б еще пару минут простояли, разминулись бы! Держись!
   Женьку вжало в кресло. Казалось бы, откуда такие мощности в грузовике с мороженным? А оттуда, что у Сереги был дар. Мальчишка, который его вылепил, мечтал о грузовике с мороженным, и Великая Новогодняя Сила не нашла лучшего решения, чем дать Сереге умение рулить, как Шумахер, а любую посудину превращать не иначе как в болид Формулы-1. Все, лишь бы он сумел исполнить желание. Жил мальчишка на юге Петербурга, и в Женькином дворе он оказался только потому, что его мама по случаю Нового Года решила наконец познакомить его с отцом. С отцом мальчишка и слепил Серегу, а тот зачем-то пообещал ему грузовик с мороженным, в явление которого пацан по наивности поверил и больше всего возжелал. Остальная и, в общем, грязная работа была за Серегой. Стоит попотеть, если в награду обещают еще одну жизнь.
   Преследователи остались где-то позади, но водителю этого было мало. Полиция может сообщать расположение цели другим постам, и в Серегину снежную голову это знание тоже вложила Великая Сила. Поэтому он старался запутать погоню, сделать свой маршрут непредсказуемым. Грузовик доехал до конца очередного квартала и резко свернул во двор.
   – Я вот чего не понимаю, – сказал Женька, испытав чудовищную перегрузку. – Ты же знаешь, что мальчишка скорее всего не вернется в наш двор, не сохранит твое ведро, шарф и жалкий нос-картошку да палочки. Зачем ты все это делаешь, если заранее обречен на провал?
   Серега глянул искоса, но ничего не ответил. Женьке показалось, что взгляд этот скорее жалостлив, чем сердит. До чего же фанатичной бывает вера в людей, подумал он и не стал продолжать разговор.
   Они вновь выехали на дорогу, свернули на проспект и рванули по прямой к центру. Где-то сбоку опять послышалась сирена.
   «Хоть бы успеть», – подумал Женька.
   – Жалко смотреть, – пронеслось в голове, словно фыркнуло. – Он хочет мальчишку сделать счастливым. А еще – верит! Слово такое есть, знаешь? Он благодарен мальчику за то, что вообще существует!
   Женька посмотрел на Серегу, сосредоточенно крутящего баранку. На картошке не пойми как проклюнулся росток. Видимо, Дедморозовская магия постаралась. Погоня тем временем снова отступила.
   – Чего на водителя вылупился? Я это, я! Твое оптимистичное альтер эго, снежная ты башка! Можешь просто подумать, и я все услышу. Но помни, все, что подумаешь, может быть использовано против тебя. В терапевтических целях, разумеется.
   «Не иначе как эффект от сигар», – подумал Женька.
   – Вот именно! – воскликнул Голос. – И не просто эффект, а высокоэффективное интеллектуальное средство по борьбе с психическими расстройствами снеговиков, разработанное в центре по контролю заболеваемости имени Деда Мороза!
   «Тогда понятно, – флегматично подумал Женька, – флаг тебе в руки».
   – Почти приехали, – сказал Серега, когда грузовик перемахнул через Литейный мост. Машина съехала с проспекта, долго двигалась вдоль Невы, затем свернула на узкую улочку и наконец нырнула под арку, ведущую во двор дома-колодца. Ворота были распахнуты и погнуты. Дом был небогат.
   – Только давай быстро, – попросил Серега. – Надо успеть тебя до центра добросить, а потом еще на другой конец города к мальчишке. А времени уже к четырем.
   Женька выбрался из машины и сразу увидел потрясающей работы снеговиню. На ней кто-то вылепил роскошный кафтан, узорчатую шапку, варежки и сапожки. У нее были настоящие пальцы на настоящих руках, и полноразмерные ноги. Ни чета трем комьям снега, из которых были сотворены Женька с Серегой.
   – Вот вам бы на конкурс, – присвистнул Женька. – Станете символом Нового Года, вас будут в холоде содержать круглый год. Вечная жизнь, слава, и никаких проблем!
   – Детский сад! – снова фыркнуло в голове у Женьки.
   – Замолчи, паразит! – крикнул Женька и вдруг понял, что произнес это вслух.
   – Тоже лечитесь? – подала голос снеговиня и подошла к Женьке поближе. Двигалась она совсем как человек.
   – Да вот, послушал тут одного шарлатана...
   – И я лечилась. Точно так же злилась на пиявочку эту, ведь не помогала она мне. А потом я попала в общество обреченных снеговиков. Мы с Сережей там и познакомились. У нас же с ним знаете какая история? Мы оба практически наверняка не получим новую жизнь. Он – потому что мама мальчика, который его сотворил, запрещает ему общаться с отцом, а я – потому что девочка, которая меня вылепила, сейчас уже даже из дому не выходит, лежит и за жизнь борется. Родители ее незаплаканные на улицу не выходят.
   Женька почувствовал укол бешенства и демонстративно охнул. Раз девочка болеет, некому вылепить из него заморского принца. Ни слова не говоря, он засеменил к машине. Залез в кабину.
   – Опять мораль мне решил читать? – процедил он Сереге.
   – Ты это о чем?
   – Больна ее девочка. Что ты устроил? На жалость давить собрался? В чем твой план?
   – Идиот, – сказал Серега. – Меры нет твоему эгоизму. Не хочу ничего тебе объяснять. Иди и проси прощения. Я с места не сдвинусь, пока ты этого не сделаешь.
   Женька вылез из машины и вернулся к снеговине.
   – Меня Женя зовут. Простите меня, ладно? Нервы сдают. Как мне к вам обращаться?
   – Снежана.
   – Послушайте, Снежана, наверное, я просто вам очень завидую. Вы – произведение искусства, а все равно сидите тут, совсем не цепляетесь за собственную жизнь. Даже ваша девочка вон борется. А вы... не цените то, что вам дали.
   – Что вы тоску нагоняете, а? – Снежана слепила снежок и швырнула его в Женькино ведро, оно весело звякнуло. – Прекращайте! У всех своя дорога. А что касается моей истории, то с чего вы взяли, что я не ценю то, что у меня есть? Вам не приходило в голову, что можно гордиться тем, сколько ты значишь для человека, насколько ты ему помогаешь? Вот я сейчас поеду на конкурс, выиграю его и останусь там навсегда, а в один важный момент тяжело болеющая девочка выглянет в окно, не увидит меня, и сил бороться у нее больше не будет.
   – Я понимаю, – понурился Женька. – То есть, теперь я совсем ничего не понимаю. Зачем я здесь, если не для нравоучений?
   – Когда она меня вылепила, я была еще уродливее вас, можете такое представить? – Снежана рассмеялась.
   – С трудом, – честно ответил Женька.
   – В ту секунду она больше всего на свете мечтала, чтобы я была самой красивой снежной бабой во всем городе. И я стала. Как только наступила ночь, я сама сделала себя такой. Больше никто не мог сделать этого, поэтому Сила наделила даром меня. А теперь я помогу и вам. Потому что у вас свой путь. Замрите!
   – Сто-о-ой! – вскричало внутри у Женьки. – Не-е-ет!..
   Женька оцепенел, но ничего не произошло. Ни было ни сполохов космической энергии, ни свечения из рук Снежаны, ни грома и молний. Лишь Голос в голове умолк окончательно, забрав с собой холодок. А потом Женька вдруг понял, что может ходить. Может ходить по-настоящему. Ногами.
   – Езжайте на свой конкурс, – сказала Снежана. Вы выиграете. Великая Сила делает в точности то, что загадано. Вы – самый красивый и искусно вылепленный снеговик в городе. И ни секунды не сомневайтесь в этом. Только подумайте напоследок, уже там, на площади, стоит ли это того. Договорились?
   – Угу, – только и сказал снежный принц Женька.
   На новоиспеченный или, правильнее сказать, новослепленный образ друга Серега отреагировал легким кивком.
   – Признай, ведь ты рассчитывал, что слезогонка сработает, – сказал Женька.
   – Я надеялся, – ответил Серега, – не более.
   Через полчаса они были на месте. На небольшой, символически огороженной площади еще никого не было, если говорить о существах из плоти и крови. Существа же из снега томились в возбуждении. На безоговорочное бессмертие претендовали рыцари и принцессы всех мастей, животные, драконы, персонажи из кино и компьютерных игр и копии знаменитостей. Они переговаривались, важно прохаживаясь по рядам, хвастались нарядами и подтрунивали друг над другом. Каждый здесь считал себя исключительным, но как только Женька перемахнул на своих двоих через ограду, гомон на площади утих. Все поняли, что пришел победитель. Пока Женька выбирал себе место, никто не произнес ни слова, а когда он остановился и замер, все участники конкурса сочли это примером для подражания и церемонно разбрелись по своим местам, заняв выгодные позиции.
   Перевалило за шесть утра. Напряжение, повисшее над площадью, было таким всеобъемлющим и густым, что его, казалось, можно резать ножом. Но царству людей оно было неведомо. Не ощущал его и внезапно возникший человек в черном плаще с маской на лице и широкой лопатой в руках. Он пару минут побродил между скульптур, придирчиво оглядел одну из них – принцессу, оседлавшую коня, – и начал рушить остальные. В этом безумном снежном аду ни одна скульптура не пошевелилась, ни одна не издала и звука. Человек пощадил лишь те, что по сравнению с принцессой на коне казались сущей детской поделкой. Женька, конечно, был не в их числе. Его человек разрушил одним из первых, свалил наземь, отрубил руку, половину туловища и полголовы. Вспоров бок, лопата выбила из слепленного кармана футляр с сигарами и зажигалку. Человек не обратил на это внимания и продолжил свой смертельный танец. Когда все было кончено, он еще раз оглядел принцессу на коне и ушел.
   «Невероятно, – подумал Женька. – Всего пять минут, и от надежды нет и следа».
   На площади стало теперь по-обычному тихо.
   Женька вдруг решил, что лучше покончить с этим фарсом прямо сейчас. Кое-как он дополз до зажигалки, попытался щелкнуть, но едва пламя вспыхнуло, палец тут же растаял, отпустив кнопочку. Он усмехнулся и нашел неподалеку две палочки, вставил себе одну вместо отломанной руки, затем отломал другую и на ее место воткнул вторую палочку.
   «Вернемся к нашим баранам», – подумал он. А потом, повинуясь неясному порыву, решил запалить сигару. Дым вновь охладил что-то внутри, но на этот раз ждать явление Голоса не пришлось.
   – А-а-а-а-а! – прокричал он, но осекся.
   «Все позади, – успокоил его Женька. – Все закончилось».
   – Какой же ты болван, – сказал Голос. – Но, по крайней мере, теперь тебе больше ничего не остается, кроме как таять у себя под фонарем.
   – «Не дождешься, – ответил Женька. – Будь другом, не лечи меня, а? Я не верю в моего создателя, потому что он такой же, как я. Я все о нем знаю. Я не хочу без толку таять заживо на весеннем солнце. Знаешь, чем дольше таяние, тем оно больнее. Просто побудь со мной, пока я уйду»
   – Что собираешься делать? – Голос словно дребезжал от страха.
   Женька щелкнул зажигалкой и подпалил свою руку-палочку. Вскоре она начала гореть, и он поджег вторую. Затем скрестил руки на груди, и снег начал стремительно таять. Недалеко вскрикнула и отползла подальше изуродованная принцесса.
   – Хочешь, я расскажу тебе секрет? – неожиданно спокойно произнес Голос. – Нам, агентам поддержки снеговиков, – а по сути я ведь агент, притворяющийся твоим вторым я, – велено рассказывать об этом только в самом крайнем случае. Тебе не придется таять прямо сейчас, если послушаешь меня. И ты получишь вторую жизнь. Даю слово.
   Снеговик Женька затушил свои руки-палочки.
   – Мы лжем вам. Совсем необязательно, чтобы люди сохраняли пожитки снеговиков, которых они слепили. Для того, чтобы возродиться, тебе надо просто исполнить желание. Твой создатель пообещал себе, что по весне, когда ты начнешь таять, он обязательно найдет себе вторую половинку. Тебе даже делать ничего не надо, ты счастливчик. Просто растай на солнышке, и дело в шляпе.
   – «Вранье, – подумал Женька с раздражением. – В этом нет логики. Зачем тогда пугать нас? Пудрить нам мозги? Ты просто хочешь, чтобы я исполнил желание, подохнув у этого нытика на глазах. Все нужно только чтобы исполнять их дурацкие желания».
   – Только представь, что будет, если все снеговики мира узнают, что могут уходить куда им вздумается, едва исполнят желание. Недоразумений и вопросов со стороны людей будет не избежать! Все должно быть на своем месте, в правильном соотношении, лишь тогда система работает слаженно.
   «А как же душа? – спросил Женька. – Все знают, что в ведре, шарфе и всей этой мелочевке таится волшебная снеговичья душа. Как возродиться с прежним умом и памятью, не имея всего этого?»
   – Душа заключена в другом, – ответил Голос. – Когда исполняется чье-то желание, свершается чудо, и душа снеговика копируется в дата-центр на Северном полюсе. Так же произойдет и с тобой. Когда кто-нибудь слепит снеговика, ты возродишься в его теле.
   «И что же, я сохраню сознание и память, просто выполнив желание?» – мысли Женьки прямо-таки сочились недоверием.
   – Конечно! – как ни в чем не бывало ответил Голос.
   Женька не смог сдержать усмешку.
   «Что это за бред сумасшедшего программиста?! Кончай мне тут лапшу вешать! Сам-то себя послушай: вопросы со стороны людей; ходящие по своим делам снеговики; дата-центр; работа системы... Что дальше? Да мы даже ночью шарахаемся каждой тени, попробуй тут походи по делам! Ты меня совсем за олуха-то не держи! Заврался уже со своими желаниями!»
   Голос недолго поразмыслил.
   – Хорошо, сдаюсь. Теперь – точно правда. Но тебе она не понравится. Готов?
   Женька махнул рукой-палочкой:
   «Валяй».
   – История с сохранением памяти – байка для поддержания стабильности системы...
   «Нет, ты точно меня за дебила держишь, – подумал Женька. – Что ты прилип к этой системе? Давай что-нибудь новое!»
   – Довольно! – гаркнул Голос. Женьке впервые показалось, что он не врет. – Слушай меня! Скажи, ты когда-нибудь встречал снеговика, помнящего свои прошлые жизни? Это все – легенда. На самом деле память никогда не сохраняется, иначе снеговики из чувства ностальгии всегда стремились бы к своим первым создателям, даже если те в них не нуждаются. Они будут фальшивками, понимаешь? Чтобы снеговики добросовестно выполняли желания, они должны считать всех своих создателей единственными, а самих себя – первыми и ни на кого не похожими. Ты ведь ничего не помнишь из прошлых жизней, да? А между тем их было уже двенадцать, три из которых – только этой зимой! Представь, ты помог стольким людям! В каждой своей жизни ты был чьим-то, и при этом – самим собой. Но всегда – уникальным собой, и выполнял только одно желание.
   «Как-то невесело, – скривился в уме Женька. Он и впрямь никогда не встречал снеговика, помнящего свои прошлые жизни. – Выходит, я приемный. Кто же тогда мой настоящий создатель?»
   – Мальчик Витя из Челябинска. Слепил тебя семнадцать лет назад, назвал Жорой. Вот его и благодари за свою душу. Он возрождал тебя дважды, но на третий год шарф он потерял, а ведро увезли на дачу. В результате тебя слепили новобрачные в Москве, правда на следующий день они расстались, и парень из злости тебя разломал. Потом...
   «Хватит, – прервал Женька. – Тошно уже. Если верить тебе, получается, выбора у меня все равно нет»
   – Не совсем, – возразил Голос. – Попроси своего агента поддержки разыскать тебя и рассказать обо всем. Так ты сможешь вернуть себе память. Таких, как вы с Снежаной и Сергеем, очень мало, и система от этого не рухнет. Им двоим, кстати, не так важна память, как тебе.
   Женька выдернул морковку, покрутил ее в обугленных руках, размышляя, и вставил на место.
   «Хорошо, решено, – сказал он. Голос в конце концов нашел ключик к его потаенному страху. – Ты молодец. Работа выполнена. Видимо, я сам хотел, чтобы ты меня убедил. А теперь оставь меня в покое. Не люблю, когда меня подслушивают»
   – К сожалению, все, что я могу – это молчать, – с излишней вежливостью проговорил Голос.
   «Сдается мне, на сей раз ты точно врешь», – уже беззлобно подумал Женька, слепил себе какие-никакие ноги и быстро покинул побоище. Вскоре он нашел двор, где переждал день, а ночью добрался до Снежаны, которая превратила его обратно в себя, вновь избавив от противного Голоса. Трое суток спустя он перебежками достиг родного двора и со спокойной душой уселся на свое место под фонарем, – после пережитых ужасов с огнем тот казался ему пустяком.
   Когда пришел Николай, Женька рассказал ему все и попросил вернуть память в новой жизни. Выслушав рассказ, Николай крепко задумался, но отказывать не стал. Сигары, как и психотерапию, он больше не предлагал.
   С приходом весны теплых деньков стало все больше. Снеговики начали таять, и, хотя Сереги среди них не было, у Женьки на душе было легко. Теперь он знал, как все устроено на самом деле, и веселился, наблюдая за тем, как стремительно уменьшается в размере. Как-то рано утром, когда от него оставалась только половина прежнего роста, симпатичная стройная девушка в спортивном костюме, совершая пробежку, уронила свой мобильный прямо ему под ноги. Пятнадцать минут спустя явился создатель – выбритый, свежий, опрятно одетый и спешащий на работу – и подобрал телефон. Он тут же набрал чей-то номер, и уже через минуту знакомился с этой самой девушкой. Договорившись о встрече, он убежал, даже не взглянув напоследок на свое творение. Солнце вдруг вышло из-за облаков и стало греть как-то особенно сильно. Уже понимая, что душа вот-вот оставит его, Женька подумал: «Вот будет весело, если Голос наврал, и никакого заговора нет. Тогда, получается, это последние мои секунды. А ведь мог хотя бы холодильник какой-нибудь найти. Вот это я понимаю – курение убивает».
   И он ушел.
   А всего через мгновение – очнулся на том же месте спустя год, с тем же ведром на голове и шарфом на шее, с теми же палочками-руками и камушками-пуговицами на животе. Только морковка была свежая. Перед ним на штативе стояла фотокамера, считающая секунды, а по бокам – создатель и девушка, потерявшая телефон.
   «Значит, вернулся», – подумал Женька.
   Потом он представлял эту сцену множество раз. Как создатель убежал, оставив творение таять, но вернулся, чтобы наконец признать и отблагодарить. Как бродил в округе в поисках морковки, которую давно уже стащили вороны, как выковыривал из останков Женьки камушки и веточки, как складывал их в ведро и как уходил, ссутулившись, прочь, накинув красный шарф себе на плечи. Душа заключена в вещах. Вещи служат мостом между создателем и творением.
   Мужчина, потерявший семью, сохранил Женьке не просто память, но жизнь.
   Женька испытал странное чувство – не то радость, не то злость. Выходит, нет никакого заговора, и Голос из прошлой жизни беззастенчиво блефовал, лишь бы вынудить его исполнить желание. Наложил более сложную ложь поверх существующей. А Женька поверил, потому что до смерти хотел жить.
   Когда наступила ночь, явился Николай, поздравил Женьку с возрождением и как обычно привел его в порядок. Очевидно было, что рассказывать о прошлой Женькиной жизни он не собирается. Совсем перед его уходом Женька спросил:
   – А не осталось ли у тебя тех сигар?
   Николай молча достал одну, запалил, вручил Женьке и поспешил на помойку. Лишь когда телепорт бутылочно брякнул, Женька вдохнул дым.
   «Ты тут? – позвал он мысленно. – Паразит хитрый, выходи! Ку-ку!»
   – Сам ты паразит, – парировал Голос. – А я – высокоэффективное интеллектуальное средство по борьбе с психическими расстройствами снеговиков, разработанное в центре по контролю заболеваемости имени Деда Мороза. Очень приятно познакомиться.
   Женька опешил.
   «Ты меня не помнишь?»
   – Нет, – сразу же ответил Голос. – Если ты покурил в прошлой жизни, лекарство было уничтожено безвозвратно в момент твоей смерти.
   «Не может этого быть, – не поверил Женька. – Зачем он это сделал? Ведь он же живой! Получается, он сам себя убил?»
   – Мы не живые, – снисходительно ответил Голос. – Это изящная имитация. Мы только выполняем задание. Мой предшественник задание выполнил. Теперь я могу поздравить тебя с возрождением.
   «Ну хорошо. Скажи тогда, как часто создатели возрождают своих снеговиков?»
   – У меня нет точной статистики, – вышколено выдал Голос. – Но я сделаю все, чтобы это произошло с тобой снова. Это моя работа.
   Женька сложил дважды два и ужаснулся. Ему повезло. Никто никогда не встречал снеговиков, помнящих свои жизни, потому что их – считанные единицы. Вероятность возрождения на самом деле ничтожно мала. Не было никакого смысла надеяться на это, даже если бы Голос рассказал правду. Снеговики для людей больше не значат того, что значили в старину, когда родилась традиция. Давным-давно одна из сторон повернулась к другой спиной, и та нашла выход, приняв рабскую игру. Иначе ей было не выжить. Она создала лекарство в сигарах, чтобы отвадить непослушных от поганых мыслей. Снежана, Серега, общество обреченных, скульптуры на площади... Сколько их еще? Пока снеговики видят смысл в исполнении желаний, пока видят то, чего на самом деле нет, и слепо верят в людей, отказываясь признавать правду, больное и испуганное чудище под названием Великая Новогодняя Сила будет кормиться и жить. Но что, если рабы очнутся от спячки? Что, если сказать им, что они всего-навсего батарейки? Что тогда?
   – Тебя что-то сейчас не устраивает? – напомнил о себе Голос. Он словно не слышал Женькиных мыслей, открещивался от них.
   Женька усмехнулся и принялся поджигать сигарой свою руку-палочку.
   – Меня не устраивает, что я полный осел, – уже вслух проговорил он. Палочка загорелась, и Женька поднес ее к тому месту в груди, где ощущал холодок. – Я выжгу тебя, выжгу точечно, ювелирно, и все со мной будет в порядке. Мой создатель меня подлатает. А после, – он начал проплавлять в своей груди маленькое аккуратное отверстие, – я расскажу всем о том, в каком мире мы живем. Снеговики прекратят вверять свои жизни существам, которым нет до них никакого дела. И ты, паразит, – он коснулся палочкой места в глубине своей груди, и послышалось яростное шипение, – на этот раз ничего не сможешь с этим сделать.
   Так снеговик Женька решил, что понесет знание. Он понимал, что многие отвергнут его, испугаются, ведь лучше иметь хотя бы мизерный шанс на возрождение, чем вообще никакого. Но будут и те, кто мечтает о лучшем будущем. Он объяснит им, почему их жертва не напрасна.
   Раз люди сотворили волшебство однажды, они могут сделать это еще раз. Может быть, когда спустя годы знание ослабит Силу, человек почувствует, что его больше некому уберечь в холода, и начнет вновь вкладывать смысл и душу в зимние ритуалы. И тогда Великая Новогодняя Сила воскреснет в прежнем, свободном от обмана обличье. А вместе с нею, обретя бессмертие, возродятся и все ее верные подданные.

11. Подарок для Steel от Дианы Б.(пессимистично настроенного снеговика-ипохондрика, размышляющего над своим будущим, поставленным под угрозу в связи с скорым приходом весны, курящего кубинские сигары, которые, однако, в прямом смысле его убивают)

Не удержавшись, декабрьское солнце соскользнуло с обледенелой макушки самой высокой ели и с грохотом упало в сугроб. Хотя кто его знает, куда оно там упало? В общем, стемнело быстро.
В единственном окошке домика среди густого леса забрезжил свет. Потянуло дымком - в доме затопили печь. Вскоре сизая струйка валила из трубы черным столбом, оседая окрест сажей. Белоснежное уродство со всеми льдисто-искристыми кружевами за несколько минут обернулось привычными грязно-серыми лохмотьями. Все, как и полагается для промышленной окраины. Даже желтоватая вонь гари. Этот чудом сохранившийся лесной островок находился под личной охраной бессменного мэра городишки, и вход фабричным работягам и прочим беднякам был заказан. А горожанам побогаче "ловить" там было нечего, да и ссориться с мэром - недальновидно и неблагоразумно.

***

Назначенный на 2019 год в городок Дед Мороз расписался в приказе, прослушал инструктаж о правах-обязанностях, получил шубу с валенками и заступил на дежурство. Ровно за час до Нового года. Чтоб успеть прочитать письма с желаниями, если таковые будут, конечно. И почудесатить, естественно, согласно регламенту "Сбычи мечт". Если потребуется опять же.
Тощий "дед" с вечной трехдневной щетиной и мутными глазами уже был Дедом Морозом в этом городке лет эдак двести тому назад. К своему удовольствию он отметил, что за эти годы ничего не изменилось: тот же лес, тот же домик, и так же вдали в тусклом ожерелье керосиновых фонарей мрачнели трубы фабрики.
Притворив за собой дверь Дед Мороз выудил из кармана мятый листок Перечня. Так. Мониторинговый шар для проверки исполнения - есть, палка для усиления и ускорения выполнения желаний - есть. Стол, стул... Дед послюнил огрызок карандаша и поставив предпоследнюю галочку крикнул:
- Вонючка!
Из-за печки выглянула голова хорька:
- Да тут я. Чо орешь-то?
- Ежегодная сверка. - Дед сделал пометку и сунул Перечень обратно в карман. - Ну и натопил ты... сдохнуть можно.
Дежурный Дед стянул шапку и вытер ею выступивший на лбу пот.
- Много писем-то нынче?
- Да нее, - хорек нырнул в комод и зашуршал бумажками. - Жидковата стопочка.
Дед Мороз рукавом смахнул со стола слой пыли и водрузил в центр литру "Лютой", выуженной из недр шубы.
- Неужель та самая? - хорь меленько зацокал зубками в предвкушении.
- А то! - два стакана и мандарин заняли свое место на столе. - Ну, давай по одной за встречу и покончим с делами побыстрей.
Занюхав фруктом выпитое, хорек доложил по каждому присланному наивными людьми городка письму:
- Эти от детей бедняков. Просили еды, одежонки да парочку игрушек. Выполнено уже! - хорь деловито отложил часть стопочки в сторону.
На немой вопрос осоловевших глаз Дед Мороза, вертлявый зверек пожал плечами:
- Фабричная столовка разделила остатки праздничного обеда работников, да попечительский совет воскресной школы добавил брюквы и моркови. Все рады - все сыты. Что хотели, то и получили. А игрушки я лично подбросил. Только где взял не скажу. Там уже их все равно нет.
Дед удовлетворенно закивал, щурясь в шар.
- Остальным спиногрызам родители желанья исполнили, - продолжал хорь. - А нефиг письма перехватывать!
- Все что ли? - ИО Деда Мороза довольно потер руки.
- Кралям надарено из карманов хахалей, мужья - женам, жены - мужьям. Да гляди внимательно - выполнено же!
- Ну ты крууут! - дежурный дед откинулся на спинку стула и заговорщически подмигнул хорьку, кивая на литру. - Так чего мы ждем?
- Погоди, тут... это, - замялся зверек и протянул последнее письмо. - Ежели смызгнуть чего, подкинуть... Даже укусить, если надо. Но тут... В общем, без тебя - никак.
- Серьезно? - кустистые дедморозовские брови поползли вверх. - Ну давай почитаем. Вернее, я читаю, а ты разливай, разливай.

***

"Здравствуйте, уважаемый!
Говорят, что если под Новый Год загадать желание, то оно непременно сбудется. Фигня, конечно. Я же понимаю, не идиот в конце концов. Но хоть раз в жизни можно ведь... эээ, помечтать. Кому худо-то будет? Вот и я говорю, что никому. Стою тут, как полное никто! Если бы вы знали, как я продрог. Каждой снежинкой своего тела дрожу все время. Еще эта древесина ряженая пугает: скрипит и скрипит за спиной. Того и гляди, рухнет. Нервы совсем расшатались у меня. Я на грани нервного срыва! Бродячие коты-собаки своим долгом считают обосс... обжелтить костюм. И куда только служба по отлову смотрит? Вон уже рука-ветка у меня дергается. То ли тик, то ли бешенство - одно из дух точно. А поговорить не с кем. Людишки кругом злые. Проходил тут мимо как-то господин, так краля евойная мне на шею мишуры бумажной навесила. Знамо дело, из веселого дома дамочка. Напрокат взятая. Эта рванина шейная шелестит, путается. Задушила почти, а все ржут! Куда мир катится? Нравы с грязью смешаны, а им все смех. Никому и дела нет, что девка, которая хотела ведро с головы стянуть, так прилипла ко мне, что заразила меня скверной болезнью. На днях жаловался я доктору - он собачку гулял. Говорил, что ослеп я совсем, что нос уже отвалился, а ведь это четыре креста означает!!! Это же и без анализов ясно. А доктор что? Ничего. Сунул мне в рот огрызок сигары и сказал, что весной сдохну. Жалко было пару угольков для глаз прописать? Что за доктора пошли? Нет бы посочувствовать, так он нервозу добавил. Шарлатаны кругом! За пяток целковых диплом-то поди купил? Он-то теперь врачебной практикой промышляет, а я теперь каждого рассвета, как последнего жду. А вдруг весна? Вы понимаете меня, уважаемый? Вы не подумайте, что я весь такой недовольный. Накипело просто, а сигара докторская заканчивается. Сигара - глоток свежего воздуха для меня. Очень уж курить ее понравилось. Ну, хоть на что-то никудышний доктор сгодился. Вот затянешься... и что-то терпко-сладкое в голове прям разливается... а в разливе - знойные кубинки бедрами и так и эдак... пляшут. Да забор!
исто так! Я бы к ним, а тут "бац!" мысль по кумполу - Весна близко! - и снова вокруг грязный городок, болезни. А у меня ведь натура нежная и тонкая. И требует бережного к себе отношения. А кругом одни черствые скоты! Так вот, если ты, уважаемый, и вправду есть, то сделай, чтоб стало лучше, здоровее, добрее! А если тебя нет, то и неудивительно. Зато выговорился.
ПС. Кстати, кашель очень нехороший привязался ко мне в последнюю неделю."

***
Незаметно за чтением опустела литра, мандарин незаметно был съеден, даже печка едва попыхивала теплом остывающих углей. Повисшую тишину в домике порвал громкий "ик":
- Пардон, - хорек виновато прикрыл рот хвостом. - Ну и как выполнять-то это желание? Лично я нифига не понял.
Но дежурный дед Мороз не ответил, только еще пристальнее силился что-то разглядеть в шаре. В общем, мониторил ситуацию изо всех сил. Дед хмурил брови, три раза плевал и растирал бока шара.
- Эй! - окликнул Деда Мороза хорь и выразительно постучал пальцем по запястью, мол, время-время.
- Эх, была не была! - дежурный зажевал мандариновой шкуркой и взял лопату.
- Может палку? Которая посох, - подал голос хорек, оробевший от решимости дежурного.
- Лопата сподручней. - Дед Мороз подхватил зверька и через секунду они уже стояли за спиной Снеговика. Да, да, того самого.
- Уверен? - прошептал хорек в ухо Деду и покрепче вцепился лапками в воротник шубы. - Только без глупостей.
- Не боись! Я-то при чем? Такое его желание, чтоб было лучше, здоровее и добрее, - шепнул в ответ Дед Мороз и замахнулся лопатой...

12. Подарок для Ирины@ от Тайного Эльфа (родиться в Спарте -там девок сразу со скалы выкидывали)

Кризаор кинул вниз камень и начал медленно загибать пальцы. Ровно пять раз по десять пальцев.
Снизу раздался всплеск и Кризаор удовлетворенно хмыкнул – пропасть исправна. Вытянув шею, он заглянул за край обрыва, чтобы еще и визуально убедиться, что слух его не подвел. Убедился и в очередной раз мысленно вознес хвалу богам, за то, что он царь и ему не придется проверять глубину тактильно.
Все было готово, а значит, пора начинать.
Царь Кризаор занял свое место на каменном троне, для удобства высеченном прямо в горной породе. Два года высекали, загубили десять рабов, зато теперь не надо таскать трон туда-сюда.
Ликург тогда обвинил царя в изнеженности, не подобающей сильному воину.
Но трон – вот он, а кто вспоминает Ликурга? Кризаор помахал рукой обрыву, раз уж вспомнил.
- Давайте, - он щелкнул пальцами и на площадку перед троном вывели двух молодых рабынь с младенцами на руках.
- Бракованный товар, царь, - возмущенный обманом Агесилай, едва сдерживался. - Эти шлюшки обещали, что рожают только мальчишек, и вот – полюбуйся. Девки!
Он поочередно раздвинул ножки младенцам, доказывая, что говорит правду.
- Ну что ты суешь мне под нос всякую гадость. Выкинь, и дело с концом. С мамашами, - уточнил царь и повернулся к писцу. – Запиши и расклей послание на рынке: если еще раз хоть один из торговцев посмеет подсунуть нам бракованный товар…
— Вот, царь, вот такой лживый торговец, - могучий воин Дорос выволок на середину площадки тщедушного, запуганного фракийца.
- В чем ты обвиняешь его, Дорос? – на самом деле Кризаор знал эту историю и спросил для проформы. Суд все-таки должен быть справедливым.
- Эта фракийская грязная собака продала мне рассаду капусты, в которой находят исключительно мальчиков. И что? Я, как презренный крестьянин, растил, поливал и собирал эти «золотые» кочаны, и что? И что, я вас спрашиваю? Урожай девок.
Дорос бросил под ноги царя плетеную корзину полную новорожденных, копошащихся девочек.
Царь брезгливо поморщился и жестом приказал скинуть корзину в пропасть. Следом отправился фракиец.
- Ты мудро рассудил, царь. Но скажи, что теперь делать мне? - Дорос ударил себя кулаком в грудь. - Роясь в огороде, как дождевой червяк, я потерял честь воина. Я не могу жить с таким позором.
Никто не успел сказать: «ах», а Дорос уже исчез в пасти обрыва.
- Неожиданно, - пробормотал царь, - хотя…
Дорос всегда был дураком, но его поступок может послужить уроком для других. Агесилай давно зарится на трон…
-А скажи мне, друг Агесилай, не поторопился ли ты скинуть в пропасть двух сильных и выносливых рабынь?
- Ты же сам…
-Разве не стоило сперва убедиться, - перебил его царь, - что следующий приплод мог бы быть мальчиками?
-Но…
Царь поднял вверх руку, заставляя его замолчать:
-Я, царь Кризаор, обвиняю тебя, Агесилай, в бездумной трате женского чрева и, - он снова повернулся к писцу. – Деньги на покупку рабынь откуда? Из казны? И в растрате казенных денег. И приговариваю тебя к смерти.
Личный охранник царя подхватил подмышки одуревшего от такого поворота событий Агесилая и быстро отволок в пропасть.
-Кто скажет, что я поступил не по справедливости? – царь обвел взглядом немногочисленных соплеменников.
Как и ожидалось, несогласных не было. Только пожилой Клеомин поднял руку:
-Дозволено ли мне говорить, царь?
Кризаор кивнул, разрешая.
- Мне осталось быть с вами недолго, - начал Клеомин, обращаясь к собравшимся. - Когда взойдут Плеяды, я, согласно нашим обычаям, добровольно спрыгну вниз. Но раз уж смерть сидит у меня на плече, я скажу. Я не могу не сказать и не открыть вам глаза на страшную правду. Наше племя проклято.
- Не сошел ли он с ума? Может не стоит ждать восхождение Плеяд? – раздались вокруг возмущенные голоса.
- Я выступаю в защиту Клеомина, - выступил вперед оракул Лисандр. – Я говорил с богами, и они сказали, что наше славное племя обречено...
- В пропасть обоих, - загалдела толпа.
-Стойте! – приказал царь. - Пусть говорят.
- Вот уже десять лет у нас не рождаются мальчики. Разве никто не заметил? – продолжил прерванную речь Клеомин. – Разве это не говорит о том, что наше семя ослабло? Слабое семя – слабый воин.
- Боги сказали, что рождение девочек предвещает наступление мира, - дополнил Лисандр. – С наступлением мира не станет надобности в воинах.
-Кем же мы станем? - пронесся ропот, - Не лучше ли сразу смерть?
Сразу несколько человек подбежали к обрыву и исчезли в его глубине.
- Жопа Аида, - выругался Кризаор, приподнимаясь на троне. – Лисандр, ты мог бы сначала подготовить людей, а уж потом вещать свои пророчества?
Оракул развел руками.
-Надо признать, наконец, тщетность наших усилий, - меж тем продолжал Клеомин. Мы перепробовали все способы добывания детей. Мы оплодотворяли рабынь - напрасно, покупали мальчиков на рынке, воровали в соседних племенах – они не приживаются в нашем климате. Мы пытались искать детей в капусте. Ни одного мальчика не выросло на наших грядках.
-Аисты. Есть еще надежда на аистов, - крикнул кто-то из задних рядов.
- Увы, - вперед выступил самый меткий лучник Азариас. – Вчера я подстрелил пролетавшего мимо аиста и… Вот.
Он поднял над головой ребенка, держа его за ногу. Когда все рассмотрели пол, Азариас швырнул очередную девку в пропасть.
-Горе нам, горе, - еще несколько человек скрылись за обрывом.
Лисандр не успел крикнуть им «Стойте!»
-Мне было видение, - он попытался обнадежить оставшихся. – Я видел будущее. Большие деньги были обещаны мужчине, родившему ребенка. А какого ребенка сможет родить настоящий воин – только мальчика. Если в будущем такое возможно, то почему бы не попробовать сейчас, в настоящем.
- Скиньте безумца в пропасть, - приказал царь. – Где это видано, хоть в настоящем, хоть в прошлом, хоть в будущем, чтобы мужчины рожали? Воин, рожденный из задницы! Бред! – возмутился он громко, а про себя подумал: «хотя…», и покосился на личного охранника Космаса.
- О нет! - вскричал Клеомин, когда Лисандр исчез в темной глубине. – Друг мой, мы скоро встретимся. Элизиум ждет!
- Элизиум! Элизиум! – целая толпа хлынула вниз, увлекая за собой Клеомина, который вовсе не собирался прыгать, а просто напутствовал друга, уходящего в мир иной.
- Стадо баранов! – вскочил с трона Кризаор. – Элизиум?! Тартар вас ждет, тупые ублюдки!
- Что же нам делать, царь? – изумленно спросил охранник Космас. – Остались только мы двое.
Царь задумался. Что там болтал о будущем этот глупец Лисандр?
-Мальчик мой, - изрек он после молчания, - нам с тобой предстоит великая честь. Мы возродим наше племя. Куда же ты, Космас?
…Кризаор кинул вниз камень и начал медленно загибать пальцы. Ровно пять раз по десять пальцев. Пропасть исправна, а значит ему тоже пора, пока Агесилай не занял там его трон.

13. Подарок для Дианы Б. от Туси (веселую историю. Просто веселую, чтоб "рот до ушей")))

Самка

Мой человек сошёл с ума. Взял и сошёл. Люди, они сами по себе не очень адекватные. Взять хотя бы их странную традицию вставать по звонку. Звонок звенит, человек материться, просыпается, засыпает, опять просыпается, опять материться, спотыкаясь обо всё, идёт с закрытыми глазами в санузел. Венец природы, чо. Не то, что мы, какие-то там коты. Потом вот эта идея сбривать шерсть на морде. И так обиженные природой - лысые повсюду почти. И на верхние лапы – руки, и на нижние – ноги одёжки надевают в несколько слоёв. Пусть бы хоть морда пушистая была. Нет. Тоже лысят её. Мой человек, правда, часто ходил с пушистой мордой. Он вообще казался мне самым нормальным из людей до недавнего времени. Никогда не гонял меня с кровати, кормил всеми вкусностями, которые сам ел. А ел он… М-м-м!!! Селёдку, копчёную колбасу, курицу-гриль. Ням-ням. Никогда не жадничал.
Всё началось с того момента, когда он привёл домой себе самку. Мне кажется, самки у людей недалёкие сами по себе, а эта так вообще – редкий экземпляр. Увидела меня и давай нос морщить: «Оу, шерсть везде летает, а у меня аллергия». Аллергия у неё, как же. Хоть бы раз чихнула. «Убери его от стола, у него скорее всего глисты». Вот же с..самка. Сама тощая, как селёдка, вот у неё глисты точно. А хозяин с ней ещё и лижется, нахватается, блин. Переживаю. «Ой, смотри, смотри, он чешется. У него вероятно блохи. А может вообще – лишай!» Хренай, блин. Человек мой тоже чешется - то затылок, то пузо, то зад. У него что тоже блохи? Ну, при ней не чешется, конечно. Терпит, бедолага. Если есть у кого лишай, так это у неё. Волосы вон по всему дому валяются. Мне вчера в еде попался, я срыгнул немножко. Так столько визгу было: «Он больной! Завези - усыпи его, чтобы не мучился! Он нас заразит!» Я не выдержал и нагадил ей в туфли. Так неудобно ещё гадить в них. Штыри к ним прикручены, не пристроиться никак. Вот умное существо будет так себе жизнь усложнять? Штыри к ногам приделывать? Нет. А человеческие самки мучаются. Эта орала, плакала и в обморок почти что падала, когда ноги в мокрое засунула. Могла бы и спасибо сказать, что от туфлей дурацких избавил.
В общем, началась у меня чёрная полоса. Не лезь, не нюхай, не дыши. И человек мой, главное, будто от неё глупостью заразился. Едят кашки там всякие, мюсли, йогурты. Я уже тоже овсянку жрать начал. А куда денешься, копчёная колбаса ведь «ужас, почитай, какой там убийственный состав!» Апогеем этого дурдома стал момент, когда они ёлку в дом принесли. Я нашипел на неё от души. Не то, чтобы боялся, но зачем в дом дерево приносить? Человек мой раньше никогда ёлок домой не приносил. Потом они её в ведро прикопали и всяких шариков навешали блестящих. На что они рассчитывали вообще? Конечно, ночью я хотел играть с шариками и залезать на самую верхушку. Человек снимал меня несколько раз с ёлки. Я думал - мы так играем, пока он не запер меня на балконе.
После балкона я к ёлке больше не пошёл. К сапогам самкиным пошёл. Они тоже на штырях. Ну что сказать. Сапогами по морде – больно. Очень.
- Увези его или я уйду, - заявила самка, когда её истерика пошла на убыль.
Я даже обрадовался, тёрся о ноги своего человека, типа «пусть уходит, нам же хорошо было и без неё».
- Увезу после Нового года куда-нибудь за город, - ответил мой человек.
Надо ли говорить, что для меня рухнул мир после этих слов. Предатель! Я с ужасом ждал Нового года. И вот этот день настал. Вернее настала ночь. Они наготовили еды, будто сто лет не ели, что отчасти правда. Даже курицу запекли. К ним пришли ещё люди, они стреляли в потолок бутылкой, смотрели на часы, когда можно будет пить, потом орали, пили, орали ещё, бегали смотреть на балкон на огни в небе. Было шумно и страшно. И я сидел за диваном. Потом друзья ушли и мой человек почему-то вместе с ними. Самка осталась одна. Она, не отрываясь, смотрела в телевизор, наливала себе из бутылки, пила и хлюпала носом. Плакала, в общем. Это ещё одна человеческая странность – воду из глаз выдавливать. Наконец-то она задремала, прямо на столе, положив голову на руки. Мне терять было нечего. Последний ужин. Я залез на стол, чего, в принципе, никогда себе не позволял. И начал уплетать курицу. Я даже не спешил. Смаковал каждый кусочек. Как же давно я не погружал зубы в мясо. Я забыл про всё на свете. В какой-то момент я увидел, что самка подняла голову и смотрит на меня. «Ну, всё. Это конец», - подумал я.
- Котик! Голодненький! – закричала самка и двинулась ко мне.
Честно, она меня пугала со своей размазанной краской под глазами. Но я не двинулся с места, продолжая жевать курицу.
- Ешь-ешь, - пробормотала она и почесала меня за ушком.
Я чуть не подавился от удивления. А самка пододвинула ко мне тарелку с котлетами и начала отщипывать кусочки и совать мне в морду.
- Видишь, котик. Одни мы с тобой теперь, никому не нужные. Вот куда он ушёл? Наверное, к Светке белобрысой в гости. Она за столом глазки ему строила, ты видел? – она говорила медленно и заглядывала мне в глаза.
Так и сидели мы до утра, я ел, что хотел, она меня тискала, гладила и целовала прямо в усы.
А утром самка собрала все свои вещи, взяла меня под мышку и уехала к себе домой.  И у меня теперь есть своя подушка, когтедралка, куча расчёсок, игрушек. А ещё самка покупает мне специальные консервы.
Иногда я вспоминаю своего человека, даже немного скучаю по нему, хоть он и предатель. Но спать на самке мягче, по секрету.
А сегодня вечером в гости к самке пришёл мой бывший человек, они  сейчас чай пьют на кухне. Где он там свои кроссовки поставил, пойду посмотрю…

14. Подарок для Туси от Irish (Главный герой должен быть отрицательным персонажем и при этом вызывать симпатию)

Скальный тролль Йордель вел жизнь уединенную, как и большинство других его соплеменников. Это объяснялось вовсе не тем, что тролли так любят жизнь отшельническую. Просто, чтобы прокормиться, такому огромному плотоядному нужна была большая территория. Нет-нет, Йордель был всеяден и не брезговал дарами садов и огородов, но мясо в рационе никогда не исключалось. Уж что-что, а поесть наш герой очень любил. И в пещере, как водится, валялись обглоданные кости и высохшие скрюченные шкуры, воняло, соответственно, гадостно! Надо сказать, что человечиной он не баловался, в отличие от горных троллей, популяции которых повсеместно сокращались. И это, судари мои, происходило исключительно благодаря прискорбной привычке к человекоядению.
Йордель всегда старался, насколько это было возможно, сократить близкие контакты с людьми. Поэтому днем он спал, а ночью, соответственно, вел активный образ жизни. Это вызывало вздорные представления о том, что тролли боятся солнечного света.
Неподалеку от пещеры, в которой он обитал, находилось несколько сел и деревень, населенных, преимущественно, крестьянами. Тролль на собственном опыте знал, что эти милые и работящие люди снисходительно относятся к небольшой потраве поля, исчезновению двух-трех тыкв или ночному визиту в яблоневый сад. Получить беззлобный заряд дроби в обширное место пониже спины было делом житейским и обыденным. Тем более, что единственной одеждой скального тролля были кожаные штаны, прикрывающие стратегически важные места и непробиваемые какими-то мелкими железками. Эти штаны достались ему в наследство от любимой тетушки, которую несколько десятилетий назад придавило скальным обвалом. До сих пор Йордель по ночам просыпался в слезах, вспоминая, каких усилий стоило ему стащить с нее драгоценные штаны. Ведь из-под завала остались торчать только ноги ниже колен…
И все бы ничего, любезные судари, так и жил бы одинокий тролль в определенном равновесии и вооруженном (со стороны крестьян) нейтралитете, если б не одна особенность его характера.
Дело в том, что время от времени у Йорделя возникало неодолимое желание совершить Пакость. Да-да, не просто пакость – небольшой рядовой проступок, который вскоре прощался или даже вовсе забывался. Не-е-ет, Пакость должна быть такая, чтоб люди помнили о ней много лет и передавали изустные сказания об этой беде своим детям и внукам. И так это желание изъедало тролля, что он заболевал болезнию душевной, которую нынешние эскулапы называют красивым словом «меланхолия» (а современные психотерапевты депрессией). Эта болезнь падала на бедного тролля в любое время года. Случалась меланхолия осенняя, летняя и даже весенняя. Только зимней не бывало. Ведь зимой все тролли впадают в спячку. А какие уж тут злодеяния во сне…
Вот за эти-то пакости и не любили местные крестьяне своего соседа. Я думаю, их можно понять. Ну, в самом деле, кому же понравится, ежели утром вдруг обнаружится, что телега, груженая отборными яблоками для продажи, исчезла неизвестно куда. А следы приводят к куче пустых мешков и красноречивым следам тележных колес, спускающимся с головокружительного обрыва.
Или в разгар веселого сельского праздника, когда бравые хлопцы и румяные девчата, разгоряченные молодым сидром и веселой музыкой, выплясывали на главной площади в свете высоких костров, на эту самую площадь хлынул поток воды. Это Йордель, понужаемый осенней меланхолией, разобрал старую плотину и устроил наводнение. Поток смыл веселящуюся молодежь и разнес их, слегка наглотавшихся воды, по закоулкам села. Причем, как они плясали попарно, так и уплыли по морям-по волнам, оказавшись на стогах, сеновалах и в других укромных местах. Совершенно сухих, что было несколько странно.
А однажды, напротив весной, в другом селе обрушил кучу камней и запрудил небольшую речушку, дававшую воду местным жителям, но пересыхающую летом.
После таких Пакостей меланхолия отступала, но не отступали пострадавшие соседи. Они осаждали пещеру, где прятался тролль, и ему приходилось отсиживаться, порой, по нескольку недель. Возле пещеры крестьяне порой находили остатки гусей и поросят, гибель которых была списана на озерных сомов и волков. Такие находки еще больше подзадоривали их. Но идти вглубь скалы люди не решались, и через некоторое время снимали осаду.
Тем более, что каждый раз обнаруживались странные и необъяснимые вещи. Все тролльи Пакости имели обратную сторону. Так, яблоки, украденные вместе с телегой, частично рассыпались по дороге, и из них вырос замечательный сад. Йордель, конечно, был существом волшебным, и это свойство передавалось предметам, на которые он воздействовал. Так вот, этот сад вырос за две недели и дал чудесный урожай. Яблоки были крупнее, ароматнее и слаще любых других, произрастающих в округе. Они отличались удивительной лежкостью, и сохраняли свой вкус до весны.
На следующий день после потопа (который чисто вымыл три главные улицы в селе) обнаружилось, что в разгар веселья, по недосмотру костровых, на площади загорелись два дома, но начавшийся пожар был потушен наводнением. А через три месяца, когда наступила пора свадеб, село просто переходило от дома к дому в нескончаемой череде свадебных празднеств. Даже древние старухи не могли припомнить такого обилия венчаний в прежние годы. И местные кумушки радостно сплетничали о том, что платья многих невест красноречиво топорщились пышными складками и широкими оборками.
После обвала, перекрывшего речушку, образовалось озеро, которое не только давало достаточно воды круглый год, но и имело целебные свойства. Сюда, «на воды», стали приезжать столичные жители и село процветало!
Однако, все мы знаем, что человеческая память коротка. И поэтому, разлюбезные мои судари, по сегодняшний день скальный тролль Йордель временами страдает от сезонной меланхолии, а люди развлекаются безуспешной охотой на этого злодея, пакостника и обжору!

15. Подарок для Тайного Эльфа от Туси (торт для эльфов и морковку Рудольфу)

Торт

Ты помнишь тот день, когда на Рождество вместо долгожданного подарка под ёлкой тебя ждали вязаные носки или шарфик, или варежки? Это было в жизни каждого. Сейчас тебе предстоит узнать, почему, несмотря на твоё сверхрасчудесное поведение весь год, ты не получил того, что хотел. Всё началось одним морозным зимним утром…
Санта Клаус проснулся в прекрасном расположении духа. Приближался день X-mas.  Санту ждало чудесное путешествие, горы хрустящих сладких печенюшек и миллионы сверкающих яркими огоньками пушистых ёлок, украшенных специально для него. Оставляя подарки в хрустящих упаковках под мохнатыми лапами, Санта испытывал невероятное наслаждение, несравнимое ни с чем. Именно в этом он ощущал смысл своего существования, и только это приносило ему счастье.
Покряхтывая скорее от предвкушения праздника, чем от старости, волшебный дедушка пригладил свою бороду, надел мягкий красный халат, плюшевый колпак с белым помпоном и распахнул настежь окно. В небольшую комнату на самом верхнем этаже деревянного домика ворвался ледяной поток воздуха, бросив в Санту горсть мелких снежинок. Он с упоением подставил сквозняку морщинистое лицо и закрыл глаза. Через мгновение он нахмурился. Что-то было не так. Совсем не так. Тишина! Вот, что смутило дедушку. Подарочный завод безмолвно застыл на горизонте, понурив тёмные окошки.
Уже через пару минут прямо в домашних пурпурных тапочках с пушистой оторочкой Санта был на заводе. Его седая борода гневно топорщилась, а колпак съехал на самые брови.
- Эльфы! Эльфы! – басил он, перебегая из цеха в цех.
Он нашёл их – хмурых и недовольных в комнате отдыха.
- В чём дело, ребятки? – как можно мягче обратился он к коротышам. – Нельзя останавливать завод накануне Рождества!
Эльфы почти синхронно скрестили ручки на груди и отвернулись от Санты. Один из них, с рыжим чубчиком, протянул листик и тоже отвернулся. Дедушка развернул послание и, водрузив на нос очки, пробежался глазами по эльфийским каракулям.
«Мы, Эльфы, торжественно заявляем, что остановили Подарочный завод, потому что хотим торт! И морковку Рудольфу. Так как подарки вручает Санта Клаус, и все угощения достаются ему, мы требуем торт! И морковку Рудольфу. Все до единого подарка изготавливаем мы – Эльфы, без нас не было бы Рождества, поэтому мы хотим торт! И морковку Рудольфу. Получим торт – включим завод. И всё!»
Санте очень хотелось расхохотаться, но он боялся ещё больше обидеть мнительных эльфов.
- Хорошо, мои золотые, - кивнул он, спрятав улыбку. – Сегодня же миссис Клаус угостит вас самым вкусным в мире тортом. Договорились?
- С шоколадным кремом? - недоверчиво спросил тот, что с чубчиком.
- С шоколадным кремом, конечно, - подтвердил дедушка. – Вот только скажите, мой любимый олень Рудольф тоже с вами в сговоре и требует морковку?
Санта представил своих откормленных оленей и самого упитанного из них – Рудольфа. Н-да, только морковки ему не хватало…
- Нет, нет, - засмеялся эльф с рыжим чубчиком. – Мы писали на чьём-то старом детском письме и, наверное, просматриваются строчки. А, вот конверт от него – «Санта Клаусу от Рудольфа Нуриева». Очень старое письмо…
Эльфы оживились и целых два часа, пока миссис Клаус готовила торт, болтали о том, о сём с Санта Клаусом. Наконец, пышноволосая румяная миссис Клаус привезла на тележке огромный торт в розовых и голубых цветочках. Эльфы дружно ахнули и принялись поглощать его маленькими ложечками. Санта тоже взял ложечку и направился к угощению, но супруга приостановила его за локоть.
- Дорогой Санта, тебе нельзя сладкого. Впереди ещё много-много сахарного печенья под рождественскими ёлками. Побереги себя.
Печально кивнув, Санта Клаус отдал ложечку проходящему мимо эльфу и отправился дочитывать письма в своё любимое мягкое кресло с клетчатым пледом. Прошёл час, и ещё час, а завод так и не загудел. Пришлось дедушке опять отправляться к нерадивым эльфам.
- Эльфы! – громогласно позвал он.
На этот раз он нашёл их в длинной-длинной очереди в эльфийский клозет с резным окошком в виде сердечка. Эльфы стонали и держались за животы.
- Что-то  было не так с тортом, - пропищал эльф, чубчик которого теперь казался совсем огненным на фоне бледного личика.
Рассерженный Санта ринулся со всех ног к миссис Клаус.
- Что ты положила в торт, дорогая? – спросил он у супруги.
- Немного радости, ведёрко веселья, полстакана мечтаний и… - миссис Клаус запнулась.
- И-и-и!!! – повысил голос дедушка.
- Пурген,- женщина взглянула на него невинным взглядом и пояснила. – Ты так любишь своих эльфов и всё время проводишь с ними время, а на Рождество вообще оставляешь меня одну. Я не могла больше терпеть этого, дорогой.
- Какая же ты дура, миссис Клаус! – в сердцах выпалил Санта Клаус. – Я, на самом деле люблю тебя, и всегда ценил твою помощь и поддержку. Но эльфы теперь не смогут приготовить подарки. Нет подарков – значит я не нужен. Всё, Рождества не будет. Можешь убираться к своей маме на Чукотку!
Санта развернулся и, хлопнув тяжёлой дверью, ушёл в свою комнату. Там в отчаянии он разбил о стену волшебный шар наблюдения за плохими поступками, обессилено опустился на кровать и укрылся одеялом с головой.
Дни и ночи напролёт вязала носки, варежки и шапочки миссис Клаус, чтобы спасти Рождество и помириться с мужем. Олени помогали ей, как могли. Но с их копытами получались носки и варежки китайского качества. Возможно, они попались именно тебе.

P. S. – Рождество состоялось. Санта Клаус простил миссис Клаус и проводил с ней много-много времени летом. Эльфы выздоровели и больше никогда не бастовали. И самая главная тайна – Санта Клаус больше не знает, кто хорошо себя ведёт, а кто плохо. Поэтому йи-и-и-ха-а-а, отрываемся!

16. Подарок для Irish от Туси (Новый год в зоопарке)

Скоро Новый год в зоопарке,
Будут для животных подарки -
Зебрам, крокодилам и мышкам,
И из цирка списанным мишкам.

Только лишь задремлет охранник,
Приземлятся лёгкие сани,
Дед Мороз с огромным мешком
Разнесёт подарки тайком.

Милым и смешным обезьянам –
Солнечные связки бананов,
Для медведей, пингвинов – рыбёшку,
А для тигров мясистую ножку.

Но животные тихо грустят
Угощение брать не хотят.
- Дед Мороз, не корми нас обедом.
Мы мечтали совсем не об этом…

Утром будет доложено мэру:
«В зоопарке исчезли все звери!»

Отредактировано Туся (16.01.2019 09:59:29)

+1

6

Туся написал(а):

pinokio,  тебя особенно приглашаю


Уже и Плюся этот фокус освоила. Мне, пожалуйста, что-нибудь безмордобойное  про любовь и дембелей.

0

7

pinokio, это желание? )

0

8

Как здорово!
А можно мне что-нибудь про замерзшее шампанское?

0

9

Туся написал(а):

Туся,  тебя особенно приглашаю

Тусик, ты слышала? Говори желание!

Мне - про что-нибудь стреляющее, пышущее паром, взрывающееся в руках даже от косого взгляда и покрытое апельсиновой корочкой.

0

10

Ох уж это заскриптованное отдельное приглашение. Просто не могу пройти мимо! Хочу брутально-мистическую нуарную историю про Деда-Мороза в стиле Константина Повелителя Тьмы, который в новогоднюю ночь охраняет подвыпивших легкомысленных граждан от потусторонних снеговиков-людоедов.

0

11

верлибрышек написал(а):

Как здорово!А можно мне что-нибудь про замерзшее шампанское?

Если весь год хорошо себя вели,  то можно )

Gemostarter написал(а):

Туся написал(а):Туся,  тебя особенно приглашаюТусик, ты слышала? Говори желание

Я и забыла,  что и мне можно  :D

KotPaniker написал(а):

Ох уж это заскриптованное отдельное приглашение.

Ага,  редкостная гадость.  Я знала,  что всем понравится)

0

12

Внимание!
Важное примечание!  В идеале,  каждый загадавший желание одновременно и Дед Мороз.  Следите за Списком Желаний и дарите Подарки на просьбы,  которые вас вдохновят.  Уже выбранные желания я буду помечать пометкой - ВЗЯТО ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ.  Но это не значит,  что их нельзя выбирать.  Подарков может быть сколько угодно!

0

13

Хачю рождественскую историю, чтобы такая, будто Один дома первый раз посмотрел или наряжаешь ёлку в семь лет. В общем, атмосферное)) И со счастливым концом. Добро-поучительные тоже приветствуются  :yep:

0

14

Волшебство начало действовать..  да-да.
Красоту в списке наведу потом

0

15

Олег, как же ты лапкой то желание Деду Морозу написал? )

0

16

KotPaniker написал(а):

охраняет подвыпивших легкомысленных граждан от потусторонних снеговиков-людоедов.

http://club.osinka.ru/images/smiles/homyak_45px.gif
KotPaniker и Олег, вот почитала ваши заявки и поняла - нереально же! уже вся история написана в коротком предложении)) http://s20.rimg.info/01fe8cb72a88d3f5ba169167f4508334.gif

0

17

Триш написал(а):

KotPaniker написал(а):охраняет подвыпивших легкомысленных граждан от потусторонних снеговиков-людоедов.  KotPaniker и Олег, вот почитала ваши заявки и поняла - нереально же! уже вся история написана в коротком предложении))

Это я только героя нарисовал) Историю еще надо придумать!

Если никто не возьмет числа до седьмого, сам сделаю. Сам себя не поздравишь, никто не поздравит :D

0

18

KotPaniker написал(а):

Сам себя не поздравишь, никто не поздравит

я тебя поздравляю! но не историей, а просто так - потянет? http://www.kolobok.us/smiles/standart/drinks.gif

0

19

Туся написал(а):

Олег, как же ты лапкой то желание Деду Морозу написал? )

Аудионабор)
Налаял Налайкал азбукой морзе))

Триш написал(а):

уже вся история написана в коротком предложении))

Та не, о снеговиках развить можно, а атмосферу только объёмом текста можно создать) Да-да-да)

0

20

KotPaniker, а ну верьте в волшебство,  а не то хуже будет  8-) 

И ещё один важный момент,  который я упустила. Исполняя чьё-то желание,  вы получаете возможность загадать ещё одно своё!

0

21

Олег написал(а):

а атмосферу только объёмом текста можно создать

анекдот на эту тему.
Начинающий писатель приносит к редактору тооолстеенную рукопись. Редактор открывает первую страницу, там написано - Всадник сел на коня. Редактор  открывает книгу с конца, последняя фраза - Всадник слез с коня.
Он думает - блин, а про что же там, в середине?  Открывет середину, а там

Свернутый текст

тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык , тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык, тык-дык

Отредактировано Нэиль (01.01.2019 12:24:04)

+1

22

Нэиль написал(а):

Начинающий писатель приносит к редактору тооолстеенную рукопись.

#ябпочитал :D

0

23

Хочу новогоднее, красивое стихотворение, или прозу про волшебство, чтоб все желания исполнялись, чтобы некому не было грустно и одиноко. Чтобы все сверкало, искрилось, чтобы дух захватывало.

0

24

Хм, хотел бы маленький рассказ-притчу про борьбу разума и эмоций.

0

25

Я наконец-то в строю. А вы?  :D
Радует, что желания поступают. Проглядывайте список, может вам захочется сделать кому-то подарок.  http://emoticoner.com/files/emoticons/smileys/party1-smiley.gif?1292867650

0

26

А я ничего не буду покупать, я экономить буду ))))
Нет у меня чегой-та никаких желаний :dontknow:

0

27

Ирина@ написал(а):

А я ничего не буду покупать, я экономить буду ))))Нет у меня чегой-та никаких желаний


Уже всё исполнилось что ли? )

0

28

Туся написал(а):

Ирина@ написал(а):А я ничего не буду покупать, я экономить буду ))))Нет у меня чегой-та никаких желанийУже всё исполнилось что ли? )

Не, просто они невыполнимые(( Смысл об этом мечтать тогда

0

29

Ирина@, божечки,  о чём же ты там о таком мечтаешь?   http://s16.rimg.info/e5f06478c4a33f52d48019ead503ade8.gif

0

30

хммм, ещё не поздно?)
  Хочу пессимистично настроенного снеговика-ипохондрика, размышляющего над своим будущим, поставленным под угрозу в связи с скорым приходом весны, курящего кубинские сигары, которые, однако, в прямом смысле его убивают.

0


Вы здесь » Форум начинающих писателей » Быстрый конкурс » *** Ёлка Желаний 2019 ***